Основное богословие

Основное богословие

  • +-«Познаете истину, и истина сделает вас свободными» (Ин. 8, 32): размышления философа

    В современном обществе прочно устоялась мысль о том, что христианство, как, впрочем, и любая другая религия, ограничивает человека в его свободном выборе и поэтому делает его менее свободным. Действительно, утверждают атеисты, как можно представить себе свободным человека при условии существования всемогущего Бога, предопределяющего все человеческие действия? Да и православные христиане сами называют себя «рабами Божиими», возводят послушание в ранг самых высших добродетелей и т.п. Пожалуй, наиболее ярко эту мысль выразил Ж.-П.Сартр, сказавший, что даже если бы Бог и существовал, то это никак не повлияло бы на человека в плане его свободы и ответственности. Коротко говоря, если человек свободен, значит, Бога нет. Поэтому, пишет Сартр, «экзистенциализм — это не что иное, как попытка сделать все выводы из последовательного атеизма» . Таким образом, атеист утверждает, что православие подавляет свободу, утверждая, что человек — это раб Божий и запрещая человеку делать многое из того, что вполне доступно атеисту. А там, где отсутствует свобода, отсутствует и этика. Отсюда вытекают уж совсем пессимистические выводы относительно христианства. Однако атеистические спекуляции на проблеме свободы вызваны недостаточным пониманием того, что же такое свобода.

    // Доклад на ежегодной международной конференции ПСТГУ.

    В настояще время публикация недоступна.http://www.legavp.ru/Truth_freed.doc

  • +-Апологетическое значение философского учения о свободе (Плотин, Спиноза, Кант)

    Факт наличия у человека свободы очень часто используется в атеистической полемике с христианством — как на философском, так и на обыденном уровне. На языке философских понятий, пожалуй, наиболее ярко эту мысль выразил Ж.-П.Сартр, сказавший, что даже если бы Бог и существовал, это никак не повлияло бы на человека в плане его свободы и ответственности. Коротко говоря, если человек свободен, значит, Бога нет. Поэтому, пишет Сартр, «экзистенциализм — это не что иное, как попытка сделать все выводы из последовательного атеизма». На обыденном же уровне атеистическая мысль обращает внимание, прежде всего, на то, что в православии человек — это раб Божий, а к тому же он не может делать многое, что вполне доступно атеисту. Как это часто бывает, атеистические спекуляции на проблеме свободы вызваны недостаточным пониманием того, что же такое свобода. Как правило, рассуждения и философов, и простых обывателей не идут далее поверхностного представления — что свободен тот человек, который имеет возможность выбора. Отсюда делается вывод, что поскольку, по их мнению, христианин не имеет свободы (вследствие либо всемогущества Божьего, либо ограничения со стороны догматов и канонов), то, следовательно, он не свободен.

    В настояще время публикация недоступна.http://www.legavp.ru/Freedom2009.doc

  • +-Проблема личности: святоотеческий и философский подходы

    В XIX веке в трудах Штирнера, Ницше, Бакунина, раннего Маркса и др. философов было провозглашено, что именно целостный человек, личность есть подлинный, не сводимый ни к каким составляющим, предмет философии.

    XX век в своих школах экзистенциализма и персонализма усилил эти положения, а соединение философских проблем с позитивистским подходом породило прямо-таки вал трудов и направлений по исследованию личности — и в психологии, и в социологии, и в политологии. Так что расхожее мнение сейчас часто относит проблему личности в разряд скорее социологических и психологических, чем философских. Однако любой человек, даже поверхностно знакомый с христианством, скажет, что действительный переворот в понимании человеческой личности произошел именно вследствие искупительной миссии Иисуса Христа. В этом плане христианство решительно противопоставило себя античности. Если множественность для античности была непреодолимой проблемой, лежащей вне научного сознания и являвшейся причиной зла, то христианство, проповедуя любящего Бога, милующего и наказывающего каждого человека и стремящегося к спасению всей твари, показало, что множественность, наоборот, есть результат любви Бога, а не некоего падения

    В настояще время публикация недоступна.http://www.pravmir.ru/problema-lichnosti-svyatootecheskij-i-filosofskij-podxody/

  • +-Современная западная философия. Карс Ясперсhttp://www.sedmitza.ru/lib/text/431844/
  • +-Современная западная философия. Сёрен КьеркегорВ настояще время публикация недоступна.http://www.sedmitza.ru/index.html?did=9033
  • +-Современная западная философия. Экзистенциализмhttp://www.sedmitza.ru/lib/text/431838/
  • +-Эдмунд Гуссерль. Современная западная философияhttp://www.sedmitza.ru/lib/text/431832/
  • Что такое христианская апологетика?

    Вопрос: Что такое христианская апологетика?
    Ответ: Корень слова «апологетика» происходит от греческого слова, означающего «защищать». В таком случае христианская апологетика является наукой защиты христианской веры. Существует много скептиков, отрицающих существование Бога и атакующих веру в библейского Бога. Есть также много критиков, подвергающих сомнению вдохновение и непогрешимость Библии. Есть много лжеучителей, пропагандирующих ложные доктрины и отвергающих ключевые истины христианской веры. Миссия христианской апологетики заключается в поражении этих движений и в защите веры в христианского Бога и в христианские истины.
    Вероятно, ключевым стихом христианской апологетики является текст в 1 Петра 3:15: «Господа Бога святите в сердцах ваших; будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением». Нет оправдания христианину, который не в состоянии защитить свои убеждения. Каждый христианин должен быть готов дать обоснованное представление своей веры во Христа. Нет, не каждый христианин должен быть экспертом в апологетике. Тем не менее, каждый христианин должен знать, во что он верит, почему он верит в это, как поделиться этим с другими и как защититься ото лжи и нападок.
    Другой аспект христианской апологетики, часто игнорируемый, отражается во второй части вышеупомянутого текста: «…дать ответ с кротостью и благоговением». Защита христианской веры никогда не должна применять грубость, агрессию или неуважение.

    Практикуя христианскую апологетику, мы должны стремиться к твердости в нашей защите и, в то же время, – быть в этом подобными Христу. Если мы побеждаем в дебатах, но ещё дальше отталкиваем человека от Христа своим отношением, мы теряем истинную цель христианской апологетики.
    Существует два ключевых метода христианской апологетики. Первый, известный как классическая апологетика, включает предоставление доказательств и фактов, подтверждающих истинность христианской вести. Второй, известный как апологетика «предположения», заключается в конфронтации предположениям (предвзятым идеям, умозаключениям), лежащим в основании антихристианских позиций. Сторонники этих двух методов христианской апологетики часто дискутируют между собой о том, какой метод более эффективен. Тем не менее, самым продуктивным решением является использование обеих методов в зависимости от ситуации и личностей.
    Христианская апологетика – это предоставление обоснованной защиты христианской веры и истины. Христианская апологетика является необходимым аспектом жизни верующего. Нам всем указано быть готовыми и вооруженными для провозглашения Благой Вести и защиты своей веры (Матфея 28:18-20; 1 Петра 3:15). В этом заключается суть христианской апологетики.
    English

    Вернуться на русскую стартовую страницу
    Что такое христианская апологетика?

    навигация

    ПоискЗадать вопросБлагая вестьВажные вопросыЧасто задаваемые вопросы

    Одной из естественных для каждого образованного христианина задач является такое усвоение им истин своей веры, которое предполагает не только знание их, но и возможность их раскрытия и обоснования перед лицом каждого вопрошающего. «Будьте всегда готовы, пишет апостол, — всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением» (1 Пет.3, 15). Знать «твердое основание того учения, в котором был наставлен» (Лк.1, 4), христианин, следовательно, должен не просто в силу естественной потребности, но и во имя исполнения заповеди Христовой о любви к людям и научении всех народов (Мф. 28, 19). Подготовиться к подобному служению представляется весьма сложной и ответственной задачей. В кругу богословских дисциплин помощь в ее решении берет на себя преимущественно Основное богословие.

    Оно ставит своей целью такое раскрытие и обоснование главных христианских истин имеющих как общерелигиозный характер (например, бытие Бога), так и специфически христианский (например, догмат Спасения), — которое позволило бы каждому ищущему смысла жизни должным образом понять христианский ответ и оценить его перед лицом различных неправославных альтернатив.

    Этим объясняется специфика Основного богословия и его методология. Оно хотя исходит из догматических и нравственных предпосылок христианской веры, однако привлекает в свои построения как отдельные идеи других религий, так и данные различных наук, философскую мысль, достижения культуры и т.д. Основное богословие обращено к тем, у которых еще нет твердой веры, у которых немало сомнений, но которые ищут Истину и интересуются христианством. Эти люди, не имея большей частью правильного духовного опыта, не «пережив» в себе Бога, часто нуждаются в рациональном обосновании основ веры, истинности христианства, его ответов на основные вопросы человеческой жизни.

    Таким образом, Основное богословие обращено, прежде всего, к людям, находящимся около церковных стен, но «живым». И хотя на первых шагах таковые часто допускают ошибку, думая найти Истину, познать христианскую религию на пути только рассудка, логики, религиозной философии, тем не менее те из них, которые оказываются в дальнейшем духовно способными к действительному, т.е. опытному постижению христианства, приобретают это знание через молитву, делание заповедей и покаяние.

    Необходимо иметь в виду и две опасности, стоящие на пути возможного использования этой богословской науки. Первая из них — чтобы просящему хлеба не подать камень и просящему рыбы не подать змею (Мф. 7, 9-10). И вторая, о которой также предупредил Господь, сказав: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями, чтобы они не попрали его ногами своими и, обратившись, не растерзали вас» (Мф. 7, 6). Слово проповеди может быть обращено лишь к искренне ищущему, ибо только алчущие и жаждущие правды способны к принятию Истины (Мф. 5; 6, 10). Апостол Павел наставляет своего ученика Тимофея и в его лице — каждого христианина: «От глупых и невежественных состязаний уклоняйся, зная, что они рождают ссоры; рабу же Господа не должно ссориться, но быть приветливым ко всем, учительным, незлобивым, с кротостью наставлять противников, не даст ли им Бог покаяния к познанию истины» (2 Тим. 2, 23-25).

    Христианская апологетика: проблематика и идейные истоки

    ⇐ ПредыдущаяСтр 8 из 44Следующая ⇒

    В исторической науке период средневековья в Западной Европе да­тируют V—XV вв. Однако по отношению к философии такая дати­ровка не совсем корректна. Средневековая философия в Западной Европе — это христианская философия. Христианская же филосо­фия начала складываться гораздо раньше. Первые христианские философы — Афиногор, Теофил, Ириней, Юстин, Татиан и другие разрабатывали и пропагандировали свои идеи во II в. н. э.

    Философия раннего христианства называлась апологетикой, а ее представители — апологетами. Это название они получили пото­му, чтоих сочинения нередко носили наименование и характер апо­логий, то есть сочинений, направленных на защиту и оправдание христианского вероучения и деятельности христиан. Ранние хрис­тиане решали две взаимосвязанные между собой задачи: непосред­ственно-практическую и идейно-теоретическую. Суть первой состо­яла в необходимости защитить христианские общины от преследо­ваний, отстоять право на исповедование новой религии, укрепитьих организационное единство, не допустить отхода от христианства его приверженцев, привлечь к нему широкие слои населения. Решение этой задачи предполагало выяснение отношений сторонников новой религии к государству и обществу, аих религиозных убеждений — к государственной религии и требованиям гражданских обязаннос­тей, к общественной нравственности, к борьбе с распространяемыми о христианах слухами как о безбожниках, святотатцах, аморальных людях, совершающих каннибальские обряды, к доказательству преимущества христианства перед другими религиями и т. д. В сочинениях, адресованных, прежде всего, представителям власти — римским императорам, наместникам, христианские апологеты убеждают их в лояльности приверженцев новой религии.

    В условиях постоянных преследований идеологи пер­воначального христианства выискивали юридические аргументы, чтобы отстоять для своей религии право на гражданское существо­вание. В то время они апеллировали к естественному и гражданско­му праву, ратовали за единообразное применение законов ко всем гражданам империи, независимо от их вероисповедания, требовали применения принципа свободы совести. Обращаясь же к привер­женцам христианства, апологеты стремились ободрить их, внушить идею исключительности, богоизбранничества. Нередко, идеологи первоначального христианства сознательно толкали своих «братьев по вере» на мученичество. Страдания и фанатичное самопожертвование, как проявление высоких морально-волевых качеств при­верженцев новой религии, они использовали в качестве аргумента в миссионерской деятельности.

    Наряду с решением непосредственно-практических задач, связанных с обеспечением нормального функционирования христи­анских организаций и ведением миссионерской деятельности, христианские апологеты много внимания уделяли разработке и теорети­ческому обоснованию своего вероучения. Дело в том, что христиан­ская апологетика появилась и начала функционировать в момент становления церкви. В то время христианство еще существовало в форме разрозненных общин или епископальных церквей, не имевших единого, общепринятого вероучения. Предстояло только со­здать это вероучение.

    Откуда же брался необходимый мыслительный материал? Прежде всего, объектом осмысления христианских апологетов яв­лялись многочисленные мифологические образы и представления эмпирического религиозного сознания, частично заимствованные из ближневосточных, греческой и римской религий, частично заново сформировавшиеся в христианском сознании под влиянием новых социальных и духовных факторов. Большой материал для философ­ских размышлений давала также эллинистическая философия по­здней античности. Христианским апологетам предстояло упорядо­чить весь этот разнородный материал, привести его в какую-то сис­тему, по возможности, разъяснить наиболее важные положения, сделать их доступными восприятию своих приверженцев и оградить от нападок противников христианства. При разработке основ вероучения христианским философам не требовалось заново изобретать понятийный аппарат и методологию оперирования этими понятиями, они могли воспользоваться, и вос­пользовались, понятийным языком древнегреческой и древнеримской философии. Исследователи истории христианства отмечают, что непосредственными теоретическими истоками раннехристианской фи­лософии была эллинистическая философия I—II вв., прежде всего, система иудейско-эллинистического философа из Александрии Филона и вульгаризованная греческая, в особенности, стоическая философия.

    Философия Филона базировалась на представлении о Боге как высшем существе, стоящем вне времени и пространства, трансцен­дентном миру (находящемся за пределами мира). В силу своей транс­цендентности Бог не мог вступить в непосредственный контакт с ми­ром, для этого нужен посредник. На мифологическом уровне эта про­блема была разрешена в христианстве через образ агнца — Иисуса Христа, принявшего жертвенную смерть за грехи человечества во имя его спасения. Однако для зарождающейся христианской филосо­фии требовалось дать решение этой проблемы на теоретическом уровне. На этой основе сформировалась так называемая христологическая проблема, которая с особой силой стимулировала богословские поиски, открывала широкое поле для философских размышлений.

    В античной философии уже были выработаны определенные подходы в решении проблемы преодоления дуализма мира и его сущности. Пифагорейцы, Платон и его последователи заложили ос­новные методологические принципы учения о духовном единстве мира. Но ни классики античной философии, ни неоплатоники не со­здали концепции бога — личности. Они трактовали Единое, как не­кое первоначальное, произведшее из себя все бытие, как абсолют­ную абстрактно-безличную индивидуальность.Личностное пони­мание Бога впервые дано Филоном Александрийским.

    То, что лично, неповторимо и неразрушимо — не составленоизчего-то внеличного, — рассуждал Филон. Попытка объяснить личность причинно-генетически приводит к переходу от одного элемента к дру­гому, вплоть до бесконечности. При этом дроблении теряется личность. Следовательно, чтобы сохранить личность во всей индивидуальности, своеобразии и единстве, необходимо допустить, что она может быть со­творена из ничего, без всяких предпосылок. Личность, так же как и Бог, — беспредпосылочна. Если Бог — абсолютное начало, то Он не может не быть личностью, ибо если Он не личность, то Ему что-то предшествова­ло, а, следовательно, Он не абсолютное начало. Таким образом, Бог — это личность, и требует личностного отношения и понимания.

    Характеристика Бога как личности была существенным ша­гом вперед в направлении христианского мировоззрения, но она не давала полного преодоления пропасти между Богом и миром. Для преодоления этой пропасти необходимо было ввести опосредующие силы. Для этой цели Филон использует одно из центральных поня­тий античной философии — понятие Логоса. Так же, как и в античной философии, Логос у Филона наделяется рационально-логической и структурно-упорядочивающей функцией. Логос — это мировой порядок, красота и гармония. Это закон, приводящий все разнообра­зие вещей к единству. От него всякая форма, всякая устойчивость и определенность. Взятый сам по себе, в абстракции от телесных ве­щей, Логос есть царство вечных умопостигаемых идей, тождествен­ных с божественными мыслями. Мир создается Богом по модели этих идей и служит их отображением.

    Но в отличие от античной философии, Логос у Филона высту­пает как сотворенный Богом дух, который первоначально есть боже­ственный разум. После сотворения реального мира божественный разум сделался имманентным миру. Соответственно, идеи и логосы, как божественные составляющие, также становятся имманентными миру. В представлении Филона о Логосе не доставало лишь отожде­ствления его смессией — Христом. Логос, отождествленный с Хрис­том, появится вскоре после смерти Филона, в Евангелии от Иоанна: «Вначале было Слово и Слово бы­ло у Бога и Слово было Бог» (Иоанн. 1,1). И далее автор сочинения сближает Иисуса Христа с Богом через Логос. «Слово стало плотью и обитало в нем» (Иоанн. 1,4). Таким образом, возникает версия, что из­вечно существовавший Логос воплотился в Иисуса Христа. Иисус Христос интерпретируется как Бог, но понятие «Бог» — не тождест­венно понятию «Христос».

    Между ними существует известное раз­личие, ибо иначе трудно понять смысл земного существования Лого­са, его цель и назначение в мире. Бог-отец невидим, а Логос-сын дол­жен воплотиться среди людей, чтобы они через него узнали об отце.

    Учение о божественном Логосе развивали и представители стоицизма. Однако главный вклад стоицизма в формировании хри­стианского мировоззрения состоит в том, что он представлял хрис­тианствусистему нравственных ценностей. Для стоицизма харак­терна проповедь аполитизма, пренебрежения к реалиям конкретной социальной жизни, отрицание ценностей предметно-телесного и противопоставление телесного духовному, как более высокой сфе­ре жизненных интересов. Одной из важнейших задач философии является, по мнению Сенеки, задача утверждать между людьми осо­бое содружество, проникнутое невидимой, но самой прочной связью, общину святых праведников, соединяющую в себе мир божествен­ный и мир человеческий. Такую общину, как он думал, способны создать люди, воплотившие в себе идеалы мудреца — стоики. Эти люди, свободные от всевозможных страстей и потребностей, настоящие;

    хозяева самих себя, обладающие всеми добродетелями, всегда поступающие правильно и достигшие всех этих качеств отношением непротивления и религиозной покорности к провиденциальному ус­тройству мира.

    Основное богословие

    Или христианская апологетика — имеет предметом систематическое изложение основных истин христианской веры. Задача его — представить в систематическом изложении те основания или доказательства, на которых покоится и которыми оправдывается вера христианина в безусловную истину коренных основ религиозно-христианского учения и показать неосновательность их отрицания со стороны противо-религиозных и противо-христианских воззрений, преимущественно новейшего времени, и притом таких, которые представляют собой целые системы миросозерцания, расходящиеся с христианством. Метод изложения О. богословия — по преимуществу положительный, обосновывающий, утверждающий. Оно служит введением в энциклопедию богословских наук, раскрывая те общие истины веры, которые составляют необходимые предположения каждой отдельной богословской науки, но принимаются там как готовые данные (истину бытия Божия, бессмертия человеческой души и т. п.). Ближайшее отношение О. богословие имеет к теоретическим богословским наукам — к богословию догматическому и нравственному, которые относятся к нему как частное к общему. Из философских наук О. богословие имеет ближайшее сродство с так наз. философией религии, но отличается от нее строго положительным и апологетическим характером. Начальные зародыши О. богословия находятся уже в самых древних произведениях христианской письменности, преимущественно в творениях, известных под именем христианских апологий. О развитии христианской апологетики от начала христианства до XV в. и о состоянии ее в последующие века в Западной Европе см. Апология. В России апологии в защиту христианства появляются впервые в период брожения, вызванного жидовствующими; сюда относятся «Просветитель» Иосифа Волоколамского и «Истины показание к вопросившим о новом учении», инока Зиновия Отенского. В XVIII в. апологетическая деятельность выражалась главным образом в духовном красноречии. Феофан Прокопович, Платон, митроп. московский, Анастасий Братановский, Гедеон Криновский и др. давали в своих проповедях широкое место борьбе с неверием. Цельных богословских опытов, написанных в защиту христианства, в этот период времени у нас явилось очень немного; можно указать только на сочинение Феофана Прокоповича: «О безбожии», в котором, между прочим, опровергается учение Спинозы, и на приписываемые моск. митроп. Платону «Ответы на 16 вопросов» Вольтера и сочин. «О божественности христианского учения» Феоктиста, архиеп. белгородского. Литература христианской апологетики весьма обширна; для ознакомления с ней см. архиеп. черниг. Филарета: «Историческое учение об отцах церкви» (2 изд., СПб., 1882); Н. П. Рождественского: «Очерк истории апологетики и современно-научной постановки ее в зап. богословской литературе» («Христианское Чтение», 1873, сент. и окт.); свящ. И. Петропавловского: «Метод и план христианской апологетики» (в «Чтениях общества любителей духовного просвещения», 1876, кн. 1 и 2); Werner, «Geschichte der apologetischen und polemischen Literatur der christlichen Theologie» (1861—67); Senden, «Geschichte der Apologetik» (1846). Опыты под названием «О. богословия», как в нашей, так и в иностранной литературе, стали появляться только с последней половины текущего столетия. Из них более известные труды принадлежат католическим богословам: «Fundamental-theologie» Эрлиха, изд. в 50-х гг.; «Handbuch der Fundamental-theologie», Шпринцля, изд. в 1876 г.; «Lehrbuch der Fundamentaltheologie», Геттингера, изд. в 1879 г. С О. богословием имеют близкое сродство некоторые богословские системы, известные под другими названиями. Сюда относятся: а) системы апологетики христианства и вообще ученые апологии, из которых многие переведены на русский яз. (напр. апологии Геттингера, Огюста Никола, Навиля, Лютарда и др.). b) Системы так наз. естественного или рационального богословия, к которым относятся, например, сочинения Ульрици («Бог и природа», «Душа и тело»), Бинера («Космос»), Камилла Фламариона («Бог в природе»), Альфреда Вари. В московской духовной акд. преподается «естественно-научная апологетика», содержание которой входит в систему О. богословия. с) Системы умозрительного богословия и философской догматики, иногда раскрывающие преимущественно догматы веры (католич. ученые Штауденмайер, Кун), иногда — общие религиозные истины (протестантские ученые Фойгт, Вейсе, Данге.). У нас к философской догматике можно отнести «Лекции по умозрительному богословию», проф. московской акд. О. Голубинского (обнимающие только учение о Боге), и лекции по догматическому богословию Иоанна, епископа смоленского. d) Системы введения в богословие, ставящие себе задачей раскрывать предварительные понятия об основных предметах богословия вообще. У западных богословов они наз. иногда именем «общего богословия» (Theologia generalis), в отличие от частных богословских наук. У нас сюда относятся: «Введение в православное богословие» (2 изд., СПб., 1855), митрополита Макария, и «Генетическое введение в православное богословие» (СПб., 1877), прот. Сидонского, а в позднейшее время — «Введение в православное богословие», И. Пятницкого (Ставрополь, 1693).

    Лучший курс О. богословия принадлежит Н. П. Рождественскому, проф. СПб. духовной акд. («Христианская Апологетика», СПб. 1884). Существуют еше курсы О. богословия епископа Августина («Руководство к О. богословию», М., 1886—в объеме курса дух. семинарий), прот. Д. Тихомирова («Курс О. богословия», СПб., 1887) и прот. Н. Елеонского («Краткие записки по О. богословию», М., 1895).

    В.

    Источник: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона на Gufo.me

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *