Пастернак поэзия

Пастернак поэзия

ГамлетЗимняя ночьБелая ночьВетерАнне АхматовойОсень»Быть знаменитым некрасиво…»Разлука»Во всем мне хочется дойти…»СвиданиеЛандышиСказкаСиреньОбъяснениеРазрывСтрашная сказкаВ больницеБабочка-БуряХмельСвадьбаЗа поворотом»Февраль. Достать чернил и плакать…»»Так начинают.

Года…»ПространствоПамяти ДемонаБальзакЛюбкаПобедитель»Давай ронять слова…»»Я знал, что эта женщина к партийцу…»ВступленьеСмелостьПриближенье грозыВеснаВеснаПетухиМ. Ц.Памяти Марины ЦветаевойМарбург»Никого не будет в доме…»БрюсовуСтарый паркВысокая болезнь»Любить иных — тяжелый крест…»Борису ПильнякуЗимнее утро»Грядущее на все изменит взгляд…»ОтплытиеСмерть сапера»О, знал бы я, что так бывает…»РазведчикиМагдалина»Красавица моя, вся стать…»»Не волнуйся, не плачь, не труди…»МейерхольдамЗастава»Рослый стрелок, осторожный охотник…»БобыльОжившая фрескаЗима приближаетсяВолныЗвезды летомЗаревоЗимняя ночьСмерть поэтаОсеньПлачущий садПамяти РейснерНеоглядностьВ низовьяхСонОпять веснаПреследование»Опять Шопен не ищет выгод…»ВеснаЗимаВальс с чертовщинойЛетоЗимнее небоТоска»Годами когда-нибудь в зале концертной…»»Как бронзовой золой жаровень…»»Все наденут сегодня пальто…»»Я понял жизни цель и…»Душа»Ты здесь, мы в воздухе одном…»Вальс со слезой»Когда я устаю от пустозвонства…»ЗеркалоСон в летнюю ночьОпределение творчестваМетельДевочкаБалладаБолезни ЗемлиВокзалЛетний день»Любимая, — молвы слащавой…»МаргаритаОпределение поэзииБаллада»Столетье с лишним — не вчера…»»Все снег да снег, — терпи и точка…»ИнейПосле дождяВ лесуСложа веслаЗазимкиШекспирНа ранних поездахЛожная тревога»Сестра моя — жизнь и сегодня в разливе…»Дождь»Ты так играла эту роль…»Да будетУроки английского»Счастлив, кто целиком…»ПирыГородПетербургВесенний дождьВстречаОпределение души»Стихи мои, бегом, бегом…»Дурной сонБалашов»Не как люди, не еженедельно…»Не трогатьМефистофельРаскованный голосПоэзияНаша грозаЭхоВенецияТри вариантаСосныГородДва письмаНескучныйИмпровизация»Ты в ветре, веткой пробующем…»Ледоход»Я рос. Меня, как Ганимеда…»Вдохновение»Меня б не тронул…»Двор»Весеннею порою…»»Еще не умолкнул упрек…»СтрижиУральские стихиИюльская грозаПро эти стихи»Весенний день тридцатого апреля…»Урал впервые»Вечерело. Повсюду ретиво…»Орешник»Сегодня мы исполним грусть его…»Из суеверья9-е январяВторая баллада»Чернее вечера…»Мельницы»Не чувствую красот…»Из поэмыДо всего этого была зимаДрозды»Мертвецкая мгла…»»Сегодня с первым светом встанут…»»Пока мы по Кавказу лазаем…»ЗаместительницаОбразецНа параходеДвадцать строф с предисловием»Встав из грохочущего ромба…»»Я помню грязный двор…»»На Грузии не счесть…»»Как кочегар, на…»Подражатели»Окно, пюпитр и, как овраги эхом…»Матрос в МосквеДесятелетье песни»За прошлого порог…»Спасское»Кругом семенящейся ватой…»»Дымились, встав от…»»Платки, подборы, жгучий взгляд…»Ивака»Оттепелями из магазинов…»Свистки милиционеров»Я видел, чем Тифлис…»»Еловый бурелом…»»Немолчный плеск солей…»К октябрьской годовщине»Душистою веткою машучи…»»Достатком, а там и пирами…»

КНИЖНАЯ ПОЛКА

М.Л. Гаспаров,
К.М. Поливанов.
«БЛИЗНЕЦ В ТУЧАХ»
БОРИСА ПАСТЕРНАКА:
Опыт комментария.
М.: РГГУ, 2005. 143 с.
(Чтения по истории
и теории культуры.
Выпуск 47).

“Так начинают жить стихом!” — да, словами самого поэта можно определить интерес современных исследователей (от Ю.М. Лотмана, опубликовавшего в своё время ранние варианты стихотворений Пастернака) к ранним опытам автора «Доктора Живаго». Книга М.Л. Гаспарова и К.М. Поливанова о самой первой, самим поэтом впоследствии вспоминавшейся нечасто, поэтической книге выросла из комментария, писавшегося для Полного собрания сочинений Пастернака («Литература» писала об этом масштабном проекте издательства «СЛОВО/SLOVO»: Литература. 2004. № 38). Наверное, в какой-то момент авторам стало ясно, что прятать собранный ими ценнейший материал о “начальной поре” жизни и творчества поэта, о всей его яркой и противоречивой эпохе в набранный мелким шрифтом и читаемый далеко не всеми даже из специалистов финальный раздел одного из томов адресованной массовому читателю толстой книги — дело неблагодарное. Да и объём получившегося коллективного исследования намного превосходит принятые для работы этого жанра размеры, не укладывается даже в самый мелкий, едва читаемый невооружённым глазом кегль типового комментария…

Сказать, что предложенный двумя крупнейшими современными пастернаковедами труд является образцовым — значит, не сказать почти ничего об этой необыкновенной книге.

Уместнее будет назвать её исследованием, подводящим итог целой эпохе в отечественной науке — эпохе энциклопедически тщательного и педантически точного, максимально объективного изучения художественного текста как такового, на смену которой всё чаще приходит “весёлая” и не совсем обязательная наука субъективных толкований и произвольных фантазий — с привлечением, в полном соответствии с соблазнами времени, философии, социологии, психологии, медицины, астрологии, нумерологии, кулинарии и т.д.

Характерно, что в кратком Предисловии авторы комментария показывают свой скептицизм по отношению даже к такому, казалось бы, прочно вошедшему в научный обиход методу исследования литературы, как мифопоэтический, относя и его к разряду “произвольного интерпретаторства”. Объективность и только объективность, факты биографии писателя и истории литературы и реальная словесная ткань стихов раннего Пастернака — это всё, о чём идёт речь в этой книге. Зато об этом авторы стараются рассказать нам всё.

Первая, биографическая часть книги написана Поливановым; здесь речь идёт о круге чтения молодого поэта, о его участии в литературной жизни 1913 года, об окружении поэта, его друзьях и любимых, о работе Пастернака над первой книгой и первых рецензиях на неё.

Затем начинается собственно комментарий к составляющим книгу текстам — начиная с пафосного предисловия Николая Асеева, каждая фраза которого так же, как практически каждое слово каждого из двадцати одного стихотворения этой тоненькой книжечки, получает своё объяснение.

Недаром в своём предисловии авторы назвали стихи Пастернака в числе “сложных и сверхсложных” литературных произведений ХХ века, для понимания которых нужен комментарий нового типа, отвечающий, кроме всего прочего, на вопрос: о чём, собственно, здесь говорится? Шаг за шагом анализируя композицию стихотворения, его ритмическое строение, лексику, синтаксис, стиль, особенности содержания, сохранившиеся черновики и варианты дальнейшей переработки, комментаторы помогают читателю действительно сделать сложные стихи не “понятными в целом”, а приблизиться к пониманию каждой детали, каждого слова, каждой мельчайшей детали языка…

Вышедшая к семидесятилетнему юбилею великого русского учёного Михаила Леоновича Гаспарова книга эта подчёркнуто не юбилейна.

Ю.О.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *