Пара осенней обуви екимов

Пара осенней обуви екимов

Пара осенней обуви

В эту Прибалтику пока собрались, поругались десять раз. Сам Алексей не долго думал. В конторе ему предложили: поедешь с женой? На двоих туристическая? Города Прибалтики: Вильнюс, Рига, Таллин. Он туда-сюда прикинул и решил: «Была не была. Съездим». Осень. Немного дел. Да и в кои веки предложили: первый раз в жизни и, может, последний. Хоть белый свет поглядеть. В общем, согласился.

А домой пришел, Ольга на дыбы.

– Либо сдурел? Об хозяйстве душа не болит? Картошка не копана, соломы не привезли. О дровах не думаешь. А дети с кем? Скотину на кого кинуть? Скоро зернецо будут давать. Проездим и останемся с таком.

Припевать жена умела, только слушай ее. Но тут дети разом навалились, особенно старшая дочь, считай, невеста. У нее был свой интерес: с пустыми руками мать не вернется, что-нибудь да привезет. А в Прибалтике магазины – не нашим чета. Про это слыхали. И Ольга сдалась.

Два вечера копали картошку. Соломы Алексей привез, пилил дрова – чтобы уж ехать со спокойной душой.

К Ольге со всего хутора сбегались бабы. Охали да ахали, судили-рядили, наперебой заказывали то да это: и детское, и женское, и всякое, с чем бедовали. Ольга лишь успевала записывать. У ребят тетрадку взяла и записывала в ней, чтобы хоть с деньгами потом рассчитаться, не перезабыть, кто что давал.

Лишь мать Алексея, Мартиновна, жила как обычно. С утра и до ночи, в меру сил, копошилась по хозяйству. Вечером сидела за двором, на скамеечке. Рано уходила в свою боковуху, готовилась ко сну и засыпала.

Фото: c24news.ru

А на нее, на нее была вся надежда. Ольга так и говорила:

– Мама, надежа на тебя.

И то было правдой: дочка в школьный интернат увеется, поминай ее, а с ребят какой спрос.

– Поезжайте с Богом, – говорила Мартиновна.

Она была не очень стара, шесть лет лишь пенсию получала. Но годы годам рознь. Пятерых детей подняла. Всю жизнь в колхозной работе.

Вдовий плат на голове, суровые морщины, померкший свет в глазах – отжила свое.

– Твои-то едут? – спрашивали ее.

– Едут… – отвечала Мартиновна. – Такая жизнь настала. Это мы прожили век за куриный пек… – И замолкала.

Собрались. Поехали. В последний вечер, укладываясь, Ольга, спохватившись, спросила Мартиновну:

– Мама, а тебе что привезть? Може, платок?

– У меня этих платков… – усмехнулась Мартиновна. – С каждых похорон. До смерти.

На похоронах теперь платки раздавали старым женщинам, пошла такая мода.

– Ну, ладно, там поглядим, – махнула рукой невестка.

Мартиновна задумалась на минуту, тихо сказала:

– На ноги б чего… Вот ныне бы, к осени.

Невестка уже не слушала ее. Услышал сын, пообещал:

– Поглядим, мама.

Мартиновна вздохнула. Ноги у нее болели и просили доброй обувки: не вечных резиновых калош да сапог, а чего-то другого, поприютнее. Она в последние дни всё думала об этом, да боялась просить. Какую-то такую обувку ей хотелось, чтоб и теплая, и ловкая, и приглядная на вид.

Смешно сказать, но последние ночи снились ей трофейные ботики, что подарили отец и мать, выдавая замуж. Давно то было, и ботики в голод поменяли на картошку. Но помнилось: желтой кожи, с крючками и шнурочками, такие ловкие на ноге. Надевала их считанные разы, берегла. Потом уплыли ботики в чужие руки. Теперь вот какую ночь снились. Снились, и во сне ноги меньше ломило.

У Алексея с Ольгой всё складывалось хорошо. Благополучно долетели. Зря лишь пугались: самолет, самолет. А самолет – он удобней еще: раз-два – и на месте. И ничего страшного.

Группа попалась хорошая: свои люди, колхозники, лишь из других районов. Долетели, разместились в гостинице, кормежка – всё как положено. И конечно, экскурсии. С утра до ночи. И по магазинам – пожалуйста. Магазины и в Вильнюсе, и в Риге – не нашим чета. Бабы просто шалели. А мужики – больше по пиву. Пива в Прибалтике хоть залейся.

И дни полетели невидя, один за другим. Пожили в Вильнюсе, потом в Риге, приехали в Таллин. Здесь Ольга день-другой побегала и устала. Деньги кончились, и, по правде говоря, уже набрались всего: два чемодана и коробок ворох. Еще неизвестно, как уезжать с таким багажом. В самолет не примут.

Оставалось чуть-чуть до отъезда. И уже начали думать о доме, о детях, о домашних делах. Вот тут Алексей о материнской просьбе и вспомнил.

– Мать же просила на ноги чего-нибудь. Осеннее. Надо взять.

– На станцию с торгами поеду, – пообещала Ольга. – Калоши куплю.

– Калоши… – обиделся за мать Алексей. – Себе так набрала, – показал он на чемоданы. – А матери калоши.

– Ей сколь лет? – спросила Ольга. – Может, ей туфли на высоком?

– Ну, не на высоком… а всё же можно подобрать чего-нибудь получше калош. Как-никак…

– Вот иди и покупай, – махнула рукой Ольга. – А у меня ноженьки гудут. Бери вон кошелек и иди.

– И пойду, – сказал Алексей. – Куплю. Еще получше тебя выберу.

Таллинн. 1968 год. Фото: visualhistory.livejournal.com

Время было не позднее, магазины открыты. Зашел Алексей в один да другой. Ходил возле полок, приглядывался, но ничего не мог выбрать. Хотелось, чтобы и для ноги были хороши, и всё же мать не молоденькая. Чтоб и помягче, и потеплее – к осени. И попригляднее. Вспомнил он мать, раздумался. Как она жила… Ведь кроме чириков да сапог резиновых сроду не нашивала ничего. Захотелось ее порадовать. Чтоб надела – и люди завидовали. Пойдет, положим в магазин, за хлебом, сразу углядят. Охи да ахи. «Сын привез», – скажет мать. Алексей даже засмеялся, представив это.

В одном из магазинов он решил с продавщицей посоветоваться. Обычно он продавщиц побаивался, а тут решился.

– Мне бы чего для матери, – попросил он. – Для осени обувку.

– Калоши вон в том отделе.

– Я же не калоши спрашиваю, – обиделся Алексей. – Что вы все с этими калошами? Сами небось… – покосился он на ноги продавщицы.

Продавщица усмехнулась, оглядела Алексея с головы до ног, в глазах ее вспыхнул злой огонек.

– Вам для осени обувь? – пропела она ласково. – Приличную, да?

– Конечно.

Продавщица нагнулась, пошарила под прилавком и выставила желтой кожи ботиночки, игрушка – не обувь. Аккуратные кнопочки сбоку, мех внутри, а кожа так выделана была, так мягка… Не обувка – сладкий сон.

– Вот это да… – проговорил Алексей. – А почем?

Этого вопроса продавщица ждала. Она же Алексея насквозь видела: по его одежке, по лицу. Она его поняла сразу и теперь выговорила внятно:

– Шестьдесят рублей.

Алексей охнул. Глаза его округлились, открылся рот. Он вроде к ценам привык, к сумасшедшим. Сапоги дочери да Ольге покупали. Но то сапоги, до колен. А здесь кожи-то кот наплакал.

– Ничего себе, – проговорил Алексей.

– Я же вам сразу сказала: калоши в другом отделе, – процедила продавщица с такой откровенной ухмылкой, что захотелось взять этот ботинок да…

Алексея жаром осыпало с ног до головы. Он вытаскивал кошелек и Бога молил: лишь бы хватило, лишь бы хватило… Руки тряслись, пересохло во рту. Продавщица глядела в упор.

«Сорок пять, сорок шесть… Трояк и рубли… Не хватит, – пронеслось в голове, и тут же вспомнил: загашник есть, от жены утаенное. Вытянул и вздохнул: – Слава Богу!»

Он расплатился, не глядя обувку забрал и лишь на улице вздохнул свободно. Чуть отошел от магазина, через плечо покосился: не глядят, раскрыл коробку. Здесь, при солнечном свете, ботиночки казались еще лучше: шелковистый мех внутри – тепленькая пещерка, кожа гладенькая блестит – игрушечка, и только.

Алексей невольно на свои башмаки поглядел и усмехнулся, подумал, что надо бы как-нибудь тоже приобуться.

В гостинице Ольга, ботиночки увидев, с ходу запричитала:

– Сдурел, сдурел! Либо выпил?! Точно, пьяный! Да как твоя башка сообразила?! – Она цену сразу почуяла, но всё же спросила: – Сколь?

Алексей ответил.

Ольга заплакала.

– Дурак. Последнюю денежку. Хоть бы подумала твоя башка, мать их оденет ли? Да за такие деньги. Дочь невеста… Хотела ей…

Ольга плакала, причитала, а сама меж тем взяла один ботинок и пыталась всунуть ногу в него. Но куда там с ее тридцать девятым. И у дочки ноженька не полезет – в маму уродилась. В досаде бросила ботинок на пол, сказала в сердцах:

– Иди, пускай денежки вертают. Скажи, не подходят.

Алексей обычно жену слушал, и теперь он понимал ее правоту. Как ни говори, а для матери… Одним словом, дороговато. Он понимал теперь, что погорячился, что виновата продавщица. Он всё понимал, но снова идти в магазин и деньги просить назад он не мог. Режь его, убивай, с живого кожу сними – не мог.

Ольга отпричитала, отплакала и вспомнила:

– Верка заказывала, Дианова. Я и не думала ей брать. А у нее ножка маленькая, продадим.

И всё успокоилось. Всё пошло своим чередом. Таллин, экскурсии, потом самолет – и домой.

На хутор приехали ночью. Но дома не спали. Конечно, ждали их и детвора, и мать. Началась колгота. Старшая дочь примеряла обновки, малыши конфеты да пряники грызли. Мартиновна радовалась со всеми вместе. Ей Ольга платок привезла, черный с розами. Недорогой платок, а приглядный.

Дочка в узлах да чемоданах копалась и углядела ботинки, те самые, желтенькие. Она их вынула из коробки, и в электрическом свете ботинки засияли – глаз не оторвать.

– Это кому? – спросила дочь.

Ольга нехорошо засмеялась:

– Это сынок маме купил. За шестьдесят рубликов. Выбрал.

Фото: om1.ru

Мартиновна, казалось, не слышала откровенной насмешки. Словно завороженная, встала она, подошла, взяла желтые ботинки в темные руки. Погладила верх, подошву, потом примерила. Ботинки оказались впору. Мартиновна по комнате прошлась так легко, словно новая обувка сама пронесла ее от стола до порога и назад.

Ольга глядела молча, Алексей замер, и дети замолчали.

Мартиновна обувку сняла, поставила ее на стол, голову уронила и заплакала.

– Бабаня, ну, бабаня… – кинулась к ней внучка. – Чего ты… Гляди, какие хорошенькие.

Алексей тоже подошел, сказал:

– Мама, не надо.

Но Мартиновна плакала, и в слезах ее кто виноват был… Длинная нескладная жизнь? А может, те, трофейные ботики, с крючочками и шнурками, из молодости? Или вот эти?

Алексей не выдержал, вышел на крыльцо, закурил. Ольга выскочила вслед за ним. Пыхнув папиросой и проглотив ком в горле, Алексей сказал:

– Ты гляди не вздумай у нее забирать.

– Чего уж я, совсем, что ли… – прошептала Ольга. В глазах у нее стояли слезы.

Екимов Борис » Рассказы

Екимов Борис

Жанр: Русская классическая проза

Читать книгу онлайн бесплатно

Скачать книгу бесплатно:

  • (82 КБ)
  • (106 КБ)
  • (85 КБ)
  • (83 КБ)
  • (81 КБ)

Какой формат выбрать?

Похожие книги

  • О чем не рассказала Маргерит Дюрас — Адлер Лор
  • Обманутые звезды (Рассказ о Юсиф-шахе) — Ахундов Мирза
  • Пять рассказов о Вано и Hико — Ахвледиани Эрлом
  • Рассказ о том, как отвалилась голова — Акутагава Рюноскэ
  • Рассказ об одной мести — Акутагава Рюноскэ
  • Дорога на Стрельну (Повесть и рассказы) — Аль Даниил
  • Легенды о звездных капитанах (Сборник рассказов) — Альтов Генрих
  • Как нам разорить Америку (рассказы) — Альтов Семен
  • Карусель (рассказы) — Альтов Семен
  • Набрать высоту (рассказы) — Альтов Семен
  • Шанс (рассказы) — Альтов Семен
  • Пять рассказов о знаменитых актерах (Дуэты, сотворчество, содружество) — Альтшуллер А.
  • Рассказы про маленькую смышленую Ирку — Александров Филипп
  • Последние свидетели (сто недетских рассказов) — Алексиевич Светлана
  • Сержант Беркович (Сборник рассказов) — Амнуэль Песах

« пора осенней обуви» Б. П. Екимов (ЕГЭ по русскому)

В своем произведении » пора осенней обуви» Б. П. Екимов рассуждает над многими нравственными проблемами, но основной является- проблема взаимоотношений между близкими родственниками, а точнее, поколениями. Давайте поразмышляем над этим.

В данном произведении автор повествует о том, как по-разному люди могут относиться к пожилым. На примере главного героя Екимов показывает истинную преданность сына по отношению матери-пенсионерке.

Выражается она не только в словах, как зачастую и бывает, но и на деле. Так, придя в магазин, он выбирал для мамы сапоги, но они оказались настолько дорогими, что:» Он вытаскивал кошелек и бога молил: лишь бы хватило, лишь бы хватило…» Однажды, сын со своей семьей отправился в гости к матери, а та, в свою очередь, даже не предполагала, что сынок приготовил для нее такой подарок. Но, после того, как все карты раскрылись, и бабуля примерила ботинки- её накрыла буря эмоций. Как говорит » Мать обувку сняла, поставила её на стол, голову уронила и заплакала.»Именно ради этого и стоит жить. Ведь, делая счастливыми других, мы делаем счастливее себя.

Я полностью разделяю позицию автора. Мне кажется, что это очень важно бережно относиться к старшим поколениям. Каждый раз, когда мы заставляем их улыбаться- на душе становится как-то по-особенному тепло. Пожилым людям очень не хватает внимания, поэтому для них каждый знак внимания является чем-то особенным.

В произведениях многих писателей присутствует ряд рассуждений по данной проблеме. Например, в романе Гоголя » Тарас Бульба», Остап наоборот ценил товарищество во много раз больше, чем кровные узы. Однако, когда его брат Андрий оказался предателем, тот не смог с этим смириться и убил его собственными руками. Поэтому для своего отца он стал истинным фаворитом, показавшим мужество в бою.

Второе произведение, на которое мне бы хотелось обратить внимание- это рассказ Пушкина » Станционный смотритель». В нем речь идет о мужчине- Самсоне Вырине, который души не чает в своей дочери. Она для него является всем. Однако, однажды дочь покинула отчий дом и долгое время не навещала отца, ждущего ее каждый день. Так он и не увиделся с ней. Когда девушка приехала домой, то отца уже не было-он умер, так и не дождавшись свою ненаглядную.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что несмотря ни на что нельзя забывать старшие поколения, ведь именно они подарили нам жизнь. Каждый раз они будут ждать вас с нетерпением. Им не нужны вещи или какие-то подарки. Главное для них-это внимание .

Урок внеклассного чтения в 11 классе

Кузнецова Светлана Геннадьевна учитель русского языка и литературы, первой квалификационной категории высшего уровня КГУ «Каменнобродская средняя школа» с. Каменный Брод Айыртауского района СКО

Тема: «Как важно вовремя успеть» (по рассказу Б. Екимова «Пара осенней обуви»)

Цель: знакомство с рассказом, выявление его идеи.

Задачи: развивать навыки выявления темы и идеи рассказа; развивать представление учащихся о литературе ХХ века; воспитывать у учащихся уважение к матери, стремление заботиться о ней.

Оборудование: портрет Б. Екимова, коллаж, «сердце признаний».

Музыкальное оформление: песня в исполнении Т. Гвердцители «Мамины глаза»

Эпиграф:

«Чудо может обнаружить себя во всём.
В улыбке, в веселье, в сказанном вовремя нужном слове.
Чудо — это каждый случай, зависящий от нашей человеческой воли и наполняющий нас сознанием счастья».
А. Грин

Ход урока

I. Оргмомент. Создание позитивного эмоционального настроя учащихся

Часто приходится слышать «чудо», «чудом спасся». Как вы думаете, может ли оно быть — чудо в обычной, повседневной жизни?

Заполнение «дискуссионной карты».

Да Нет

Открывается эпиграф (он был скрыт). Объясните смысл слов писателя А. Грина. (чудо зависит от воли людей, от их восприятия мира и самих себя. Чудо не приходит извне, оно как бы продукт нашего сознания.)

IV. Знакомство с личностью писателя

Ученик, получивший предварительное задание, рассказывает о жизни и творчестве писателя Б. Екимова.

Прочитайте высказывания писателя и составьте его «портрет».

*»Кто-то сказал, что всякую хорошую литературу ведёт тоска по хорошему человеку. Литература должна подвигать к доброму размышлению и созиданию, а рождается она, наверное, тогда, когда человек видит и хочет сказать, что человечество может жить гораздо лучше. К примеру, из века в век люди жалуются на бедность. Редко на духовную. Чаще не хватает „злата“. А ведь человеку нужно очень мало: хлеб да вода. Но понять это мудрости не хватает. Хотя ещё Христос учил: „Живите, как птицы божии“.

*Хорошая литература сродни религии. Что такое религия? Это попытка заставить человека задуматься над смыслом своего существования и над тем, что он должен прожить свою короткую жизнь пристойно».

*»Писатель должен ценить всё: улыбку природы, дерева, женщины. Нам дана прекрасная, замечательная, но очень короткая жизнь. Но, к сожалению, это о нас ведь сказано: «В мире был, а мира не познал…»

*»Профессия литератора нынче меня не кормит, не поит, но, по силе возможности, остаюсь при ней. Дело в том, что это ремесло избирал я не ради хлеба насущного. В русскую литературу, так уж повелось изначально, идут не ради сладкого куска. Причины иные. Осмелюсь сказать, более высокие. Отказываться от них не стоит».

*»Профессия моя не ораторская. Она требует разговора наедине. Разговора предельно честного…»

V. Чтение рассказа по частям

1. Объясним заглавие рассказа. (Пара осенней обуви — вещь обыденная. Видимо, за этой обыденностью скрыт высокий смысл.)

Чтение первой части (до слов «Мама, а тебе что привезти? Може, платок?»).

— Почему Мартиновна не делает никаких заказов уезжающим детям? Почему о ней вспоминают в последнюю очередь? (материнская любовь бескорыстна, она не требует подарков, потому и воспринимается как нечто само собой разумеющееся. Взрослые дети за своим повседневными хлопотами часто забывают о своей постаревшей матери. А мать ничего и не просит.)

Чтение второй части (до слов «Невестка уже не слушала её»)

— Что стоит за молчанием Ольги? (Ольга не слышит свекровь. Она поглощена просьбами соседок, подруг, предстоящей поездкой. За её молчанием стоит равнодушие)

Чтение третьей части (до слов «И уже начали думать о доме, о детях, о домашних делах»)

— Как вы думаете, вспомнят ли Алексей и Ольга о матери?

Чтение четвёртой части (до слов «Себе так набрала… А матери калоши»)

— Вам понятна обида Алексея? Как вы думаете, что сделает Алексей? (Обида Алексея понятна, ведь матери ещё ничего не купили, а Ольга набрала два чемодана нарядов и детям, и себе, и деревенским своим подругам. Ольга предлагает купить старухе калоши — удобную деревенскую обувь. В Алексее просыпается сыновняя обида за мать, обойдённую вниманием)

Чтение пятой части (до слов «И всё успокоилось. Всё пошло своим чередом. Таллинн, экскурсии, потом самолёт — и домой»)

— Как вы объясните поведение Алексея в магазине? А реакцию Ольги на покупку Алексея? (Алексей смущён и стоимостью подарка, и откровенной издевкой продавщицы. Но всё же подарок-то — для матери… А в Ольге говорит крестьянская скупость: зачем тратить такие деньги на обувь для старухи, которой в деревне удобнее всего ходить в калошах. Успокаивает её лишь возможность выгодно продать дорогие ботики)

Чтение пятой части (до конца рассказа)

— Почему заплакала Мартиновна? (Ботики напомнили ей и её горькую молодость, совпавшую с войной, и умершего мужа (вдовий плат!), и её приданое — те ловкие на ноге, нарядные трофейные ботики, что пришлось ради детей выменять на картошку)

— Объясните комок в горле у Алексея и слёзы на глазах Ольги. (Сын и невестка понимают свою вину перед матерью, свой эгоизм: ведь о ней то, о матери, вспомнили в последнюю очередь, спохватившись.)

Послушайте стихотворение А. Дементьева.

Как важно вовремя успеть
Сказать кому-то слово доброе,
Чтоб от волненья сердце дрогнуло! —
Ведь всё порушить может смерть.

Как важно вовремя успеть
Похлопотать или поздравить,
Плечо надёжное подставить!
И знать, что будет так и впредь.

Но забываем мы подчас
Исполнить чью-то просьбу вовремя,
Не замечая, что обида кровная
Незримо отчуждает нас.

И запоздалая вина
Потом терзает души.
Всего-то надо — научиться слушать
Того, чья жизнь обнажена.

— Какова главная мысль стихотворения? Как оно связано с прочитанным нами рассказом? (поэт говорит, что важно успеть выполнить свой долг вовремя, иначе можно опоздать. Нередко навсегда. Алексей успел выполнить долг перед матерью при жизни. Бытовая покупка — пара осенней обуви — вызвала в нём и чувство вины перед матерью, и детскую нежность к ней)

Вернёмся к эпиграфу. Грин говорит о чуде. Какое чудо произошло в рассказе? Но Грин говорит и о счастье! Чем счастлив Алексей?

Вспомним библейскую притчу о блудном сыне. Не напоминает ли её история Алексея? (Алексей — тоже блудный сын, только заблудился он не в далёких странах, в компании весёлых женщин, а в повседневности, в бытовых хлопотах. Покупка обуви для матери показала, как много в Алексее ещё любви, сыновней нежности)

V. Рефлексия

Урок наш называется «Как важно вовремя успеть». К сожалению, наши матери не всегда будут с нами. И не хотелось бы, чтобы слова любви и признательности прозвучали слишком поздно. Поэтому я предлагаю вам написать вашим мамам признания в любви. Эти признания ваши мамы получат потом на выпускном.

Эмоциональной точкой урока станет песня «Мамины глаза» в исполнении Т. Гвердцители.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *