Об истинном христианстве

Об истинном христианстве

Тихон рано лишился отца и матери. Мать незадолго до смерти успела пристроить его на учебу в духовное училище.

Нелегко пришлось сироте: казенной стипендии у него не было. А помогал Тихону только брат, служивший псаломщиком в церкви, в Новгороде. Но средств на жизнь все равно не хватало, и бедный мальчик, как и в раннем детстве, нанялся на поденную работу. Он в свободное от занятий время копал грядки у огородников.

Потом он учился в семинарии, и все свободное время просиживал за книжками. Случалось ему продавать половину своей дневной порции хлеба, чтобы только купить свечу. Ведь электрического света тогда не было, а вечером, в темноте, читать невозможно.

Он при свече читал где-нибудь в укромном уголке за печкой, а его товарищи в это время, бывало, шумели и резвились. Иногда они потешались над своим приятелем. Возьмут старый лапоть, и давай размахивать им, как кадилом. При этом они пели величание, как поют на церковных службах, когда славят угодников Божиих. Конечно, это была насмешка. Вот, мол, все ребята как ребят, а ты один такой «умник», корчишь из себя святого.

Зато Тихон всех обошел в учебе. Пока многие озорничали и гоняли лодыря, он за блестящие успехи досрочно получил место учителя. Теперь он и сам встал на ноги, и свою сестру, которая зарабатывала, по бедности, мытьем полов, взял к себе.

Скоро два случая заставили его задуматься о том, как близок к нам Господь.

Однажды, стоя на монастырской колокольне, он тронул перила, и они обломились и рухнули вниз, так что он едва успел отпрянуть. Он был на волосок от смерти. Но Бог не допустил ему упасть, а только показал, как ненадежна наша земная жизнь. И что поэтому надо больше всего заботиться о будущей бессмертной жизни на небесах, куда принимают добрых и праведных.

В другой раз он засиделся ночью за чтением и размышлениями о Боге, как бывало не однажды. И вышел немного освежиться на крыльцо. Как вдруг небеса разверзлись над его головой ввысь и глубину, и он увидел такой свет, что не выразить и не описать. Это был свет Божественный, а не от звезд и не от луны. И Тихон обомлел и замер. И почувствовал такую радость, о которой помнил потом всю жизнь.

Наконец, он был пострижен в монахи. Он всегда мечтал об уединенной отшельнической жизни и даже построил себе заранее келью в лесной роще. Но подвиги его иноческой жизни заметило начальство, и через определенное время его назначили настоятелем монастыря. И вот, в один большой праздник, к нему стали подходить под благословение люди. И среди них он узнал нескольких товарищей по семинарии, которые когда-то в насмешку пели ему величание. Они были очень смущены. Они просили у него прощения, а он их успокаивал, потому что уже давно простил.

Скоро Тихона назначили епископом в Воронеж. Там было много сектантов, то есть людей, которые собираются кучками по разным домам, чтобы сложить Богу, не так, как заповедал Христос, а по своему разумению. Немало было в Воронеже казаков и беглых каторжан, людей часто буйных и распущенных.

Святитель Тихон взялся за дело как следует. Он возвращал заблудших в православную церковь, обучал священников, многие из которых были мало образованы и плохо исполняли свои обязанности. Для всех служителей Церкви написал строгие правила и велел их соблюдать.

Кто из монахов недостойно себя вел в храме, святитель приказал того штрафовать на один рубль, а это тогда были довольно большие деньги.

Тихон требовал доброго поведения и от всех прихожан тоже. Он учил, что в храме нужно стоять так, как будто находишься на Небе.

Стоя, не озираться, не разговаривать и не смеяться. Просить у Бога прощения и прощать всем остальным. А дома вспоминать о том, что было на службе, что ты слышал и как понял.

В Воронеже в большом ходу были тогда языческие праздники. На них собирались толпы народу и устраивали гулянье со всякими безобразиями: дикими криками, руганью, пьянством и драками. Все это продолжалось несколько дней. Особенно страшным был языческий праздник «Ярило».

С самого раннего утра собирался народ из Воронежа и окрестных деревень на площадь, где раскидывались ярмарочные балаганы с различными приманками. Впереди шел какой-нибудь молодой человек в бумажном колпаке, украшенном бубенцами, лентами и цветами, с набеленным и нарумяненным лицом. Он изображал бога солнца Ярило. Он вопиет во все горло, подпрыгивал, кружился и кривлялся, а следом за ним сходила с ума пьяная толпа. Все плясали и кричали во все горло, били в бубны и барабаны, трещали трещотками. Словно это не люди были, а настоящие бесы.

И вот однажды в самый разгар безобразия на площади внезапно появился святитель Тихон. Он стал произносить грозные слова. Он говорил, что эти гуляния похожи на пожар. Только пожар сжигает дома, а безумные увеселения опустошают души. Святой Тихон говорил, что люди, которые себя ведут так, не смеют переступать порога церкви.

— Видел я среди вас бесчувственно пьяных.

Иные были ранены и все в крови. Заметил я еще, что, напившись вина, женщины пляшут и поют скверные песни. Вы приносите жертву бесу. Вы сатану почитаете. А имя Божие порочите. В горести сердца моего обращаюсь ко всем и молю: изгоните зло из вашей жизни! Ах, беззаконный праздник! Ах, сонмище нечестивое! Мерзкое имя? Ярило! Гнусное имя? Ярило! Дьявольское изобретение? Ярило! О, как хотел бы я, чтобы в вашей памяти не осталось следа об этом идоле! Как хотел бы, чтобы вы почитали истинного Бога-Троицу!

И такова была сила его слов, что люди устрашились. И вдруг бросились к винным лавкам и все их сломали, просто в щепки разнесли. И разошлись по домам.

В следующий раз Тихон говорил проповедь в храме. И вся Церковь стонала и громко рыдала во время этой проповеди. Так стыдно было людям. А потом многие приходили к владыке в его дом и, стоя на коленях, со слезами каялись. И праздник, посвященный языческому богу, больше не повторялся.

Святитель Тихон много средств жертвовал для больных и бедных. Он не раз сам, переодевшись, чтобы его не узнали, ходил к преступникам в тюрьмы. И беседовал с ними о Боге, о доброй жизни. Он старался увести их с дороги зла на путь, ведущий к вере.

Как-то Тихон попросил у крестьян лошадей. А они ему нагрубили. «Ты, — говорят, — командуй попами да дьячками, а не нашими конями». Через некоторое время они пришли к святому и говорят:

— Прости нас, владыка! Мы виноваты. И вот теперь лошади стали у нас умирать одна за другой. Ты нас проклял.

— Я вас не проклинал, — ответил он. Это сам Господь наказывает вас за оскорбление. И, если раскаетесь, обязательно простит вам ваш грех.

Последние годы жизни святитель служил в Задонском монастыре. В келье у него была самая убогая обстановка. Одевался он в простой подрясник и суконную рясу. Ходил в лаптях. Спал на мешке, набитом соломой, а укрывался вместо одеяла заячьим тулупчиком.

И только когда выходил на праздники в церковь, облачался в мантию.

И было ему чудное видение. Он писал книгу о христианстве, когда на картине, изображавшей распятие Спасителя, Христос вдруг сошел с креста и направился к Тихону. Святитель в трепете, в великой скорби и в то же время в радости упал к Его ногам.

Однажды двое крестьян обманом получили от святого Тихона деньги. Они солгали, сказав, что пожар погубил их дома. Тихон отдал им все, что у него было. Он готов был поделиться последним, только чтобы помочь людям. И как же Бог наказал обманщиков? Когда, смеясь, они отправились домой, то с ужасом увидели свои дома действительно объятые пламенем.

Святитель был очень щедрым и милостивым. Беднякам раздавал он решительно все — и одежду, и пенсию свою, а когда и этого не хватило, продал почти все свои вещи.

Когда святой Тихон был уже стар и болен, он просил Господа сказать ему, когда придет его последний час.

И вскоре увидел удивительный сон: будто направляется по прекрасному лугу к чудному хрустальному замку, где идет пир. Он хочет войти туда, но его что-то не пускает. И он слышит Голос: «Теперь не сможешь войти; потрудись еще. Через три года войдешь».

Это означало, что Господь примет его в Свое Царство через три года, а не теперь.

Когда святитель умер, над его гробом прочли завещание. Оно было прекрасным и призывало людей жить по-Божески. Чтец никак не мог до конца дочитать его, потому что и сам плакал, и все люди вокруг. А некоторые рыдали в голос, так тяжело им было расставаться с великим святым, которого они полюбили, как отца. Но мы ведь знаем, что святой Тихон жив и всегда пребывает с теми, кто обращает к нему свои молитвы.

В келье святителя нашли совсем немножко денег, сущую мелочь. И ее всю раздали нищим.

ОДНАЖДЫ НОЧЬЮ

Увидел Тихон

Свет однажды ночью,

Который в небе был,

Как пламенный источник,

Как световой фонтан,

Как яркий водопад,

Как тысячи лампад,

Зажженные подряд.

Как миллионы искр,

Что засверкали враз,

Вот так он светел был,

Но не слепил он глаз.

И Тихон, поражен

Виденьем Божества,

Стоял, ошеломлен,

Дыша едва-едва,

От радости,

От сильного волненья

При виде этого

Чудесного явленья.

Ему казалось,

Ангелы сошли

На крыльях света

В темноту земли,

В нем сердце вспыхнуло

Как чистая звезда,

И с этих самых пор

Не гасло никогда,

Поскольку в нем

Среди земных тревог

Горел огнем

Не кто-нибудь, А Бог.

Святитель Тихон Задонский. Штрихи к биографии

Владимир Невярович

Прошло уже немало лет, как прославлен был в лике святых великий светильник Русской Православной Церкви, приснопамятный Тихон, епископ Воронежский и Елецкий, всея России чудотворец. Литература, посвященная свт. Тихону Задонскому, необыкновенно обширна и весьма разнопланова: от классической агиографии и научных трудов — до популярных брошюр для детского и народного чтения. Первым жизнеописателем свт. Тихона стал митрополит Киевский Евгений Болховитинов. В 1896 году, то есть спустя 13 лет после земной кончины свт. Тихона, им (тогда ещё префектом Воронежской семинарии Ефимием Алексеевичем Болховитиным) было издано «Полное описание жизни преосвященного Тихона, собранное из устных преданий и записок очевидных свидетелей». Ему же принадлежит написание краткой биографии свт.Тихона, которую вскоре перепечатали ряд авторитетных российских словарей и церковных биографических книг того времени.
В дальнейшем наиболее полными сочинениями о святителе Тихоне явились труды:
1) Н.В.Елагина («Житие свт. Тихона», 1861, в последствие более 10 раз переизданное. Как считает ряд исследователей, Житие это было написано Елагиным совместно с профессором МДА П.С.Казанским, автором акафиста свт. Тихону Задонскому и последующей статьей о нем: «Труды св. Тихона 1-го, Епископа Воронежского, по управлению Воронежскою паствою», 1862);
2) книги протоиереев А.Лебедева (1865) и Н.Сергиевского (1898);
3) брошюра протоиерея В. Михайловского «Св. Тихон, епископ Воронежский и Задонский», составленная для народного и детского чтения;
4) жизнеописание свт. Тихона Задонского, составленное архиепископом Черниговским Филаретом (Гумилевским) ( В книге «Русские святые», 1863).
Однако эти авторитетнейшие издания, к сожалению, не содержат подробных сведений, касающихся семьи святителя Тихона. К примеру, нигде не обозначены в тех книгах точно даже имена всех братьев и сестёр святителя Тихона. Имеются и мелкие разногласия, касающиеся названия того места, где родился святитель (к примеру, оно именуется, то Корецк, то Короцк, то Короцко)…
В данной статье я остановлюсь лишь на некоторых, на первый взгляд, быть может, совершенно второстепенных аспектах, касающихся святителя Тихона и его близких, а также мест, освященных его пребыванием или именем. Интересно, что многие из потомков родных братьев (а возможно и сестер) Тихона Задонского ещё в дореволюционное время проживали на территории Воронежской и Орловской губерний. Трудно поверить, что все без исключения потомки свт. Тихона Задонского исчезли с лица земли русской. Скорее всего, некоторые родственники его и поныне здравствуют, вероятно, даже не подозревая о своих родственных связях с одним из любимейших святых Святой Руси.
ФАМИЛИЯ СВЯТИТЕЛЯ ТИХОНА
Прежде чем перейти к дальнейшему повествованию, давайте сначала попытаемся ответить на один предельно простой вопрос: Какую фамилию носил святитель Тихон в миру? В разных исследованиях, посвященных Тихону Задонскому, упоминаются следующие фамилии: Савельев, Кириллов, Соколов, Соколовский. Так какая же из них принадлежала святителю Тихону?
Не мог же он носить сразу четыре фамилии. Или же он на протяжении жизни менял их одну за другой? Конечно же, нет. Для уяснения этого вопроса обратимся к первому жизнеописателю Тихона Задонского митрополиту Евгению Болховитинову. Вот, в частности, что он пишет в своей работе «Историческое, географическое и экономическое описание Воронежской губернии»: Тихон I. Епископ.
Сей преосвященный родился от отца Новгородския Епархии, Валдайского уезда, села Корецко, чтеца Саввы Кирилова, по прозванию Соколова, и при крещении наименован Тимофей» (цит. по журналу «Воронежская старина, вып. XI, стр.141).
Казалось бы, всё здесь ясно и понятно. Отец будущего святителя Тихона был Савва Кириллов, следовательно, мирская фамилия Тихона Задонского была «Кириллов», а отчество «Савич». Однако не всё так просто. Из истории Отечества известно, что фамилии на Руси стали формироваться достаточно поздно, у крестьян, например, только во второй половине 19 века, особенно после отмены крепостного права. У лиц духовного звания — со средины XVIII века, — и часто носили имена приходов, где служили те люди: Покровский, Воскресенский, Вознесенский и т.д. Фамилии чаще давали по имени отца. Например, Иван, Борисов сын, получал фамилию Борисов. Иногда фамилии давали по прозвищу. Это было распространено, кстати, и среди дворянства. Например, фамилия Хвостов ведет своё начала от некоего Московского Тысяцкого Алексея, по прозвищу Хвост, убитого в Москве при невыясненных обстоятельствах в 1357 году.
Как замечает в переизданной сравнительно недавно книге протоиерей А.Лебедев (Святитель Тихон Задонский. Собрание творений, Т.1, «нам неизвестно доподлинно имя отца свт. Тихона: «Было ли имя отца Тимофея Савва или Савел — в просторечии Савелий,- мы не берёмся утвердительно решать». В записках келейника свт. Тихона Чеботарёва и указе Святейшего Синода за 1754 год, при назначении Тихона Задонского (тогда ещё Тимофея) на должность учителя поэзии, он назван Тимофеем Савельевичем (в дореволюционной литературе имеется ссылка на дело в архиве Св. Синода. за 1754 г № 356). В славянской духовной школе и Новгородской семинарии будущий свт. Тихон учился сначала под фамилией Савельев.
Итак, первой мирской фамилией свт.Тихона была фамилия «Савельев», данная ему по имени покойного отца при поступлении в духовную школу. С той же фамилией продолжил он вначале обучение и в семинарии. Фамилию же «Кириллов» — носил отец святителя Тихона (в свою очередь, по имени своего отца Кирилла, который служил причетником в Короцко. Странно, однако, что личности деда святителя Тихона совершенно не касается такой серьёзный исследователь как схиархимандрит Иоанн (Маслов), как не упоминает он совершенно и о бабушке Тихона Задонского Гликерии? Представляется, неверным и вывод досточтимого о. Иоанна, что вся семья покойного Саввы (Савелия) носила фамилию «Кириллов», а не «Савельев». Если бы это было в действительности так, то дети братьев свт. Тихона носили бы также фамилию «Кирилловы», но мы убедимся в дальнейшем, что племянники святителя назывались фамилиями по именам своих отцов, за исключением Филиппа, взявшего фамилию святителя «Соколов»). В 1892 году над могилами дедушки и бабушки, а также родителей свт. Тихона, настоятельница Короцкого монастыря Домника построила часовню. Эта часовня в годы богоборчества была уничтожена и вновь воссоздана в недавние времена.
А теперь вспомним о прозвище отца свт. Тихона, Савелия: Соколов.
Соколовы, кстати, — одна из наиболее распространённых фамилий на Руси. Происходит она, очевидно, от древнерусского дохристианского имени «Сокол», а также названия самой птицы, игравшей на Руси большую роль и пользовавшейся почтением в народе. Можно полагать, что отец святителя Тихона был уважаем в народе, и прозван Соколовым не случайно…
В сентябре 1750 года Тимофею Савельеву было поручено преподавание греческого языка. Учился же он сам в семинарии и после того ещё целых четыре года. Но с самого начала своего учительства, вероятно, по решению самого ректора семинарии, фамилию нового преподавателя поменяли с «Савельева» на «Соколовский». Так подписывался он под всеми бумагами, будучи в звании учителя. Таким образом, за основу новой фамилии было взято прозвище отца, которое изменили, видимо, на латинский лад, для большего благозвучия (интересно, что фамилию, оканчивающуюся на -ский: Лаговский, носил один из близких друзей Тихона Задонского по семинарии, будущий епископ Рязанский Симон, а также наставник богословия Иосиф Ямницкий (у схиарх. Иоанна (Маслова) он фигурирует как Иосиф Ямбицкий?) и учитель греческого языка Павел Сопковский. Быть может, и это яркое окружение с фамилиями на -ский сыграло какую-то роль в выборе новой фамилии? Символично, что педагогом-приемником Тимофея Соколовского — новым преподавателем греческого языка в семинарии после него стал его ученик Феодор Сотский). Позже, будучи уже епископом, свт. Тихон поменял свою мирскую фамилию «Соколовский» на «Соколов», — более свойственную исконно русским людям. Эту же фамилию будет носить в дальнейшем племянник святителя Тихона Филипп, и его многочисленные потомки.
РОДНЯ СВТ. ТИХОНА И ИХ ПОТОМКИ
Теперь подробнее поговорим о племянниках и некоторых других родственниках святителя Тихона. Как вспоминал келейник Тихона Задонского Василий Иванович Чеботарев, отца своего Тихон Задонский не помнил, в семье же было четыре сына и две дочери. Два старших брата Ефим и Петр пошли по стопам отца.

Ефим занял место отца в Короцком, а Петр служил дьячком в Новгороде. Будучи на Новгородской кафедре, Тихон Задонский сам возвёл брата Ефима в диаконы, а сына его Филиппа, лет 14-15, после назначения в Воронеж, забрал с собой. Вспомним, что именно брат Ефим упросил некогда мать Домникию не отдавать своего маленького братишку Тимофея бездетному ямщику, очень желавшему взять мальчика на воспитание из осиротевшей бедной семьи и обещавшего оставить ему всё своё наследство.
На гравюре: старший брат свт. Тихона Ефим упрашивает свою мать Домникию не отдавать маленького Тиму ямщику
ПЛЕМЯННИК ФИЛИПП
Как сообщает елагинское Житие, «Филипп воспитывался в семинарии до философского класса, далее которого не простиралось учение в Воронеже. После увольнения на покой Свт. Тихона Филипп жил при нем несколько времени в качестве келейника, потом Алексей Бехтеев, помещик Липовки и Ксизово, выпросил у свт. Тихона его племянника к себе в диаконы в Липовку, с тем, чтобы он со временем был священником. Но преосвященный Тихон сказал, что Филипп священнической должности достойно не понесёт. Филипп так и остался диаконом до смерти в 1800 году». Филипп хорошо рисовал, был искусным живописцем. Свт. Тихон купил для живописной мастерской своего племянника чистую половину избы в селе Липовка. Эта изба ещё сохранялась в начале 20 века, но использовалась уже в иных целях (в ней держали домашнюю птицу). У Филиппа Ефимовича Соколова (племянник, как я уже указывал, взял себе фамилию свт. Тихона) было многочисленное потомство. Поговорим о некоторых из его представителей.
Внучатый племянник СВТ. ТИХОНА Иван ДМИТРИЕВИЧ СОКОЛОВ
.
Сын Филиппа, Димитрий, служил псаломщиком в Липовке, сдав впоследствии своё место сыну Ивану, который дослужился до диакона. Кстати, подпись псаломщика Ивана Соколова стоит в метрической книге с. Липовка под записью, сделанной в ней о рождении будущего русского поэта Сергея Бехтеева(7 апреля 1789 года). Его же подпись мы видим в метрической книге под свидетельством о смерти отца поэта Бехтеева, тоже Сергея Сергеевича (8.07.11.1911 г.)
В 1912 году, в годовщину смерти С.С.Бехтеева в Липовку съехалась многочисленная родня его, среди которых была чета Толстых (Петр Сергеевич и Зинаида Сергеевна, приходившаяся дочерью покойного) с сыном Сергеем. В своих мемуарах Сергей Толстой, будучи уже сам пожилым человеком, вспоминает престарелого диакона Ивана Дмитриевича, которого видел в годовщину смерти деда, и указывает на его дальнее родство со свт. Тихоном: «Теперь хочу написать несколько слов про Ивана Димитриевича. Он был уроженец Липовки, где прожил всю жизнь в качестве диакона и, когда состарился, оставил это служение. Я его помню одетым в рясе, с большим поясом, с камилавкой, с длинными волосами и с бородой, а в руках — дубинка. Говорили, что он был отдаленным родственником святителя Тихона Задонского; имел много детей, и три сына достигли архиерейства». Не знаю, точны ли сведения Сергея Петровича Толстого, касающиеся архиерейства трёх сыновей И.Д.Соколова? Хорошо бы проверить эту информацию. Упоминания же о взрослых детях И.Д. Соколова встречаются также и в других источниках:
Так, в журнале «Воронежская старина» (№ X, стр.206) сказано о них следующее:
1.Иван Иванович (Соколов), дьякон в Ксизове, Задонского уезда.
2.Сергей Иванович (Соколов), священник в Старо-Никольском, Нижнедевицкого уезда.
3.Вениамин Иванович (Соколов), священник в Дубовом, Задонского уезда.
4.Павел Иванович (Соколов), начальник какой-то станции Ю-В.ж.д.
Брат Ивана Дмитриевича Соколова, Александр Дмитриевич, служил псаломщиком в с.Пушкарском. У него были сыновья: Петр Александрович — живописец, проживавший до революции в Ельце в своём доме на ул. Орловской, и Иван Александрович,- регент в Исаакиевском соборе в Петербурге.
Все родственники свт. Тихона имели правило собираться в день памяти святого, 13 августа, в Задонске. Почти у всех имелись какие-то вещи или святые иконы, некогда принадлежавшие свт. Тихону. В «Воронежской старине» (стр.206 ук. соч.) говорится ещё об одном родственнике свт. Тихона: священнике хутора Жабского Кубратова, Валуйского уезда — о. Андрее Ивановиче Соколове.
ВНУЧАТЫЙ ПЛЕМЯННИК ИОАНН ЕФИМОВ — СТРОИТЕЛЬ СОФИЙСКОГО УСМАНСКОГО ЖЕНСКОГО МОНАСТЫРЯ.
Личность этого родственника свт. Тихона ярка и во многом загадочна. Практически все жизнеописатели свт.Тихона Задонского ссылаются на записки-воспоминания его келейника Иоанна Ефимова, но ни один из них, кажется, не упоминает об их кровном родстве. Вероятно, свою родственную связь со святителем Тихоном Иоанн Ефимов содержал по какой-то причине в строгой тайне, которая стала известна только после его смерти. Нам фактически ничего не известно из биографии самого Иоанна Ефимова, кроме того, что он был сыном родного племянника Тихона Задонского по имени Ефимий. Но чьим сыном был сам Ефимий? Какого именно из братьев или сестёр святителя? — нам не ведомо.
Имеются сведения, что Ефимий был дьяконом и проживал в Толшевском монастыре, что находится неподалёку от Воронежа. Таким образом, открывается пред нами неоспоримый факт: святитель Тихон привёз с собой в Воронеж не одного только племянника Филиппа, а сразу двух, да ещё и сына второго племянника. Вместе с тем, никого из своих родственников святитель сам не рукоположил во священники, а только во дьяконский сан. Иными словами, говорить о какой-то особой протекции со стороны преосвященного Тихона по отношению к своим родным — не приходится. Более того, он даже не благословил рукополагать племянника Филиппа в священнический сан (о чем просил его помещик Алексей Иванович Бехтеев), мотивируя свой отказ тем, что Филипп не сможет достойно понести эту высокое имя.
Из жития свт. Тихона нам известно, что сначала, уйдя на покой с епископской кафедры (конец 1767 г), он поселился в Толшевский монастырь. Однако болотистый сырой климат той местности оказался совершенно неподходящим для его ослабленного организма, в связи с чем, в Великий пост 1769 года, святитель Тихон переехал в Задонский монастырь, где и пробыл более 14 лет, вплоть до своей праведной кончины.
Иоанн Ефимов находился при святителе Тихоне в качестве келейника, сменив другого своего родственника, упомянутого выше Филиппа. После кончины свт. Тихона Задонского, большинство личных вещей святителя достались по завещанию покойного келейнику Иоанну. Имеются разноречивые сведения, когда именно Иоанн Ефимов принял монашество: по одним источникам — в 1780 году, то есть ещё при жизни свт. Тихона; по другим — это произошло где-то в начале XIX века. Постриг над Иоанном совершил митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Гавриил(Петров-Шапошников), он же возвел Иоанна в дьяконский сан, а через некоторое время в священнический.
Монашеским именем Иоанна стало, конечно же, имя Тихон. После кончины святителя Тихона иеромонах Тихон уехал в Москву, где проживал с братией в Ставропигиальном Новоспасском монастыре. В те годы дочь майора Федорова одного из усманских почитателей свт. Тихона, Надежда, получившая после смерти своего родителя наследство, решила употребить его на строительство женского монастыря. Решение её было в 1800 году одобрено Святейшим Синодом. Для руководства строительством нужен был авторитетный человек подвижнического склада. Выбор пал на иеромонаха Тихона (Ефимова), присланный из Москвы для осуществления той ответственной миссии. Так промыслом Божьим и во славу Божию пересеклись пути родственника Святителя Тихона и дочери его покойного почитателя.
Благодаря усердию и умелому руководству строительством отца Тихона и был возведен Усманский Софийский женский монастырь. От иеромонаха Тихона в этот монастырь перешли на хранение и ряд личных вещей и икон святителя. Сам же доблестный строитель и благоукраситель обители иеромонах Тихон в 1812 года отошел к Господу. 7 ноября в особой пещере под монастырским собором состоялось его погребение. На его могилу была положена чугунная плита с надписью: «Здесь погребен строитель Софийского девичьего монастыря Московского Ставропигиального Новоспасского монастыря иеромонах Тихон, келейник и внук Преосвященного Тихона 1-го Воронежского и Задонского, в мире Иоанн Ефимов, сын диакона Толшевского монастыря Ефимия, племянника Преосвященного Тихона Задонского. Скончался во время исполнения данного ему послушания Св. Синодом близ воздвигнутого им монастыря 1812 г.(31 октября); погребен 7 ноября. Вечная ему память»
Этот замечательный монастырь просуществовал с того времени до 1924 года. Многие из последних насельниц монастыря окончили земную жизнь мученически: в ссылках, лагерях, тюрьмах. Последняя игуменья монастыря (в миру Александра Сергеевна Юдина), дабы прокормиться, мыла полы, шила одеяла, выполняла любую посильную работу. Однако и в таком положении она оставалась не только чуждой, но и опасной для новой власти. Нашлись вскоре и доносчики; имена некоторых из них стали известны после частичного рассекречивания дел НКВД в годы перестройки. Это некая М.В.Азарова и И.И.Фролов. Грех родителей, как известно, падает на детей их до третьего-четвертого поколения…
Спустя 52 года после расстрела игуменьи (монашеское имя её неизвестно) Указом Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989 года невинно пострадавшая от богоборческих властей бывшая игуменья Усманского Софийского монастыря была посмертно реабилитирована. Вечная ей память. Интересна и показательна судьба самих строений монастыря. В средине 30-х годов здесь открыли колонию для несовершеннолетних. В годы войны (с 28 апреля 1942 г) на территории бывшего монастыря был организован спецлагерь для побывавших в плену у немцев советских солдат и офицеров. В 1943 году этот один из многих подобного вида спецлагерей содержал до 4000 человек.
С 1944 года лагерь стал прибежищем военнопленных. А с 1946 года в бывший монастырь вновь была возвращена колония, существующая там до сего времени. Лет 10 назад мне приходилось выступать с беседой перед воспитанниками этой колонии, в которой тогда содержались и несовершеннолетние убийцы. Ничего не ведал я тогда об истории монастыря, но запомнил часть сохранившейся церковной постройки. От великолепной монастырской композиции, правда, мало что уцелело, но и то, что уцелело, поразило необыкновенно своей красотой и величием.
ВАЛДАЙСКИЕ ПОТОМКИ СВТ. ТИХОНА
Интересные сведения о потомках свт. Тихона, проживавших в своих родных местах, были опубликованы в газете «ПВ», вып.18, за август 2004 года. В свою очередь, в публикации использовались некоторые данные, почерпнутые из брошюры Ю.Н. Поведского (врача-психиатра по основной профессии) «Валдайское приселье», изданной в 1997 г. в Твери.
На месте некогда замечательного женского монастыря во имя свт. Тихона, существовавшего с 1881 г и обустроенного во многом благодаря усердию Николая Васильевича Елагина, составителя вышеупомянутого Жития свт. Тихона, в советское время была образована психоневрологическая больница. Юрий Николаевич Поведовский, в период своей работы в той больнице, увлекся историей п.Короцко и собрал важный историко-краеведческий материал.
Итак, на родине святителя Тихона в с. Короцко было некогда два храма: Храм Покрова Пресвятой Богородицы (более древний, срубленный где-то в XV веке) и Никольский храм, построенный около 1650 года. В Никольском храме служил дьячком отец святителя Тихона Савелий, а затем и старший брат его, Ефим. Здесь крестили будущего святителя, а позднее маленький Тима, помогая в службе старшему брату, нередко пел и читал на клиросе.
Храм просуществовал до времен Великой Отечественной войны, когда его разобрали. В настоящее время на его месте находится могила протоиерея Валдайской церкви И. И. Сизова. Незавидная участь выпала и более древней Покровской святой обители: в 1937 г после ареста последнего короцкого священника о. Михаила Зимнева храм закрыли, а церковное имущество конфисковали. В годы Великой Отечественной войны в храме был загон для лошадей, затем ее просто разобрали на кирпичи.
В самом начале XVIII века священником Короцкого прихода Никольского храма был о. Диомид. Сын о. Диомида, иерей Алексей Дементьев, служил в Никольской церкви вместе с дьячком Ефимом Савельевым, братом свт. Тихона (оба они упомянуты в документе 1731 г). Династия Короцких священнослужителей продолжаласься до 1824 г. Священника Алексея Дементьева сменил его сын Ефим, рукоположенный в иереи в 1758 г, с ним продолжал служить дьячок Ефим, брат свт. Тихона Задонского. С 1784 по 1823 г иереем был Никифор Ефимов (сын о. Ефима), а с ним до 1823 г служил дьячком Матвей Ефимов (племянник свт. Тихона).
После 1834 г в Короцком приходе остался только один причт Покровского храма, а богослужение в Никольской церкви стало совершаться только раз в год. В том причте до 1827 г служил иерей Дмитрий Иоаннов с дьячком Иваном Мининым, затем до 1850 г о. Алексей Сорийский и до 1860 г о. Димитрий Пользинский. При этих иереях служили потомки Ефима, брата свт. Тихона. Последним из этого рода явился праправнук Ефима Прокопий Иванов, который был пономарем до 1866 г., и таким образом, оказался свидетелем прославления свт. Тихона Задонского в 1861 г. О дальнейших потомках свт. Тихона в упомянутой статье не говорится. Зато рассказана печальная участь последнего священника Короцкого прихода, отца Михаила Зимнева, рукоположенного ещё в 1899 году и служившего при советской власти вплоть до 1937 года. «Ночью 27 сентября 1937 г о. Михаил Зимнев, а также церковный староста Даниил Иванович Яшорин были арестованы по обвинению в контрреволюционной деятельности и через месяц расстреляны в Ленинграде. В это же время арестовали бывшего дьякона Короцкого монастыря 68-летнего Поликарпа Николаевича Соловьева и двух бывших монахинь, живших в сторожке на кладбище». Почти в это же время, 10 октября 1937 года по постановлению тройки УНКВД по Воронежской области от 26.09.1937 года была расстреляна вышеупомянутая последняя игуменья Усманского женского Софийского монастыря, некогда построенного внуком свт Тихона Задонского иеромонахом Тихоном, матушка София ( в миру Юдина Александра Сергеевна, род. 1872 ).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *