О небесной иерархии

О небесной иерархии

Согласно Священному Преданию и Священному Писанию Православной Церкви, кроме физического, существует духовный мир, населенный разумными существами, именуемыми ангелами.

Слово «ангел» на греческом языке значит вестник. Священное Писание их именует так потому, что Бог нередко через них сообщает людям Свою волю. В чем же, собственно, состоит их жизнь в духовном мире, который они населяют, и в чем заключается их деятельность — мы почти ничего не знаем. Они пребывают в условиях, совершенно отличных от материального мира.

Тем не менее, один из разделов богословской науки содержит учение об ангелах и именуется ангелология (от греческого ἄγγελος «ангел» и λογος — «учение»), В его основе лежит Божественное откровение, содержащее сведения о духовном мире. Значительная часть этих сведений заключена в Священном Писании Ветхого Завета. В Новом Завете также часто упоминается об ангелах. Кроме того, различные сведения об ангелах содержатся в творения святых отцов, особенно в этом плане выделяется труд Дионисия Ареопагита «О небесной иерархии».

Ангелы сотворены до создания вещественного мира. По своей природе они относятся к невидимому миру — Священное Писание называет их духами. Ангелы не имеют плоти и костей, не подвержены плотским нуждам, не подвластны физическим и физиологическим законам. Однако среди святых отцов нет единого мнения относительно того, являются ли ангелы чистыми духами или они обладают «тонким» — то есть духовным телом. Мнение об абсолютной бестелесности ангелов в Русской Церкви отстаивал святитель Феофан Затворник, который полемизировал со святителем Игнатием (Брянчаниновым), признававшим некую ангельскую телесность. Возможности ангельской природы ограничены. И хотя она превосходит природу человека крепостью и силою (см. 2 Пет. 2: 11) и позволяет совершать необычные действия, тем не менее ангелы не постигают Божественной сущности, которую знает только Сам Бог. Искупление человеческого рода, совершенное Спасителем, для них является тайной, в которую они желают проникнуть (см. 1 Пет. 1: 12), причем постижение этой тайны совершается ими через Церковь (см. Еф. 3: 9-10). Преуспеяние ангелов в познании совершается одновременно с их преуспеянием в духовной жизни. Так же, как и человеческая природа, ангельская природа подвержена изменению; как известно, часть ангелов, уклонившись ко злу, пала.

Существует бесчисленное множество ангелов, о чем неоднократно свидетельствует Священное Писание. Многие ангельские имена, лики и чины остаются неизвестными людям в их земной жизни и могут быть открыты им только после их смерти.

Согласно Священному Писанию, ангелы — служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение (см. Евр. 1: 14).

Они служат Богу, воспевая песнь, предстоят пред Богом, когда Он объявляет Свою волю, являются по повелению Божию для помощи человеку или для его наказания, объявляют судьбы народу и приносят Богу людские молитвы. Ангелы под водительством Архистратига Михаила ведут неустанную духовную брань против сатаны. А в конце времен они будут сопровождать Христа во время Его Второго Пришествия. Кроме того, ангелы невидимо участвуют в богослужебной жизни Церкви.

Небесные силы составляют «ангельский собор». В основе «гармонического» единства ангелов лежит иерархический принцип. Строй «небесной иерархии» подробно описан в сочинении святого Дионисия Ареопагита «Небесная иерархия». Согласно ей, ангельская иерархия состоит из трех триад: первая — Серафимы, Херувимы, Престолы; вторая — Господства, Силы, Власти; третья — Начала, Архангелы, Ангелы.

В сочинении Дионисия Ареопагита подчеркивается символический характер иерархии духовного мира, ибо сколько чинов небесных существ, какие они и каким образом у них совершаются тайны священноначалия, — в точности знает один Бог, Виновник их иерархии. Триадическое построение ангельского мира символизирует его совершенный порядок и гармонию. Оно указывает, что гармония и порядок в этом мире не случайны; в своей основе они имеют Божественное единство, которое и само выражается через числовое соотношение Единицы и Троицы. Божественная Единица тождественна Троице, — поэтому вся существующая множественность, в т.ч. и множественность ангельского мира, несет на себе печать как единства, так и троичности.

Символичны и имена небесной иерархии. Они обозначают богоподобные свойства ангелов, входящих в каждую триаду.

Серафимы — (евр. «горящие, пламенеющие») — согласно «Ареопагитикам», ближайший к Богу ангельский чин. Они первые участники Божественного блаженства, первые осияваются светом Божественной славы. Серафимы отличаются пламенной любовью к Богу. Их предназначение — возводить низших в горние, изгонять мрак греха и порождать ревность о славе Божией.

Херувимы (евр. предположительно «колесницы»), — для них Бог — всегда светящаяся Премудрость. Херувимы непрестанно углубляются в Божественный разум, восхваляют, воспевают Бога в песнях своих, созерцают тайны Божественные, с трепетом проникают в них. Херувимы являются таинственной колесницей Господа Саваофа, на которой, как неоднократно свидетельствует Священное Писание, Всевышний «восседает».

Престолы — отличаются незыблемостью и неизменностью в восприятии Божественного света; они открывают себя для Божественных озарений. Престолы, преимущественно перед всеми чинами ангельскими, ощущают, созерцают Бога, как Царя Славы, Царя всего мироздания, Царя, творящего суд и правду, Царя царствующих, как Бога великого, крепкого и страшного. Престолы не только ощущают и воспевают величие Божие, но и сами исполняются этим величием и славою и другим дают его чувствовать, переливают как бы в сердца людские преисполняющие их самих волны величия и славы Божественной.

Господства — всегда устремлены к «Господу господствующих»; они постоянны в своей свободе и не подвержены никаким властным влечениям. Они вникают в правление Божие тварями, в попечение, промышление Божие о всем невидимом и видимом, малом и великому.

Силы — ангельский чин, наделенный непреоборимым мужеством, которое отражается на всех их богоподобных действиях. Силы, стремящиеся к Богоподражанию, не остаются праздными от лености, но неуклонно взирают на высочайшую и всеукрепляющую Силу и, сколько возможно, по своим силам, соделываются Ее образом; они совершенно обращены к Ней, как источнику Сил. Им свойственно сообщать Божественную силу нижестоящим существам.

Власти: принадлежащие к этому чину ангелы созерцают и прославляют Бога, как всемогущего. Власти посредством полученного ими могущества устрояют премирное духовное владычество и символически являют своим служением природу подлинной власти, которая выражается не в господстве, а в любви.

Начала обращены к безначальному Началу. Они отпечатлевают в себе, сколько возможно, образ Божий. Им вверено начальство над стихиями природы, а также и над целыми народами. Они выражают безначальное Начало в мировом строе начальствующих сил.

Архангелы — это учители небесные. Архангелы осуществляют в духовном мире невидимое водительство, хранят его единство и открывают людям тайны домостроительства Божия.

Ангелы — окончательно заключают все чины небесные: Через них Божественный благодатный свет нисходит на землю. Ангелы — хранители людей, ведут человека по жизни, руководят, охраняют идущего, дабы не уклонился он в сторону, изнемогающего подкрепляют, падающего поднимают.

В системе «Ареопагитик» все три триады находятся в жестком соподчинении. Поэтому ангелы, занимающие в ней более низкое положение, могут общаться с Богом и получать от Него благодатные дары только посредством вышестоящих ангелов. Соответственно и человек может непосредственно общаться только с последним чином ангелов третьей триады. Жестко закрепленный принцип иерархического посредничества — это то, что является самым уязвимым в небесной иерархии «Ареопагитик», поскольку ангелология Священного Писания не укладывается в иерархию Дионисия. Так, например, Серафим в книге пророка Исаии является непосредственным посланником Бога. Или же, согласно Откровению Иоанна Богослова, Архангел Михаил назван главой небесного воинства и предводителем всех ангельских чинов; в этом качестве его и почитает Церковь. Однако в системе Дионисия архангельский чин — один из низших в небесной иерархии.

Поэтому, признавая неоспоримую ценность «Ареопагитиков», Церковь учит о том, что ангельский мир таинственен и непостижим.

Несчастные небесные существа

⇐ ПредыдущаяСтр 16 из 41Следующая ⇒

Саваки-роси:

В большинстве своём люди не могут зарабатывать на жизнь собственными усилиями, их питает социальная система. Тот, кто зарабатывает на жизнь титулом или положением, – самая слабая личность из всех.

Утияма-роси:

Интересно рассмотреть представления буддизма о «небесных существах». Небесное существо – тот, кто пребывает в облакам и живёт там в полном довольстве, хотя и не обладает реальной силой. Очень многие из нас – это небесные существа, которые живут в раю, называемом современной цивилизацией. И все же мы жалуемся на свою жизнь. К несчастью, мы умерли бы с голоду, если бы оказались выброшены в мать-природу обнажёнными и одинокими.

Если президент какой-то компании, построившей огромное здание, думает, что это здание построил он сам, он допускает большую ошибку. Ему просто представился случай оказаться на вершине организации, которая объединила все силы в одной-единственной программе по строительству здания. Сам он не смог бы сделать ни кусочка армированного железного стержня. Нынешние мужчины и женщины только играют друг с другом в борьбу, соперничая из-за иллюзорного могущества в облаках социальной системы.

Хотя эта система представляется прочной, фактически она столь же преходяща, сколь и облака. Гитлер когда-то жил в громадном облаке фашизма, но в конце концов оказался в одиночестве. Только тогда, когда эти облака, известные как социальная система, внезапно исчезают, небесные существа действительно постигают свою беспомощность – и в это время они уже падают на землю.

Саваки-роси:

Взбираться на такое место, откуда рано или поздно придется упасть, – это ошибка.

«Никакого падения» – вот жизнь монаха или монахини, того, кто покинул дом.

Утияма-роси:

В одной песне «Но» говорится: «Небесные существа горько жалуются на пять признаков разрушения». Какое это жалкое зрелище, когда их одеяния становятся грязными и превращаются в лохмотья! Чем выше они находились на небесах, тем тяжелее страдают, когда падают на землю.

Древность веры в Верховное небесное существо

Мы не можем с точностью утверждать, что почитание небесных божеств было первой и единственной верой первобытного человека, а все прочие формы религии появились позже и являются побочными. Хотя, как правило, вера в Верховное небесное существо обнаруживается в наиболее архаичных из нынешних первобытных обществ (у пигмеев, австралийцев, огнеземельцев и т. д.), существуют и такие общества, в которых она отсутствует (например, у тасманийцев, веддов, кубу). И в любом случае, как нам кажется, эта вера не обязательно исключает возможность каких-либо других форм религии. Несомненно, уже с самых ранних времен человек формировал свое представление о трансцендентности и всемогуществе сакрального, исходя из опыта, связанного с Небом. Для того чтобы Небо воспринималось как Божественная Сфера, не требуется ни мифологического воображения, ни концептуальной разработки. Но с небесной иерофанией могло сосуществовать и множество других.
Бесспорно одно: в общем и целом небесная иерофания и вера в Верховное небесное существо уступили место другим религиозным концепциям10*. Опять же в общем и целом ясно, что некогда эта вера представляла собой самый центр религиозной жизни, а не периферийное явление, как в нынешних первобытных обществах. Сдержанность в почитании небесных богов сегодня указывает лишь на то, что переместился центр религиозной деятельности, и ни в коем случае не на то, что эти небесные боги являются творениями абстрактного мышления первобытного человека (или его «жрецов»), или что у него не было и не могло быть с ними каких-либо реальных религиозных отношений. К тому же, как мы уже говорили, отсутствие поклонения небесным богам прежде всего указывает на отсутствие какого-либо религиозного календаря; иногда спорадически каждому из этих верховных существ воздают почести в виде молитв, жертвоприношений и т. д. Иногда у них даже есть настоящий культ, о чем, например, свидетельствуют грандиозные ритуальные праздники в Северной Америке, устраиваемые в честь Верховных существ (Тирава, Чеббениатан, 56 Eliade M. Metallurgy, Magic and Alchemy // CZ. P., 1938.

Vol. 1. P. 3 и ел. У некоторых западноафриканских племен почитание различных камней входит в культ богов Неба. Так, например, племена кассуна и бура называют эти камни Be (по имени их Бога Неба); кассуна и фра поклоняютсяим и приносятим жертвы; хабе приносят жертвы менгирам, в которых, как они считают, заключено Небесное Божество Амма; еще кое-где в Африке поклоняются громовым стрелам (ср.: FrazerJ. The Worship… P. 91 и ел.).

Авонавилона). Даже в Африке можно привести некоторые примеры: ночные танцы в честь Цагна у бушменов;»‘ регулярное поклонение Уволуву (у которого есть жрецы, места поклонения и жертвоприношений) у акпосо; периодические человеческие жертвоприношения в честь Громовержца Абасси Абумо у ибибио (у Абасси имелись святилища во всех дворах жителей Калабара — соседей ибибио); молитвы и жертвоприношения в честь Лезы и т. д. Племя конда поклоняется своему Верховному Богу Мбамба, танцуя, распевая песни и молясь: «Мбамба, да преуспеют наши дети! да размножится наш скот! да разрастется наш маис и батат! да сгинет чума!57» Вачагги обращаются к Руве с молитвами и жертвоприношениями: «О ты. Человек Неба, Вождь, прими эту голову скота. Мы молимся тебе, чтобы ты далеко отвел от нас болезнь, нисходящую на землю». Набожные люди возносят Руве молитвы утром и вечером без всякого жертвоприношения58. В жертву Мулугу приносят коз, а акикуйу приносят бесчисленные жертвы Энгаи из первых плодов своего урожая и овец59.
Анализ различных стадий австралийской религии ясно показывает, что на самой первой ее стадии небесное божество занимало центральную позицию в религиозной жизни12*. Первоначально Мунгангана жил на Земле среди людей; лишь потом он оставил их и удалился на Небеса. По всей Австралии до тойили иной степени распространен миф о постепенном отдалении божественных существ. В любом случае, вряд ли можно найти следы веры в этих небесных существ в каких-либо более ранних религиозных представлениях. Утверждалось, например, что она произошла из культа мертвых, но в Юго-Восточной Австралии (где эта вера одна из наиболее архаичных) такого культа вообще не существует . И именно там, где больше всего распространены церемонии инициации (т. е. как раз в Юго-Восточной Австралии), Небесное божество связано с тайными ритуалами. Напротив, там, где эзотеризм постепенно исчезает (в случае с большинством центральноавстралийских племен арунта и лоритья), Небесное Божество (Алтьира, Тукура) практически утратило всю религиозную силу и сохранилось лишь в области мифологии. Это означает, что вера в небесных божеств некогда, бесспорно, была полнее и интенсивнее. Через инициацию человек познает истинную теофанию, миф о происхождении племени, свод моральных и социальных законов, одним словом, свое место в Космосе. Таким образом, инициация — это не просто ритуал перерождения, но также получение образования. Знание, глобальное восприятие мира, интерпретация природы как единства, открытие конечных причин бытия и прочее — все это становится возможным бла-
57 FraxerJ. The Worship… P. 190.
58 Ibid. P. 212 и ел.
59 Ibid. P. 24в и ел.
60 Schmidt W. Der Unsprung… Vol. 3. S. 106.

годаря созерцанию Неба, небесной иерофании и верховным небесным божествам.
Однако мы совершили бы недопустимую ошибку, толкуя эти действия и помыслы исключительно как продукт интеллекта (как это, например, делает Шмидт). Напротив, они представляют собой действия цельного человека, который, хотя, конечно, частично и занят проблемой причинности, но выше всего ставит проблему бытия и, собственно говоря, оказывается в ее центре. Все эти откровения с метафизической подкладкой (происхождение человечества, сакральная история бога и первопредков, метаморфозы, смысл символов, тайные имена и другое), получаемые в рамках церемонии инициации, нацелены не просто на удовлетворение жажды знаний неофита, но прежде всего на консолидацию его бытия как единого целого, на обеспечение непрерывности жизни, процветания и счастливой участи после смерти.
Подводя итоги, можно сказать, что для нас важнее всего присутствие небесных божеств на наиболее ранних уровнях австралийской религии, в рамках церемоний инициации. Как мы уже сказали, инициация одновременно обеспечивает перерождение инициированного и открывает ему тайны метафизического характера; она питает и жизнь, и силу, и знание. Она показывает, насколько тесно связаны геофания (так как в процессе инициации открываются истинное имя и природа бога), сотериология’3″ (так как церемония инициации, как бы она ни была элементарна, обеспечивает спасение неофита), и метафизика (ибо инициированный получает откровение относительно функционирования и происхождения универсума, происхождения человечества и т. д.). Но в самом сердце этой секретной церемонии находится бог Неба, то самое божество, которое некогда сотворило мир и человека и спустилось на Землю, чтобы учредить культуру и ритуал инициации14″.
Изначальное исключительное право небесных богов быть не только Творцами и Всемогущими, но и всеведущими, абсолютно мудрыми объясняет фактих трансформации в некоторых религиях в абстрактные божественные фигуры, персонифицированные концепты, используемые в целях объяснения универсума или выражения его абсолютной реальности. Ио, Бог Неба в Новой Зеландии и на Таити, существование которого открывается лишь посвященным в эзотерическое учение жрецов, представляет собой скорее философский концепт, нежели реальное божество»‘. Другие небесные боги, например Нзамби у банту или Сусостинако у индейцев сиу, асексуальны, в чем выражается проявление абстрактного мышления, обозначающее трансформацию божества в метафизический принцип. Действительно, Авонавилона у индейцев зунья представляется без каких-либо личных
61 РеНаггот R. Dio. P. 174.

свойств и может с равным основанием считаться божеством как женского, так и мужского пола (Ланг15′ называл его «Он-Она»)*».
Верховные небесные боги могли трансформироваться в философские концепты лишь потому, что сама небесная иерофания могла быть трансформирована в метафизическое Откровение, т. е. потому, что созерцание Неба по своей природе давало человеку возможность осознать не только случайность себя самого и трансцендентность божества, но также и сакральную ценность знания, духовной «силы». Что, как не созерцание чистого голубого неба днемили звездных пространств ночью, дает возможность полнее ощутить божественное происхождение и священную суть знания, всемогущество того, кто видит и понимает, того, кто «знает» все потому, что он везде, видит все, все создает и управляет всем? Конечно, для современного мышления такие боги, как Ио, Брахман16′ и другие с их расплывчатыми мифологическими контурами, представляются довольно абстрактными, и мы привыкли рассматривать их скорее как философские концепты, нежели как божества в собственном смысле слова. Но нельзя забывать, что для первобытного человека, который их изобрел, знание и понимание были — и до сих пор являются — эпифанией «власти» и «сакральной силы». Тот, кто все видит и знает, есть все и может все. Иногда такое Верховное существо, небесное по происхождению, становится основанием универсума, творцом и повелителем ритмов природы и стремится к слиянию либо с принципом, или с метафизической субстанцией универсума, либо с Законом, с тем, что среди изменчивых и временных явлений остается вечным и универсальным, — с Законом, который не могут отменить даже сами боги.

Дата добавления: 2015-12-01; просмотров: 17 | Нарушение авторских прав

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *