Паломники

Паломники

О паломничестве

В России с давних пор весьма сильна традиция православного паломничества, или богомолья. И к нашему времени, можно сказать, сложилась целая школа паломничества, со своими устоями и обычаями.

Паломничество – это странствие верующего человека по святым местам, сочетающее посещение «островков благодати» и духовное восхождение к Богу. Храмы и монастыри, чудотворные иконы и мощи угодников Божиих, целебные источники и прославленные подвигами молитвенников подземелья – это те святыни, к которым тянутся православные богомольцы. Странничество с целью поклонения святым местам и выражения богопочитания становится неким соработничеством Господу, поскольку пилигрим работает над нравственным очищением и совершенствованием своей души, старается глубже познать свою религию. Через святыни, к которым с верой прикасается православный христианин, он получает благодать, утешение, возможно, даже исцеление.

История христианского паломничества начинается с IV века, со времени устроения святой царицей Еленой храмов на памятных евангельских местах Палестины. Богомольцы устремлялись туда, чтобы прикоснуться к земле, освященной присутствием Самого Спасителя. Из странствий пилигримы возвращались с пальмовыми ветвями, и поэтому само наименование поклонника святыням произошло от слова «пальма».

Первым из русских пилигримов в XII веке посетил святой град Иерусалим игумен Даниил.

Именно он затеплил лампаду на Гробе Господнем от всей Русской земли и составил подробное описание своих странствий. По проторенному пути последовали и другие богомольцы: Трифон Коробейников и Юрий Греков, В.Г. Григорович-Барский, А.Н. Муравьев, А.С. Норов, Н.В. Гоголь, инок Парфений, Н.В. Берг. За первопроходцами потянулось несчетное количество не только состоятельных людей, но и простолюдинов, оставлявших земные попечения и всецело предававшихся воле Божией в своем по тем временам весьма опасном путешествии.

Хотя, заметим, в современном представлении сущность паломничества значительно разнится с сущностью путешествия. В отличие от туристической поездки, предоставляющей возможность отдохнуть и посмотреть мир, богомолье предполагает труд – молитву, терпение своих спутников, смирение и послушание, в некоторые дни пост, исповедь и причащение. Поэтому паломник должен запастись и духовной, и физической выдержкой.

Между тем трудничество неразрывно связано с познанием. Богомольцы посещают разные монастыри – и древние, история которых тесно переплетается с историей той или иной страны, и относительно молодые, но знаменитые своими святынями. Не отнимается право так же любоваться природой, архитектурой храмов, которые иной раз зодчие так украсят, что невозможно не восхищаться их мастерством. И в то же время воспоминание эпизодов Священного Писания, истории посещаемых храмов и житий подвижников привносит в паломничество, помимо познавательного, назидательный элемент, предлагая соотнести эти примеры с собственной жизнью и направить свои силы на работу над своим духовным состоянием.

Паломничество – развитая ветвь христианской культуры, и подразделяется оно на несколько видов: посещение храма в своем городе или селе; поездка по святым местам родной области; богомолье внутри страны; выезд за рубеж.

В православной церковной среде установились определенные традиции совершения богомолья. В основном, поводом к поездке служит православный праздник, прибытие в какой-либо город святынь из других стран, а также желание посетить прославленное подвигами молитвенников или мучеников место. Снова и снова паломники посещают те монастыри, где им особенно понравилось. К святым местам своего края многие добираются на собственных машинах, а в дальние регионы отправляются соборно. Перед отбытием принято брать благословение у священника. Поездка планируется так, чтобы оказаться на святом месте к началу богослужения. Совершая поездку на святые места, следует отвлечься от суеты, развлечений, некоторых привычек, облечься в скромную одежду и занять свой разум мыслями на духовные темы. Все это символизирует готовность человека пожертвовать временным во имя вечного. В пути члены группы, как правило, вместе молятся, поют духовные стихи. Это отогревает душу, настраивает на покаянный лад и встречу со святыней. Пребывая в паломничестве, необходимо быть максимально собранным: не отставать от спутников, не опаздывать к назначенному времени, беспрекословно подчиняться руководителю (организатору или гиду) и сопровождающему священнику. Паломническая группа – это единый организм, все части которого действуют с одной целью, поэтому интересы одного члена коллектива подчиняются общим.

Зарубежному паломничеству во многом свойственны те же характеристики. Но, в отличие от внутрироссийского, оно предполагает очень насыщенную программу и присовокупляет к числу посещаемых мест светские достопримечательности. Это делается в целях общего развития гостей страны. Знакомство с особенностями чужеземной культуры, любование красотами Божьего мира при разумном охранении себя от греховных удовольствий паломникам не повредит. Но при этом нельзя забывать, что основное попечение пилигрима – молитва и духовная работа над собой. Важно, чтобы группе сопутствовал священник: в ином языковом пространстве он сможет совершать таинства, требы, а также дополнять рассказы гида или разрешать какие-либо вопросы.

Следует предуведомить, что, выдержав эти добровольные испытания, богомолец будет несказанно вознагражден. Большинство побывавших на святых местах свидетельствуют о получении благодати, о наполнении сердца радостью, об ощущении легкости и обновления души. Причем непременно возникает желание пройти святыми тропами снова.

Поэтому, если Вы ощутили созвучие обстановки богомолья потребностям своей души, отправляйтесь в паломничество – навстречу Богу. Ибо, как говорил один подвижник, нужно, чтобы не Господь нас искал, а чтобы мы Господа искали. Ангела Хранителя в путь!

Пути благодатные. Православное паломничество сегодня

Паломничество, хождение на богомолье… Как давно установилась эта благочестивая христианская традиция странствий по святым местам. Уже в начале новой эры пилигримы отправлялись в долгий путь во Святую Землю. И с тех пор никогда не оскудевало в верующих людях стремление к Божьей благодати, в родном ли крае, на дальней ли стороне. В наши дни традиция паломничества – одна из любимейших у православных мирян. О его сути и особенностях мы ведем разговор с президентом Фонда «Новый Иерусалим» игуменом Феофаном (Михайловым).

— Отец Феофан, скажите: что для Вас паломничество?

— Для меня паломничество – это значимая составляющая моей религиозной жизни, это некий источник, из которого я черпаю вдохновение. Читая Священное Писание, каждый человек воспринимает его соответственно собственному жизненному опыту, уровню образования, особенностям характера, в его сознании формируются свои образы, представления о святых местах, о подвигах угодников Божиих. Посещение же чтимых мест дает дополнительную подпитку для органов чувств, здесь включаются и зрение, и обоняние, и осязание, и слух. Не зря Святую Землю называют пятым Евангелием: там мы действительно видим те уголки, где ступал Господь, ощущаем благодать святых мест.

Паломничество – это необходимая часть моей веры. Хотя в догматах Святой Православной Церкви не содержится указание на необходимость каких бы то ни было хождений, как у иудеев или у мусульман, но у нас есть потребность посетить святые места, глубже прочувствовать и понять Священное Писание, то, что Господь совершил для нашего спасения.

— Многие люди не понимают смысла традиции поклонения: прикоснулся к иконе, постоял рядом – и что из этого?

— Корень подобных сомнений – в разнице наполнения людьми самого действия: духовного или же только видимого. Мы не в мистику верим, не в чудо, мы веруем в Господа. И мы не столько к святым местам едем, сколько ищем Бога. Да, цель паломничества – узнать глубже свою веру, понять свое предназначение. Как говорил мой духовный отец схиархимандрит Макарий (Болотов), важно, чтобы мы Господа искали, а не Он нас. И когда богомолье совершается осознанно, с проникновением, с поиском смысла своей жизни, с намерением исправиться, мы находим утешение и связь со Спасителем. Тогда наши пути становятся благодатными.

По поводу святых мест. Магии никакой нет. Не святое место, не икона исцеляют, исцеляет Господь – когда мы к Нему обращаемся, взирая на святой образ, благоговейно прикасаясь к нему. Здесь главное – сердце и ум, устремленные к Творцу. Если человек так настроен, Бог может послать утешение где угодно, но особенно этому способствуют святые места. Потому что, меняя привычный образ жизни, на время становясь странниками, оставляя свой дом, свои суетные заботы, круговерть событий, христиане временно приобщаются к монашескому чину, хоть на несколько дней отрекаются от собственности, от житейских проблем и всецело обращаются навстречу Спасителю.

— Мы, православные, привыкли прикладываться, прикасаться к святыне. В Италии, например, это в большинстве случаев невозможно. Разъясните: в момент прикосновения или неприкосновения происходит что-то сокровенное?

— Это вопрос личного движения души. Господь не только прикосновением исцелял, но и словом. Конечно, прикосновение – очень желательный момент. Почему мы лобызаем святыни – это сложившаяся манера проявления любви, и поклон – проявление любви, и молитва тоже. Это зримый образ, выражение нашего внутреннего состояния. Форма должна соответствовать содержанию и способствовать его большему раскрытию. Например, при молитве стоя мы являем стояние в вере. Вместе с тем благоговейное предстояние пред Богом – это некое выражение уважения, почтения. Так же и поклоны, и крестное знамение являются проявлением нашего богословия. Но внешнее ни в коем случае не должно заменять внутреннего. Если нет духовного наполнения, обрядовость бесполезна. Так же и посещение святых мест: нет внутреннего – внешнее тщетно. Если же душа жаждет небесной росы, паломничество неоценимо. Я свидетель тому, что многим людям, которые еще даже не обрели веру, но при этом имели благоговейное отношение к святыне и искали Бога, были явлены дивные чудеса, наставления, вразумления. И эти люди обретали веру. А веру дает Господь. Так что если человек не имеет ее сейчас, это еще не значит, что ему не дано уверовать.

— Когда Вы сами впервые совершили поездку к святым местам? И что сподвигло Вас заниматься организацией паломнических маршрутов?

— Я паломничаю уже третий десяток лет. Мое первое паломничество было не совсем сознательным. В конце 1980-х годов, накануне Рождества Христова, мы с классом ездили в Ленинград. Мы все согласились посетить Александро-Невскую Лавру. Больше, конечно, из любопытства, но ощущение прикосновения благодати тогда появилось. Потом были свои паломничества в близлежащие храмы моего родного Тамбова, в Троице-Сергиеву Лавру. При Скорбященском приходе (ныне Вознесенский женский монастырь г. Тамбова) изредка устраивались поездки. В 1990-е годы возможности были скромные, приходилось крутиться. Но люди желали посещать святые места, ко мне как к бывалому пилигриму часто обращались с просьбами организовать тур. Я испрашивал благословение у ныне покойного архиепископа Евгения (Ждана) на организацию поездок от Покровского собора г. Тамбова. Также брал благословение у своего духовного отца схиархимандрита Макария на посещение с группой Дивеево, Оптиной пустыни, Шамордино и других мест. Одной из масштабных была многодневная поездка в Санкт-Петербург. Мы отправлялись в путь на неделю, поэтому все серьезно продумывали, до мельчайших деталей прорабатывали маршрут. Кроме северной столицы и ее окрестностей, в программу входило посещение гг. Мичуринска, Великого Новгорода, Рязани, Иоанно-Богословского монастыря, Троице-Сергиевой Лавры и г. Москвы. Причем такие поездки получались очень недорогими. Времена были непростые, и я старался, чтобы цены были необременительны для людей. С нами даже набиралось до половины группы детишек. Я тоже жил небогато, но мне как организатору выделялось бесплатное место в качестве вознаграждения за понесенные труды. А труды, замечу, были действительно непростые: сформировать группу, найти транспорт, упросить владельца на несколько дней отпустить автобус с шофером и много всего прочего. Всегда подается и вознаграждение духовное, когда с группой единоверных, единомышленных людей посещаешь святое место, где и помолишься, и порадуешься. В сообществе паломников чувствуется особое сплочение, Господь посылает утешение, отраду. Что удивительно, даже безголосые люди начинают петь стройненько.

Впоследствии паломничества были связаны со святыми местами за границей. Каждому верующему человеку хочется посетить Святую Землю, поклониться святителю Николаю в Бари, святителю Спиридону на Корфу. И Господь даровал возможность организовывать уже зарубежные поездки.

— Есть ли принципиальные различия между паломничеством по родным краям и по дальним странам?

— Зарубежное паломничество совершается с той же целью приближения к Богу, но имеет свою специфику. Важнейшим становится вопрос со сроками формирования группы. Если при наличии места на любую внутрироссийскую автобусную поездку можно взять желающего даже в день отправления, то заграничный вылет планируется заранее. Есть установленные сроки оформления загранпаспортов и виз. Немаловажны и вопросы медицинского страхования, также необходимы гарантии питания и проживания. Нельзя приехать в чужую страну и жить всем коллективом в палатках. Если, организуя паломничество по России, мы прозванивали все места, где будем ночевать, где нас будут кормить, предварительно договаривались, то тем более нужно это делать при организации поездки за рубеж. Как правило, размещение осуществляется в гостиницах. Думаю, излишне напоминать, что каждый день за рубежом стоит денег. Оплачиваются перелет (до трети стоимости поездки), проживание, экскурсии. Мы посещаем другое государство, со своими законами, со своей культурой. Обыкновенно встают проблемы языкового барьера, плохой ориентации в незнакомой местности. Поэтому очень важно всегда держать в поле зрения своих спутников, не отставать и, наоборот, не обгонять их.

— Уже много лет Вы организуете зарубежные паломничества под эгидой Фонда «Новый Иерусалим». Это придает статус группе или, может быть, облегчает вопросы сотрудничества с турфирмами?

— Организация поездок через Фонд осуществляется по желанию его участников посещать святые места за границей. Мы взаимодействуем с разными структурами: и с паломническими службами, и с туристическими операторами, и сами выходим на зарубежных партнеров. Лучше всего, когда это делает специалист. Мы стараемся контактировать в интересах паломников и в интересах качества наших поездок с профессиональными туроператорами. Фонд в данном случае выступает в позиции коллективного заказчика. Мы задаем некий тон поездки: определяем, что это православное паломничество, устанавливаем сроки и содержание поездки, обговариваем количество участников. Мы стараемся избегать больших групп (максимальная группа, которая у нас была, 29 человек). Эти исходные данные отдаем партнерам, которые заказывают гостиницы в городах посещения. Питание, обеспечение транспортом, сопровождение гида – все мы обсуждаем заранее. С гидом договариваемся сами. Гидов-профессионалов, владеющих русским языком и языком страны посещения, да еще и являющихся православными людьми, очень немного. А грамотный проводник, я считаю, обеспечивает 50 процентов успеха поездки. Учитывая это, я неоднократно созваниваюсь с гидом накануне поездки. Мы должны быть уверены, что нас ждет православный человек, который даст нам частичку своего знания, опыта, сердца. Без этого качественной поездки не получится.

— Желательно ли участие в заграничной поездке священника?

— У нас это необходимое условие. Священник не только духовно окормляет группу, но и во многих случаях несет функции руководства. Часто бывает за границей, подходят ко мне люди из других групп с плачем: от паломнической службы организована поездка, а батюшки нет, некому поисповедовать. Поэтому священник крайне необходим в группе.

— Бытует мнение, что паломничество должно совершаться многие месяцы с котомкой за плечами. А как сейчас мы ездим – это чистой воды туризм. Как Вы считаете, у современного богомолья дух другой или, может, мы получаем меньше благодати?

— Вопрос о способах паломничества и о духе паломничества очень важный. Обратите внимание, что св. царица Елена, которая еще в IV веке совершила паломничество во Святую Землю и определила святые места поклонения, была уже в преклонном возрасте, и она плыла по морю на корабле, по суше передвигалась на современном по тем временам транспорте. Мы исходим из того, что имеем. Дело не в тяготах труда только, хотя телесные подвиги имеют смысл. Дело в цели и сути. Если цель – поклонение святыне, работа над собой, исправление своей жизни, приближение к Богу, тогда она исполнима любыми средствами. И тогда самолет – помощник, и автобус комфортабельный дает нам возможность не о ногах думать, а о Боге. Вы затронули важный вопрос соотношения духа паломничества и духа туризма. Сегодня сложно говорить, что было первичнее. Насколько я представляю себе интересы наших предков, необходимость в перемещениях изначально была не отдыхательно-развлекательная, а торгово-экономическая и религиозная. Если мы говорим о языческих культах, это паломничество к оракулу, заповедь ветхозаветной религии – посещение Иерусалимского храма. В древние времена людям некогда было бездельничать. Современный туризм – это несколько более поздняя разновидность путешествий. В данном ракурсе есть смысл рассуждать о соотношении позволительного и полезного. Когда довлеющим является не поклонение Господу, а некий гедонизм, получение удовольствия, то такое паломничество не принесет ни пользы, ни радости. Тем паче никаких духовных целей оно не достигнет.

Хочу заметить: если человек на святых местах испытывает чувство, так сказать, земной радости, ничего в этом нет дурного. И ничего плохого нет в том, что человек съест мороженое, с улыбкой поделится какой-нибудь паломнической байкой со своими спутниками или отведает вина из Каны Галилейской. Если мы в воскресный день, устав от ночной службы, посетили, например, ботанический сад – это только на пользу: познакомились с экзотической природой, отдохнули, насладились свежим воздухом, набрались сил, порадовались красоте Божьего мира. А если что излишнее – в наших поездках батюшка обязательно остановит.

Повторяю, в проявлении светлых чувств для мирян ничего зазорного нет. Радость дает Сам Господь, ведь Господь создал человека для радости. Высшее счастье для человека – общение с Богом. Святые места помогают человеку обрести это счастье, и проявления веселья сердца могут быть разные. Только надо помнить одно: не выходить за пределы полезного, шествуя путями благодатными.

— Благодарю за интересную беседу. Желаю Вам благополучных поездок и новых интересных проектов!

— Спаси Господи!

ПАЛОМНИКИ

ПАЛОМНИКИ, богомольцы, отправляющиеся в далекое путешествие к «святым местам». (По православному обычаю П. ездили в Палестину, откуда привозили на память пальмовые листья, отсюда и название «паломники».) Другое название «пилигримы» (от франц. pelerin—паломник). П.-мусульмане направляются обычно в Ирак, Палестину, Персию, главным же образом в Геджас—в Мекку на поклонение «священному» черному камню Каабе и в Медину ко гробу «пророка» Магомета. По религиозному кодексу мусульман каждый магометанин без различия пола обязан хоть раз в жизни совершить паломничество в Мекку, по-арабски «хадж». Совершив- ля золота, оставляемого П. в самом Геджасе. Стоящие на низком культурном уровне, беспощадно эксплоатируемые мусульманские массы колониальных стран, находящиеся в плену у своего духовенства, ежегодно поставляют торговцам религиозным дурманом большое количество этих жертв, и до последнего времени многие десятки (в прежние годы и сотни) тысяч П. стекаются в Мекку для участия в торжествах, происходящих перед «священной» горой Арафат на девятый день последнего месяца мусульманского (лунного) года. В связи с особенностями лунного календаря день хаджа каждый последующий год приходится по солнечному календарю на 12 дней раньше, чем

ший паломничество получает звание «хаджи», дающее ему почет среди правоверных мусульман. Желая увеличить свою славу, хаджи имеют обыкновение расписывать свое путешествие в «священную страну» всеми цветами фантазии. К этим рассказам присоединяется агитация специальных агентов, направляющихся из Геджаса во все концы мира для вербовки П. Для жителей Геджаса паломничество является основной доходной статьей: каждый шаг П. на «святой» земле оплачивается полновесным золотом; святые места являются ареной беззастенчивого обмана и обворовывания П. и злостного вымогательства. Обирание П. начинается задолго до приближения к Гед-жасу: на П. наживаются пароходные компании, филиалы подозрительных банков, всевозможные поставщики и агенты колониальных держав, в руки к-рых переходит и львиная до-

в предыдущем году, совершая т. о. 33-летний цикл, согласно к-рому хадж с летних месяцев’ передвигается на весенние, затем зимние, осенние, снова летние месяцы и т. д. Это обстоятельство не лишено эпидемиол. значения. Движение мусульманских П. к Мекке происходит обычно морским или караванными путями. Морским путем П. прибывают с юга через Баб-эль-Мандеб из Голландской Индии, Стретс-Сеттлементс, Британской Индии, Китая, Афганистана, Персии, Ирака; с севера—из Турции (ныне совершение хаджа турецким гражданам воспрещено), Сирии, Палестины, из Балканских стран, с северного побережья Африки; из стран, расположенных вдоль берегов Красного моря: Египта, Судана, Эритреи (через эти страны идут также транзитом П. из Центральной и Западной Африки), Сомали и Йемена. Морской путь в Геджас до щ$тщшт середины 19 в. представлял значительные сан. опасности. Численность пассажиров утлых парусных судов нередко сильно уменьшалась на длинном пути из Сингапура или других дальних гаваней вследствие лишений и эпидемий. С введением пароходного сообщения количество П. из Индии и Зондских о-вов значительно возросло. Все страны, из портов к-рых направляются пароходы с П., имеют специальные правила, фиксирующие минимум сан. условий на паломнических пароходах. Эти правила в общем соответствуют в наст.’|время положениям санитарной международной конвенции 1926 г. и содержат ряд дополнительных пунктов о размещении П., о запасах провианта и т. п. Несмотря на эти правила сан. состояние паломнических пароходов до сих пор не всегда достаточно удовлетворительно. На нек-рых пароходах количество П. превышает положенное по нормам число. Обращение с П. со стороны владельцев судов, для которых бессловесная масса темных людей, какими являются большинство П., представляет лишь объект наживы, отличается крайним бессердечием. В прежние годы неоднократно бывали случаи, когдаП., подгоняемые лодочниками, стремившимися перевезти возможно больше народу, срывались с трапов и падали в воду. Нередко под перевозку П. и теперь кое-как оборудуются «корабли смерти»—старые суда, годные только на слом. На многих судах свидетельства о дератизации оказываются давно просроченными и т.д.—С ухим путем в . прежние годы двигались караваны из Египта, Дамаска, из Персии (Багдад), из Неджда, из Ассира и Йемена. Условия передвижения для дальних караванов, напр. из Дамаска, были необычайно тяжелы: около 40 дней по |безвод-ной пустыне при разности дневной и’рочной t° до 25—35°. Большое облегчение принесла построенная незадолго до мировой войны Гед-жасская железная дорога, сократившая путь от Дамаска до Медины до трех дней. С разрушением этой дороги (во время мировой войны) сухопутное движение Дамаск—Медина почти прекратилось. Наибольший процент П. прибывает в Гед-жас из Голландской Индии; их обычно называют яванцами, хотя они далеко не все являются уроженцами острова Явы. Они составляют около V4 всего числа П. Следующими по мощности являются группы индусов и египтян. Общее число П. за последние годы таково: 1927 г.—129 000,1928 г.—99 000,1929 г.— 89 000, 1930 г.—85 000, 1931 г.—45 000. До мировой войны некоторое количество П.-мусульман шло и из России. П., прибывающие в Геджас со всех концов мусульманского мира, несут с собой свои б-ни. Скученность, отсутствие элементарных гиг. условий и навыков,. сильное переутомление и колоссальная инсоляция во время массовых передвижений по «священным» пунктам (Арафат, Муна) создают благоприятные условия для распространения эпид. заболеваний среди П. И действительно, в прежние годы во время хаджа неоднократно вспыхивали тяжелые эпидемии, разносившиеся потом в страны, куда возвращались П., а оттуда по всему миру. Из эпид. б-ней, распространение к-рых связано с мусульманским паломничеством, первое место по справедливости принадлежит х о-л е р е. Мировой эпидемический очаг холеры—Британская Индия—поставляет ежегод- но большое количество П. Второстепенные холерные очаги также находятся в странах, откуда идут П. (Ирак, Афганистан, Персия). За последние 50 лет до войны, т. е. с 1860 по 1913 г., эпидемии холеры дали среди П. в Гед-жасе около пятнадцати крупных вспышек. В эпидемию 1907—08 гг. погибло от холеры. 20 000 паломников. В 1912 г. в разгар эпидемии ежедневно умирало по 800—1 000 человек. Мировые очаги чумы также лежат в пределах мусульманского мира (Бомбей, Месопотамия, Кашгария, Юнань, англо-египетский Судан). Небольшие вспышки чумы до последнего времени наблюдаются в ближайшем соседстве с Геджасом, в странах, из к-рых идут П. (Египет, Алжир, Тунис, Марокко, Ирак). Небольшие вспышки бубонной чумы среди П. наблюдались за последнее пятидесятилетие в t 1889,1897,1898,1899 и 1900 гг. В самой Мекке и в Медине случаев чумы не было. Заноса П. чумы в другие страны не наблюдалось. В связи с развитием за последние годы воздушного сообщения приобретает известную реальность и угроза распространения в Геджасе желтой лихорадки, т. к. переносчик желтой лихорадки (комар Aedes argenteus) в огромных количествах встречается в Джедде и в Мекке, а расстояние от очагов последних вспыше’к этой болезни (Сенегал, Лагос, Акра, Того) может быть покрыто на аэроплане в весьма короткое время. Сан. опасность, представляемая мусульманским паломничеством, вызвала к жизни целый ряд мероприятий международного характера, оформленных соответствующими международными конвенциями. В большинстве стран—источников паломничества проводится в наст. время строжайшая регламентация движения П.; перед посадкой на пароходы П. производятся прививки против холеры, оспы, дизентерии и брюшного тифа. На Красном море устроены три основных и несколько мелких карантинных пунктов. Основные пункты: гарантийная станция Египетского морского и сан.

карантинного совета в Эль-Торе на Синайском полуострове, остров Камаран в южной части Красного м. (карантинная станция, управляемая на основе специального соглашения Англией и Голландией) и три карантинных острова у гор. Джедда (порт Мекки). Возвращающиеся из Геджаса П., следующие в порты Средиземного моря, высаживаются в Эль-Торе, и первая тысяча или две тысячи обследуются на наличие холерного вибриона в испражнениях. В случае отрицательного результата хадж объявляется чистым; в случае обнаружения холерных вибрионов П. сверх положенного при отсутствии эпидемии трехдневного срока обсервации подвергаются наблюдению до пяти суток со дня последнего заболевания. Пребывание в карантинном лагере Эль-Тор сопряжено с большими неприятностями для П.: помещения переполняются в несколько раз против нормы; мужчины помещаются, вперемешку с женщинами, практикуются физич. воздействия и всяческие издевательства. В отношении Камарана известный знаток арабского мира Снук Хургронье писал в конце 19 в.: «Другой цели кроме обиратель-ской карантинная система не преследует… Кто наблюдал такие вещи на близком расстоянии, тот даже может усомниться во власти истины. Но П. постепенно привыкают к тому, что во имя общего блага они до въезда в Джедду должны на время быть заключены на нездоровом острове, где они за все платят вдвойне, вносят еще карантинные сборы и s откуда нередко вывозят лихорадку». В наст, время эти слова еще в значительной мере сохранили свою силу. Карантинные учреждения на Красном море в большей степени являются источниками дохода, чем гарантией от распространения инфекций; нет полного охвата П., эффективность дезинфекционных мероприятий оставляет желать лучшего. Нерациональность современной постановки карантинного дела. является продолжением традиций, установившихся с самого начала организации карантинных мероприятий в отношении паломничества. Со стороны европейских держав имелись и имеются тенденции сделать хадж объектом специальных воздействий и под флагом благодетельных для человечества сан. мероприятий проводить меры далеко не медицинского характера. Последние сан. конференции по паломничеству (в Бейруте в 1929 т., в Париже в 1930 г.) обсуждали по преимуществу постановления, касающиеся регламентации движения П. и контроля над ними; даже вопросы о вакцинации П. разрешались не столько с точки зрения их эффективности, сколько в отношении связанных с ней возможностей усиления полицейского контроля за П., вынужденными повторно являться на прививки. Результатом этих конференций было создание местного соглашения стран ближнего Востока об .единообразных мерах обслуживания П. при проезде их через эти страны* Турция, Персия и СССР в этом соглашении не участвуют. Наглядным образцом подчинения сан. органов целям политики является деятельность Египетского морского и сан. карантинного совета и его учреждений, в к-рых решающий голос, вопреки статутам, принадлежит не Египту, а державам, контролирующим всю экономическую и политическую жизнь на Красном море. Последние годы дали вопиющие примеры использования карантинных мероприятий в отношении паломничества для политических целей, борьбы с национальным .движением среди мусульманских народов, воспрепятствования распространению коммунистических идей, экономического нажима на Геджас (являющийся объектом особого внимания империалистических держав в связи с прохождением по соседству с его границами нефтепровода Моссул-Хайфа). В последние годы мировой кризис, вызвавший понижение спроса на каучук, добываемый в Голландской Индии, и обесценение египетского хлопка, национально-освободительное движение в Брит. Индии сказались на резком сокращении паломничества из англ. и голландских колоний и из Египта; значительно уменьшился приток П. и из других стран. Согласно последнему за 1931 г. отчету Египетского совета число П. резко сократилось «благодаря экономическому кризису,к-рыйсвирепствует во всем мире». Как сообщает тот же отчет за 1931 г. из Персии и Северной Африки не было совершенно паЛОМНИКОВ. Ш. Мошковский. Специальные постановления Международной сан. конвенции 1926 г. относительно П. касаются следующих вопросов: к лицам и предметам, имеющим местом назначения Геджас или Иракское королевство и подлежащим посадке на паломническое судно, применяются постановления ст. 13-й этой конвенции («Меры в пораженных портах при отходе судов») даже тогда, когда порт посадки является незараженным. Если в порту имеется случай чумы, холеры или другой эпид. болезни, посадка на паломнические суда производится только после того, как лица были подвергнуты обсервации. Перевозка П. на дальние расстояния разрешается только, судам с «механическим двигателем. Международной сан. конвенцией предусматривается далее сан. режим, применяемый к судам с П., направляющимся в Геджас с юга. Паломнические суда, идущие с Ю. в Геджас, должны предварительно останавливаться в Санит. станции в Камаране и подвергнуться сан. режиму. Незаражен-н ы е суда получают свободную практику после врач, осмотра П. и санитарных мер— душа или купанья в море, дезинфекции грязного белья и бактериол. исследования. Продолжительность всех этих санит. мер не должна превышать 48 часов. Незараженные суда освобождаются после врач, осмотра от указанных мер в след. случаях: если П. были иммунизированы против холеры и оспы, если предписания Международной сан. конвенции в точности выполнены и если на судне не было случаев чумы, холеры или оспы. Суда, подозрительные по чуме или холере, подвергаются следующему режиму: П. высаживаются на берег для принятия душа или купанья в море, грязное белье подвергается дезинфекции и в случае надобности производится бактериол. исследование. Продолжительность этих мер также не должна превышать 48 часов. Зараженные суда, т. е. имеющие на борту случаи чумы или»холеры или имевшие случаи чумы по истечении более 6 дней после посадки, или холеры в течение 5 дней, или на борту к-рых были обнаружены зараженные чумой крысы, подвергаются следующим мерам: б-ные лица изолируются в госпиталь, остальные пассажиры высаживаются на берег и изолируются в сан. станции в течение 6 дней при чуме и пяти дней при холере; грязное белье, предметы пользования, одежда пассажиров и экипажа дезинфицируются, судно подвергается дезинфекции. Суда незараженные, подозрительные и зараженные по прибытии в Джедду подвергаются врач, осмотру на борту,и при благоприятных условиях судно получает свободную практику.—К паломническим судам, и д^у-щим с севера из Порт-Саида и направляющимся в Геджас, применяются следующие меры. Если не констатированы случаи чумы или холеры ни в порту отправления ни в его окрестностях и если не было ни одного случая чумы или холеры во время перехода, судно допускается к свободной практике. Если констатированы случаи чумы или холеры в порту отправления или в его окрестностях, или если случай чумы или холеры произошел во время перехода, судно подчиняется в сан. станции в Эл-Торе правилам, установленным для судов, идущих с юга и останавливающихся в Камаране. После этого судно получает свободную практику. Меры, принимаемые к паломническим судам, возвращающимся обратно по направлению к северу, состоят в том, что каждое такое судно обязано направляться в Эль-Тор, чтобы подвергнуться там обсервации и необходимым сан. мерам. Суда, везущие П. 54 9 обратно и направляющиеся в Средиземное море, проходят Суецкий канал только на карантинном положении. К П., возвращающимся по направлению к югу, применяются те же меры. В случае появления среди них заразных заболеваний паломническое судно должно остановиться в Камаране, чтобы подвергнуться там врач, контролю.—Египетский санитарный и карантинный совет согласно конвенции периодически посылает сан. властям заинтересованных стран и в Международное бюро общественной гигиены сан. отчеты и информацию о паломничестве и о сан. состоянии Геджаса и местностей, через к-рые проходили паломники. Правила перевозки П. на судах из черноморских портов Союза ССР, установленные в 1928 г.: мусульмане-П. могут направляться из портов Союза ССР в паломничество в порты Геджаса и возвращаться оттуда только через порты Черного моря, располагающие оборудованными морскими сан. станциями. В указанных сан. станциях П. как перед отправлением в паломничество, так и при возвращении из паломничества подвергаются врач.-сан. мерам, к-рые устанавливаются НКЗдр. в соответствии с постановлением Международной сан. конвенции. Перевозкой морем П.-мусульман из черноморских портов СССР в Геджас и обратно могут заниматься те из судов, к-рые получили удостоверение особой портовой паломнической комиссии о пригодности судна для перевозки поломников (в этой комиссии участвует портовый санит. врач). На каждом судне, перевозящем П., должен быть врач (при количестве П. свыше 1 000 назначается второй врач). Врач назначается на судно за 10 дней до отплытия судна. При перевозке П. в отношении размещения их на судне и наличия сан. и сан.-технических устройств должны соблюдаться особые сан. нормы. На каждого П. должно приходиться 1,5 ж2 свободной площади, а на верхней прогулочной палубе отводится еще 0,5ж2 на одного П. На каждом паломническом судне должно отводиться помещение, приспособленное для подачи мед. помощи П. и приема б-ных, а также должна иметься аптечка с необходимыми медикаментами, вакцинами, де-зосредствами согласно особому списку НКЗдр. и бактериол. лаборатория. Для стационарных б-ных должен быть лазарет, рассчитанный на 5% всего количества П. на судне при 3 ж2 свободного пространства на каждую лазаретную койку. Кроме того на судне должно иметься оборудование для устройства временного лазарета на палубе из расчета на 2% П. Амбулаторное и коечное лечение и снабжение медикаментами производятся бесплатно. Кроме судового врача на паломническом судне должны быть 2 пом. врача на 500 человек П. и 2 санитара на 1 000 человек. На судне должна быть пароформалиновая камера. Посадка на судно П. допускается не ранее 3 суток до отхода судна в море. За последние годы из СССР идут почти исключительно лишь транзитные П. (из Афганистана, из Западного Китая). Паломничество в «святые» места (Палестина, Иерусалим) прекратилось совершенно с начала революции благодаря ликвидации религиозных предрассудков. (См также Конвенции, Карантины). А. Метакса.Лит.: Кригер А. и Минчин М., Паломничество, его сан. характеристика и сан. охрана, Профил.

мед., 1928, № 3; Правила по сан. охране границ СССР, офиц. изд. НКЗдрава РСФСР, М.—Л., 1932; Rapports sur le pelerinage, publies par le Conseil sanitaire, maritime et quarantenaired’Egypte, Caire, с 1928 (ежегодно). См.также лит. к ст.Конвенция, Парантины.

Духовное развитие

Православный паломник

Во второй половине XVI века опять усиливаются хождения паломников на Святую Землю. Известно даже подробное паломничество купца Василия Яковлевича Гагары в Иерусалим и Египет. Он жил в Казани и вел торговлю с Персидскими купцами. До 40 лет, по его собственным словам, жил «скверно и блудно», результатом этого поведения стали несчастья, повалившиеся ему на голову одно за другим. У него умерла жена, потом затонул корабль с товаром, и торговля сошла на нет. Однако после церковного покаяния и данного им обета о совершении паломничества в Иерусалим, за один год он нажил имущества в два раза больше, чем потерял до этого.

Однако чаще всего паломниками становились официальные люди, которых посылало с поручениями и милостыней московское правительство.

Война с Турцией во второй половине XVIII во времена Екатерины опять затруднила православное паломничество.

Но к середине XIX века огромную роль в усилении паломничества сыграло учреждение в Иерусалиме Русской Духовной Миссии и создание Императорского Православного Палестинского Общества.

Нередко такого рода религиозные мотивы ставали прикрытием для захватнических торговых целей. Паломничество огромную роль сыграло и в подготовке крестовых походов. В средние века паломники — это и высшая знать, и воины, искавшие посвящения в рыцари, которое происходило у Гроба Господня, и купцы с торговыми целями, и ученые, и авантюристы, и маги, искавшие чудодейственных знаний на Востоке.

Паломничество сегодня

Современные паломники – это кто такие? И существует ли сегодня традиция паломничества? Надо сказать, что она возрождается, только уже в новой форме, так как интерес и вера во Христа у людей не пропадают, а еще более возрастают.

Этому сейчас содействует огромное количество открывающихся храмов и монастырей, которые зачастую и являются организаторами таких поездок по всему миру, однако этим занимаются и туристические фирмы.

Можно приехать в любой иерусалимский или афонский монастырь паломником. Русская духовная миссия в Иерусалиме ведет статистику, в которой имеются сведения, что около половины духовных паломников со всего мира составляют православные из России, Белоруссии и Украины. Помимо Палестины русские богомольцы посещают греческий Афон, город в Италии Бари, где находятся мощи Николая Угодника, столицу Черногории, где хранится десница Иоанна Крестителя, и другие святые места христиан.

Однако паломничество имеет мало общего с экскурсионным туризмом, так как требует предварительной работы над духовностью в плане очищения души покаянием, осознанием своих грехов и смирением, это необходимо перед посещением таких великих святынь, чтобы глубоко и благоговейно проникнуться в евангельскую атмосферу святых событий двухтысячной давности.

Любой русский паломник, осознавая для себя всю важность этого мероприятия, старается заранее как следует к этому моменту подготовиться, поэтому он некоторое время постится, исповедуется, причащается, много молится и потом по благословению своего духовного наставника отправляется в поездку.

Главное, понимать, что паломники — это не простые туристы, а люди глубоко верующие, которые едут не отдыхать и рассматривать святыни как музейные экспонаты, а видеть нечто более сокровенное, скрытое от обычных глаз.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *