Пилат и Иисус

Пилат и Иисус

Христос перед Пилатом

Когда Понтий Пилат услышал эти слова, то встревожился. Он снова подошел к Иисусу Христу и спросил Его: Но Он в ответ молчал. Пилат говорит Ему: Тогда Христос ответил ему: . После этих слов Пилат еще больше убедился в том, что лучше отпустить этого необычного Человека.

Но религиозные лидеры, заметив это, начали кричать: . Эти слова были настоящей угрозой. Пилат понимал, что у него могут быть очень серьезные проблемы, если римский император («кесарь») узнает о появлении какого-то царя в Иудее.

Он не хотел рисковать своими отношениями с императором, поэтому он взял чашу с водой, на виду у всех умыл руки в ней, и сказал: . И находящийся там народ иудейский сказал: . Тогда Пилат отдал Иисуса Христа на распятие. Следующая статья:

Распятие Иисуса Христа на кресте

Список литературы:

  • Здесь и далее цитаты из Евангелия от Иоанна 18:33 — 19:16
  • Евангелие от Матфея 27:23-25

Эрик-Эмманюэль Шмитт
Евангелие от Пилата
© А. Григорьев, перевод, 2016
© И. Глазунов, иллюстрация на обложке, 2016
© Издание на русском языке, оформление. ООО «Издательская Группа „Азбука-Аттикус“», 2016
Издательство АЗБУКА®
* * *
Моему отцу
Пролог
Исповедь приговоренного к смерти в вечер ареста
Через несколько часов они придут за мной.
Они уже готовятся.
Солдаты чистят оружие. Гонцы разбежались по темным улицам, чтобы созвать членов суда. Плотник ласково поглаживает крест. На нем мне завтра суждено погибнуть. Иерусалим полнится слухами, люди знают, что меня вот-вот арестуют.
Они думают захватить меня врасплох… А я их жду. Они ищут обвиняемого, а встретят сообщника.
Боже, не обуздывай их гнева! Лиши их всякого рассуждения! Пусть будут они безжалостны в своей расправе! Пусть не придется мне разжигать их ненависть. Пусть искусные убийцы быстро свершат свою работу.
Как все это случилось?
Ведь я мог бы этим вечером пировать в Иерусалиме на каком-нибудь тесном постоялом дворе в окружении паломников моей страны, как любой еврей на Пасху. А в воскресенье отправился бы в Назарет, умиротворенный тихой радостью исполненного долга. В доме, которого у меня нет, меня, быть может, ждала бы жена, которой тоже у меня нет, а из-за двери выглядывали бы дети, радостным смехом встречающие отца. Но судьба завела меня в сад, где я в страхе ожидаю смерти.
Как все началось? И есть ли начало у судьбы?
Детство мое было подобно сказке. Каждый вечер я летал над назаретскими холмами и долинами. Когда все засыпали, я бесшумно выходил из дома, широко разводил руки, разбегался, и тело мое взмывало ввысь. Я хорошо помню, как опирался локтями о воздух, воздух более вязкий и плотный, чем вода, воздух, пропитанный влажным ароматом жасмина, воздух, послушный моим желаниям, казавшийся недвижным. Часто из лени я подтаскивал свою подстилку к порогу и на ней поднимался над серыми просторами. Волоокие ослы задирали головы и следили за полетом моего корабля среди звезд.
А потом была игра в лазанье наперегонки. И игра эта прервала мои небесные прогулки.
После занятий нам хотелось побегать. Нас было четверо неразлучных друзей: Мойша, Рам, Кесед и я.

В карьере Гзет мы затеяли игру, кто заберется выше… Я горел невероятным желанием победить и принялся карабкаться на высокую отвесную скалу, цепляясь пальцами за шероховатости камня. Дух у меня занялся, я лез все выше и выше и вдруг очутился на ровной площадке вершины в тридцати локтях от земли. Мои оставшиеся внизу друзья выглядели карликами: копны волос на ножках. Они потеряли меня из виду. И никто из них не подумал поднять глаза к небу.
Я был недосягаем для них и перестал участвовать в игре. Прошло несколько минут, и я громко крикнул, чтобы привлечь их внимание. Они запрокинули головы, заметили меня и захлопали в ладоши.
– Молодец, Иисус! Здо́рово!
Они и не предполагали, что я могу забраться так высоко. Я был счастлив. И наслаждался победой.
Потом Кесед крикнул:
– Ну, слезай! Пошли с нами! Вчетвером играть веселей!
Я вскочил на ноги, чтобы спуститься, и тут меня охватил страх. Я не знал, как это сделать… Я присел на корточки и ощупал скалу, по склону которой лез: камень был гладким. Я обливался потом. Как быть?
И вдруг решение пришло само собой: лететь! Надо только взлететь. Как ночью.
Я подошел к краю скалы, раскинул руки в стороны… Воздух был иным, не таким,

Вперед

Банчик Леонид: другие произведения.

Шесть судов. Понтий Пилат и Ирод Антипа

Журнал «Самиздат»:

Суд четвертый. Пилат Понтий Пилат, прокуратор Иудеи в 26-36 годах н. э., большую часть времени проводил в своей резиденции в Кесарии. Иерусалим он посещал по праздникам либо по мере необходимости. Где он останавливался? Еще совсем недавно почти безоговорочно называлась крепость Антония, примыкавшая на севере к Храмовой горе. Оттуда было удобно наблюдать за происходящим в Храме и быстро подавлять беспорядки. Однако последние открытия показывают, что размеры крепости были невелики. Возможно даже, она представляла собой обычную воинскую казарму. Для властителя Иудеи останавливаться здесь с внушительной охраной было непрестижно и неудобно.

Тем более, как известно из Евангелия, Пилат приезжал в Иерусалим с женой:

«Между тем, как сидел он на судейском месте, жена его послала ему сказать: не делай ничего Праведнику Тому, потому что я ныне во сне много пострадала за Него» (Матфея 27:19). В период правления императора Августа римским сановникам разрешили брать своих жен в поездки по провинциям. Останавливались они, как правило, в самых роскошных хоромах. Поэтому дворец Ирода, находившийся возле Яффских ворот, сегодня представляется наиболее вероятным местом суда над Христом. Аргумент, будто его удаленность от Храма не позволяла следить за происходящими там событиями, я считаю несостоятельным. Для этой цели у Пилата было достаточное число помощников. Иногда предлагают такой вариант: наместник мог проводить время во дворце Ирода, а судить в крепости Антония. Но обычно именно рядом с царским дворцом или перед ним устраивали площадь для престольных судов, чтобы власть имущие могли вершить их, не удаляясь от своих пенатов. В 1961 году в Кесарии нашли надпись, где Пилат назван префектом, что по рангу выше прокуратора. Сейчас трудно сказать, продвинулся ли он по службе, или надпись принадлежит руке человека, решившего в корыстных целях «повысить» начальника. Подхалимаж существует во все времена. Отношения Пилата с иудеями не заладились с самого начала. Читаем у Александра Меня: «На другое же утро после вступления войск наместника в Иерусалим люди, проснувшись, увидели портреты Тиберия, укрепленные на стенах. Прежде ни один прокуратор не решался столь явно бросать вызов общественному мнению. Огромная толпа иерусалимлян немедленно хлынула в Кесарию с просьбой убрать изображения. Пилат, надеясь сломить упорство народа, в течение целой недели отказывался уступить. Но даже когда демонстрантов оцепили солдаты, они продолжали кричать, что лучше погибнут, чем допустят нарушение Закона в стенах святого города. Раздосадованному прокуратору пришлось, наконец, сдаться, но с тех пор он ожесточенно мстил непокорному народу. За десять лет его правления не раз происходили кровавые стычки, спровоцированные Пилатом» (А. Мень. История религии, том 6, гл. 33). Первый суд римского наместника над Христом был коротким: «Пилат спросил Его: Ты Царь Иудейский? Он сказал ему в ответ: ты говоришь. Пилат сказал первосвященникам и народу: я не нахожу никакой вины в этом человеке. Но они настаивали, говоря, что Он возмущает народ, уча по всей Иудее, начиная от Галилеи до сего места. Пилат, услышав о Галилее, спросил: разве Он Галилеянин? И, узнав, что Он из области Иродовой, послал Его к Ироду, который в эти дни был также в Иерусалиме» (Луки 23:3-7). Иисус подтвердил, что Он является Мессией, царем Израиля, а Пилат воспользовался удачными для себя обстоятельствами: в Галилее хозяйничал тетрарх Ирод Антипа, приехавший на Пасху в Иерусалим, следовательно, ему и судить Христа. Суд пятый. Ирод Антипа В мусульманский квартал Старого города можно войти через Цветочные ворота. Другое их название — ворота Ирода. Только посвящены они не великому царю, а его сыну Ироду Антипе. По древнему преданию недалеко от ворот стоял дворец, где любил останавливаться четвертовластник Галилеи во время еврейских праздников. Сейчас многие оспаривают это предание, но я не думаю, что римский наместник позволил бы Антипе пользоваться шикарным дворцом отца, а сам бы «ютился» в неудобной крепости Антония. Скорее всего, у Антипы возле Цветочных ворот или в другом месте был в Иерусалиме свой малый дворец, а царскими хоромами владел Пилат. Ирод Антипа оставил в истории мрачный след, отрубив голову Иоанну Крестителю. Христа он ждал с радостным предвкушением, надеясь стать свидетелем какого-нибудь чуда. Тетрарх имел полное право защитить Иисуса. Он мог сказать обвинителям, что забирает пленника с собой в Галилею и там, на месте, уже решит, что с Ним делать. Однако у Ирода были далеко идущие неудовлетворенные амбиции. Он мечтал управлять не только четвертью страны, а всем Израилем, как его отец. Поэтому в его планы не входило ссориться с первосвященниками. Не дождавшись ни чуда, ни ответов на вопросы, Антипа обратил неудовлетворенную радость в злорадство. Он позволил себе поиздеваться над Господом, внеся свое имя в список участников расправы: «Но Ирод со своими воинами, уничижив Его и насмеявшись над Ним, одел Его в светлую одежду и отослал обратно к Пилату. И сделались в тот день Пилат и Ирод друзьями между собою, ибо прежде были во вражде друг с другом» (Луки 23:11-12). Галилейский четвертовластник облачил Христа буквально в «пышную одежду». Вероятно, это подобие царского одеяния, которое надевали во время маскарада. В него так же облачали шутов. Вот так повеселился сын царя Иудеи. Из истории мы знаем его печальную судьбу. Жена Антипы Иродиада, которую он незаконно отобрал у брата, уговорила мужа поехать в Рим и выпросить себе царский титул. Однако на Ирода донесли, будто бы он участвовал в заговорах, и император Калигула отправил неудавшегося просителя вместе с женой в пожизненную ссылку.

Связаться с программистом сайта.

Сайт — «Художники» .. || .. Доска об’явлений «Книги»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *