Пессимист

Пессимист

Значения слова пессимизм. Что такое пессимизм?

Пессимизм

Пессимизм (от лат. pessimis — наихудший) — отрицательная оценка человеческой и всемирной жизни. Весьма распространенную элементарную форму такой оценки мы находим в пессимизме сравнительно-историческом…

Соловьев В. Толковый словарь по философии

Пессимизм (от лат.

pessimus — наихудший) — отрицательная оценка человеческой и всемирной жизни. Весьма распространенную элементарную форму такой оценки мы находим в П. сравнительно-историческом…

Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. — 1890-1907

Пессимизм, лат., отрицательная оценка человеческой и всемирной жизни.— П. безусловный, рассматривающий бытие как страдание, а небытие как избавление от муки…

Брокгауз и Ефрон. — 1907—1909

ПЕССИМИЗМ (от лат. pessimum — наихудший) — умонастроение, придающее основное значение в жизни действию злой судьбы и считающее его неизбежным, признает основной в человеке предрасположенность ко злу, а не к добру…

Краткий религиозно-философский словарь. — 1996

Пессимизм (от лат. pessimus «самый плохой») – постоянное общее ощущение неблагополучного состояния общества, неверие в светлое будущее. Может сочетаться с мизантропией, быть обусловлен разочарованиями в личной жизни…

Летягова Т.В. Тысяча состояний души: краткий психолого-филологический словарь. — 2011

ПЕССИМИЗМ — позиция или философская доктрина, по которой сумма зла в мире превосходит сумму добра. В частности, доктрина, по которой человеческая жизнь — это беспрестанное страдание (Шопенгауэр), потому что наше предназначение здесь — действие…

Жюлиа Д. Философский словарь. — М., 2000

ОПТИМИЗМИ ПЕССИМИЗМ

ОПТИМИЗМИ ПЕССИМИЗМ (optimism AND PESSIMISM) Согласно Frieda Goldman Eisler, цитируемой Карстейрсом в его Рейтовских лекциях 1963 г., оптимизм в значительной мере связан с продолжительным кормлением грудью, а пессимизм — с ранним отнятием от груди.

Критический словарь психоанализа

Оптимизм и пессимизм

ОПТИМИЗМ И ПЕССИМИЗМ (от лат. optimus — наилучший и pessimus — наихудший), понятия, характеризующие ту или иную систему представлений о мире с т. зр. выраженного в ней позитивного или негативного отношения к сущему и ожиданий от будущего.

Философская энциклопедия

Оптимизм и пессимизм (от лат. optimus — наилучший и pessimus — наихудший), понятия, характеризующие ту или иную систему представлений о мире с точки зрения выраженного в ней позитивного или негативного отношения к сущему и ожиданий от будущего.

БСЭ. — 1969—1978

ОПТИМИЗМ и ПЕССИМИЗМ (лат.-наилучший и наихудший): два противоположных типа мировоззрения, оценивающие ход истории, состояние бытия и жизнь человека с точки зрения соотношения в них добра и зла.

Евразийская мудрость от А до Я

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ»

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ течение в современной буржуазной философии, политэкономии, социологии и футурологии, представители которого считают трудноразрешимыми (или даже неразрешимыми) глобальные проблемы…

Экологический словарь

ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ течение в современной буржуазной философии, политэкономии, социологии и футурологии, представители которого считают трудноразрешимыми (или даже неразрешимыми) глобальные проблемы…

Экологический словарь

«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ» — течение в совр. бурж. философии, политэкономии, социологии и футурологии, представители которого считают трудноразрешимыми глобальные проблемы, стоящие перед человечеством…

Философская энциклопедия

ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ

ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ идеологическое течение на Западе, обоснованное М. Голдманом, Дж. Форестером, Д. Медоузом, согласно которому современный экологический кризис является результатом НТР.

Экологический словарь

ТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ПЕССИМИЗМ идеологическое течение на Западе, обоснованное М. Голдманом, Дж. Форестером, Д. Медоузом, согласно которому современный экологический кризис является результатом НТР.

Экологический словарь

КУЛЬТУРНЫЙ ПЕССИМИЗМ (пессимизм в культуре)

Культурный пессимизм (пессимизм в культуре) понятие, к-рое может быть интерпретировано разл. образом: 1) культура признается явлением, оказывающим отрицат. влияние как на отд. человека, так и на об-во в целом…

Энциклопедия культурологии

Русский язык

Пессими́зм, -а.

Орфографический словарь. — 2004

Пессимистическое настроение

Но теперь работе угрожала скрытая опасность. Сатана уже приготовил очередной маневр, на этот раз изнутри. Рабочими овладело пессимистическое настроение. Из племени Иуды к Неемии пришли посланцы и заявили: — Ослабела сила у носильщиков, а мусору много; мы не в состоянии строить стену» (Неем. 4:10).

Просто поразительно, как часто мужи Божьи, одерживающие великие победы против врага ради Царствия Божьего, могут поддаться депрессии. Сатана знает, что, если ему не удается отвлечь наше внимание от важных дел при помощи внешней угрозы, он может сразить нас плохим настроением, даже если мы уже стоим на пороге полной победы.

То же случилось с Илией. В восемнадцатой главе Первой книги Царств рассказывается о том, как он одержал великую победу над пророками Ваала. Он один выступил против четырехсот пятидесяти лжепророков и предложил им вызвать с неба огонь на жертвоприношения. Его жизнь была в опасности, так как его искал царь Ахав, потому что по молитве Илии в Израиле вот уже несколько лет была сильная засуха. И вот теперь он дерзновенно противостал лицом к лицу лжепророкам и нанес им поражение. В тот день, после того как Бог чудесным образом дал Илии победу, все лжепророки погибли от меча.

Но уже в следующей главе мы видим удивительную картину. Вот Илия сидит, съежившись, пол деревом и взывает к Богу, умоляя забрать его жизнь, потому что боится умереть от руки злобной женщины. Неужели это тот же человек? Да, он пал жертвой отчаяния и депрессии. Испуганный, голодный, измученный долгим путешествием, он стал жертвой внутренней атаки сатаны.

С нашей, человеческой, точки зрения может показаться, что самую большую угрозу для трудов Неемии представляла собой армия, готовившаяся к нападению. Но на самом деле наибольшей угрозой для него стало пораженческое настроение, постепенно овладевшее его работниками. Легче защищаться от врага, которого видишь, чем противостоять невидимой опасности, притаившейся в твоих рядах.

В Книге Неемии (5:1-5) рассказывается о дальнейших усилиях сатаны, направленных на духовное поражение израильтян:

И сделался большой ропот в народе и у жен его на братьев своих Иудеев. Были такие, которые говорили: нас, сыновей наших и дочерей наших много; и мы желали бы доставать хлеб, и кормиться, и жить. Были и такие, которые говорили: поля свои, и виноградники свои, и ломы свои мы закладываем, чтобы достать хлеба от голода. Были и такие, которые говорили: мы занимаем серебро на подать царю под залог полей наших и виноградников наших; у нас такие же тела, какие тела у братьев наших, и сыновья наши такие же, как их сыновья; а вот, мы должны отдавать сыновей наших и дочерей наших в рабы, и некоторые из дочерей наших уже находятся в порабощении. Нет никаких средств для выкупа в руках наших; и поля наши и виноградники наши у других.

Неемия, похоже, впервые услышал об этом. Он не подозревал, что людям приходилось брать деньги под такие высокие проценты, что они поневоле оказывались у своих кредиторов в порабощении. Ростовщичество в Израиле называлось usury и было категорически запрещено иудейскими законами (см. Исх. 22:25).

Неемия воззвал к чувству справедливости заимодавцев и к их патриотизму. Угнетая своих соотечественников, они фактически угнетали собственных братьев. «Оставим им долг сей. Возвратите им ныне же ноля их, виноградные и масличные сады их, и домы их, и рост с серебра, и хлеба, и вина, и масла, за который вы ссудили их» (Неем. 5:10,11.

— Курсив автора).

Достаточно серьезная просьба, не так ли? Но обратите внимание на воззвание Неемии — оставил, Неемия старательно воспитывал в жителях Иерусалима чувство национальной общности, чувство единения. Именно в этом заключалась главная цель восстановления стен города. Пока стены лежали в руинах, города как такового, собственно, и не было. Но вместе с появлением стен у жителей зарождалось ощущение гражданской гордости. Однако это было бы невозможно, если бы жители Иерусалима продолжали господствовать один над другим.

Итак, Неемия сказал заимодавцам: «Послушайте, то, что хорошо для этих людей, хорошо для всей общины. И что хорошо для общины, хорошо для вас».

И не только это. Он также стал взывать к их совести. Они прекрасно понимали, что их действия полностью противоречили существующим законам. Давая собственному народу деньги в рост, они тем самым вели себя, как Санаваллат и Товия. Они не имели права угнетать своих братьев и знали это.

Тогда они сказали: «Возвратим и не будем с них требовать; сделаем так, как ты говоришь» (Неем. 5:12). Обратите внимание, как Неемия в стихах двенадцатом и тринадцатом узаконил принятое этими людьми решение:

И позвал я священников, и велел им дать клятву, что они так сделают. И вытряхнул я одежду мою, и сказал: так пусть вытряхнет Бог всякою человека, который не сдержит слова сего, из дома его и из имения ею, и так да будет у него вытрясено и пусто! И сказало все собрание: аминь. И прославили Бога; и народ выполнил слово сие.

Здесь мы опять видим, как действует мудрый руководитель. Он столкнулся с проблемой депрессии. И разрешил эту проблему трояким образом: во-первых, заставил людей повиноваться Божьему Слову. Во-вторых, вдохнул в них чувство единения и братства. И, наконец, побудил их подтвердить свое решение при всем народе.

Намного труднее отчаяться или впасть в депрессию, когда ты представляешь собой часть целого. Если ты понимаешь, что ты не одинок, то никогда не придешь к выводу, что против тебя ополчилось множество. Когда Илией овладело отчаяние, что он сказал? «Остался я один, но и моей души ищут, чтобы отнять её» (3 Цар. 19:10). И какой ответ дал ему Бот при виде такого пораженческого настроения? «Я оставил между Израильтянами семь тысяч мужей; всех сих колени не преклонялись пред Ваалом, и всех сих уста не лобызали его» (3 Цар. 19:18). Ты не одинок!

Вот почему Церковь играет такую важную роль в деле выполнения Божьих трудов здесь, на земле. Христиане суть одно тело, и мы не должны чувствовать себя одинокими. Если вам угрожает чувство отчаяния или депрессии, помните: вы — член огромного тела, и если боль испытывает один член, то больно всем остальным (см. 1 Кор. 12:26). Если вы по Христе, вы не одиноки.

Неемия был удивительным человеком, наделенным великой мудростью. Многие лидеры падают духом перед лицом жесткой оппозиции со стороны внешних врагов и угрозы изнутри. Но Неемия не относился к числу таких лидеров. Он продолжал молиться и не прекращал строительные работы.

В этом и заключается правильная реакция на оппозицию, не правда ли? Никогда не нужно отвечать на противление. Никогда не нужно отвечать злом на зло. Если мы сдадимся, то победу в битве одержит враг. Если мы допустим чувство горечи, мы окажемся в стане противника.

Всегда нужно искать спасения в Господе. Его обетования непреложны: «Ни одно орудие, сделанное против тебя, не будет успешно; и всякий язык, который будет состязаться с тобою на суде, ты обвинишь. Это есть наследие рабов Господа, оправдание их от Меня, говорит Господь» (Ис. 54:17).

И, кроме того, всегда нужно продолжать трудиться. Ни насмешки, ни клевета, ни нападки врага не должны остановить или разрушить то здание, которое мы возводим вместе с Богом.

Мы не всегда можем знать, когда и какое испытание выпадет нам на долю, но в одном мы можем быть абсолютно уверены: и испытания, и нападки будут. Павел писал об этом Тимофею: «Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2 Тим. 3:12). И это не просто альтернатива. Это факт. Когда мы посвящаем себя на служение Господу, сатана посвящает себя на противостояние нам. Мы можем услышать насмешки, нам могут угрожать физической расправой, или нас охватит отчаяние, и все это может происходить одновременно. Сатана будет яростно обрушиваться на нас. Но не падайте духом в такие моменты. Просто продолжайте молиться и продолжайте строить.

Пессимистический взгляд на человека и его отражени

Алексей Чурбанов

В одном из интервью Иосиф Бродский утверждает, что человек изначально плох, ничтожен – «radically bad», и только в таком ключе его нужно рассматривать. По Бродскому концепция ничтожества человека, его первородного греха есть (цитата) «предпосылка нашей цивилизации, в том смысле, что у литератора имеется возможность создать гораздо более правдоподобную картину мира, когда он считает, что человек никуда не годится. Иначе неизбежно заблуждение, неизбежны иллюзии».
В качестве деятеля культуры, придерживающегося противоположной позиции, Бродский называет Александра Солженицына, творчество которого, по мнению поэта, «не содержит никакого свидетельства знакомства писателя с первородным грехом» (спорное утверждение пусть останется на совести автора) и потому не достигает вершины, не обеспечивает «прорыва». Солженицын по Бродскому (цитата) «является типичным представителем русской литературы или русской культуры, в том смысле, что это культура утешительная, что ее, эту культуру, не интересует правда — то, как это есть на самом деле. Ее интересует именно утешение».
Последнее замечание безусловно тонкое, но не бесспорное.
Во-первых, Бродский вольно или невольно ограничивает сказанное христианской цивилизацией, или, точнее, цивилизациями, культурный код которых основывается на авраамических религиях.
Во-вторых в русской культуре и, в частности, в литературе существует богатая традиция «пессимистического» отношения к человеку (например, Лев Толстой, Иван Бунин).
Сам по себе посыл Иосифа Бродского и вообще пессимистический взгляд на человека — интересен и достоин подробного рассмотрения. В основе такого взгляда лежит убеждение, что все хорошее в человеке суть неправда, призванная прикрыть нагую правду, свидетельствующую о его ничтожности, правду «первородного греха».
Цель и задачи искусства при пессимистическом подходе к человеку состоят в снятии покровов (или, говоря словами Ленина про Толстого, «в срывании всех и всяческих масок»), налагаемых человеком и обществом с целью скрыть истинную человеческую суть, приукрасить его низменную природу. Предметом художественного анализа в этом случае являются скрытые мотивы человеческих мыслей и поступков, копание в которых воспринимается читателем как «постижение глубины человеческой природы».
Цель и задачи искусства при противоположном (оптимистическом) подходе состоят в раскрытии того, как человек борется с низменными инстинктами («первородным грехом»), как пытается возвыситься над собственной ничтожностью (успешно ли, не успешно – не суть), и именно в этом видится ценность человека как объекта эстетического анализа.
Лев Толстой, будучи на мой взгляд «писателем-пессимистом», использовал в своем творчестве следующий интересный и безотказный прием. Описывая героя, писатель строит два плана: на первом плане герой поступает гуманно, честно, благочестиво, так, как требуют нормы морали и т.д. На втором плане показано, что на самом деле мысли и источники его гуманных, честных, благочестивых поступков не так чисты, как кажется, а наоборот в конечном итоге вызваны эгоистическими, а то и просто низменными чувствами и потребностями (Андрей Болконский, Пьер Безухов, Анна Каренина, Вронский, Иван Ильич и т.д.) То есть: личина человека может быть и даже чаще всего бывает самая лучшая, но истинная его суть, за редкими исключениями, низменна и противна. Здесь ключевое слово – истинная суть, так как все хорошее – по Толстому и по Бродскому — это лишь внешнее, навязанное обществом с целью прикрыть эту истинную низменную суть. Любимые герои Льва Толстого в тяжелой борьбе загоняют свою истинную суть поглубже, ограждая ее частоколом из собственных и навязанных обществом табу (Пьер Безухов, Левин). Но мы-то знаем (Толстой гениально умеет убеждать), что эта суть существует и что она истинная. Есть у Толстого и сокровенные герои без двойного дна (Платон Каратаев, Алеша Горшок). Но эти герои носят в себе даже не христианское, а, скорее, квазибуддистское начало (буддизм Лев Толстой изучал, обдумывал и знал).
Мастерство Толстого в использовании описанного приема непревзойденно. Как он подробно и доказательно, раскрывая мучительную и неизбежную последовательность умирания («Смерть Ивана Ильича»), убеждает нас: человеком ты можешь быть самым духовным и положительным, но умирать ты всё равно будешь так, как умирает Иван Ильич: с отчаянием, обидой, страхом и трясучкой, плюнув на чувство собственного достоинства и в конечном итоге сосредоточившись только на собственном бренном теле, готовый отдать любую плату за его сохранение чуть дольше, чем предназначено ему болезнью. И именно в этом — весь ты, а не в оболочке гуманности и духовности. Перечитайте этот шедевр, убедитесь.
У «писателей-пессимистов», которые считают, что человек изначально и по своему существу – плохой, имеется некоторое преимущество, небольшая фора перед «писателями оптимистами». Может быть, потому, что среди читателей тоже преобладают пессимисты, которым интереснее, когда человек делает выбор в пользу греха, а не рая. Отсюда объективная трудность создания убедительного положительного героя. Берем навскидку Дон Кихота и князя Мышкина – оба «идиоты».
Для себя я выделил несколько типов «писателей пессимистов»:
Объективный пессимист (Лев Толстой), подводящий под свой пессимизм теоретическую и этическую основу, владеющий приемами и силой «художественного доказательства».
Субъективный пессимист (Иван Бунин), корни пессимизма которого лежат, скорее, в психических особенностях и специфике взгляда на окружающее.
Равнодушный пессимист (Иосиф Бродский) – вполне себе европейский тип художника – эстета и формалиста.
Есть ещё пытливый пессимист, — проверяющий «на зуб» все истины, ни в одну при этом не веря и ни одной не принимая, но не щадя их последователей.
Наверное, есть и другие типы.
Сам же я отношу себя к оптимистам. Интересующий меня конфликт человеческой природы заключается не в том, что человек вынужден фиговыми листами прикрывать собственную ничтожность, а в том, что он как носитель гена совершенствования свободен в выборе: быть плохим или хорошим (не только в христианской традиции, но и в других социально-культурных контекстах). Свобода, которая дана человеку, и то, как он её реализует, — вот главный интерес и драйвер моего творчества. Мера свободы у каждого человека разная, разное и отмеренное ему количество добродетели – в этом источник человеческой драмы и трагедии. А потому давать человеку художественную и моральную оценку нужно не по результатам, а по затраченным усилиям.

© Copyright: Алексей Чурбанов, 2014
Свидетельство о публикации №214042901393

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Алексей Чурбанов

Рецензии

Написать рецензию

Интересные размышления, с которыми не соглашусь полностью. Возьмём хотя бы один пример, описанный тем же Буниным в его дневниках — как сто лет назад противопоставляли оптимизм Горького пессимизму Чехова! По-моему, всё гораздо сложнее.
Конечно, солженицынский подход к героям крайне гуманистичен, тогда как отношение Бродского подчеркнуто отстраненное, но мне кажется, что и тот , и другой пытались этим компенсировать некоторые особенности своего творчества.

Это я говорю как почитатель Бродского и трёхкратный читатель эпопеи «Красное колесо».
Спасибо Вам за затронутую Вами интересную тему.
С ув
Капитан Медуза 07.06.2016 22:13 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Спасибо за отзыв. Любой подход плодотворен у мастера. Меня просто — как оптимиста (надеюсь, просвещенного) — задели совершенно справедливые слова Бродского. Хорошо ему цинику, а ты поди положительным героем заинтересуй ))
Алексей Чурбанов 07.06.2016 22:49 Заявить о нарушении

Думаю, это вопрос характера автора. У меня, например, положительных героев вообще нет, только отрицательные!
Капитан Медуза 07.06.2016 22:55 Заявить о нарушении

Вам проще ))
Алексей Чурбанов 07.06.2016 22:56 Заявить о нарушении

НИ ОДНОГО, представляете! И это в стихах ))
Капитан Медуза 07.06.2016 22:59 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Алексей Чурбанов

Позитивное мышление считается одним из лучших способов добиться успеха: огромное количество книг и пособий говорит о том, что изменения в лучшую сторону не начнутся до тех пор, пока человек в них не поверит. Однако Фуксия Сируа (Fuschia Sirois), изучающая психологию здоровья в Шеффилдском университете (Англия), уверена, что пессимистическое настроение может задавать то направление мыслей, которое поможет быстрее достигнуть цели. «А что же на счет людей, которые привыкли видеть стакан наполовину пустым, – вопрошает она в статье, опубликованной на портале The Conversation. – Всегда ли так плохо быть пессимистом?»

Исследователи сосредоточили свое внимание на «оборонительном» пессимизме – стратегии, которая помогает человеку преодолеть тревогу.

Они предположили, что заниженные ожидания и страх ударить в грязь лицом заставляют пессимистов более тщательно продумывать каждый свой шаг. Например, если пессимист отправляется на собеседование, он заранее ждет провала и мысленно рассматривает худшие сценарии, тем самым избегая их. В его голове выстраивается план действий, который сможет гарантировать, что воображаемые неудачи не произойдут.

Все это было доказано благодаря эксперименту, в ходе которого нескольких добровольцев-пессимистов, попросили собрать слова из пазлов. В результате, пребывая в привычном, плохом, расположении духа, они гораздо лучше фокусировались на задании и выполняли его более успешно, а при появлении хорошего настроения, отвлекались и совершали ошибки. Значит, участники опыта использовали свой негативный настрой для того, чтобы мотивировать себя на более качественную работу.

По мнению ученых, пессимизм может быть полезен и в том случае, если вы ждете новостей об исходе какого-то дела, но при этом ни на что не можете повлиять. Когда результат не так хорош, как ожидали оптимисты, они испытывают сильное разочарование, в том время как пессимисты были к этому морально готовы и особо не переживают.

Психологи провели еще одно исследование с участием людей, страдающих воспалением кишечника (IBD) и артритом, и попросили их оценить свое будущее здоровье по простой шкале от плохого к отличному. Те, кто мыслил позитивно, считали, что их здоровье поправится в ближайшем будущем, пессимисты же придерживались противоположной точки зрения и продумывали возможные способы борьбы с недугом. То есть, что негативное мышление может иметь определенные преимущества и для здоровья: пессимисты, как правило, более обеспокоены своим состоянием, и, к примеру, если начнется эпидемия, с большей долей вероятности будут предпринимать профилактические меры.

«Так что быть пессимистом необязательно плохо, даже несмотря на то, что вы можете раздражать других, – заключает Сируа.

– В конечном итоге важно то, что вы делаете с этим пессимизмом».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *