Омск никольский собор

Омск никольский собор

Раньше у Омска было две главных воинских реликвии — знамя Ермака и знамя Сибирского казачьего войска. Однако в прошлом веке оба стяга надолго покинули город.

Знамя Сибирского казачьего войска вернулось сюда только зимой 2000 года. Вернулось необычно — из аэропорта в музей его везли… на бронетранспортере. Почему? Да очень просто: знамя бесценно, ему нет аналогов ни в одном из российских музеев.

Знамя Сибирского казачьего войска было создано в Оружейной палате Московского Кремля из шёлка учениками знаменитого мастера Симона Ушакова.

Размер стяга — 260 на 290 сантиметров, а основной цветовой тон полотнища — охристый. В центре стяга — герб с образом иконы Богоматери «Знамение». На перьях двуглавого орла помещены десять медальонов с ликами святых: Иоанна Предтечи, апостола Петра, Николая Чудотворца, Сергия Радонежского… Ещё на полотне изображена новозаветная Троица в облаках. Всё это имело для русских воинов глубокий смысл.

Знамя может выставляться в музее не дольше шести месяцев. А время, в течение которого оно должно «отдыхать» в полной темноте, в десять раз больше. То есть увидеть эту реликвию можно не чаще чем раз в пять лет.

Другие казацкие знамёна, хранящиеся в Омском государственном историко-краеведческом музее

А вот знамя Ермака не найдено до сих пор.

Царский указ

Со знаменем связано немало интересных историй. Изначально оно было изготовлено по царскому указу для стрелецкого полка. (По версии некоторых историков, это был полк Никифора Колобова.)

Как стрелецкое знамя стало казачьим? Ответить на вопрос в какой-то степени может надпись на нижней кайме полотнища: «Лета 7198 г. (1690 г. — Прим. ред.) июня в 29 день по Указу великих государей царей и великих князей Иоанна Алексеевича, Петра Алексеевича, Всея Великия и Малыя и Белые Руси самодержцев, построено».

Главное во всей этой надписи — дата. До мятежа, после которого Петр I упразднил стрелецкие части, оставалось всего восемь лет.

Разгром стрельцов, естественно, отразился и на судьбе знамени. Оно долгое время ждало своей участи, и лишь в 1712 году стяг наконец передали Московскому солдатскому гарнизонному полку, который отправился в Сибирь. Там он получил новое название — Томский казачий полк. По месту дислокации. И знамя стало казачьим.

Сразу оговоримся, что в боях знамя не участвовало, а хранилось как святыня сначала в соборе города Березова, потом в Бийске. Но в 1787 году его привезли в Омск. И это было справедливо: Омск являлся столицей Сибирского казачьего войска.

Провалы памяти

Каким чудом знамя Сибирского казачьего войска сохранилось во время Гражданской войны, совершенно неизвестно. Очевидно одно: в омский музей оно попало в 1924 году из Свято-Никольского собора. Главного храма сибирского казачества.

До конца пятидесятых годов знамя находилось в музее, а потом его отправили на реставрацию в Центр имени Грабаря и…

забыли. На целых 30 лет. Что было дальше, рассказала заместитель директора Омского историко-краеведческого музея Татьяна Назарцева:

— Когда я позвонила реставраторам в Москву, никто о нашем экспонате ничего сказать не мог. Но тут подвернулась возможность полететь в столицу и самой заняться поисками. Вместе с главным хранителем научно-реставрационного центра мы с трудом отыскали в архиве запись, что такой экспонат поступал. Зарегистрировали и забыли. А само знамя обнаружилось среди стеллажей, в коробке от чешских сапог. И в каком виде! Это были всего лишь отдельные фрагменты ткани. О реликвиях такой ветхости реставраторы говорят, что они находятся в руинированном состоянии. Тогда было непонятно, можно ли вообще восстановить знамя.

Чтобы «собрать» его из отдельных фрагментов, реставраторы стали искать аналоги в музеях Москвы и Петербурга. Увы, подобных экспонатов не нашлось. Но за время поисков выяснилась одна любопытная подробность. Оказывается, каждое знамя в Оружейной палате создавали в двух экземплярах.

Потом представляли их царю, который утверждал один стяг для вручения полку, а второй отправлялся на хранение и ждал своего часа. Если войсковое знамя ветшало, его заменяли. Для стрелецкого полка царской волею было выбрано знамя, которое ныне принадлежит омскому музею. А где копия? Поиски и на этот раз оказались тщетны.

Тогда реставраторы внимательно изучили историю войн начала XVIII века. Ведь противники во все времена стремились брать знамена «в плен». И это неожиданно дало результаты. Знамя, очень похожее на сибирское, но другого стрелецкого полка, нашлось в Швеции. В Стокгольмском музее вооруженных сил.

В итоге только на восстановление знамени Сибирского казачьего войска ушло 15 лет. Но зато его можно считать примером реставрации с сохранением предельной подлинности. Ни одного мазка свежей краски, ни одной новой ниточки…

Где знамя Ермака?

Итак, эпопея со знаменем Сибирского казацкого войска на сегодняшний день благополучно завершилась. А вот о знамени Ермака, к сожалению, этого сказать пока нельзя.

Легендарная хоругвь казачьей дружины Ермака до 1883 года хранилась в Воскресенском соборе города Березова Тобольской губернии. Но затем хлопотами генерал-губернатора Г.А. Колпаковского и в ознаменование 300-летия присоединения Сибири было доставлено в Омск.

Когда установилась советская власть, атаман Анненков, спасая знамя Ермака от большевиков, вынес его из Свято-Никольского собора и спрятал.

Потом наступило время правления Колчака. Реликвию снова торжественно вернули храму. Правда, ненадолго.

Куда делось знамя после прихода красных, до сих пор неизвестно. Сумел ли атаман Анненков или кто-то из офицеров его спасти, увезти за границу? Это остается загадкой.

Хотя российские историки уже давно ведут поиск и в Австралии, и в Америке, пока их усилия ни к чему не привели.

И все же надежда вернуть знамя в Сибирь у нас остаётся.

Тень единорога. Комментарий историка

Легендами и мифами окружено не только имя Ермака, но и знамя, под которым он покорял Сибирь.

В описях Оружейной палаты содержится упоминание о нескольких знаменах казачьего атамана, которые сохранились и до наших дней. Однако, по мнению известного историка Р.С. Скрынникова, эти полотнища были сшиты значительно позже сибирского похода — лишь в XVII веке. Существовали и другие стяги, которые приписывались Ермаку. Они хранились в сибирских церквях вплоть до XVIII века.

Наиболее ярким отражением этой «путаницы», на мой взгляд, является известная картина Василия Сурикова «Покорение Сибири» (1895 г.). На ней у дружины Ермака в бою под Чувашским мысом изображено сразу несколько знамён. Одно из них с образом Спаса Нерукотворного, а другое — с Георгием Победоносцем.

На самом деле, по версии Скрынникова, стяг атамана выглядел иначе. Среди собрания старых знамён наиболее вероятным он считает полотнище с изображением льва и единорога.

Если с этой версией согласиться, то знамя было синим, с широкой кумачовой каймой, расшитой затейливым узором. По углам знамени находились розетки в виде цветов, а в центре были вшиты две фигуры — единорога и льва. Они изображались в геральдической композиции — напротив друг друга.

Сейчас лев и единорог наиболее полно представлены только в гербе Великобритании. Поэтому единорог и воспринимается как изначальный и традиционный символ Туманного Альбиона. Однако у историков есть основания считать его скорее символом Святой Руси. Одно из первых древнерусских изображений «инорога» известно еще по Псалтыри 1397 г. Единороги украшали не только книги, но и стволы наших пушек во времена Ливонской войны, и северные сундуки XVII века.

В российской государственной символике изображение единорога начинает встречаться со второй половины XVI столетия. Например, на печатях Ивана Грозного, где единорог стоит на фоне державного двуглавого орла — герба Московского царства. Потом его изображения появились и на воинских знаменах. На них единорог символизировал чистоту помыслов и силу русского оружия.

Доктор исторических наук, профессор Андрей Бородовский

Знамя 1690 г. Ивана V и Петра I

Знамя из жёлтой тафты, с широкой красной каймой и разноцветной шелковой бахромой.

«На одной стороне, на середине, изображён Нерукотворный образ, поддерживаемый Ангелами, с надписью на убрусе: «Iоанномъ».
Ниже образа, по левую сторону, святые: Сергий, Филипп, Николай, Иона, Пётр; а по правую – Димитрий Царевич, Св. Герман, Гурий, Алексий, Варсонофий; ещё ниже – молящиеся на коленях преподобные Антоний и Феодосий, а между ними продолговатый щит с надписью: «Въ небе живущему на небесехъ, наши очи возводимъ Владычице всехъ и Пречистому Нерукотворенному образу Твоему не созданному, пренебесный Царю, поклоняемся, со усердiемъ припадая, молимся, подаждь Благовернымъ Царемъ Московскимъ и Великимъ нашимъ Княземъ Россiйскимъ на врага победу и одоленiе».
На кайме находятся изображения: в обоих верхних углах – Св. Иоанна Предтечи, держащего в руках хартию с надписью: «Покайтеся, приближеся» и Св. Иоанна Богослова, а в нижних – царей Иоанна и Петра Алексеевичей.
В верхней полосе каймы надпись: «Лета 7198 (1690) Декамврiя въ 25 д. написася сіе знамя Благочестивейшія Державы и правленія Великихъ Государей Царей и Великихъ Князей Іоанна Алексеевича и Петра Алексеевича, всея Великія и Малыя и Белыя Росiи Самодержцевъ».
В нижней полосе – российский двуглавый орёл и, по бокам его, в серебряных щитах, надписи: подле левого крыла – «Орёлъ, по естеству, смотритъ солнца, сице зрятъ пресветлыя лица главою своею сугубою, единородному брату обою Великихъ Государей и Царей, Монарховъ нашихъ, Великихъ Князей. Одно солнце Iоанна Алексеевича, второе солнце Петра Алексеевича, всея Великія и Малыя, Червонныя, Черныя, Белыя, Славено-Россiйскихъ Самодержавцевъ и многихъ Царствъ Пресветлыхъ Державцевъ»; подле правого крыла – «Орёлъ наричется Царь небесный, сице наречетъ и Царей земныхъ. Орелъ значитъ: сугубою головою Московскихъ нашихъ двухъ Царей, имъ по три венца въ душахъ ихъ сiяютъ, во Троице Бога прославляемая Отца и Сына и Святаго духа; имутъ по два крила и въ дланія вручи имъ Богъ скипетръ и державу правленіе Царствъ, и на враговъ, въ шуйца же имъ Державу со крестомъ, да побеждаютъ враговъ со Христомъ».
С боку каймы также надписи в щитах, из которых одна от ветхости стёрлась, а другая следующего содержания: «Въ духовномъ чину отца ихъ и богомольца, при великомъ господине Святейшемъ Киръ-Іоакиме Московскомъ и всея Русіи и всехъ Северныхъ странъ Патрiархе».
На другой стороне, посередине, Архангел Михаил на коне и, возле него, лики Иисуса Христа и Божией Матери. Над Архангелом – золотая радуга, а в его руках крест, труба, Евангелие, кадило, копьё и поводья коня. Под ногами коня море, в котором утопает сатана и гибнут его твердыни. Выше сатаны, в гортань которому Архангел Михаил устремляет копьё, находится щит с надписью: «Запретивъ ты языкомъ злы врагъ порубися, имя его тобою вечно потребися». Над погибающими твердынями подобный же щит и в нём надпись: «Врагу имети тобою вельми умалени и крепцы градове его разрушени».
По четырём углам каймы изображены: Святые Апостолы Пётр и Павел и Святые Борис и Глеб; между ними щиты с надписями, из которых явственны только две: сбоку образа – «А трудами и художествомъ новопостроеннаго Кизическаго монастыря многогрешнаго монаха Гервасіа» и внизу подле двуглавого орла – «И покры яко орелъ гнездо свое, милосердіе. и человеколюбіе, собра вся языки гнезда земнаго, втройце славити Бога единаго въ десныхъ пазъ нокшяхъ жезлъ или скипетръ и мечъ жезломъ сокрушитъ, яко сосудъ скудельничи, языки поганыхъ, незнающихъ Бога, и всяка супостата и врага».
Каждая сторона знамени имеет на кайме серебряные и золотые восьмиконечные звёзды. Фон вокруг святых красный, а узоры серебряные. Внизу каймы – золотой двуглавый орёл. Щиты с надписями и узоры вокруг них серебряные. Лучи звёзд напополам золотые и серебряные.

Материалы труда В. Звегинцова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *