Патриарх никон

Патриарх никон

Никон (патриарх Московский)

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Никон и фамилией Минин.

Патриарх Никон


Портрет патриарха Никона с клиром
(Д. Вухтерс(?), 1660—1665 годы)

6 (7)-й Патриарх Московский и всея Руси

25 июля (4 августа) 1652 — 12 (22) декабря 1666

Интронизация

25 июля (4 августа) 1652

Церковь

Русская православная церковь

Предшественник

Иосиф

Преемник

Иоасаф II

Митрополит Новгородский и Великолуцкий

11 (21) марта 1649 — 25 июля (4 августа) 1652

Предшественник

Аффоний

Преемник

Макарий III

Имя при рождении

Никита Минин (Минов)

Рождение

7 (17) мая 1605
село Вельдеманово, ныне Перевозский район Нижегородской области

Смерть

17 (27) августа 1681 (76 лет)
Тропинская слобода Ярославля

Похоронен

Новоиерусалимский монастырь, Истра

Автограф

Медиафайлы на Викискладе

Патриа́рх Ни́кон (мирское имя Ники́та Ми́нин (Минов); 7 мая 1605, село Вельдеманово — 17 августа 1681, Тропинская слобода, Ярославль) — московский патриарх, имевший полный официальный титул «Божиею милостию великий господин и государь, архиепископ царствующаго града Москвы и всеа великия и малыя и белыя России и всеа северныя страны и помориа и многих государств Патриарх» с 25 июля (4 августа) 1652 года по 12 (22) декабря 1666 года с титулом «Великого Государя».

Церковные реформы патриарха Никона, которые он начал в 1650-х годах, были направлены на изменение существовавшей тогда в Русской Церкви обрядовой традиции в целях её унификации с современной греческой. Они вызвали раскол Русской церкви, что повлекло возникновение старообрядчества. В 1666 году он был извержен из патриаршества и стал простым монахом, хотя его реформы были продолжены.

Ранние годы

Основным источником о ранней биографии Никона является его житие, написанное иподьяконом Иваном Шушериным вскоре после смерти Никона. Шушерин в молодости попал в услужение к Никону и при нём вырос.

Будущий патриарх родился в мае 1605 года в селе Вельдеманово под Нижним Новгородом (ныне Перевозский район Нижегородской области). 24 мая мальчика крестили и назвали Никитой в честь преподобного Никиты Столпника. Его родителями были крестьяне, отец Мина и мать Мариама. В литературе укоренилось представление, что они — мордва. Впервые эту догадку высказал, не поддержав ссылками на источники, писатель Павел Мельников-Печерский в «Очерках мордвы» (1867). По свидетельству протопопа Аввакума, выросшего в той же местности, отец Никиты был черемисом, то есть марийцем, а мать — «русалкой» (русской). Сам Никон считал себя русским. Синодики середины XVII века сообщают имена троих братьев Никиты (Симеон, Никифор и Григорий), деда по отцу Василия и деда по матери Гавриила. Мать Никиты умерла вскоре после его рождения, и заботиться о мальчике взялась некая Ксения. Вскоре отец женился во второй раз. Если верить Шушерину, мачеха со своими детьми возненавидела Никиту, морила его голодом, избивала и пыталась убить.

Отец отдал мальчика учиться грамоте и Священному Писанию. Но после возвращения домой он стал забывать грамоту, поэтому решил поселиться в каком-нибудь монастыре, чтобы продолжить учёбу. Шушерин сообщает, что Никита ушёл в Макариев-Желтоводский монастырь, где каждый день изучал Писание и проявил необыкновенный интерес к церковному пению, часто оставался ночевать в церкви под колоколом, чтобы не пропустить начало службы. Существует несколько версий того, когда Никита попал в Макариев-Желтоводскую обитель, есть сведения о его пребывании в других монастырях. Вернуться в деревню Никиту заставил его отец, который через посланного человека ложно сообщил сыну о своей и бабушкиной тяжкой болезни или смерти, по разным источникам. Вскоре отец и бабушка умерли.

Шушерин в своём рассказе опирался на воспоминания самого патриарха и лиц из его окружения. Иногда они носили откровенно легендарный характер. Например, известно предание о неком татарине или мордвине, предсказавшем Никите патриаршество. В житии митрополита Илариона говорится, что патриаршество Никите Минову, помимо мордвина, предсказывал нижегородский священник Ананий (отец митрополита Суздальского Илариона).

До патриаршества

Видение Елеазаром Анзерским на Никоне змея (старообрядческая миниатюра, XIX век)

По настоянию родителей женился и принял сан священника. Около 1626 года был назначен священником одной из московских церквей, по просьбе московских купцов, узнавших о его начитанности.

Смерть детей в 1635 году привела Никиту к окончательному решению оставить мир. Он убедил жену принять монашеский постриг в московском Алексеевском монастыре, дав за неё вклад и оставив денег на содержание, а сам в возрасте 30 лет тоже принял постриг с именем Никон в Свято-Троицком Анзерском скиту Соловецкого монастыря. Через какое-то время преподобный Елеазар Анзерский, начальный старец скита, вменил в обязанность Никону совершение литургий и заведование хозяйственной частью скита. В 1639 году, вступив в конфликт с Елеазаром, Никон бежал из скита и был принят в Кожеозерский монастырь. В 1643 году был избран игуменом монастыря.

В 1646 году отправился в Москву, где явился, по тогдашнему обычаю новопоставленных игуменов, с поклоном к молодому царю Алексею Михайловичу, произвёл на него хорошее впечатление. Царь велел Никону остаться в Москве, а Патриарху Иосифу — посвятить его в архимандриты Новоспасского монастыря.

Став во главе братии Новоспасской обители, Никон вошёл в состав неформального кружка духовных и светских лиц, который профессор Н. Ф. Каптерев называет кружком «ревнителей благочестия». Главные идеологи этой группы — духовник Алексея Михайловича протопоп Благовещенского собора Стефан Вонифатьев, боярин Ф. М. Ртищев и протопоп Казанского собора Иоанн Неронов — ставили перед собою и своими сподвижниками задачу оживления религиозно-церковной жизни в Московском государстве, улучшения нравственности как населения, так и духовенства, насаждения просвещения. Вводилась забытая в Москве практика церковной проповеди с амвона, «единогласие» в богослужении, большое внимание уделялось исправлению переводов богослужебных книг.

Начал ездить к царю во дворец каждую пятницу для бесед и совета не только по духовным делам, но и по государственным.

11 (21) марта 1649 был возведён в сан митрополита Новгородского и Великолуцкого Патриархом Иерусалимским Паисием, бывшим тогда в Москве.

Патриаршество

Алексей Михайлович и Никон перед гробницей святителя Филиппа. А. Д. Литовченко, 1886

15 (25) апреля 1652 года, в Великий четверг, умер патриарх Иосиф. «Ревнители» предложили сан патриарха Стефану Вонифатьеву, но тот отказался, видимо, понимая, кого хотел видеть на патриаршем престоле Алексей Михайлович.

В начале июля 1652 года в Москву были доставлены мощи святого митрополита Филиппа из Соловецкого монастыря — инициатором перенесения мощей в столицу был митрополит Новгородский Никон, который получил предложение царя Алексея Михайловича о замещении патриаршего престола перед гробницею святителя.

25 июля (4 августа) 1652 года Никон был торжественно возведён на престол патриархов Московских и Всероссийских. Во время интронизации Никон вынудил царя дать обещание не вмешиваться в дела Церкви. Царь и народ поклялись «послушати его во всѣм, яко начальника и пастыря и отца краснѣйшаго».

Реформаторская деятельность

Основная статья: Раскол Русской церкви См. также: Старообрядчество

Церковный Собор 1654 года
(Патриарх Никон представляет новые богослужебные тексты) А. Д. Кившенко, 1880 г.

Многие годы собиравший греческие и византийские тексты и серьёзно участвовавший в обсуждениях «Кружка ревнителей благочестия» (в который входил также и протопоп Аввакум), Никон считал важным привести русские православные обряды и книги в соответствие с греческими.

Перед Великим постом 1653 года Никон предписал совершать крестное зна́мение тремя перстами, что противоречило актам Поместного Стоглавого Собора 1551 года, закрепившим двоеперстие. Далее Никон продолжил реформу, собирая соборы. Собор 1654 года положил начало делу унификации московских книг по греческим книгам, напечатанным в XVI веке на Западе. И если определения сего Собора были рассмотрены и согласованы на Константинопольском Соборе того же года под председательством Патриарха Паисия, то решение поместного Московского собора 1656 года, на котором всех, крестящихся двумя перстами, объявили еретиками и предали анафеме, противоречили ему. Поспешная анафема собора 1656 года на всех крестящихся двумя перстами, впоследствии отменённая Поместным собором РПЦ 1971 года, и стала главнейшей причиною Раскола XVII века.

Укоренённость как в народе, так и среди значительной части священства мнения о «превосходстве» русского благочестия над греческим, а московского — над киевским, которая появилась в Северо-Восточной Руси после подписания греками Флорентийской унии с католиками, падения Константинополя, ополячивания Литвы и покорения Литвою Киева (ср. тезис «Москва — Третий Рим»), а также резкость самих реформаторов привели к расколу Русской церкви на сторонников Никона («никониан») и его противников старообрядцев, одним из лидеров которых стал Аввакум.

Строительство

Валдайский Иверский монастырь, основанный Никоном

Одним из направлений деятельности патриарха Никона было основание в России монастырей. В 1653 году на острове Валдайского озера были построены первые деревянные строения Иверского монастыря. В 1655 году был заложен каменный Успенский собор.

В 1656 году Никон добился у царя разрешения на основание на Кий-острове монастыря, известного сейчас как Онежский Крестный монастырь. Строительством первых сооружений на острове с 1656 по 1659 год руководили старцы Нифонт Теребинский и Исаия, а также стольник Василий Парамонович Поскочин — доверенные лица Никона. В том же 1656 году патриарх Никон основал Новоиерусалимский монастырь как подмосковную резиденцию патриархов. Монастырь был построен на землях села Воскресенского. По замыслу Никона, он в будущем должен был стать центром православного мира.

Размолвка с царём

Новоиерусалимский монастырь, основанный патриархом Никоном в 1656 году

Молодой царь Алексей Михайлович почитал патриарха Никона, доверял его советам в делах государственного управления, а во время войн с Речью Посполитой (1654—1667) и длительного своего отсутствия оставлял патриарха де-факто во главе правительства. Повелением царя к титулу патриарха «Великий Господин» был добавлен царский титул «Великий Государь». Такое положение вызывало зависть и недовольство как бояр, не желавших терять возможность влиять на царя в своих интересах, так и многих духовных лиц, в частности, бывших членов кружка «ревнителей благочестия».

Патриарх Никон стремился противодействовать тому, что воспринималось им как посягательство гражданского правительства на его юрисдикцию и полномочия. Особенный протест вызвало принятие Соборного уложения 1649 года, умалявшего статус духовенства, ставившего Церковь фактически в подчинение государству. Так, доходы от эксплуатации монастырских вотчин переходили к созданному в рамках Уложения Монастырскому приказу и поступали в государственную казну; мирские суды стали рассматривать дела, относившиеся к ведению судов церковных.

Вследствие сего, а также интриг со стороны части бояр и духовенства, имевших влияние на царя и враждебно настроенных к патриарху Никону, произошло охлаждение отношений между царём и патриархом. 10 (20) июля 1658 года Никон в качестве протеста оставил Москву: не отказавшись от Московской кафедры, он удалился в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, который (наряду с Крестным и Иверским монастырями) сам основал в 1656 году и имел в своей личной собственности.

Опала и извержение из священства

См. также: Большой Московский собор

Суд над патриархом Никоном
(С. Д. Милорадович, 1885 год)

В 1660 году на созванном в Москве Соборе было постановлено лишить Никона архиерейства и даже священства; однако суд не состоялся, так как дело было решено передать на суд восточных патриархов, по совету никоновского монаха-справщика Епифания Славинецкого и архимандрита Полоцкого Богоявленского монастыря Игнатия Иевлевича. Такое же решение вопроса рекомендовал царю впоследствии и бывший епископ Иерусалимской церкви Паисий Лигарид, который не принимал явного участия в Соборе, хотя был приглашён патриархами к тайному совещанию и выступал в роли переводчика для восточных патриархов.

Приглашённые ещё в 1662 году патриархи долгое время не находили возможным прибыть в Москву. Наконец, в ноябре 1666 года открылся поместный собор Русской церкви — Большой Московский собор с участием двух патриархов: Паисия Александрийского и Макария Антиохийского. Оба патриарха на тот момент считались в Константинополе лишёнными кафедр решением Собора в Константинополе (в вину им было вменено долгое отсутствие в своих патриархиях, которое произошло из-за просьбы русского царя Алексея Михайловича посетить Россию и принять участие в Большом Московском соборе), но в Москве известие о том получили уже после суда над Никоном. Кроме того, позднее, по просьбе русского царя Константинопольский патриарх свои решения о лишении кафедр Александрийского и Антиохийского патриархов отменил.

Идеологическая база и документы Соборов 1666—1667 годов, важнейшим предметом рассмотрения которых было окончательное обсуждение неприемлемых для сторонников «старой веры» «никонианских» богослужебных реформ, разрабатывались учёным монахом «латинского» толка Симеоном Полоцким, Паисием Лигаридом и архимандритом Афонского Иверского монастыря Дионисием, проживавшим в Москве с 1655 по 1669 год.

12 (22) декабря 1666 года состоялось третье, заключительное по делу Никона, заседание Собора в Благовещенской церкви Чудова монастыря.

В грамоте, подписанной всеми архиереями Русской поместной церкви Большого Московского собора, а также иерархами (патриархами, митрополитами, архиепископами, епископами) греческих поместных церквей от 12 декабря, указаны преступления, из-за которых Никон извержен из патриаршества и священства судом поместного собора Русской церкви:

1. Никон досадил (обидел) царя, когда оставил паству и удалился в Воскресенский монастырь, лишь по причине, что царский чиновник ударил слугу патриарха.

2. Никон не смирился и не стал каяться, а совершал хиротонии в новом месте, строил новые монастыри, которые назвал «неподобающими словами и суетными именованиями»: Новым Иерусалимом, Голгофою, Вифлеемом, Иорданом, тем самым он ругался божественным и глумился святым, прославляя себя патриархом Нового Иерусалима, похищая разбойнически, и если была бы у него сила, то отнял бы и третью часть царства.

3. Анафематствовал патриархов Паисия и Макария, приехавших его судить, назвав их Анною и Каиафою, а царских послов, которые к нему были посланы, чтобы вызвать его на суд, назвал Пилатом и Иродом.

4. Никон написал личные письма патриархам, в которых писал про царя Алексея, что царь «латиномудренник, мучитель и обидник, Иеровоам и Озия» и то, что Российская церковь в латинские догматы впала, больше всего обвиняя в этом Паисия Лигарида.

5. Никон без соборного рассмотрения сам лично лишил епископа Павла Коломенского сана, свирепея, стащил с Павла мантию, и того «в язвы и наказания предаде тяжчашие», отчего Павел лишился ума и бедный погиб: или был растерзан зверями, или в реку упал и погиб.

6. Своего духовного отца Никон два года немилостиво бил и ему наносил язвы, после чего патриархи сами видели духовника Никона «всеконечно расслабленным».

За эти преступления Никон был извержен из священства: не только патриаршего достоинства, но из епископского сана и стал простым монахом.

Монах Никон после соборного суда и извержения был сослан в Ферапонтов Белозерский монастырь; после смерти Алексея Михайловича был переведён под более строгий надзор в Кирилло-Белозерский монастырь.

Смерть и посмертная судьба

Смерть патриарха Никона
(гравюра, 1870-е годы)

После смерти царя Алексея Михайловича престол перешёл к его сыну Фёдору Алексеевичу, который сочувствовал Никону. Есть сведения, что новый царь обдумывал предложенный Симеоном Полоцким план по созданию на территории Российского царства четырёх патриархий и папского престола, предназначавшегося для Никона. В 1681 году тому, уже тяжело больному, было разрешено вернуться в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, на пути к которому он скончался 17 августа в Николо-Тропинском приходе напротив Ярославля, в устье реки Которосли.

Царь Фёдор Алексеевич настоял на отпевании Никона как патриарха, несмотря на протесты патриарха Московского Иоакима, который отказался отпевать и поминать Никона как патриарха на основании того, что решение поместного собора Русской церкви — Большого Московского собора и соборного суда, бывшего на этом поместном соборе, извергшего Никона из священства за предъявленные ему обвинения, считал справедливым и правильным.

Гробница патриарха Никона в Новоиерусалимском монастыре

26 августа 1681 года Никон был погребён, согласно его завещанию, в южном приделе (Усекновения главы Иоанна Предтечи) собора Воскресенского Новоиерусалимского монастыря; Фёдор Алексеевич сам со слезами читал над ним Апостол и 17‑ю кафизму и неоднократно целовал его десницу.

В 1682 году Фёдор Алексеевич исходатайствовал у восточных патриархов разрешительные грамоты. В них повелевалось причислить Никона к лику патриархов и поминать в таком звании открыто.

Грамота патриарха Константинопольского Иакова от 5 мая 1682 года указывала:

Преподобныя памяти, возлюбленный брат наш, господин Никон, бывший патриарх Московский и всея Руссии, вместо воздаяния и мздовоздаяния, показания ради долгаго преподобничества и терпения, имеет прощение и разрешение от приключившагося ему соборного извержения, и да будет прощен в нынешнем веце и в будущем от Отца и Сына и Св. Духа, Святыя и Живоначальныя Троицы; восприяв же духовный хитон архиерейства, да приимет, яко патриарх, всегда церковное поминовение, поминаем с прочими патриархами Московскими во священных диптихах, и по всяким именованным временам священных церковных проследованиях безсумненно да сочитается въяве в сочисление прочих патриархов Московских, патриархом же; являемо и именуемо и поминаемое ни един да несопротивится, подлинно тако да будет! Тем же во оправдание издадеся сие прощение его.

Религиовед Вильям Шмидт отмечал, что после смерти Никона русские православные люди выходили встречать, славить и оплакивать своего Патриарха. Ещё не дожидаясь формального восстановления Никона в патриаршем достоинстве, народ припадал к нему как к святителю-исповеднику и страстотерпцу. Тогда обнаружилось, что русский народ любит и чтит патриарха Никона, верит в его праведность. Кафолическая церковь охотно и с радостью разрешала Никона, восстанавливая его в патриаршем достоинстве и причисляя к лику первопрестольных Святейших Московских Патриархов. У гробницы святейшего патриарха Никона в Воскресенском монастыре с конца XVII века по начало XXI века происходили многие чудесные исцеления.

В синодальный период под влиянием цензуры документы, касающееся заседаний Большого Московского собора — суда над Никоном (соборное определение о преступлениях Никона и соборная грамота о извержении из священства Никона), не печатали в составе официально издававшихся документов «Деяния Великого Московского Собора 1666-67 года».

В 2013 году гробница патриарха Никона была вскрыта археологами, но был обнаружен только пустой саркофаг — гробница ранее подверглась разграблению.

Памятники Никону

Патриарх Никон на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде

В 1862 году скульптура Никона была включена в число фигур на «Памятнике Тысячелетию России» в Великом Новгороде.

В 2005 году четырёхсотлетие со дня рождения патриарха Никона было отмечено возведением в селе Вельдеманово на месте дома, в котором патриарх провёл детство, памятника-часовни. В рамках этого под горою был облагорожен родник и сделана купальня. Рядом с памятником поставили поклонный крест от мордовского народа.

5 августа 2006 года в канун 325-й годовщины со дня смерти патриарха Никона в Саранске открыт и освящён патриархом Алексием II памятник Никону. Автор монумента — мордовский скульптор Николай Филатов.

> Киновоплощения

  • Александр Парра в художественном фильме «Гулящие люди», СССР, 1988 год.
  • Валерий Гришко в историческом сериале «Раскол», Россия, 2011 год.

Примечания

  1. Часто пишут, что уход Никиты в Макариев-Желтоводскую обитель относится к 12-летнему возрасту. Есть мнение, что с 12 лет втайне от отца он пребывал в Печерском монастыре и позднее перешёл в Макариев-Желтоводский монастырь. В некоторых источниках утверждается, что из Печерского монастыря Никита в 1621 году вернулся домой и, похоронив родственников, ушёл в Макариев-Желтоводский монастырь и в 1622 году опять вернулся домой. С. В. Лобачёв считает, что Никита Минов подвизался в Макариев-Желтоводском монастыре в конце 1620-х, когда обитель возрождалась, и под впечатлением этого Никита захотел посвятить свою жизнь служению Богу. Считается также, что после 1617 года он со странником ушёл в Макариево-Унженский монастырь в 240 вёрстах от Макариев-Желтоводского монастыря
  2. Соборное послание, подписанное патриархом Паисием и ещё 24 иерархами утверждало: «Не следует думать, будто извращается наша православная вера, если кто-нибудь имеет чинопоследование, несколько отличающееся в вещах несущественных и не в членах веры, если только в главном и важном сохраняется согласие с кафолическою церковью».
  3. Паисий Лигарид — митрополит Газы, отлучённый от Церкви ко времени событий московского Собора, приверженец католицизма. Однако он имел авторитет у царя за свою учёность.

Использованные источники

  1. Если считать Игнатия
  2. П. Никон // Музыкальный словарь: Перевод с 5-го немецкого издания / под ред. Ю. Д. Энгель — М.: Музыкальное издательство П. И. Юргенсона, 1901. — Т. 2. — С. 922.
  3. Лобачёв, 2003, с. 53-54.
  4. 1 2 Севастьянова, 2003, с. 7.
  5. 1 2 Лобачёв, 2003, с. 53—54.
  6. 1 2 Богданов, 2004.
  7. Севастьянова, Зеленская, 2013.
  8. http://www.mari-el.name/2010/03/29/otec-u-nego-cheremisin….html
  9. Резников К. Ю. 5.3 Патриарх Никон // Мифы и факты русской истории. От лихолетья Смуты до империи Петра I. — М. : Вече, 2012.
  10. Севастьянова, 2003, с. 8.
  11. 1 2 Лобачёв, 2003, с. 54.
  12. Костомаров Н. И. Второй отдел: Господство дома Романовых до вступления на престол Екатерины II. Вып. четвертый: XVII столетие : Гл. 4. Патриарх Никон // Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей. Кн. вторая. — М. : Сварог, 1995.
  13. Патриарх Никон // Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главнейших деятелей
  14. Знаменский П. В. История Русской церкви (недоступная ссылка). Дата обращения 3 марта 2009. Архивировано 7 апреля 2010 года.
  15. См. Житие Преподобного Елеазара Анзерского
  16. Цит. по: Кореневский Н. И. Церковные вопросы в Московском государстве в половине XVII в. и деятельность Патриарха Никона / Русская история в очерках и статьях // под ред. проф. М. В. Довнар-Запольского. — Киев, 1912. — Т. III. — С. 46.
  17. До Никона этим титулом пользовался патриарх Филарет как отец царя Михаила Фёдоровича
  18. Ограничение привилегий церкви в Соборном Уложении 1649 года (недоступная ссылка). Дата обращения 20 ноября 2012. Архивировано 13 апреля 2014 года.
  19. Юхименко Е. М. Мемориальные вещи и автографы Патриарха Никона в музейных и архивных собраниях
  20. Акинин К. В. Большая глава Воскресенского собора по описи 1685 г., опубликованной архимандритом Леонидом.
  21. Согласно этим сведениям, патриаршие престолы предполагались в Новгороде, Казани, Астрахани и Тобольске.
  22. Беляев Л. А., Капитонова М. А. Погребение патриарха Никона в Воскресенском Ново-Иерусалимском монастыре: исследования 2012 г. // Российская археология. — 2013. — № 4. — С. 116—125.
  23. Никон (патриарх), митрополит Новгородский
  24. Патриарх Никон. Труды / Науч. иссл., подг. док. к изд., сост. и общ. ред. В. В. Шмидта. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. — 1264 с.
  25. Деяния Великого Московского Собора 1666-67 года.
  26. Прах патриарха Никона исчез из саркофага в Новом Иерусалиме. Вести.Ру
  27. Памятник патриарху Никону в селе Вельдеманово. nn-gid.ru.
  28. Святейший Патриарх Алексий принял участие в открытии памятника Патриарху Никону. Патриархия.ru.

Литература

  • Алексеев А. С., Завьялов С. М. Алебастровый саркофаг Патриарха Никона: состав и возможные источники // Российская археология. 2013. № 4. С. 109—112.
  • Богданов А. П. Патриарх Никон // Вопросы истории. — 2004. — № 1. — С. 51—117.
  • Воробьёва Н. В. Личность патриарха Никона в отечественной историографии. — Омск: Изд-во ОмЭИ, 2007. — 243 с.
  • Воробьёва Н. В. Историко-канонические и богословские воззрения патриарха Никона. Омск: Изд-во ОмГУ, 2008. — 413 c.
  • Зызыкин М. В. Патриарх Никон. Его государственные и канонические идеи. Варшава, 1931—1938. Т. I—III.
  • Зеленская Г. М. Патриарх Никон — зодчий Святой Руси. — М.: Воскресенский Ново-Иерусалимский ставропигиальный монастырь : Паломник, 2011. — 315 с. 4500 экз. — ISBN 978-5-91796-004-3
  • Каптерев Н. Ф. Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович. Т. 1—2 М., 1996.
  • Лифшиц А. Л. Документы о поставках продовольствия и других запасов ссыльному Патриарху Никону в Ферапонтов монастырь // Вестник церковной истории. 2010. № 1—2 (17—18). С. 5—16.
  • Лобачёв С. В. Патриарх Никон. — СПб.: Искусство — СПБ, 2003. — 416 с.
  • «Патриарх Никон. Рождённый на земле Нижегородской». Н. Новгород: РИДО, 2007. Составители архим. Тихон (Затёкин), О. В. Дёгтева и др.
  • Патриарх Никон: трагедия русского раскола (сборник статей). М.: Даръ, 2006 г. ISBN 5-485-00069-X.
  • Пётр (Алексеев), протоиерей. Всеподданнейшее письмо протоиерея Алексеева к императору Павлу Петровичу // Русский архив, 1863. — Вып. 8/9. — Стб. 697—707. — Под загл.: Рассказ Петра Великого о патриархе Никоне.
  • Румянцева В. С. Патриарх Никон и духовная культура в России XVII в.: Из рукописного наследия патриарха Никона: «Правила христианской жизни („нужнеишиа Заповеди“)»: Исследование и публикация. / Российская акад. наук, Ин-т российской истории РАН. — М. : Ин-т российской истории РАН, 2010. — 253 с. ISBN 978-5-8055-0217-1
  • Севастьянова С. К. Материалы к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона». — СПб.: Дмитрий Буланин, 2003. — 520 с.
  • Севастьянова С. К. Переписка патриарха Никона с иконийским митрополитом Афанасием // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2004. — № 3(17). — С. 87—97.
  • Севастьянова С. К. Эпистолярное наследие патриарха Никона: переписка с современниками: исследование и тексты. / Науч. ред. член-корр. РАН Е. К. Ромодановская. — М.: «Индрик», 2007. — 776 с
  • Никон / Севастьянова С. К., Зеленская Г. М. // Николай Кузанский — Океан. — М. : Большая российская энциклопедия, 2013. — (Большая российская энциклопедия : / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 23). — ISBN 978-5-85270-360-6.
  • Субботин Н. И. Дело патриарха Никона. М., 1862.
  • Успенский Б. А. История русского литературного языка (XI—XVII вв.). 3-е изд., испр. и доп. — М.: Аспект Пресс, 2002. — 558 с.
  • Шмидт В. В. Патриарх Никон и его наследие в контексте русской истории, культуры и мысли: опыт демифологизации : диссертация … доктора философских наук : 09.00.13 / Шмидт Вильям Владимирович; . — М., 2007. — 483 с.
  • Шмидт В. В. Никоноведение: библиография, историография и историософия // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2008. № 3/4.
  • Шушерин И. К. Известие о рождении и воспитании и житии святейшего Никона, патриарха Московского и всея России // Патриарх Никон — протопоп Аввакум. М., 1997.
  • Palmer W. The Patriarch and the Tsar: History of the Condemnation of the Patriarch Nicon by a Plenary Council of the Orthodox Catholic Eastern Church, held at Moscow A. D. 1666—1667. Written by Paisius Ligarides of Scio. L., 1871—1876. Vol. 1-6;
  • Patriarch Nicon on Church and State: Nicon’s «Refutation» / Ed., introd., not. V. A. Tumins, G. Vernadsky. B. а. о., 1982

Ссылки

  • Никон, патриарх московский и всея Руси // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  • Никон (Минин-Ларионов) на сайте Русское Православие
  • Патриарх Никон и его наследие
  • Карташев А. В. История Русской церкви. Том второй
  • 400-летний юбилей со дня рождения Святейшего Патриарха Никона: официальный сайт МП 27 мая 2005 г.
  • С. В. Гнутова, К. А. Щедрина. Кийский крест, Крестный монастырь и преображение сакрального пространства в эпоху патриарха Никона
  • Исследование, реабилитирующее Патриарха Никона, обсудят в РАГС NEWSru.com 20 сентября 2007 г.
  • Изображения Патриарха Никона: Галерея электронных изображений
  • Патриарх Никон. Труды / Научное исследование, подготовка документов к изданию, составление и общая редакция В.В. Шмидта. — М.: Изд-во Моск. ун-та, 2004. — 1264 с.
  • Из «Дела патриарха Никона». 1659—1666 годы. Проект Российского военно-исторического общества «100 главных документов российской истории».
Предшественник:
Патриарх Иосиф
Патриархи Московские
1652—1666
Преемник:
Патриарх Иоасаф II

X век

XI век

XII век

XIII век

XIV век

XV век

XVI век

XVII век

XVIII век

XIX век

XX век

Список разбит по векам исходя из даты начала епископства. Курсивом выделены временно управляющие.
выделены избранные, но не рукоположенные на Новгородскую кафедру.
Подчёркнуты имена епископов, одновременно управлявших Санкт-Петербургской епархией.

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Никон и фамилией Минин.

Патриарх Никон


Портрет патриарха Никона с клиром
(Д. Вухтерс(?), 1660—1665 годы)

6 (7)-й Патриарх Московский и всея Руси

25 июля (4 августа) 1652 — 12 (22) декабря 1666

Интронизация

25 июля (4 августа) 1652

Церковь

Русская православная церковь

Предшественник

Иосиф

Преемник

Иоасаф II

Митрополит Новгородский и Великолуцкий

11 (21) марта 1649 — 25 июля (4 августа) 1652

Предшественник

Аффоний

Преемник

Макарий III

Имя при рождении

Никита Минин (Минов)

Рождение

7 (17) мая 1605
село Вельдеманово, ныне Перевозский район Нижегородской области

Смерть

17 (27) августа 1681 (76 лет)
Тропинская слобода Ярославля

Похоронен

Новоиерусалимский монастырь, Истра

Автограф

Медиафайлы на Викискладе

Патриа́рх Ни́кон (мирское имя Ники́та Ми́нин (Минов); 7 мая 1605, село Вельдеманово — 17 августа 1681, Тропинская слобода, Ярославль) — московский патриарх, имевший полный официальный титул «Божиею милостию великий господин и государь, архиепископ царствующаго града Москвы и всеа великия и малыя и белыя России и всеа северныя страны и помориа и многих государств Патриарх» с 25 июля (4 августа) 1652 года по 12 (22) декабря 1666 года с титулом «Великого Государя».

Церковные реформы патриарха Никона, которые он начал в 1650-х годах, были направлены на изменение существовавшей тогда в Русской Церкви обрядовой традиции в целях её унификации с современной греческой. Они вызвали раскол Русской церкви, что повлекло возникновение старообрядчества. В 1666 году он был извержен из патриаршества и стал простым монахом, хотя его реформы были продолжены.

Энциклопедичный YouTube

Как канонизируются местночтимые святые

Авторская программа Александра Мраморнова,

научного руководителя издания материалов Собора 1917-1918 гг.

«Великий Собор»

Гость: священник Максим Плякин (4 часть беседы)

Тема: вопрос о канонизации на Соборе 1917-1918 годов

Эфир 6 сентября 2017 г., 10:30

АУДИО

Александр Мраморнов:

Следующая тема разговора о вопросах канонизации и решениях Собора 1917-1918 годов – вопрос о местночтимых святых. Ведь сегодня есть определенная нормативная база, а как на практике сегодня дело обстоит?

Священник Максим Плякин:

На данный момент запущен новый механизм прославления местночтимых святых и он, фактически, все еще в стадии обкатки. Все равно материалы идут через Синодальную комиссию – через центральную церковную власть. То есть на данный момент Священный Синод определил, что решение о местном прославлении принимает не Архиерейский Собор, а Священный Синод – по рапорту Синодальной комиссии по канонизации.

Александр Мраморнов:

Это при общецерковном прославлении.

Священник Максим Плякин:

Нет, именно – к местному почитанию. Святых к общецерковному почитанию передают на Собор архиерейский, к местному – на Синод. Но учитывая, что первые ласточки этого нового механизма уже есть – по представлению от Волгоградской митрополии прославлена игумения Арсения (Себрякова), по представлению от Смоленской митрополии прославлены пустынники Никита и Феофан – пустынники Рославльских лесов. Это уже дает какие-то плоды. Потому что канонизационный процесс, допустим, старца Никиты начинал еще наш Святейший в бытность правящим архиереем в Смоленске. Слава Богу поставлена точка в процессе, который затянулся на добрых два десятилетия. Материалы к прославлению матушки Арсении тоже собирались больше 10 лет. И сейчас благодаря вот этим новым нормам, благодаря тому, что в состав Синодальной комиссии введены представители практически всех самоуправляемых церквей нашей Церкви – уже есть первые плоды.

Александр Мраморнов:

А что делать с прежде прославленными местночтимыми святыми – тогда, когда какого-то определенного процесса не было, а было их почитание? Например, патриарх Никон – местночтимый в Московской епархии.

Священник Максим Плякин:

Со святителем Никоном ситуация следующая. Соловецкий монастырь, насельником которого он был, несколько раз пытался подать материалы к его формальному прославлению. Потому что до сих пор акта церковной власти о его почитании во святых не было и нет. Несмотря на его почитание и в Новом Иерусалиме, и на Соловках, и на Нижегородчине, где он родился. Актом церковной власти это пока не оформлено.

Что касается местночтимых святых: если почитание святого выходит за рамки той епархии, где оно уже было установлено, то епархия может ходатайствовать перед Синодальной комиссией и перед Архиерейским Собором о том, чтобы это почитание было распространено на всю Церковь. Из последних примеров – это, во-первых, святой праведный Павел Таганрогский, материалы о котором готовила Донская митрополия, Ростов-на-Дону. Во-вторых, это материалы о святых, которые были прославлены Зарубежной Церковью, это святитель Иона, епископ Ханькоуский, это мученики китайские… Я сейчас говорю о тех, о ком уже есть акт церковной власти. В прошлом году Архиерейский Собор, рассмотрев переданные через Отдел внешних церковных связей документы от Зарубежной Церкви по китайским мученикам, по святителю Ионе Ханькоускому, по страстотерпцу врачу Евгению Боткину (который в Зарубежной Церкви уже много лет почитался), вынес решение о том, что их почитание как общецерковных святых возможно, и совершил их общецерковную канонизацию. Также как 9 лет назад, на Соборе 2008 года, по рапорту той же самой комиссии по представлению Зарубежной Церкви ранее чтившийся только в Зарубежной Церкви святитель Иоанн Шанхайский был внесен в общецерковный календарь.

Когда почитание местночтимых святых переходит границы, то Церковь должна зафиксировать этот момент – что почитание вышло за пределы епархии, и, если это почитание реально широкое, Архиерейский Собор, как голос епископов всей Церкви, это свидетельствует.

Старец Симеон Псково-Печерский, святая праведная София Слуцкая, чье почитание вышло далеко за границы Белорусской Православной Церкви, преподобномученики Александр Пересвет и Андрей Ослябя… И Собор постановил, что они будут отныне в общецерковном календаре и их почитание за пределами той местности, где было первоначально местное, уже возможно именно в соответствии с актом церковной власти.

Александр Мраморнов:

Как, на Ваш взгляд, сегодня оценивается ситуация с почитанием новомучеников – именно реальным почитанием, а не с решениями высшей церковной власти, епархиальной власти?

Священник Максим Плякин:

К сожалению, новомученики очень редко почитаются персонально. Почитается либо Собор Новомучеников в целом, как сонм страдальцев, либо какие-то особо яркие фигуры. Но на практике очень часто получается так, что вот те страдальцы 20-30-х годов, которые когда-то попали в жернова репрессивных органов, на месте их служения после трех, а то и четырех поколений, сменившихся уже в обезбоженное время – их подвиг оказывался просто забыт. И сегодня фактически епархии это почитание создают заново. Когда пишутся иконы, когда на месте служения святого строится храм в его честь, когда их имена вносятся в епархиальные соборы святых…

Александр Мраморнов:

То есть такое «рукотворное» почитание получается.

Священник Максим Плякин:

Это не совсем «рукотворное» почитание, потому что это тоже часть церковной памяти. И то, что когда-то государство выкорчевало не только самих этих людей, но и память о них – обязывает нас, их потомков, к тому, чтобы эту память не потерять второй раз.

Но, с другой стороны, многие страдальцы, которые как раз оставили по себе эту память – как раз в лике святых прославлены не были. И это тоже один из парадоксов XX века. Когда чтимые страдальцы – за пределами календаря, а почти безвестные – в календаре.

Александр Мраморнов:

Приведите примеры, отец Максим.

Священник Максим Плякин:

Два друга, два епископа – священномученик Серафим (Звездинский), епископ Дмитровский, и его друг – епископ Серпуховский Арсений (Жадановский). Священномученик Серафим прославлен, епископ Арсений – нет.

Проблемный вопрос сейчас – это канонизация архиепископа Феодора (Поздеевского). Огромное почитание, память – и в монастыре, где он служил, и как о духовном писателе. И – вопрос с достоверностью документов, по которым он был репрессирован. То есть содержащиеся в этих документах слова, приписываемые ему, насколько они – его?

До сих пор не канонизирован чрезвычайно почитаемый епископ Саратовский Вениамин (Милов), есть очень серьезные белые пятна в его биографии, мы стараемся их заполнить по мере возможности. Из всех страдальцев XX века – он самый почитаемый в Саратовской земле, но он пока не канонизирован.

И, возможно, вот эти ближайшие годы – годы и юбилея Собора 1917-1918 гг., и юбилея начала гонений, юбилея преставления первых мучеников нашей Церкви, возможно, это время осмысления и вот этой ситуации с календарем.

Слушайте также:

«Чтобы понять Собор, надо изучать его идеи»

Научный руководитель издания материалов Собора 1917-1918 годов Александр Мраморнов, автор программы «Великий Собор» в эфире радио «Град Петров», которой летом 2017 года исполнилось полгода. Эфир 4 сентября 2017 г. АУДИО

Память Отцов Поместного Собора 1917-1918 гг. установлена 5 (18) ноября

О проекте издания деяний Собора 1917-1918 гг.

Великий Собор 1917-1918 годов – одно из важнейших событий, определивших судьбу нашей Родины, народов и Церкви. Научно-редакционная группа Новоспасского монастыря и НП «Спасское дело» представляют проект издания исторических архивных документов Священного Собора Российской православной Церкви.

Планируется издать 34 тома. На данный момент выпущены тома с первого по пятый, а также 14-й, на очереди в самое ближайшее время ожидается 6-й том. В первый том входят документы предсоборной работы, из которых можно извлечь плодотворный опыт организаторской практики. Второй и третий тома содержат протоколы Соборного Совета, в четвертый том вошли журналы совещаний епископов и Судной комиссии, с пятого тома публикуются Соборные Деяния, на которых обсуждались вопросы, актуальные для нас сегодня: об образовании, науке, сохранении семьи, обустройстве социальной и церковной жизни. Кроме того, Соборные Деяния отражают живую, пламенную речь живых людей того времени. Искренняя, добросовестная работа членов Собора вызывает глубокое уважение к этим умнейшим, выдающимся людям в нашей истории, – большинство из них могут быть примером для нас сегодня.

Большая часть публикуемых исторических документов впервые вводится в научный оборот. Эти материалы заинтересуют социологов, юристов, политологов, филологов, лингвистов, исследователей истории, богословов, служителей Церкви и всех, кому интересна история России. Купить книги можно в книжной лавке Новоспасского монастыря по адресу: г. Москва, Крестьянская площадь, дом 10 (метро «Пролетарская»). Изданные архивные документы Священного Собора продаются во многих крупных православных книжных магазинах. Книги можно приобрести в интернет-магазине: nsmbooks.ru.

Подробную информацию об издании и содержании исторических текстов вы найдете в группе в Контакте ProСобор1917 и на сайте sobor1917.ru.

Шестой том научно-академического издания документов Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. включает текс- ты деяний (стенограмм общих собраний) Собора с тридцать седьмого по шестьдесят пятое, т. е. за вторую половину первой сессии. За это время (ноябрь — начало декабря 1917 г.) в рамках соборных заседаний состоялась интронизация Патриарха Тихона, обсуждены вопросы церковно-государст- венных отношений и революционных изменений в российском общест- ве, разобраны и приняты соборные постановления по вопросам высшего церковного и епархиального управления, проповедничества, о правовом положении духовенства, произведены выборы членов Священного Синода и Высшего Церковного Совета.

Девятнадцатый том научно-академического издания документов Священного Собора Православной Российской Церкви 1917–1918 гг. содержит результаты работы соборного Отдела о монастырях и монашестве. В книгу вошли документы о создании Отдела, протоколы его заседаний, приложенные к ним материалы (в т. ч. письма с мест), проект положения о монастырях и монашествующих и другие итоговые документы Отдела, отчеты о его деятельности. Эти тексты дают ценный материал для воссоздания жизни монастырей революционной эпохи, показывают ее глазами самих монашествующих и мирян.

НИКОН МОСКОВСКИЙ

Патриарх Никон. Миниатюра Царского титулярника, 1672 г.

Никон (1605 — 1681), патриарх Московский и всея Руси

В миру Никита Минич или Минов, родился в 1605 г., в семье крестьянина села Вальдеманова Княгинского уезда Нижегородской губернии.

В детстве много вытерпел от ненавидевшей его мачехи и рано приучился полагаться только на самого себя. Случайно попадавшие в его руки книги пробудили в нем жажду знания, и он юношей ушел в Макарьев Желтоводский монастырь.

Через несколько лет он стал священником в соседнем с его родиной селе, а оттуда перешел, по просьбе пленившихся его служением московских купцов, в Москву.

Монашество

Потрясенный смертью всех своих детей, он убеждает жену уйти в монастырь, а сам на Белом озере, в Анзерском Троицком скиту, принимает монашество под именем Никона в 1630-х годах.

В 1642 г. Никон переходит в Кожеозерскую пустынь и вскоре становится ее игуменом. С 1646 г. он делается известным Алексею Михайловичу, по желанию которого вскоре назначается архимандритом московского Новоспасского монастыря.

Митрополит Новгородский

В 1649 году он уже митрополит Новгородский. В Новгороде Никон приобретает широкую популярность своими проповедями, заботами о церковном благочинии и благотворительностью. Во время бунта 1650 г. он с риском для собственной жизни пытается преданием проклятью и личными увещаниями восстановить порядок. С этого времени царь в письмах своих к Никону уже начинает называть его «возлюбленником своим и содружебником».

В 1652 г. Никон перевозит в Москву из Соловецкого монастыря мощи святого митрополита Филиппа, замученного Грозным. Во время этой поездки умирает в Москве патриарх Иосиф, и Никон избирается его преемником.

Патриаршее служение. Реформы.

Царя и патриарха связывала настоящая дружба. Еще новоспасским архимандритом Никон каждую пятницу ездил к царю во дворец, и они подолгу засиживались за откровенной беседой; царь и сам нередко навещал архимандрита. Когда Никон стал патриархом, царь иногда целые дни проводил с ним в его загородных монастырях. Впечатлительные и порывистые, с преобладающими практическими наклонностями, и с очень развитыми эстетическими вкусами, они тем больше могли давать друг другу, что за одним чувствовалось преимущество житейского опыта и решительного характера, за другим — душевной мягкости и чуткости.

Выдвинутый царем, Никон и в глазах общества являлся желательным кандидатом на патриарший престол, ввиду важных задач, стоявших тогда перед церковной властью. Большую тревогу среди преданных церкви людей вызывали тогда общая распущенность нравов, отражавшаяся и на духовенстве, и разнообразные погрешности в богослужебном чине.

Еще при патриархе Иосифе, в видах упорядочения церковной жизни, образовался в Москве кружок ревнителей, с царским духовником Стефаном Вонифатьевым во главе, получивший большое влияние на церковные дела. Воззрения ревнителей разделял и Никон, сблизившийся лично с некоторыми из них; в духе их воззрений он действовал на Новгородской кафедре, и его кандидатура в патриархи встретила с их стороны энергичную поддержку.

Сам царь, примыкая к ревнителям в общей постановке задачи, на способ ее осуществления имел, однако, особый взгляд, так как склонен был придавать церковной реформе политическое значение. Воскрешая забытую идею о Москве, как центре вселенского православия, — идею, предполагавшую подчинение московскому государю всего православного Востока, и вместе с тем имея в виду прочнее закрепить за Москвой присоединявшуюся к ней Малороссию, Алексей Михайлович считал необходимым тесное единение русской церкви с греческой и малороссийской, а оно, по его мнению, могло быть достигнуто путем согласования русской церковной практики с греческими образцами. Это задание, несомненно, было поставлено будущему патриарху и принято им, причем Никону пришлось изменить свой первоначальный отрицательный взгляд на православие греков.

Со своей стороны, и Никон приносил на патриарший престол собственную программу, далеко выходившую из рамок обрядовых вопросов. По установившемуся в Москве ранее порядку, церковное управление находилось под постоянным и непосредственным надзором государственной власти: царь назначал и смещал патриархов, созывал духовные соборы, направлял их деятельность, даже изменял их решения, а иногда и сам издавал церковные законы.

Никон считал такой порядок ненормальным и находил необходимым освободить церковь от господства над ней светской власти, даже вовсе устранить ее вмешательство в церковные дела. В то же время он представлял себе организацию церковной власти по аналогии с государственной и вместо царя хотел видеть во главе церкви патриарха, облеченного такими же неограниченными полномочиями. Может быть, предвидя свое избрание и возможность борьбы в дальнейшем, он и торжественное перенесение мощей святого Филиппа устроил для того, чтобы примером из жизни Грозного предостеречь своего царственного друга от нового конфликта между царской и духовной властью. Упорными отказами от звания патриарха Никон заставил царя на коленях умолять его принять патриарший сан и дал согласие лишь после того, как все присутствовавшие в церкви, в том числе царь и бояре, поклялись, что будут во всем беспрекословно слушать его как «архипастыря и отца верховнейшего».

патриарх Никон

Первым важным распоряжением Никона и вместе с тем началом реформы было предписание (в 1653 г.) «творить в церкви» вместо «метаний на колену» поклоны «в пояс» и креститься «тремя персты». Это распоряжение, ничем не мотивированное и шедшее в разрез с постановлением Стоглавого собора, вызвало резкий протест среди наиболее энергичных представителей тогдашнего духовенства (Неронов, Аввакум, Логгин и др.), принадлежавших к числу «ревнителей», но не допускавших насильственной ломки старинного православного обряда. Расправившись своей властью с своими прежними друзьями — одних отправив под начало, других подвергнув расстрижению, — Никон дальнейшие свои мероприятия решил проводить уже не единолично, а через духовный собор.

Созванный им в 1654 г. собор объявил, согласно указаниям патриарха, целый ряд русских церковных чинов «нововводными», а русские служебники, их содержавшие, испорченными и подлежащими исправлению «против старых харатейных (т. е. русских же) и греческих книг». Этим своим постановлением собор в принципе признал возможным заблуждение для самой Русской Церкви в ее богослужебной практике и непогрешимым образцом для нее провозгласил практику Церкви Греческой, с той лишь оговоркой, что этот образец дан не в новых, а в старых греческих книгах.

Принятые собором положения задевали национальное чувство русского человека, привыкшего видеть в своей церкви единственную опору правой веры и благочестия; но для Никона они являлись исходными пунктами всей реформы, и потому он настаивал на их признании, подвергнув суровому наказанию выступившего на соборе с возражениями коломенского епископа Павла.

Образ действий Никона усилил сопротивление его противников. Соглашение между ними стало тем менее возможным, что обе стороны выходили, по существу, из одинаковых принципиальных взглядов: по недостатку богословского образования обе придавали обрядам существенную важность в деле веры, не различая их от догматов, и потому не могли сойтись на компромиссе. Так было положено начало трагедии старообрядческого раскола.

Желая опереться в завязавшейся борьбе на высший авторитет, Никон, согласно с соборным постановлением, предложил на решение константинопольского патриарха Паисия спорные вопросы церковной практики, касавшиеся, главным образом, обрядовых особенностей Русской Церкви. Паисий в ответной грамоте, разъясняя действительное значение обряда, давал понять законность обрядовых различий между поместными церквами, но Никон не оценил этой мысли греческого патриарха и истолковал его ответ как полное одобрение своим начинаниям. Намеченная программа стала им осуществляться еще до получения грамоты Паисия.

В 1655 г. переведен был, при содействии приезжавшего тогда в Москву антиохийского патриарха Макария, греческий служебник, содержавший значительные отклонения в чинах от старых русских, и представлен созванному в том же году собору, членами которого и был формально одобрен, одними — из подобострастия, другими — из страха перед патриархом. Вслед за тем исправлены были и другие церковные книги, причем в отступление от соборного постановления 1654 г. за основу принимался справщиками текст новых греческих книг, изданных в Венеции, и только проверялся, где было можно, по старым спискам. Сам Никон, не зная греческого языка, не мог руководить книжным исправлением; по мнению (довольно спорному) Н.Ф. Каптерева, он думал, что оно производится по старым греческим книгам. Зато он лично изучал, на примере бывших в Москве греческих иерархов, греческие церковные чины и обряды и, соответственно своим наблюдениям, исправлял русскую церковную практику.

По мере того как расширялся круг нововведений, росло и противодействие реформе. Избрав с самого начала средством реформы власть патриарха, Никон вынужден был идти по этому пути все дальше и дальше. Захваченный своим темпераментом борца, он все охотнее применяет крутые меры, нередко теряя самообладание: чтобы больнее, например, поразить своих противников, он предает торжественному проклятию особенно ревниво отстаивавшееся ими двоеперстие; усиливает репрессии по отношению к отдельным лицам; на возражения, даже на ссылки из жизни святых, отвечает иногда грубыми несдержанными выходками, отозвавшись, например, однажды о святой Евфросинии Псковской: «вор де б… с… Евфросин!»

Самый процесс борьбы начинает заслонять перед ним ту задачу, из которой борьба возникла. Положение становится трагическим, когда Никон теряет уверенность в правильности начатого дела. Ход реформы и вызванные ею споры заставляют Никона глубже вдуматься в обрядовую сторону веры и постепенно изменяют его взгляды на этот предмет; в 1658 г. он уже открыто признает равноправность старых и новых, русских и греческих книг и обрядов, заявив, например, Неронову о служебниках: «обои-де добры (старые и новые), все-де равно, по каким хочешь, по тем и служишь»; он даже начинает допускать двоеперстие наряду с троеперстием.

Но с этим вместе исчезал предмет, за который поднята была борьба, и перед Никоном оставался только голый факт вызванных реформой раздражения и ненависти. В одном лишь отношении реформа могла дать ему удовлетворение: если не по замыслу, то в исполнении, она была делом церковной власти, и светская власть являлась только пособницей патриарха. Но как раз в критическое для Никона время перелома ему наносится удар и с этой, принципиально наиболее важной для него, стороны.

Никон хорошо понимал, что его власть в церкви держалась на дружбе к нему царя. По отношению к его главной задаче это значило, что он должен был создать для церкви независимое от царской власти положение, пользуясь в то же время поддержкой этой самой власти. Не видно, чтобы Никон искал опоры в обществе или, по крайней мере, в церковной иерархии; против такого предположения говорило бы уже давление, которому подвергались с его стороны созывавшиеся им духовные соборы. Скорее можно думать, что Никон рассчитывал обеспечить независимость церкви путем укрепления своей личной независимости.

Такой смысл могла иметь обнаруженная им хозяйственная предприимчивость: Никон сильно расширил патриаршую область припиской к ней земель, принадлежавших другим кафедрам (14 монастырей и около 500 приходов), и, сверх того, из купленных им и пожалованных царем земель составил значительные личные владения, в пределах которых завел обширное хозяйство и устроил 3 монастыря (Воскресенский, Иверский и Крестовый), обстроенные подобно крепостям. Это был своего рода удел, где патриарх являлся полным государем.

На время Никон достиг своей цели: он пользовался в церкви неограниченными полномочиями. Царь предоставил на полное его усмотрение назначение епископов и архимандритов; воля патриарха была фактически последней инстанцией во всех церковных делах. Царь не решался даже ходатайствовать перед ним об отмене того или другого решения: «я боюсь патриарха Никона — говорил он; может случиться, что он отдаст мне свой посох и скажет: возьми его и правь сам монахами и священниками; я не мешаю тебе в управлении воеводами и воинами, зачем же ты идешь мне наперекор в управлении монахами и попами?» Вся патриаршая область была изъята и в гражданских делах из ведения Монастырского приказа. «Государевы царевы власти уже не слышать» — характеризовал создавшееся в церкви положение один из противников Никона (Неронов).

Власть патриарха казалась еще более прочной и обширной вследствие огромного значения, каким он пользуется в государственных делах. Во время польско-литовских походов (1654 — 1656) Алексея Михайловича Никон оставался заместителем царя в Москве. К нему на утверждение поступали важнейшие государственные дела, причем в формуле приговоров имя Никона ставилось на месте царского: «святейший патриарх указал и бояре приговорили». От государева и своего имени он объявляет распоряжения приказам и рассылает грамоты к воеводам по делам гражданского и даже военного управления. Бояре ежедневно обязаны были являться к патриарху на совет; по словам Павла Алеппского, «опоздавшие на прием бояре должны были ждать в сенях, иногда на сильном холоде, пока патриарх не давал им особого приказа войти»; при входе в палату, они должны были кланяться ему в землю, сначала все вместе, и потом еще раз — каждый в отдельности, подходя к благословению.

С согласия царя, Никон и в официальных документах начинает в это время называться великим государем. Он сохраняет свое влияние на государственные дела и во время бытности царя в Москве. При ближайшем его участии, например, и, вероятно, даже по его мысли, проведена была кабацкая реформа в 1652 г., предпринятая в целях морального оздоровления народа и бывшая целым переворотом в финансовой политике Московского Государства. Современники приписывали также влиянию Никона объявление войны Швеции. Словом, как выразился близкий к царю духовник его Вонифатьев, «царь государь положил свою душу и всю Русию на патриархову душу».

Блестящее положение Никона оставалось, однако, простой случайностью и не могло быть прочным, потому что создавало порядок, противоречивший свойствам московского самодержавия. Никон представлял себе отношение царской и патриаршей власти в общем строе государственной жизни как соправительство двух равноправных сил: царь и патриарх, говорилось в предисловии к служебнику 1655 г. — «два великие дара», «премудрая двоица», которую «Бог избра в начальство и снабдение людем своим»; у обоих — одно «желание сердец их», внушаемое Богом, но у каждого — своя преимущественная сфера деятельности, куда не должен непосредственно вмешиваться другой. Молодой царь из дружбы к Никону принял подобное разграничение, но не остался при нем навсегда. Сам Никон, несомненно, дал толчок развитию политического мировоззрения Алексея Михайловича, раскрывая перед ним в беседах идею самодержавия в его теоретическом обосновании и в практическом применении, хотя бы только в сфере государственного управления. Со временем царь должен был уяснить себе в принципиальной постановке, а не в свете личных отношений к Никону, вопрос о взаимоотношении царства и священства. И в этом случае против Никона оказались и русская история, передавшая царю господство над церковью, и воззрения окружавшей Алексея Михайловича среды.

Ненавидевшие Никона бояре старались повлиять на царя путем «шептания» и клеветы; в том же направлении действовало, своими жалобами на грубость и жестокость патриарха, духовенство. Все это подготовило существенную перемену во взглядах Алексея Михайловича, и не случайно из всех московских царей он является самым ярким и самым вдумчивым идеологом самодержавия, для которого царь земной есть подлинное отображение царя небесного. Когда эта перемена обозначилась, бояре искусно создали обстановку для разрыва.

Никон, патриарх Московский и всея Руси (1652-1658)

Оставление Патриаршества

В июле 1658 г. царем давался в честь приехавшего в Москву грузинского царевича Теймураза обед. Никон, вопреки обычаю, не был приглашен, а посланного им ко дворцу патриаршего стряпчего князя Мещерского окольничий Б.М. Хитрово, распоряжавшийся церемонией, оскорбил, ударив палкой, причем на протест Мещерского, сославшегося на поручение от патриарха, ответил: «не дорожися патриархом!» Никон увидел в этом вызов и настаивал, чтобы царь немедленно дал ему удовлетворение, но в ответ получил лишь обещание рассмотреть дело. Избегая личного объяснения с Никоном, царь после того перестал присутствовать на патриарших службах и однажды через князя Ю. Ромодановского объяснил Никону свое отсутствие гневом на него за то, что тот «царское величество пренебрег и пишется великим государем». Ромодановский при этом добавил, что царь почтил патриарха титулом «как отца и пастыря», а он, Никон, «того не уразумел, и потому впредь писаться великим государем не должен». Для Никона было еще возможно примирение, но теперь оно означало бы с его стороны отказ от главной его цели, и Никон выбрал другое: в тот же день, по окончании богослужения, он заявил народу, что оставляет патриаршество, и уехал в свой Воскресенский монастырь. Впоследствии, объясняя свой поступок, он говорил: «от немилосердия ево царева иду с Москвы вон, и пусть ему, государю, просторнее без меня». В течение года Никон не обнаруживал желания возвратиться и даже дал благословение на избрание нового патриарха.

Созванный для обсуждения его дела в 1660 г. собор и постановил избрать нового патриарха, а Никона, как самовольно оставившего кафедру, приговорил лишить архиерейства и священства. Царь, ввиду возражений Епифания Славинецкого, не утвердил соборного приговора, и дело осталось в неопределенном положении. Эта неопределенность, особенно тягостная для Никона при его нетерпеливом порывистом характере, заставили Никона поколебаться в своем решении. Он пробует примириться с царем и, встретив с его стороны твердый отпор, начинает явно безнадежную борьбу. Терпя на каждом шагу поражения, он окончательно утрачивает душевное равновесие. Не раз еще он просил царя «перемениться» к нему «Господа ради», старается вызвать в его памяти подробности былой близости, жалуется на свое тяжелое положение, даже дважды делает попытку добиться личного объяснения; но в минуты гнева, углубляясь в вопрос о соотношении властей и теперь уже категорически отдавая первенство духовной власти перед светской («священство всюду пречестнейше есть царства»), подвергает резкой критике образ действий царя. «Царь превозносится славой мира сего, принимая в сладость безумные глаголы окружающих: ты Бог земной!»; он «восхитил церковь и достояние ее все в свою область беззаконно», возлюбил церковь, «яко же Давид Уриеву жену Вирсавию и тешится харчем ее со всем домом». В том же тоне Никон отзывается об Уложении и самыми мрачными красками изображает положение народа под управлением царя. Особенно поразило Никона, когда царь передал на суд ненавистных патриарху «мирских властей» его земельную тяжбу с соседом Боборыкиным: в порыве гнева он произнес по этому поводу клятву в такой двусмысленной форме, что ее с одинаковым основанием можно было отнести и к Боборыкину, и к самому царю.

Между тем царь, по мысли находившегося тогда в Москве газского митрополита Паисия Лигарида, решает собрать к 1662 г. новый собор, с непременным участием восточных патриархов; но так как ввиду их отказа приехать в Москву пришлось послать к ним новые настойчивые приглашения, то собор был отсрочен до 1666 г. Эта задержка в ходе дела подала московским друзьям Никона надежду уладить миром его распрю с царем. Один из них, боярин Никита Зюзин, письмом уверил Никона, что царь желает примирения с ним и что он не встретит препятствий к возвращению на престол. Ночью, 1 декабря 1664 г. Никон приехал прямо на утреню в Успенский собор. Оказалось, что он был введен в заблуждение: от царя, созвавшего среди ночи совет, пришло требование, чтобы Никон немедленно ехал назад. Возможно, что Никона ободряло в этом последнем его шаге и личное отношение к нему Алексея Михайловича, который не переставал оказывать своему бывшему другу знаки внимания, посылал ему разные подарки, просил благословения и неизменно подчеркивал, что гнева на патриарха не имеет.

2 ноября 1666 года прибыли в Москву патриархи Александрийский Паисий и Антиохийский Макарий, и вскоре созван был собор, которому предстояло судить Никона. Главным обвинителем на соборе был сам царь, со слезами на глазах перечислявший разнообразные «вины» бывшего патриарха. Собор признал Никона виновным в произнесении хулы на царя и на всю русскую церковь, в жестокости к подчиненным и в некоторых других проступках. Никон был приговорен к лишению святительского сана и к ссылке в Белозерский Ферапонтов монастырь.

Ссылка в Белозерский Ферапонтов монастырь

Жизнь в Ферапонтовом монастыре сложилась для Никона, особенно в первое время, очень тяжело. Помимо материальных лишений, его удручал крепкий надзор, под которым его держали. К нему не допускали никого из посетителей; даже дорога, проходившая вблизи монастыря, была, по распоряжению из Москвы, отведена, в предупреждение соблазна.

С течением времени положение Никона улучшилось. Царь не раз присылал ему значительные подарки, запретил излишние стеснения, предоставил доступ посетителям. Никон приветливо встречает всех приходящих, делится с бедняками своими средствами, оказывает больным медицинскую помощь, и скоро монастырь наполняется толпами богомольцев, привлекаемых именем патриарха.

Молва о нем доходит до южной окраины государства, где в это время поднимается разинское движение; сам Разин шлет в Ферапонтов монастырь своих агентов, приглашая Никона прибыть в свой стан. Встревоженное правительство производит следствие и, хотя не находит доказательств виновности Никона, снова усиливает надзор за бывшим патриархом.

Отношение самого царя к Никону до конца остается, впрочем, благожелательным. Перед смертью царь послал просить у Никона отпустительную грамоту и в своем завещании просил у него прощения.

Заключение в Кирилло-Белозерском монастыре

После смерти Алексея Михайловича наступает в жизни Никона самое тяжелое время. Враждебно относившийся к нему патриарх Иоаким поднимает против него целое дело по разнообразным обвинениям, явившимся результатом ложных доносов. Созванный патриархом Иоакимом Собор в 1676 году постановил: без суда и следствия перевести Никона под строгий надзор в Кирилло-Белозерский монастырь. Все имущество Никона в Ферапонтове описали и отобрали, включая съестные припасы, келейных старцев сослали по разным монастырям.

В Кириллове Никон прожил с июня 1676 года по август 1681 года. Тут к нему приставили двух монахов для надзора, которые никого к патриарху не допускали, не давали писать писем, следили за ним даже в церкви. В Кирилловом монастыре Никона поместили в Больших Больничных палатах рядом с церковью Евфимия Великого. Никон почти совсем упал духом, чувствуя себя заживо погребенным.

Царь Федор Алексеевич, под влиянием тетки своей Татьяны Михайловны и Симеона Полоцкого, решается под конец, несмотря на упорное сопротивление патриарха Иоакима, перевести Никона в Воскресенский монастырь, а вместе с тем ходатайствует перед восточными патриархами о разрешении Никона и о восстановлении его в патриаршем достоинстве.

Разрешительная грамота уже не застала Никона в живых: он скончался на пути, у Ярославля, 17 августа 1681 года, и был погребен в Воскресенском монастыре как патриарх.

  • Шушерин (иподиакон Никона), «Известие о рождении, воспитании и житии святого Никона» (М., 1871);
  • архидиакон Аполлос «Начертание жития и деяний Никона» (М., 1852);
  • Гиббенет «Историческое исследование дела П. Никона», 1 — 2 т. (Санкт-Петербург, 1882 — 84);
  • Субботин «Дело патриарха Никона»; Макарий «Патриарх Никон в деле исправления церковных книг»;
  • Субботин «История русской церкви», т. XII;
  • гр. Гейден «Из истории возникновения раскола при патриархе Никоне»;
  • Каптерев «Патриарх Никон и его противники в деле направления церковных обрядов» (изд. 2-е, Сергиев Посад, 1913);
  • Каптерев «Патриарх Никон и царь Алексей Михайлович», т. 1 и 2 (1909 — 1912);
  • Николаевский «Жизнь патриарха Никона в ссылке» (Санкт-Петербург, 1886);
  • Николаевский «Патриаршая область и русская епархия в XVII в.»; (Санкт-Петербург, 1888);
  • «Дело о патриархе Никоне» (изд. Археографического Комитета); «Гиббенет» (ук. соч., 2 т.);
  • «Записки отделения русской и славянской археологии Императорского Русско-Археологического Общества» (т. 2);
  • Барсков «Памятники первых лет русского старообрядчества» (Санкт-Петербург, 1912).

Использованные материалы

  • Русский биографический словарь:
  • «Кирилло-Белозерский монастырь,» сайт паломнического отдела Одесской епархии:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *