Ода бог державина

Ода бог державина

Анализ стихотворения Державина «Бог»

Г. Державин начал свой творческий путь еще в стенах Казанской гимназии, но его поэтический талант проявился серьезно лишь в 70-х годах. На первых этапах творческой деятельности поэт писал в духе классицизма, а все потому, что его ум и эстетические предпочтения пленил жанр оды. В 1784 году была написана ода «Бог». Известно, что создание шедевра планировалось еще на 1780 год, но планы поэта перебила служба.
Стихотворение «Бог» вызвало интерес со стороны критиков, которые начали говорить о религиозной позиции Г. Державина. Тогда же распространилось мнение о том, что стихотворением «Бог» Г. Державин ответил французским философам, отстаивающим материалистическую точку зрения. Другие же критики заметили, что в произведении Бог и мир – единое целое, поэтому имеет место пантеистическое мировоззрение, которое не во всех аспектах соответствует православному восприятию.
Тема оды – могущество Бога, его милость и доброта к людям. Автор показывает, что Бог всесилен, его дух охватывает всю вселенную, как бы сливаясь с нею, утверждает, что человек по сравнению с Богом – «ничто», но в каждом человеке сияет величественная божественная доброта.
На протяжении всего произведения действуют два образа – лирический герой и Бог. Лирический герой сливается с образом автора, выражая точку зрения автора. Посредством образа лирического героя Г. Державин создает образ человека в общем. Лирический герой заявляет, что он лишь капля, «ничто», «частица вселенной», но в нем живет Бог. В последних строках образ человека отличается крайней степенью обобщения, автор говорит о том, что любовь простых смертных Богу должна выражаться славословием и слезами благодарности.

Образ Бога в стихотворении соткан из православных («Теченьем времени превечный, // Без лиц, в трех лицах божества!») и пантеистических истин. На протяжении всего произведения автор, повторяет, что Бог есть и он бессмертен, людям не дано постигнуть его полностью. Творец отображается в людях, как «солнце в малой капле вод».
В связи с этими двумя образами в стихотворении «Бог» звучит традиционный для классицизма мотив о том, что человек – песчинка, которую несет водоворот судьбы, в нашем случае судьбы предопределенной Богом.
Тема и идея стихотворения «Бог» Г.

Державина раскрывается с помощью художественных средств: метафор («Гласит мое мне сердце…», «Но ты во мне сияешь // Величеством твоих доброт»), сравнений («Как капля в море опущена, // Вся твердь перед тобой сия»), эпитетов («лучи животворящи», «лампады огненны»), гипербол («Измерить океан глубокий, // Сочесть пески, лучи планет// Хотя и мог бы ум высокий, —// Тебе числа и меры нет!). В тексте стиха очень много книжной лексики, в том числе церковнославянской, что объясняется особенностями жанра.
Ода состоит из 11 строф, в каждой из которых по 10 строк. В строфах по 8 строк с перекрестной рифмой и по 2 с параллельной. Стихотворный размер – ямб с пиррихием. Композиционные особенности также продиктованы жанром и классицистическим стилем.
Стихотворение «Бог» – один из лучших образцов русской классицистической поэзии, в котором
Г. Державин» сумел добиться органического сплетения классицизма и русской культуры.

Понравилось сочинение? А вот еще:

  • Анализ стихотворения Державина «Властителям и судиям»
  • Анализ стихотворения Державина «Памятник»
  • Анализ стихотворения Державина «Признание»
  • Анализ стихотворения Державина «Снегирь»
  • Ода творчеству

    Вей Гар

    I
    Я рассказать хочу друзья историю одной
    Проблемы сотни лет назад возникшую с душой
    Бессмертная уже тогда манила с головой
    Мужей, желающих постичь суть жизни непростой
    Тогда во глубине веков , не ведая другого
    Мудрец китайский и гуру и ученик Платона
    Трактаты сочиняли ,как вознестись до бога
    И как творить не хуже, чем матушка- природа
    В миру у каждого из нас немало совпадений
    Одно из них представил я, не видя объяснений
    Ведь не дано всегда понять причины откровений
    Но попытаться их найти нам нужно без сомнений
    Мы постараемся узреть в лесах и джунглях диких
    Цивилизации, миры и творчество великих
    Возникновение наук и поиски безликих
    Божественных идей, возникших в кельях тихих
    Индия
    Начнем ,пожалуй, с Индии- таинственной страны
    В ней чудным, необычным все уголки полны
    И к душам отношения на первый взгляд странны
    Они в тела различные вселяться там вольны
    Пред взором нашим открывается могучая река
    Она- спасение душ индусов, святы ее брега
    Ей миллионы жизней отдать спешат сердца
    Пред нею Будда меркнет в ипостаси творца
    Пытаясь осознать себя в структуре мироздания
    Буддист систему создает Ведического знания
    В себе блуждающий аскет он указал знамения
    Определившие наук дальнейшее движение
    Непостижимо, что в строках Индийских манускриптов
    Найти нам удалось следы сегодняшних транскриптов
    В них описания даны присущих нам пороков
    Звучат они пронзив века как голоса пророков.
    Человеческие пороки
    Они нам шепчут сквозь года, что человек порочен
    Он ошибается всегда и быть не может точен
    Ему довериться нельзя, не совершенен очень
    Но мы ослушаемся их, как и должно быть впрочем
    Есть в человеке качество, так учит нас Гуру
    Обманывать, дурачиться и фальши лить слезу
    Ведь в помыслах людских не так- то просто глазу
    Увидеть лжи нутро, невидимое сразу
    Мы смотрим в мир и видим то, чего там просто нет
    Мы под влиянием мечты живем уж много лет
    Она сильна и так сладка, что часто человек
    Попав в иллюзию, готов с ней скоротать свой век
    Мое свободное сознание Создатель заточил в тюрьму
    В нем окна- запах, слух в нем стены, я в этом здании живу
    Его я вижу, осязаю, его попробовать могу
    Но знаю точно, что покину его тогда, когда умру
    Как выжить божьему созданию, коль он так слаб и одинок
    Просить простить его пороки иль за спиной держать клинок
    Как защититься, уберечься душевный обрести покой
    Не ждать божественной десницы, ее достать своей рукой !!!
    Свой разум, тело тренируя, себя ты должен сотворить
    Забыть друзей, контакты близких и голодом себя морить
    И в положении цветка приблизиться к блаженству,
    Такой единственный твой путь к земному совершенству
    Китай
    Четыре основных порока индийский маг нам описал
    Не ведал он, что рядом сбоку мудрец китайский рассуждал
    Он также объяснить пытался проблемы нашего бытия
    Искал источник совершенства в умении Жить и силе Я
    В своих трудах восточный гений нам истину открыл одну
    Чтоб человеком стать достойным, активным нужно быть ему
    Работать над собой упорно, не подпускать к себе нужду
    Но больше быть другим примером, вокруг себя менять среду
    По ходу жизни, говорил он, три раза будешь ты влюблен
    К себе любовью воспылаешь, коль красотой не обделенен
    Вторая страсть к другому будет, ты этим даром наделен
    А в истину влюбившись, будешь к вершинам знаний вознесен
    Греция
    От рек священных, горных круч с китайскую стеною
    На запад путь теперь лежит к Эгейскому прибою
    Здесь два великих грека, друживших меж собою
    Основы создали наук ,что знаем мы с тобою
    Они в науку привнеся формальной логики культуру
    Душевных сил сплели букет, собрав в единую структуру
    Им удалось раскрыть во всем закон противоречий
    Как побуждающий прием к искусству красноречии
    В своем трактате о душе впервые Аристотель
    Представил нам души портрет в анфас и также в профиль
    С его идей , с его трудов, покинув астрологию
    Психея в дом родной пришла в науку психологию
    Арабский восток
    Вобравши силу трех течений в один большой поток
    Арабский мир объединился и заблистал Восток
    В нем к Греции любовь смешалась с мистицизмом
    Учение новое создав ,что мы зовем Суфизмом.
    В златых песках Аравии и в Персии надменной
    Опасную черту перешагнул муршуд
    Он совершенства гимн создателю вселенной
    Воспел, его творениям словами, что не мрут
    И дервиш, странник дюн пустынных, себя обожествил
    Он «Бога нету кроме Бога» » Я Бог» словами заменил
    Весь мир нам ближнего востока был поражен тем как
    Великий Насими без страха воскликнул «ан аль хак»
    Да, кожа слезла с его тела, но он живет в веках
    В стихах бессмертных, в хуруфизме, в своих учениках
    Как истину найти теперь не скрыть дорогу
    Четыре стадии пройди и прикоснешься к богу
    На первой стадии человек узнает шариат
    Вторая в сердце воспылает, то будет тарикат
    В пучину знаний ты вольешься ,познаешь марифат
    И богом станешь, коль постигнешь ,что значит хагигат
    Но был открыт еще один источник вдохновения
    Ключом таинственным он стал душевного волнения
    Движения, ритмика, слова — мистический экстаз
    И пред тобою дивные — поэма иль рассказ
    II
    Вот так галопом пронеслась душа по временам
    Она раскрыться обещала достойнейшим мужам.
    Но слова своего не стала выполнять
    И мы по- прежнему не знаем, где нам ее искать
    Тысячелетия прошли и мы поймали нить
    Как новое создать и ветхость возродить
    Один феномен лишь не можем объяснить
    Как искоркой душа попала в тело жить
    Она — божественный огонь, что освещает путь
    Движению вперед, ведь жизни в этом суть
    Хоть времени стрелу обратно не вернуть
    Пред ней и время голову склонило бы на грудь
    У нас внутри огонь горит, он полыхает сильно
    Его не видно никому, а жжет он непосильно
    Ты должен вынести огонь из внутреннего мира
    Иначе он сожжет его — не расцветет Пальмира
    Бог каждому дал огонек для теплоты душевной
    Он в нас внутри как маячок движению полезный
    Но часто гасим мы его, стесняясь засветиться
    Не понимая ,что теплу без света не родиться
    Холодный, темный, страшный мир-его я не молю
    Он порождение души, где места нет огню
    Развеять страх, согреть людей и уничтожить мрак
    Возможно, лишь благословив огня и мысли брак.
    III
    Ну вот и подошли мы к сегодняшнему дню
    И ситуация, что говорить, другая на корню
    Сегодня творчества так много, что вовсю
    Глаголят новое — рождают «де жа вю»
    Воистину, творить не так- то просто, нет
    Не зря слезой умыт шекспировский сонет
    И не случайно гении как Карл Юнг и Фрейд
    Свои таланты отдали, чтоб сей найти ответ
    Так повелитель снов, исследуя печали
    С душевных сил стянул различные вуали
    Он в психике нашел пристанище морали
    Оттуда холодом несет как от морской мистрали
    Теперь мы знаем ,что в сознании довлеет Супер-эго
    Его влияние сильно, под ним клокочет Эго
    А снизу тайными путями произрастает Ид
    Сплетая уровни корнями садов Семирамид
    Итак, в активности творца Фрейд видел три причины
    И к первой главной относил он либидо кончину
    Когда не можешь полюбить, но страстью ты гоним
    Она в творениях твоих живет как аноним
    Источником больших проблем всегда считался страх
    Одно наличие его надежд сулило крах
    Но по- другому поступил анализа отец
    Он страх с надеждою подвел под свадебный венец
    Их обвенчав, он объявил: «нашел я , наконец,
    Глубокую тоску — она и есть творец»
    Но был и третий доминант в активности творца
    Искать его Фрейд предписал нам в психике юнца
    Ведь в нем желание превзойти и лучше стать отца
    Есть вектор роста личности с начала до конца
    IV
    И Юнг, и Адлер, и Маслоу искали тот же путь
    Как книгу, творческий процесс стараясь развернуть
    И со страниц своих учений они пытались сдуть
    Все наносное в творчестве его раскрыв нам суть
    Парадоксы творчества
    Но в действиях творца, во всем что он создал
    Какой- то странный фон себя нам выдавал
    Подобно с нефти вышедший при обработке кокс
    Людских творений сущностью явился парадокс
    О, как привыкли думать мы, что истина одна
    Она как светоч в мраке блуждающим дана
    Но парадоксы творчества, открыв подход другой
    Нам говорят — две истины воплощены в одной
    Парадокс логики
    Вот так, к примеру, творчество с мышлением родня
    Их связь давно доказана от общего корня
    Но вместе с тем известно ,что творчество порой
    Никак не обосновано мыслительной стезей
    Мы знаем ,что мышление- логический процесс
    У логики с мышлением взаимный интерес
    Но если творчество с мышлением не связаны всегда
    То алогичность творчества есть логика творца
    Парадокс морали
    Мораль и логика по связям братья- близнецы
    Без них амбиции свои не воплотят творцы
    Но если творчество отвергнет логики канон
    То аморальность творчества вступает как закон
    Как творчество могло вдруг аморальным стать?
    Кто вправе ценность высшую огульно осуждать?
    Не тот ли, кто замечен в желании создать
    Среду, где невозможно противному восстать
    Но людям в этом обществе не надо забывать:
    Где творчество — изгой, беды недолго ждать
    Парадокс количества
    Есть парадокс количества у творческих явлений
    Ведь явно в дефиците число их проявлений
    Но возрастание творчества, инсайтов, озарений
    Усилит лишь потребность в количестве творений
    Парадокс Желанности
    О том, что творчество желанно, мы часто говорим
    Хваля художника работу, его талант боготворим
    Но превращая творчество в престижа инструмент
    Мы выдаем бездарность за творческий контент
    Да, мы хотим, чтоб все кругом творили чудеса
    И каждому была доступна творения высота
    Но если людям вдруг раскрыть секрет богов
    Богами станем мы иль сборищем рабов?
    Парадокс детерминантов
    У каждого творить есть собственный резон
    И сложно объяснить, возник откуда он
    Но изыскав мотив, ты будешь удивлен
    Ведь он не может быть к другому применен
    Да, мотивация творчества — феномен непростой
    Источник он развития, не даст попасть в застой
    Но обеспечив творчеству достойные плоды
    Не будет он подталкивать на новые труды
    Парадокс продукта
    Чтобы понять творца ,ты оцени творение
    В него вложил он труд и все свое умение
    Но чем доступнее оно и проще в обращении
    Тем больше автору грозит в истории забвение
    Продукты творчества в наш обиход войдя
    Становятся частичкой сегодняшнего дня
    И мы не думаем о том, кто нам их подарил
    Ведь в них себя, свой мир создатель растворил
    Примером ярким могут быть творения народа
    Стихи, сказания, песни, пляс известны нам без рода
    Но если глубже заглянуть в народа эпопею
    То в ней конкретный человек родил сию идею
    Есть у продуктов творчества еще один аспект
    Творений нам известных особенный эффект
    Они способны оторвать творца от окружения
    Создав вакхический восторг иль бурю возмущения
    При этом плачь иль смех в толпе не исчезают
    Они в творение само как корешки врастают
    Ведь вознеся создателя над бренною толпой
    Продукт в себя вобрал людских идей настрой
    Творческая личность
    Во всем парадоксальны творящие натуры
    В них могут сочетаться различные текстуры
    И что для смертного немыслимо и сложно
    Для личности творца легко и просто можно
    Так личность у творца энергией полна
    Но в тоже время тихая, спокойная она
    Как дремлющий вулкан в величии своем
    Лишь ей известно время , когда со сна подъем
    Да, творческие люди имеют дар ума
    И интеллект высокий природа им дала
    Но как порой наивны вершители судьбы
    Их развести в два счета нетрудно на бобы
    Есть в каждом человеке особенность мечтать
    Фантазиям отдаваясь, реальность отвергать
    Но у творца свой способ достичь объединения
    Воображения силы с реальностью суждения
    Вот вам еще пример противоречий в личности
    Как проявление в общении особой атипичности
    У творческих людей игривость с экстраверсией
    В единстве выступают с глубокой интроверсией
    Есть странная особенность у личности творца
    Она из тайных комнат души нам шлет гонца
    Там женское с мужским объединив начало
    Понять позволят личности с какого плыть причала
    V
    Мы можем бесконечно о творчестве писать
    И все равно нам тайн его не разгадать
    Проклятие психологии себя проявит вновь
    Исчезнет все открытое, как первая любовь
    Воспоминанием сладким останутся во мне
    Терзания душевные о том тревожном дне
    Когда открылась тайна способности творить
    И тут же растворилась, не дав себя схватить
    Так может и неважно как происходит акт
    В котором творчество раскроется как непреложный факт
    Куда важней, что ТВОРЧЕСТВО и есть то БОЖЕСТВО
    Что ЧЕЛОВЕКА СОЗДАЛО, с собой придав РОДСТВО
    О господи, я знаю как мне тебя найти
    Хоть без лица, божественное и не во плоти
    Ведь стоит нам к творениям поближе подойти
    И дух как деву юную начнет тотчас трясти
    Мне кажется, что Бог пристанище нашел
    В творениях людских, куда он снизошел
    И если говорю. Господь тебя храни
    То это значит Творчеством ты сам себя спаси

    © Copyright: Вей Гар, 2012
    Свидетельство о публикации №112032706807

    Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

    Другие произведения автора Вей Гар

    Рецензии

    Написать рецензию

    Мы заняты эквилибристикой словесной.
    И в этом тоже есть какой-то странный смысл.
    Ведь для чего живем мы неизвестно,
    Но иногда и к нам приходит мысль.
    И объективно существующие вещи
    (В себе они, а может не в себе)
    Мелькают и рождаются всё чаще,
    Изобретенные, как буквы на стене.
    Без этого и мы совсем не были б
    Тем, что мы есть в прогресса кутерьме,
    А так привычно, и порою мило…
    Почти, но не совсем чтобы в тюрьме…
    Вы, конечно, задвинули мощный труд! Вечная тема самореализации… А для чего, не знает никто… Но, если я что-то могу, почему бы мне это не делать??? Успехов!!!
    Владимир Лагунов 27.03.2012 23:18 • Заявить о нарушении

    + добавить замечания

    На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

    Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Вей Гар

    Богословско-философский анализ оды Г.Р. Державина «Бог»

    Величайший из русских поэтов допушкинского периода Гавриил Романович Державин родился 3 июля 1743 г.

    в Казанской губернии в дворянской семье. Начальное образование он получил в Казанской гимназии и в 19 лет начал службу солдатом в Преображенском полку, впоследствии дослужившись до генеральского чина.

    Стихи Державин начал писать с юности, так как имел к этому врождённый дар от Бога. В казарме он сочинял письма, прошения и стишки для офицеров и солдат. В 70-х годах поэт писал уже песни, басни, оды и эпиграммы. Хотя в художественном отношении они были ещё недостаточно зрелыми, но весь облик поэтической системы уже предсказывал будущего мастера. Около 1779 года Державин осознал свой самостоятельный путь в поэзии. В этом году появились первые значительные произведения поэта, напечатанные в журнале «Санкт-Петербургский вестник»: «Ключ», «Стихи на рождение в Севере порфирородного отрока» и другие.

    В 1780-1784 годах Державиным создана ода «Бог», ставшая одним из наиболее значительных его произведений. Он выступил в ней против французских материалистов XYIII века.

    Ода Державина потрясла весь мир. Её переводили не менее 15 раз на французский язык, не менее восьми – на немецкий, несколько раз – на польский. Кроме того, ода Державина была переведена на английский, итальянский, шведский, чешский, латинский, греческий и японский языки.

    Главная тема, проходящая красной нитью через всю оду, – это тема богосыновства. Всемогущий Господь, сокровенно от нашего сознания, единым словом (имеется в виду творческий акт) привёл в бытие материю, из которой впоследствии и создал физический мир. Прославляя промыслительность, всемогущество и предвечность Небесного Творца, Гавриил Романович Державин в оде «Бог» замечает следующее:

    Создавый всё единым словом.

    В творенье простираясь новом,

    Ты был, Ты есть, Ты будешь ввек!

    Небо, земля, море и то, что в них создано Богом, целесообразно и прекрасно. Красота и мудрость, проявленные в устройстве вселенной, служат одним из вернейших доказательств бытия Божия. Но как ни огромны пространства вселенной, всё же они являются творением Божиим и поэтому перед полнотой всемогущества Божия, по словам Державина, составляют лишь одну точку:

    В воздушном океане оном,

    Миры умножа миллионом

    Стократ других миров – и то,

    Когда дерзну сравнить с Тобою

    Лишь будет точкою одною.

    А я перед Тобой – ничто.

    Хотя и преступил заповеди Божии человек, погрязнув в тине согрешений, но Милосердный Господь не оставил его. По своей неизреченной благости и человеколюбию Бог послал в мир Сына Своего, «чтобы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» /Ин. 3,16/.

    Образ Божий, заложенный в человеческом существе Творцом изначала, не упразднился полностью и после согрешения. Несмотря на то, что человек проводит жизнь свою в греховности, всё же душа его стремится к своему первоисточнику – Богу.

    Выражая идею богосыновства между Богом и человеком, Державин говорит:

    Ничто! – Но Ты во мне сияешь

    Величеством Твоих доброт;

    Во мне Себя изображаешь

    Как солнце в малой капле вод.

    Ещё в ветхозаветные времена псалмопевец Давид приводил следующую аналогию стремления человеческой души к Богу, говоря: Как елень стремится к источникам водным, так душа моя желает к Тебе, Боже (Пс.41). Державин также свидетельствует об этом, говоря:

    Несытым некаким летаю

    Всегда пареньем в высоты;

    Тебе душа моя быть чает,

    Вникает, мыслит, рассуждает:

    Я есмь – конечно есть и Ты!

    Целесобразное устройство вселенной свидетельствует человеку о делах Божиих. Рассматривая и изучая «дела рук Божиих», человек приходит к заключению о реальном существовании Творца. Об этом Державин говорит следующим образом:

    Ты есть – Природы чин вещает,

    Гласит мое мне сердце то,

    Меня мой разум уверяет,

    Ты есть; – и я уже не ничто!

    По словам Державина, человек представляет частицу вселенной. В пределах физического мира он является царем над растительным и животным миром. Открывая новые галактикии законы, человек, по заключению Державина, не мог произойти сам собой и является творением Небесного Творца:

    Я средоточие живущих.

    Черта начальна Божества;

    Я телом в прахе истлеваю,

    Умом громам повелеваю,

    Я царь – я раб – я червь – я бог!

    Но, будучи я столь чудесен,

    Отколе происшел? безвестен;

    А сам собой я быть не мог.

    И далее великий поэт свидетельствует всему миру, что дивны дела Божии, и Своей премудростью сотворил Он всё:

    Твое созданье я, Создатель!

    Твоей премудрости я тварь,

    Источник жизни, благ Податель,

    Душа души моей и Царь!

    По благому промыслу Божьему, человек создан для прославления Господа, изучения окружающего мира, наслаждения бытием и продолжения своего рода. Земная жизнь человеческая является временной. Десница Божия определила, чтобы человек, созданный из персти земной, в землю и возвращался. Однако душа человеческая бессмертна и по успении тела отходит к Богу. По этому поводу Державин говорит:

    Твоей то правде нужно было,
    Чтоб смертну бездну преходило
    Мое бессмертно бытие;
    Чтоб дух мой в смертность облачился
    И чтоб чрез смерть я возвратился,
    Отец! в бессмертие твое.

    Человек своим разумом бессилен постигнуть полноту существа своего Творца. Размышляя об этом, поэт говорит:

    Неизъяснимый, Непостижный!

    Я знаю, что души моей

    Воображении бессильны

    И тени начертать Твоей.

    Но прославлять Бога и стремиться к Нему своей душой человек обязан. Ежедневно получая множество благ от Бога, человек часто не замечает сего. Он стремится преимущественно к стяжению материальных благ и наслаждениям житейским. Но сколько бы человек не стяжал материальных благ, сколько бы не наслаждался различными житейскими утехами, его душа не сможет найти отрады и утешения. Только в Боге человек может обрести мир, радость и полное блаженство. Только в Боге успокоится душа его.

    Проникнутый любовью к Богу, Гавриил Романович Державин призывает «слабых смертных» тянуться к Богу («к Тебе лишь возвышаться»), поражаясь величию Его творческого гения («В безмерной разности теряться»), и за всё благодарить Его:

    Но если славословить должно,

    То слабым смертным невозможно

    Тебя ничем иным почтить,

    Как им к Тебе лишь возвышаться,

    В безмерной разности теряться

    И благодарны слёзы лить.

    За три дня до своей смерти Державин начал оду «На тленность…», но успел написать только небольшой фрагмент.

    Это восьмистишие вошло во все его посмертные собрания сочинений. Приводимый здесь текст является последними строками, написанными Державиным.

    Река времен в своем стремленьи
    Уносит все дела людей
    И топит в пропасти забвенья
    Народы, царства и царей.
    А если что и остается
    Чрез звуки лиры и трубы,
    То вечности жерлом пожрется
    И общей не уйдет судьбы.

    В кабинете Державина на стене висела известная историческая карта «Река времен, или Эмблематическое изображение всемирной истории», составленная Страссом. Из огромного сияющего и парящего в небесах шара следует водопад разных потоков историй народов и государств от Сотворения мира и от Рождества Христова вплоть до 1800 года. Согласно заметке в «Сыне отечества», Державин смотрел на эту карту, когда писал свое восьмистишие.

    Интересно, что эти строки написаны поэтом на аспидной доске. Сегодня они почти стерлись с нее. Вместе эти строки образуют акростих, первые буквы которого легко складываются в «Руина чти». Что было задумано дальше нам никогда не узнать. Что чтит руина останется загадкой.

    М. Л. Гаспаров в «Записях и выписках» делится удивительным воспоминанием:

    Свидетелем настоящего чуда я был один раз в жизни. У Державина есть знаменитое восьмистишие: «Река времен в своем стремленьи…» Глядя на эти стихи, я однажды заметил в них акростих «РУИНА», дальше шло бессмысленное «ЧТИ». Я подумал: вероятно, Державин начал писать акростих, но он не заладился, и Державин махнул рукой. Через несколько лет об этом акростихе появилась статья М. Холле: он тоже заметил «руину» и вдобавок доказывал (не очень убедительно), что «чти» значит «чести». Я подумал: вот какие бывают хозяйственные филологи: заметил то же, что и я, а сделал целую статью. Но это еще не чудо. У хороших латинистов есть развлечение: переводить стихи Пушкина (и др.) латинскими стихами. Я этого не умею, а одна моя коллега умела. Мы летели с ней на античную конференцию в Тбилиси, я был еще кандидатом, она — аспиранткой, ей хотелось показать себя с лучшей стороны; сидя в самолете, она вынула и показала мне листки с такими латинскими стихами. Среди них был перевод «Реки времен», две Алкеевы строфы. Я посмотрел на них и не поверил себе. Потом осторожно спросил: «А не можете ли вы переделать последние две строчки так, чтобы вот эта начиналась не с F, а с Т?» Она быстро заменила flumine на turbine. «Знаете ли вы, что у Державина здесь акростих?» Нет, конечно, не знала, «Тогда посмотрите ваш перевод». Начальные буквы в нем твердо складывались в слова AMOR STAT, любовь переживает руину. Случайным совпадением это быть не могло ни по какой теории вероятностей. Скрытым умыслом тоже быть не могло: тогда не пришлось бы исправлять stef на stat. «Чудо» — слово не из моего словаря, но иначе назвать это я не могу. Перевод этот был потом напечатан в одном сборнике статей по теории культуры в 1978 г.

    Г. Р. Державин (1743—1816)

    В 1923 году О. Э. Мандельштам «по следам» державинских строк напишет свою «Грифельную оду»:

    Мы только с голоса поймем,
    Что там царапалось, боролось…
    Звезда с звездой — могучий стык,
    Кремнистый путь из старой песни,
    Кремня и воздуха язык,
    Кремень с водой, с подковой перстень.
    На мягком сланце облаков
    Молочный грифельный рисунок —
    Не ученичество миров,
    А бред овечьих полусонок.

    Гавриил Державин, по своей натуре, был человеком напористым, смелым. Он не боялся экспериментов, не сдерживал свои чувства и всегда прямо выражал свои мысли. Его творение «Бог» изначально было опубликовано без какой-либо жанровой принадлежности, но уже с первых строк на читателя обрушивается торжественный восторг, что испытывал автор в процессе написания. Что такое «ода»?

    Это стихотворение, в котором поэт поставил своей целью воспеть некое событие, показать героический образ отдельного героя или целого народа. Стихотворение «Бог» несет за собой именно такую цель. Так, Державин хотел показать нам свои чувства, что посетили его в Светлое воскресенье, о чем он пишет в своем дневнике: «воображение так было разгорячено, что в самом деле проливал он благодарные слезы за те понятия, которые ему вверены были».

    Сколь великолепны были его чувства, что спустя почти два века, мы можем ощутить ту силу, которую вложил Державин в свою оду. Оду, которую он сам лично считал лучшим своим творением. Тогда, в 18-м веке, ода «Бог» вызвала широчайший публичный резонанс, имела потрясающий читательский успех. Неудивительно, ведь в те времена тема религии почиталась особо, и стихотворение, превозносящее Творца, да еще в такой совершенной форме не могло остаться незамеченным.

    Своей первоначальной целью, Державин поставил изобразить могущество и всеобъемлющее величие Бога. Но, по мере того, как строфы складывались друг за другом, ему открылась истина — Бог, это мы. Отражение Бога есть все сущее в нашем мире. Державин пишет: «Я царь, – я раб, – я червь, – я Бог!», и, пораженный этой мыслью, ставит точку в своей оде.

    Изобразив Бога, как всемогущую силу, Державин, сравнивает его с человеком. Читатель видит, чувствует, сколь ничтожен и мал человек по сравнению со Вселенной, воплощением которой и является Бог.

    И наша маленькая человеческая сущность в своих мечтах и терзаниях вечно стремится приблизиться к богу, вознестись к нему, увидеть воочию великий смысл бытия. По ходу лиричного, торжественного повествования, в своей оде Державин раскрывает свой главный замысел.

    Человек — это не просто ничтожная пылинка, обреченная на приземленное существования, не знающая и не имеющая ничего, кроме земных, материальных оков. Человек — это и есть Бог, человек — тот, кто пробуждает Бога не только в себе, но и во всем окружающем мире. И эта мысль, открывшаяся Державину совершенно неожиданным образом, и мастерски воплощенная в стихах, настолько поразила общественность, что споры о замысле Державина до сих пор не утихают.

    Ода Гавриила Романовича Державина «Бог» впервые была напечатана в журнале «Собеседник», 1784, ч. 13; и вскоре была издана отдельно (по-видимому, в Петербурге), снова отдельным изданием вышла около 1792 г. (в Москве).

    Ею открываются Издание 1798 г. Это первое произведение русской литературы, заслужившее широкую мировую известность. Ода была переведена на английский, испанский, итальянский, польский, чешский, греческий, латинский, шведский, японский языки. Существует не менее 15 французских переводов и 8 немецких. Державин задумал оду «Бог» «в 1780 г., быв во дворце у всенощной в Светлое воскресенье», тогда же начал писать, но не смог исполнить замысла из-за занятости по службе. Закончена она была в Нарве в феврале или марте 1784 г.

    На нашем сайте вы можете также прочитать краткое содержание и анализ этой оды.

    Державин.

    Ода «Бог»

    Бог

    О ты, пространством бесконечный,
    Живый в движеньи вещества,
    Теченьем времени превечный,
    Без лиц, в трех лицах божества!
    Дух всюду сущий и единый,
    Кому нет места и причины,
    Кого никто постичь не мог,
    Кто все собою наполняет,
    Объемлет, зиждет, сохраняет,
    Кого мы называем: бог.
    Измерить океан глубокий,
    Сочесть пески, лучи планет
    Хотя и мог бы ум высокий,
    Тебе числа и меры нет!
    Не могут духи просвщенны,
    От света твоего рожденны,
    Исследовать судеб твоих:
    Лишь мысль к тебе взнестись дерзает,
    В твоем величьи исчезает,
    Как в вечности прошедший миг.
    Хаоса бытность довременну
    Из бездн ты вечности воззвал,
    А вечность, прежде век рожденну,
    В себе самом ты основал:
    Себя собою составляя,
    Собою из себя сияя,
    Ты свет, откуда свет истек.
    Создавый всe единым словом,
    В твореньи простираясь новом,
    Ты был, ты есть, ты будешь ввек!
    Ты цепь существ в себе вмещаешь,
    Ее содержишь и живишь;
    Конец с началом сопрягаешь
    И смертию живот даришь.
    Как искры сыплются, стремятся,
    Так солнцы от тебя родятся;
    Как в мразный, ясный день зимой
    Пылинки инея сверкают,
    Вратятся, зыблются, сияют,
    Так звезды в безднах под тобой.
    Светил возженных миллионы
    В неизмеримости текут,
    Твои они творят законы,
    Лучи животворящи льют.
    Но огненны сии лампады,
    Иль рдяных кристалей громады,
    Иль волн златых кипящий сонм,
    Или горящие эфиры,
    Иль вкупе все светящи миры
    Перед тобой – как нощь пред днем.
    Как капля, в море опущенна,
    Вся твердь перед тобой сия.
    Но что мной зримая вселенна?
    И что перед тобою я?
    В воздушном океане оном,
    Миры умножа миллионом
    Стократ других миров, – и то,
    Когда дерзну сравнить с тобою,
    Лишь будет точкою одною;
    А я перед тобой – ничто.
    Ничто! – Но ты во мне сияешь
    Величеством твоих доброт;
    Во мне себя изображаешь,
    Как солнце в малой капле вод.
    Ничто!- Но жизнь я ощущаю,
    Несытым некаким летаю
    Всегда пареньем в высоты;
    Тебя душа моя быть чает,
    Вникает, мыслит, рассуждает:
    Я есмь – конечно, есть и ты!
    Ты есть! – природы чин вещает,
    Гласит мое мне сердце то,
    Меня мой разум уверяет,
    Ты есть – и я уж не ничто!
    Частица целой я вселенной,
    Поставлен, мнится мне, в почтенной
    Средине естества я той,
    Где кончил тварей ты телесных,
    Где начал ты духов небесных
    И цепь существ связал всех мной.
    Я связь миров, повсюду сущих,
    Я крайня степень вещества;
    Я средоточие живущих,
    Черта начальна божества;
    Я телом в прахе истлеваю,
    Умом громам повелеваю,
    Я царь – я раб – я червь – я бог!
    Но, будучи я столь чудесен,
    Отколе происшел? – безвестен;
    А сам собой я быть не мог.
    Твое созданье я, создатель!
    Твоей премудрости я тварь ,
    Источник жизни, благ податель,
    Душа души моей и царь!
    Твоей то правде нужно было,
    Чтоб смертну бездну преходило
    Мое бессмертно бытие;
    Чтоб дух мой в смертность облачился
    И чтоб чрез смерть я возвратился,
    Отец! – в бессмертие твое.
    Неизъяснимый, непостижный!
    Я знаю, что души моей
    Воображении бессильны
    И тени начертать твоей;
    Но если славословить должно,
    То слабым смертным невозможно
    Тебя ничем иным почтить,
    Как им к тебе лишь возвышаться,
    В безмерной разности теряться
    И благодарны слезы лить.
    1784

    Без лиц, в трех лицах божества. – «Автор, кроме богословского православной нашей веры понятия, разумел тут три лица метафизические, то есть: бесконечное пространство, беспрерывную жизнь в движении вещества и нескончаемое течение времени, которое бог в себе совмещает», – указывал сам Державин.

    Природы чин – порядок природы, законы природы.

    Тварь – т. е. творение.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *