Патрик бьюкенен смерть запада

Патрик бьюкенен смерть запада

Бьюкенен Патрик Дж

Смерть Запада

Патрик Дж. Бьюкенен

Смерть Запада

Чем вымирание населения и усиление иммиграции

угрожают нашей стране и цивилизации

Перевод — А.Башкирова

Введение

1. Исчезающий вид

2. «Куда подевались эти дети?»

3. Революционный катехезис

4. Они совершили революцию

5. Новое великое переселение

6. Новая реконкиста

7. Война против прошлого

8. Дехристианизация Америки

9. Запуганное большинство

10. «Дом, в себе разделенный…»

Примечания

СМЕРТЬ ЗАПАДА:

ЧЕМ ВЫМИРАНИЕ НАСЕЛЕНИЯ

И УСИЛЕНИЕ ИММИГРАЦИИ

УГРОЖАЮТ НАШЕЙ СТРАНЕ

И ЦИВИЛИЗАЦИИ

Вот так закончится мир,

Вот так закончится мир,

Вот так закончится мир,

Не взрыв, но всхлип.*

Т.С. Элиот. Полые люди

Что-то словно щелкнуло у нее в сознании, она смягчилась, ..улыбнулась — и рассказала историю о своем дедушке, который присутствовал в качестве пажа на коронации королевы Виктории.

— Это был другой мир,- сказал он.

— Другая цивилизация,- поправила она,- та самая, к которой я принадлежу по праву рождения. И эта цивилизация, основанная на семейных ценностях, умерла — не исчезла, а именно умерла, потому что была живым организмом. Ей на смену пришло нечто неживое — раздробленное на атомы общество, лишенное тепла и уюта, самый настоящий хаос механических связей. О, мы оба прекрасно знаем, что в прежнем мире отнюдь не все было замечательно, что там хватало невежества и нищеты. Но правильнее было бы не раздирать на клочки тот мир и не менять его на анархию. Семейные ценности такая штука, которую нужно растить, холить и лелеять.

Сторм Джеймисон Ранние годы Стивена Хайда (1966)

— Перевод с английского А. Сергеева.

_______________________ВВЕДЕНИЕ

— Пат, мы теряем страну, в которой выросли. Снова и снова во время бесконечной избирательной кампании 2000 года я слышал эту горестную фразу от множества мужчин и женщин по всей Америке. Но задумаемся — что же они имели в виду?

Каким образом печаль и грусть — как будто умирает родной отец и ты ничего не можешь поделать, только беспомощно смотришь,- каким образом печаль и грусть проникли в сердца американцев на пороге «второго американского столетия»? Разве, как не уставал напоминать нам мистер Клинтон, мы живем не в лучшие времена, когда безработица сократилась до минимума, инфляции не разглядеть и в микроскоп, уровень преступности неуклонно падает, а доходы выросли до небес? Разве мы, как не переставала замечать Мадлен Олбрайт, не «нация, без которой невозможно представить себе мир»? Разве сегодня, как неоднократно подчеркивал мистер Буш, у нас остались соперники в военном могуществе, экономической мощи или культурном влиянии?1 Мы выиграли «холодную войну». Наши идеи — американские идеи — и идеалы распространяются по всему миру. Откуда же грусть и печаль? С чем они связаны?

На мой взгляд, вот с чем: Америка прошла через социальную и культурную революцию. Ныне США — совсем не та страна, которую мы помним по 1970-м или даже по 1980-м годам. Другая страна, другой народ; после кампании 2000 года один из выборщиков, Уильям Макинтурф, заявил в интервью газете «Вашингтон пост»: «У нас имеются две противоборствующих силы. Первая — сельская, христианская, консервативная,почти пуританская. Вторая — социально толерантная, предприимчивая, светская, родом из Новой Англии или с Тихоокеанского побережья»2.

Дизраэли говорил, что в викторианской Британии два народа — богатые и бедные3. Романист Джон Дос Пассос писал после суда над Сакко и Ванцетти и их казни: «Все в порядке, мы теперь не одна нация, а две»4. Сам я, слушая инаугурационную речь президента Буша, с удивлением обнаружил, что мистер Буш словно уловил мои мысли: «А порой,- заявил он,- различия становятся настолько кардинальными, что кажется, будто мы живем не в одной стране, а лишь на одном континенте»5.

Ужасные события 11 сентября объединили страну — впервые со времен трагедии в Перл-Харборе; американцы поддержали президента Буша в его решимости отомстить за гибель более 5000 граждан США; однако эти события выявили и новый «водораздел». В нашей стране людей разделяет не уровень доходов, не идеология и не вера, но этническая принадлежность и идентификация. Внезапно выяснилось, что среди миллионов некоренных американцев треть — нелегальные иммигранты, что десятки тысяч наших сограждан — приверженцы режимов и диктатур, с которыми Соединенные Штаты ведут войну, что некоторые наши сограждане — специально обученные террористы, прибывшие к нам убивать американцев. Впервые с 1815 года, когда Эндрю Джексон изгнал британцев из Луизианы, враг проник на нашу территорию и американцы оказались в опасности в своей собственной стране. После событий 11 сентября многие с изумлением осознали, что мир разительно переменился.

Когда в 1969 году Ричард Никсон приносил присягу, в Соединенных Штатах насчитывалось 9 миллионов неказенных американцев. Ко времени президентства мистера Буша-младшего число таких людей перевалило за 30 000 000. Каждый год в США прибывает почти миллион официальных иммигрантов — плюс почти полмилли-ога незаконных. Средний показатель 2000 года определяет количество нелегальных иммигрантов в США в 9 000 000 человек. По оценке Северо-Восточного университета в северо-восточных штатах эта цифра возрастает до 11 000 000, схожие показатели приводят в штатах Алабама, Миссисипи и Луизиана6, в Калифорнии некоренных американцев 8,4 миллиона это больше, чем все население штата Нью-Джерси; в штате Нью-Йорк некоренных американцев больше, чем в Южной Каролине. С нынешним положением дел не сравнить даже Великую волну иммиграции (1890-1920).

«Америка — плавильный тигель Господа, грандиозный алембик, в котором плавятся и пересоздаются заново все нации Европы»,- писал Израэль Зангвилл, русский драматург еврейского происхождения, автор знаменитой пьесы «Алембик» (1908)7. Но цунами иммиграции, накрывшее ныне США, вызвано отнюдь не «всеми нациями Европы». Величайшее переселение народов в истории вызвано эмиграцией из стран Азии, Африки и Латинской Америки, причем эти нации вовсе не «плавятся и пересоздаются».

В 1960 году только 16 миллионов американцев не могли похвастаться европейскими предками. Сегодня количество таких американцев увеличилось до 80 миллионов. Никакая нация на свете не переживала столь

масштабной трансформации в столь сжатые сроки. В речи 1998 года, произнесенной в Портлендском университете, мистер Клинтон сообщил внимавшим ему студентам о приближении времен, когда американцы европейского происхождения окажутся в меньшинстве:

«Сегодня, в первую очередь благодаря иммиграции, мы не найдем преобладающего народа ни на Гавайях, ни в Хьюстоне, ни в Нью-Йорке. В течение пяти лет исчезнет преобладание одного народа над другими и в нашем крупнейшем штате — Калифорнии, а затем и во всех Соединенных Штатах. Ни одна нация в мире не переживала такого глобального демографического сдвига в такие короткие сроки»8.

Считаю необходимым поправить мистера Клинтона: ни одна нация в мире не переживала такого глобального демографического сдвига в такие короткие сроки — оставаясь при этом единой нацией. Мистер Клинтон уверял студентов, что залог грядущего процветания Америки — в избавлении от «преобладания» и в осознании собственной «принадлежности». Что ж, студенты Портлендского университета скоро узнают, так ли это — ведь их золотые годы пройдут уже в Америке Третьего Мира.

Неуправляемая иммиграция грозит уничтожить страну, в которой мы выросли, и превратить Америку в хаотическое скопление народов, не имеющих фактически ничего общего между собой — ни истории, ни фольклора, ни языка, ни культуры, ни веры, ни предков. Своего рода новая балканизация… «Основной тенденцией минувшего (XX.- Прим. автора) века,- пишет Жак Барзум в своей книге по истории Запада «От рассвета к упадку»,- был сепаратизм, повлиявший на все формы

общественной деятельности. Идеал плюрализма был развенчан и уступил место сепаратизму; как выразился один из партизан нового времени, «салатница лучше плавильного тигля»9. Великие нации Европы распадаются на наших глазах. Барзум прибавляет:

Пэт Бьюкенен:»Мы занимаем у мира деньги, чтобы держать по всему миру войска для защиты мира!» («RT», Россия)

ДИНА ГУСОВСКИ, RT: По мнению бывшего кандидата в президенты, политолога и писателя Пэта Бьюкэнана (Pat Buchanan), Америке грозит кризис демократии.

Он предупреждает о растущем дефиците, о тупике в Вашингтоне и возможной войне с Ираном. Сегодня он расскажет нам поподробнее. Господин Бьюкэнан, спасибо за то, что присоединились к нам. Итак, недавно вы написали статью под названием «Ликвидация империи», и вы предупреждаете о цитирую «смерти американской империи». Что вы имеете ввиду?
ПЭТ БЬЮКАНАН, политолог: В этом году Америке грозит дефицит 11 процентов – дефицит всей американской экономики. У нас никогда не было такого дефицита, лишь в военное время, во время Второй мировой войны. А сейчас у нас такой дефицит, и конца этому не видно. И республиканцы не намерены поднимать налоги, а демократы не сократят расходы на социальные нужды и субсидии, и в итоге получается целый горшок денег – дефицит в один триллион, триллион этот тратится на национальную оборону, Афганистан, Ирак, иностранную помощь, госдеп, всех подрядчиков… Так что, я думаю, произойдет вот что: именно такие расходы станут священной коровой, которой придется пожертвовать. Это как с советской империей, которая с 1989 по 1991 год буквально обрушилась, а после вышла из Европы и из мира, я думаю, что в конечном итоге такая судьба ожидает и американскую империю. И такой исход не за горами.
— Вы также говорите о том, что Америке грозит кризис демократии, и что в основе этого лежит налоговый кризис. Я бы хотела в этой связи поговорить о Китае и государственных облигациях. Будет ли Пекин скупать облигации?
– Один лишь торговый дефицит США составил за последние 20 лет 6 триллионов. Это означает, что нам необходимо занять деньги где-то за границей, чтобы оплатить весь импорт в США. Последние десять лет Китай был главным кандидатом на то, чтобы дать нам в долг деньги, продавать нам товары и давать в долг деньги. У китайцев есть резервы в размере 2 триллионов 300 миллиардов долларов, а в государственных облигациях у них есть порядка 800 миллиардов. В декабре они продали облигаций на 45 миллиардов, и это говорит нам о том, что китайцы устали тянуть американский долг, что они хотят его диверсифицировать или избавиться от него. Если вдруг возникнет ситуация, когда весь мир скажет – «смотрите, Америке грозит дефолт по долгу, или им надо будет девальвировать свою валюту, пора валить!» Я думаю, что может сложиться такая ситуация, что США превратится в мировой Lehman Brothers, если вдруг все решат отвернуться от американского долга.
— По этой причине в Америке сейчас набирает силу так называемое «движение чаепития». Что вы о нем думаете? Что это – политическая партия, секта, культ, и надолго ли это?
– Это не культ и не партия. Это массовое движение. Когда я в 1992 году баллотировался в президенты, бригады БьюкЭнана были чем-то вроде «движения чаепития», когда они протестовали против истэблишмента обеих партий, которые втянули Америку в эту ужасную ситуацию и обе вели себя чудовищно. Вот на что сегодня похоже это «движение чаепития», однако оно гораздо более масштабно, речь идет о представителях обеих партий, о независимых людях также, в особенности. Они не верят в правительство Соединенных Штатов Америки, в Уолл-стрит, в государственные институты. Проблема в том, что они в основном протестуют. Они знают, как победить, но в их рядах нет правительственной элиты, которая дала бы им возможность прийти к власти, нет своей партии, которая могла бы управлять страной.
— Вы были лицом бригад Бьюкэнана. А кто сегодня – лицо «движения чаепития»?
– Сегодня у них нет национального кандидата. Ближе всего к ним, думаю, Сара Пэйлин, которая притом пользуется масштабной поддержкой населения…
— Однако станет ли она это делать? Ведь как вы говорите, это пока еще не политическая партия.
– Если Сара Пэйлин будет баллотироваться, она будет баллотироваться на республиканских праймериз, а многие из «движения чаепития» не принадлежат ни к какой партии, потому они пойдут и поддержат ее. Я думаю, что это очень хорошо, это движение «Америка – в первую очередь», оно обеспокоено потерей рабочих мест, массовой иммиграцией. И в первую очередь эти люди беспокоятся о гигантском разрастании правительства, которое мы сейчас наблюдаем, они не видят шансов на сокращение правительства, или на остановку его роста. Это их главная озабоченность – гигантское, колоссальное федеральное правительство США.
— Я бы хотела спросить ваше мнение по поводу победы Рона Пола на Конференции американского союза консерваторов. Означает ли это, что американцы вроде потихоньку начинают принимать такие идеи – идеи, которых он придерживается с самого начала своей карьеры?
– Рон Пол – мой друг. Я выступал за него еще в 1994 году. Он замечательный человек, и многие его идеи находят резонанс среди молодежи. Именно молодежь голосовала за него на конференции Союза, думаю, важно осознать силу этого антиправительстввенного движения. В 2008 году Рон Пол достойно выступил в роли претендента на выдвижение в кандидаты президента США, однако ему не повезло, он получил лишь 1 миллион голосов на республиканских праймериз. Но притом он совершенно очевидно выиграл политические дебаты. Так что это довольно интеллектуальное движение, и Рон Пол для них – герой. Но это пока не масштабное движение. Я не думаю, что Пол, к примеру, он мог бы стать кандидатом от республиканцев, у Сары Пэйлин шансов выше, однако в интеллектуальном смысле у Рона поразительная поддержка среди населения.
— А вот у меня еще один вопрос. Кажется, что когда речь заходит о внешней политике, нет особых различий между консерваторами и республиканцами, и вы очень хорошо заметили, что Америка в каком-то смысле брала в долг эти миллиарды и миллиарды долларов от таких стран как Китай, то есть брала взаймы у мира, чтобы защитить мир… Можете рассказать об этом?
– Верно. Я думаю, что многие американцы ведут себя так, словно сейчас 50-е или 60-е годы, когда Америка была единственной страной, которая вышла из войны не только невредимой, но и богатейшей страной мира, со всеми деньгами мира, у нас были 50 процентов мировых фабрик и заводов, мы могли позволить себе помогать другим странам, защищать другие страны, воевать во Вьетнаме. У нас было 50 тысяч солдат в Корее, 300 тысяч – в Европе, 500 тысяч – во Вьетнаме. Теперь мы дошли до такой точки, когда Америка приближается к банкротству, и сейчас, к примеру, для того, чтобы защитить Европу, нам надо одолжить у Европы сотни миллиардов долларов. Для защиты Персидского залива нам надо занять миллиарды долларов у стран Залива, арабских государств.
— И что, никто больше не осознает ироничности ситуации?
– Абсурдность всего этого состоит в том, что мы занимаем у мира деньги, чтобы держать по всему миру войска для защиты мира!
— Вы также говорите, что все эти войска и базы по всему миру совсем не обязательно обеспечивают нам бОльшую безопасность!
– Да, именно так я и считаю. Я думаю, что во время холодной войны США, когда китайцы и Советы были вместе в роли гигантской империи, очень влиятельной империи – тысячи единиц ядерного оружия, миллиард людей, от Эльбы до Южной Азии, да, тогда нужны были базы в мире, чтобы сдерживать их. Однако советская империя больше не существует. Россия – демократическая, а Китай отказался от мировой коммунистической революции и функционирует в режиме государственного капитализма, причем торгует с нами. Так что теперь базы не нужны. Нет, правда, за каким чёртом нам сдались базы в Центральной Азии? Я еще понимаю для Афганистана. Но когда история с Афганистаном кончится, закройте их! Почему бы не отдать НАТО европейцам? Русские вон снова на Урале, а не на Эльбе. Почему бы нам не отдать НАТО европейцам, и, правда, почему бы не вывести американские войска из Южной Кореи? Давайте коротко расскажу про Корею. Экономика Южной Кореи в 40 раз крупнее экономики Северной Кореи. Население ее в два раза превышает население Северной. У нее есть доступ к американскому вооружению, лучшему в мире, тогда как у северокорейцев остались танки со времен Второй Мировой. Почему американские войска находятся в демилитаризованной зоне – чтобы защищать Южную Корею спустя 60 лет после Корейской войны?
— А вы можете ответить на этот вопрос?
– Я задаюсь этим вопросом уже лет 20.
— Кто-нибудь вам на него ответил?
– Ну да, теперь количество военных уменьшилось до 28 тысяч, но почему бы просто не сказать корейцам: «эй, если война начнется, если Северная Корея атакует, наши ВВС и ВМС придут на помощь, однако вы тоже предоставите войска для своей защиты, и вооружение обеспечите». Я хочу сказать, почему защита Южной Кореи для нас важнее, чем для самой Южной Кореи?
— Кстати об обороне. Хочется поговорить об Иране. в отношении иранской ядерной программы вы задаете такой вопрос: а если Иран блефует? Во-первых, что вы имеете ввиду, и можете ли вы ответить на этот вопрос?
– Думаю, вопрос остается открытым, и слишком немногие его себе задают. Ну во-первых, когда иранцы сказали: «если вы не продадите нам уран, обогащенный на 20 процентов, чтобы мы могли делать медицинские изотопы, мы сделаем это сами». А после сказали, что они уже это делают. Пресс-секретарь президента США Гиббс сказал: «они не способны на это». Если они не способны обогатить уран до 20 процентов, как они могут его обогатить на 90 процентов для создания бомбы?
— Однако в то же время вы говорите, что растет давление на Барака Обаму, и с учетом того, что вы сейчас рассказали, наложить жесткие санкции, и вы даже говорите, что есть вероятность войны…
– Есть такой шанс. Конгресс США проголосовал 412 голосов против 12 за ужесточение санкций, что означает, что они намерены давить на все нефтяные компании мира, чтобы они перестали продавать бензин в Иран, а Иран на 40 процентов зависит от импорта – в том, что касается бензина. Если отрезать стране доступ к бензину, нефти и энергии, результатом запросто может стать война. Я считаю, что нет очевидных доказательств того, что иранцы близки к созданию атомной бомбы, а если это и так, то нужно продолжать переговоры, а не закладывать почву для третьей войны в этом регионе – наша страна и эти-то две не может себе позволить!
— Вы, кажется, утверждаете, что Обама и демократы с целью удержаться у власти могут прибегнуть к войне с Ираном, это вы говорите?
– Нет сомнений в том, что демократы серьезно попали, и чем жестче будет их курс в отнощении Ирана, чем больше они будут муссировать тему Ирана – а ведь американцы очень обеспокоены Ираном, тем больше это укрепит позиции президента. Я считаю, что это будет ужасная политика, но она совершенно точно усилит позиции президента и демократов. Полагаю, война будет для этой страны полной катастрофой, у нас и без того уже две войны ведутся. Однако нет сомнений, если вы взгляните на то, что творится в Вашингтоне, вы увидите, что они провоцируют конфронтацию и двигаются по пути к столкновению с Ираном.
— Спасибо большое за анализ.
– Спасибо вам.
Дина Гусовски
Источник: «ИноСМИ»
Оригинал публикации:»Democrats are pushing the US towards a war with Iran – Pat Buchanan «

Бьюкенен Патрик Дж

Смерть Запада

Патрик Дж. Бьюкенен

Смерть Запада

Чем вымирание населения и усиление иммиграции

угрожают нашей стране и цивилизации

Перевод — А.Башкирова

Введение

1. Исчезающий вид

2. «Куда подевались эти дети?»

3. Революционный катехезис

4. Они совершили революцию

5. Новое великое переселение

6. Новая реконкиста

7. Война против прошлого

8. Дехристианизация Америки

9. Запуганное большинство

10. «Дом, в себе разделенный…»

Примечания

СМЕРТЬ ЗАПАДА:

ЧЕМ ВЫМИРАНИЕ НАСЕЛЕНИЯ

И УСИЛЕНИЕ ИММИГРАЦИИ

УГРОЖАЮТ НАШЕЙ СТРАНЕ

И ЦИВИЛИЗАЦИИ

Вот так закончится мир,

Вот так закончится мир,

Вот так закончится мир,

Не взрыв, но всхлип.*

Т.С. Элиот. Полые люди

Что-то словно щелкнуло у нее в сознании, она смягчилась, ..улыбнулась — и рассказала историю о своем дедушке, который присутствовал в качестве пажа на коронации королевы Виктории.

— Это был другой мир,- сказал он.

— Другая цивилизация,- поправила она,- та самая, к которой я принадлежу по праву рождения. И эта цивилизация, основанная на семейных ценностях, умерла — не исчезла, а именно умерла, потому что была живым организмом. Ей на смену пришло нечто неживое — раздробленное на атомы общество, лишенное тепла и уюта, самый настоящий хаос механических связей. О, мы оба прекрасно знаем, что в прежнем мире отнюдь не все было замечательно, что там хватало невежества и нищеты. Но правильнее было бы не раздирать на клочки тот мир и не менять его на анархию. Семейные ценности такая штука, которую нужно растить, холить и лелеять.

Сторм Джеймисон Ранние годы Стивена Хайда (1966)

— Перевод с английского А. Сергеева.

_______________________ВВЕДЕНИЕ

— Пат, мы теряем страну, в которой выросли. Снова и снова во время бесконечной избирательной кампании 2000 года я слышал эту горестную фразу от множества мужчин и женщин по всей Америке. Но задумаемся — что же они имели в виду?

Каким образом печаль и грусть — как будто умирает родной отец и ты ничего не можешь поделать, только беспомощно смотришь,- каким образом печаль и грусть проникли в сердца американцев на пороге «второго американского столетия»? Разве, как не уставал напоминать нам мистер Клинтон, мы живем не в лучшие времена, когда безработица сократилась до минимума, инфляции не разглядеть и в микроскоп, уровень преступности неуклонно падает, а доходы выросли до небес? Разве мы, как не переставала замечать Мадлен Олбрайт, не «нация, без которой невозможно представить себе мир»? Разве сегодня, как неоднократно подчеркивал мистер Буш, у нас остались соперники в военном могуществе, экономической мощи или культурном влиянии?1 Мы выиграли «холодную войну». Наши идеи — американские идеи — и идеалы распространяются по всему миру. Откуда же грусть и печаль? С чем они связаны?

На мой взгляд, вот с чем: Америка прошла через социальную и культурную революцию. Ныне США — совсем не та страна, которую мы помним по 1970-м или даже по 1980-м годам. Другая страна, другой народ; после кампании 2000 года один из выборщиков, Уильям Макинтурф, заявил в интервью газете «Вашингтон пост»: «У нас имеются две противоборствующих силы.

Первая — сельская, христианская, консервативная,почти пуританская. Вторая — социально толерантная, предприимчивая, светская, родом из Новой Англии или с Тихоокеанского побережья»2.

Дизраэли говорил, что в викторианской Британии два народа — богатые и бедные3. Романист Джон Дос Пассос писал после суда над Сакко и Ванцетти и их казни: «Все в порядке, мы теперь не одна нация, а две»4. Сам я, слушая инаугурационную речь президента Буша, с удивлением обнаружил, что мистер Буш словно уловил мои мысли: «А порой,- заявил он,- различия становятся настолько кардинальными, что кажется, будто мы живем не в одной стране, а лишь на одном континенте»5.

Ужасные события 11 сентября объединили страну — впервые со времен трагедии в Перл-Харборе; американцы поддержали президента Буша в его решимости отомстить за гибель более 5000 граждан США; однако эти события выявили и новый «водораздел». В нашей стране людей разделяет не уровень доходов, не идеология и не вера, но этническая принадлежность и идентификация. Внезапно выяснилось, что среди миллионов некоренных американцев треть — нелегальные иммигранты, что десятки тысяч наших сограждан — приверженцы режимов и диктатур, с которыми Соединенные Штаты ведут войну, что некоторые наши сограждане — специально обученные террористы, прибывшие к нам убивать американцев. Впервые с 1815 года, когда Эндрю Джексон изгнал британцев из Луизианы, враг проник на нашу территорию и американцы оказались в опасности в своей собственной стране. После событий 11 сентября многие с изумлением осознали, что мир разительно переменился.

Когда в 1969 году Ричард Никсон приносил присягу, в Соединенных Штатах насчитывалось 9 миллионов неказенных американцев. Ко времени президентства мистера Буша-младшего число таких людей перевалило за 30 000 000. Каждый год в США прибывает почти миллион официальных иммигрантов — плюс почти полмилли-ога незаконных. Средний показатель 2000 года определяет количество нелегальных иммигрантов в США в 9 000 000 человек. По оценке Северо-Восточного университета в северо-восточных штатах эта цифра возрастает до 11 000 000, схожие показатели приводят в штатах Алабама, Миссисипи и Луизиана6, в Калифорнии некоренных американцев 8,4 миллиона это больше, чем все население штата Нью-Джерси; в штате Нью-Йорк некоренных американцев больше, чем в Южной Каролине. С нынешним положением дел не сравнить даже Великую волну иммиграции (1890-1920).

«Америка — плавильный тигель Господа, грандиозный алембик, в котором плавятся и пересоздаются заново все нации Европы»,- писал Израэль Зангвилл, русский драматург еврейского происхождения, автор знаменитой пьесы «Алембик» (1908)7. Но цунами иммиграции, накрывшее ныне США, вызвано отнюдь не «всеми нациями Европы». Величайшее переселение народов в истории вызвано эмиграцией из стран Азии, Африки и Латинской Америки, причем эти нации вовсе не «плавятся и пересоздаются».

В 1960 году только 16 миллионов американцев не могли похвастаться европейскими предками. Сегодня количество таких американцев увеличилось до 80 миллионов. Никакая нация на свете не переживала столь

масштабной трансформации в столь сжатые сроки. В речи 1998 года, произнесенной в Портлендском университете, мистер Клинтон сообщил внимавшим ему студентам о приближении времен, когда американцы европейского происхождения окажутся в меньшинстве:

«Сегодня, в первую очередь благодаря иммиграции, мы не найдем преобладающего народа ни на Гавайях, ни в Хьюстоне, ни в Нью-Йорке. В течение пяти лет исчезнет преобладание одного народа над другими и в нашем крупнейшем штате — Калифорнии, а затем и во всех Соединенных Штатах. Ни одна нация в мире не переживала такого глобального демографического сдвига в такие короткие сроки»8.

Считаю необходимым поправить мистера Клинтона: ни одна нация в мире не переживала такого глобального демографического сдвига в такие короткие сроки — оставаясь при этом единой нацией. Мистер Клинтон уверял студентов, что залог грядущего процветания Америки — в избавлении от «преобладания» и в осознании собственной «принадлежности». Что ж, студенты Портлендского университета скоро узнают, так ли это — ведь их золотые годы пройдут уже в Америке Третьего Мира.

Неуправляемая иммиграция грозит уничтожить страну, в которой мы выросли, и превратить Америку в хаотическое скопление народов, не имеющих фактически ничего общего между собой — ни истории, ни фольклора, ни языка, ни культуры, ни веры, ни предков. Своего рода новая балканизация… «Основной тенденцией минувшего (XX.- Прим. автора) века,- пишет Жак Барзум в своей книге по истории Запада «От рассвета к упадку»,- был сепаратизм, повлиявший на все формы

Патрик Джозеф «Пат» Бьюкенен (Patrick Joseph «Pat» Buchanan, 2 ноября 1938, Вашингтон) — американский политик и публицист, в 1969–2000 гг. — идеолог крайне правой фракции Республиканской партии.

Учился в иезуитской школе, после которой в 1961 с отличием окончил Университет Джорджтауна по направлениям философии и английской словесности. Затем в 1962 Бьюкенен получил степень магистра в Школе журналистики Университета Колумбии. В возрасте 23 лет он стал самым молодым автором редакционных статей в одном из наиболее влиятельных новостных изданий США: «Сэнт-Луис Глоуб Демократ».

В ранний период своей карьеры Бьюкенен последовательно был старшим советником у трех президентов Соединенных Штатов: Ричарда Никсона, Джеральда Форда и Рональда Рейгана.

Несмотря на свою сравнительно продолжительную приверженность Республиканской партии, со временем Бьюкенен вышел из ее рядов. К этому шагу его подтолкнуло убеждение в том, что его бывшие однопартийцы отошли от традиционных, в его понимании, консервативных принципов в сторону так называемого «неоконсерватизма».

Своих бывших однопартийцев Бьюкенен называет «неоконсерваторами», а они, в свою очередь, говорят о нем, как о «палеоконсерваторе». Когда Бьюкенен покинул Республиканскую партию, намереваясь баллотироваться от Партии Реформ, он заявил: «Этой кампанией я собираюсь по-новому определить, что значит быть консерватором». Умеренные республиканцы не особенно сожалели о выходе Бьюкенена из партии в виду его временами довольно резких, по меркам американской политкорректности и гендерной толерантности, высказываний.

Среди таких высказываний описание Конгресса США, как «территории, оккупированной Израилем» и заявление о том, что женщины изначально «менее психологически предрасположены» («less equipped psychologically») преуспеть в бизнесе.

После праймериз от Партии Реформ 2000 года Бьюкенен ушел из политики и вновь стал автором книг, обозревателем в различных изданиях и комментатором на канале Эм-Эс-Эн-Би-Си («MSNBC»). Им написано 12 книг, из которых семь стали «бестселлерами Нью-Йорк Таймс». В настоящее время Бьюкенен продолжает работу над книгами, является обозревателем в различных изданиях, главой фонда «Американское дело» («The American Cause») и редактором журнала «Американ Консерватив» («The American Conservative»).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *