Наиболее почитаемая часть храма

Наиболее почитаемая часть храма

§ 6.2. Рождение христианского храма

Христианская церковь, в отличие от античного храма, считалась не жилищем Бога, а местом, где верующие собирались для молитвы и совершения обрядов. Поэтому главной задачей зодчих стало создание соответствующего духу христианства внутреннего пространства (интерьера), внешний же вид здания считался менее важным. Интерьеру церкви следовало быть вместительным и удобным для богослужения, иметь отдельные места для священнослужителей и для прихожан. В IV веке, когда христианство было разрешено и начало испытывать потребность в храмах, таких зданий ещё не было, их только предстояло создать.

Сначала стали использовать уже имеющиеся здания — базилики, прежде служившие залами суда или торговли. Базилика — это прямоугольное здание, разделённое рядами колонн на три или пять проходов. Эти проходы называют нефами (от латинского «навис» — корабль). Считалось, что только корабль церкви может провести верующих через опасное море жизни к небесному пристанищу. Воплощением такого корабля и был неф. Средний неф обычно был шире и выше боковых. Чаще всего он перекрывался двускатной крышей, поддерживаемой деревянными стропилами.

Интерьер базилики Сан-Аполлинаре-ин-Классе в порту Равенны. VI в.

В восточной части базилики, заканчивающейся полукруглым выступом — апсидой, находился алтарь — наиболее почитаемая часть храма. На востоке, по христианским представлениям, находился рай, и именно в эту сторону следовало обращать лицо во время молитвы. Доступ в алтарь имели только священники.

Верующий, входя в базилику с запада, как бы вступал на путь спасения, который вёл к алтарю. Позже в восточной части базилики продольные нефы стали пересекаться поперечным — трансептом. Такая базилика имела в плане форму креста — главного символа христианства.

Для полного совершенства базилике не хватало купола, напоминающего небо. Тогда зодчие попытались соединить базилику с куполом. Гениальным решением этой сложной архитектурной задачи стал константинопольский храм Святой Софии — Премудрости Божией.

Агнец – ветхозаветный прообраз жертвы Христа

3. Византийский: лик Спасителя принимает строгий и выразительный характер, волосы непременно длинные с пробором посредине головы, борода, разделенная иногда на две части.

Крещатый нимб (золотое полукружие со вписанным в него Крестом) увенчивает голову Спасителя.

Изображения Божией Матери делались на стенах и сводах катакомбных храмов, а также на стеклянных сосудах. Эти изображения делились на два типа:

1. Античный: Матерь Божия представлена сидящей, с покрытой головой в обычной одежде римской женщины; выражение Ее лика кроткое, черты правильные, взгляд несколько задумчивый, сосредоточенный, на Ее руках – Младенец. Иногда Матерь Божия изображалась с покрывалом на голове, с ожерельем на шее и в красивой мантии.

2. Византийский: Правильные черты лица Божией Матери, большие глаза, прямой нос, довольно большой подбородок и тонкое очертание губ создают в совокупности впечатление строгой величественной красоты. На голове Богоматери обычный покров с изображением креста и трех звезд.

Надземных храмовых зданий первых трех столетий христианской эры не осталось, поскольку в годы жесточайших гонений сменяющих одно другое, они безжалостно уничтожались. В связи с этим особую значимость приобретают сохранившиеся до нашего времени катакомбные храмовые постройки. Их изучение показывает, что архитектура подземного христианского храма предопределила развитие принципов храмостроительства в определенном русле вплоть до нашего времени. Это относится, прежде всего, к такому основополагающему принципу, как трехчастное деление храма (хотя существуют храмы и с двухчастным делением).

Заключался он в следующем. Прямоугольное, вытянутое помещение храма в восточной его части завершалось обширной абси́дой(полукруглой нишей), отделенной небольшой решеткой от остального пространства храма. Эта ниша выполняла функции современного алтаря, а решетка в процессе дальнейшего развития была заменена иконоста́сом. В центре ниши помещалась гробница мученика, служившая Престо́лом. В капеллах, площадь которых была достаточно значительной, за Престолом находилась кафедра, или по-другому седалище епископа, перед решеткой – солея, представляющая собой возвышенную, узкую на всю длину западной части алтаря площадку, затем следовала средняя часть храма, далее – его третья часть для оглашенных и кающихся, соответствующая притво́ру. В центре солеи устраивался полукруглый амво́н, с которого обычно произносились проповеди. Таким образом, архитектура катакомбных храмов представляет собой законченный корабельный тип церкви, разделенной на три части: алтарь, средняя часть и притвор.

Период, начавшийся после принятия христианства в Римской империи как государственной религии, положил начало новой эпохе в истории храмоздательства. Причем разница в господствующих архитектурных направлениях Западной (Римской) и Восточной (Византийской) части империи с годами становилась все ощутимее. Основой храмовой архитектуры в Западной Церкви осталась базили́ка, в то время как в Восточной Церкви в V–VIII вв. оформляется так называемый византийский стиль. Храмы Православной Церкви своими архитектурными особенностями символически выражают канонику церковного вероучения. Существует несколько общеизвестных типов храмовой архитектуры.

Схема храма в форме креста

Храмы в форме креста строились в знак того, что Крест Христов – основа Церкви, Крестом человечество избавлено от власти диавола, Крестом открыт вход в потерянный прародителями Рай.

Одноглавый храм Петра и Павла на Бую, XIV–XVI вв. Псков

Храмы в форме круга (круг, не имеющий ни начала, ни конца, символизирует вечность) говорят о бесконечности существования Церкви, ее нерушимости в мире по слову Христа: Создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16; 18).

Храмы в форме восьмиконечной звезды символизируют Вифлеемскую звезду, приведшую волхвов к месту, где родился Христос. Таким образом, Церковь Божия свидетельствует о своей роли путеводительницы к жизни Будущего Века.

Пятиглавый храм Христа Спасителя. Москва

Храмы в форме корабля – самый древний тип храмов, образно выражающий ту мысль, что Церковь, подобно кораблю, спасает верующих от гибельных волн житейского плавания и ведет их к Царствию Божию.

Девятиглавый храм Покрова Божьей Матери (собор Василия Блаженного), середина XVI в. Москва

Шлемовидная форма купола Спасского собора Андроникова монастыря, XV в. Москва

Существовали и смешанные типы храмов, соединяющие вышеназванные формы. К примеру, характерно смешение крестообразной формы храма снаружи с круглой формой внутри. Или прямоугольной формы снаружи и круглой внутри. Все эти формы храмостроительства Церковь сохранила до наших дней.

Купол в форме луковицы у Воскресенского храма, XVII в. Каргополь

Здания всех православных храмов всегда завершаются куполами, которые символизируют духовное небо. Купола же, в свою очередь, непременно увенчиваются крестами, как знамением искупительной победы Христа. Православный крест, воздвигаемый над храмом, имеет восьмиконечную форму, иногда в его основании находится полумесяц, имеющий очень много присваиваемых ему символических значений, одно из которых – якорь христианской надежды на спасение по вере в крестные заслуги Христа. Восемь концов Креста означают восемь основных периодов в истории человечества, где восьмой – это жизнь Будущего Века.

Разное количество глав у храмового здания обуславливается тем, кому они посвящены.

Одноглавый храм: купол знаменует собой единство Бога, совершенство творения.

Двуглавый храм: два купола символизируют два естества Богочеловека Иисуса Христа, две области творения (ангельскую и человеческую).

Трехглавый храм: три купола символизируют Пресвятую Троицу.

Четырехглавый храм: четыре купола символизируют Четвероевангелие, четыре стороны света.

Пятиглавый храм: пять куполов, один из которых возвышается над остальными, символизируют Христа, как Главу Церкви, и четырех евангелистов.

Семиглавый храм: семь куполов символизируют семь Таинств Церкви, семь Вселенских Соборов, семь добродетелей.

Девятиглавый храм: девять куполов символизируют девять чинов ангельских.

Тринадцатиглавый храм: тринадцать куполов символизируют Иисуса Христа и двенадцать апостолов.

Форма и цвет купола также имеют символический смысл. Например, шлемовидная форма символизирует ту духовную брань, которую Церковь с момента своего основания ведет с силами зла. Форма луковицы символизирует пламень свечи, о которой свидетельствует Евангелие: И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5; 15, 16). Необычная форма и яркая раскраска куполов, как, например, у храма Спаса-на-Крови в Санкт-Петербурге, говорит о красоте Небесного Иерусалима.

Первые молитвенные дома, христианские храмы и литургии»

История не подтверждает наличие у христиан I – III веков храмов, напоминающих места богослужения верующих современных исторических церквей. Хотя, если бы того требовали Иисус и апостолы, верные их последователи вполне могли возводить или хотя бы делать попытки строить христианские храмы в затишьях между гонениями, ведь далеко не все общины были бедными, так как среди верующих были знатные люди, обладающие деньгами и властью (см. Мф. 27:57, Ин. 19:39, Деян. 6:7, Деян. 17:12, Деян. 18:8). Однако, христиане строили молитвенные дома либо проводили собрания в больших частных домовладениях.

Данный факт не оспаривают и некоторые авторитетные богословы популярных конфессий. Вот что по поводу мест собрания первых христаин пишет доктор богословия, профессор Московской Духовной Академии А. П. Голубцов (1860–1911 г.), специалист по церковной археологии и литургике в своем труде «Из чтений по церковной археологии и литургике» (гл. «Места молитвенных собраний христиан I–III веков»):

«Первыми христианскими церквами, выражаясь неточно и предположительно, были столовые залы частных домов. Избирая эти, а не другие помещения для своих богослужебных собраний, христиане, без сомнения, делали в них и некоторые приноровления, сообразно с потребностями своего богослужения. … Можно лишь предполагать с большой, однако, вероятностью, что приспособления эти состояли в приготовлении стола для совершения Евхаристии, возвышения для чтеца, мест для священнодействующих и молящихся … Обычай верующих первых веков собираться на молитву и богослужение в наиболее поместительных и удобных домах своих сочленов, … не был, впрочем, явлением только вынужденным, а потому и не прекратился с веком апостольским и послеапостольским.

Название христианских церквей молитвенным домом или просто домом не всегда указывает на домовые помещения для богослужебных собраний, но весьма часто прилагается к церквам, как открытым зданиям».

Это подтверждают исторические документы. Отец церковной истории Евсевий Памфил (263—340 гг.) в 8 томе (п. 2) Церковной истории, рассказывая о гонениях на христиан императора Диоклитиана в 303, 304 годах, писал:

«Своими глазами видели мы, как молитвенные дома рушили от верха и до самого основания, а Божественные святые книги посередине площади предавали огню».

Апологет Тертуллиан (прибл. 160 – 230 гг.) в сочинении против Валентиниан (гл. III) говорил о простоте зданий христианских церквей (где голубя, он символически ассоциирует с Христом, противопоставляя его змию искусителю):

«Дом нашего голубя прост, всегда на возвышенном и открытом месте и обращен к свету: образ св. Духа любит восходящий образ Христа».

Во II книге «Апостольских постановлений» (гл. 57), датируемых концом IV века, излагающих учение «Дидаскалии» («Наставления апостольского» первой половины III века), описаны здание христианской церкви того времени и служение в нем:

«А ты, епископ … Когда же соберешь Церковь Божию, то, как бы кормчий великого корабля, со всем знанием приказывай составлять собрания, повелевая диаконам, как бы матросам, чтобы назначали места братьям, как бы пловцам, со всем тщанием и степенностью. Прежде всего, здание да будет продолговато, обращено на восток, с притворами по обеим сторонам к востоку, подобное кораблю (вход иудейского храма был обращен на восток, см. Иез. 47:1, Исх. 36:27, а вход современных православных храмов и притвор располагаются на западной стороне строения. – Прим. авт.). В средине да будет поставлен престол епископа, а по обеим сторонам его пусть сидит пресвитерство и стоят проворные и легко одетые диаконы, ибо они уподобляются матросам и надсмотрщикам над гребцами по бокам корабля; а по их распоряжению в другой части здания пусть сядет народ со всем безмолвием и благочинием, а женщины — отдельно, и они пусть сядут, соблюдая молчание (в иудейской синагоге мужчины также сидели, и до сих пор сидят, отдельно от женщин. – Прим. авт.).

В середине же чтец, став на некотором возвышении, пусть читает книги Моисеевы и Исуса Навина, книги Судей и Царств, книги Паралипоменон и книги о возвращении; сверх сего — книги Иова и Соломона и книги пророков.

Когда совершатся два чтения, другой кто-либо пусть поет песни Давыдовы, а народ пусть подпевает последние слова стихов. После этого диакон или пресвитер пусть читает Евангелие…

После же молитвы, одни из диаконов пусть занимаются приношением евхаристическим».

Как мы видим, здание раннехристианской церкви и богослужение в нем не слишком похожи на современные православный и католический храмы и применяемые в них богослуженые уставы.

Согласно археологическим и историческим данным первые христианские храмы как отдельные культовые здания начали появляться с IV века, когда церковь перешла под защиту государственной власти. В связи со стремительным увеличением числа верующих, служители, к сожалению, не пошли по пути увеличения количества или размера молитвенных домов, а принялись строить величественные храмы, которые сочли более достойными для государственной религии, тем более что это было поддержано государственными ассигнованиями. Свои храмы церковь зачастую возводила на месте языческих, или просто перестраивала их. Поэтому отчасти понятно, откуда взялось такое стремление к монументальности: христианская религия, став государственной, сочла невозможным иметь религиозные строения, уступающие в великолепии сносимым языческим храмам, которые обладали красотой и величием.

В первых храмах, как и в существовавших до IV века христианских молитвенных домах, не было иконостаса и алтаря, но имелись кафедры (возвышения) для проповеди, баптистерии (бассейны) для крещения и комнаты для принятия Вечери.

Литургия, иные ритуальные богослужебные действия и обряды начали входить в церковь постепенно. Сегодня многие православные христиане введены в заблуждение тем, что одна из литургий носит имя апостола Иакова. Они уверены, что Иаков — брат Иисуса Христа — был автором этой литургии. На самом деле официальное православие никогда так не утверждало. Из самого названия следует, что данная литургия носит имя апостола. А ее авторство Иакову приписывает лишь церковное предание. Вот что о литургиях и в частности о литургии Иакова можно прочитать на сайте православной церкви «Православие.ру» (www.pravoslavie.ru) в новостной информации от 31.01.2006 г. «Впервые совершена литургия апостола Иакова в скиту Ново-Тихвинского монастыря» и на официальном портале Томской Епархии (www.petripavel.tomsk.ru) в материале «Литургия святого апостола Иакова»:

«В первые годы христианства литургия совершалась не по устоявшемуся образцу, а была плодом молитвенного горения предстоятеля… Постепенно обретенный опыт – последование молитв и священных действий – закреплялся и складывался в устойчивый чин богослужения. Таким образом сложились чинопоследования литургий, носящих имена апостолов: например, литургия апостола Иакова, апостола Марка, антиохийская литургия 12-ти апостолов и другие».

А вот что о вхождении в церковь богослужения по строго регламентированному уставу пишет протоиерей православной церкви Александр Борисов (1939 г.) кандидат богословия, президент Российского библейского общества в своей книге «Побелевшие нивы» (гл. 3):

«В начале любого семинарского пособия по литургике можно прочесть, что в самые первые века существования христианства не было единого богослужебного устава. Были библейские псалмы, раннехристианские гимны, были молитвословия или песнопения, слагаемые самими верующими или пресвитерами и епископами раннехристианских общин. Позже, особенно со времен Константина Великого (IV в.), с целью упорядочения богослужения (точнее, его единообразия), в крупных религиозных центрах — Константинополе, Иерусалиме, в монастырях — стали вводиться богослужебные уставы, или типиконы. Типикон, называемый Иерусалимским, появился в VI в. … Всевозможные дополнения вносились в Типикон вплоть до XI в. В России ныне действующий Иерусалимский устав (Типикон) был введен в начале XV в.».

В церкви первых веков, не только не было общеобязательных литургий, но и вообще не было богослужений, напоминающих те, которые проходят в современных храмах. Раннехристианские источники не подтверждают факт проведения в церкви первых трех веков какого-либо сложного ежедневного служения и тем более круглосуточного. Верующие периодически собирались вместе, лишь придерживаясь установленного ими самими общего плана проведения собраний. Вот как описывает еженедельные собрания христиан своей поместной церкви апологет Иустин Мученик (прибл. 100 – 165 гг.) в труде «Первая Апология» (п. 67):

«В так называемый день солнца (ныне воскресенье. — Прим. авт.) бывает у нас собрание …; и читаются, сколько позволяет время, сказания апостолов или писания пророков. Потом, когда чтец перестанет, предстоятель посредством слова делает наставление и увещание подражать там прекрасным вещам. Затем все вообще встаем и воссылаем молитвы. Когда же окончим молитву, тогда … приносится хлеб, и вино, и вода; и предстоятель также воссылает молитвы и благодарения, сколько он может. Народ выражает свое согласие словом – аминь, и бывает раздаяние каждому и приобщение даров (раздаются хлеб и вино.

— Прим. авт.), над коими совершено благодарение, а к небывшим они посылаются через диаконов».

Тот факт, что христианские общины в первые три века н.э. собрания проводили по установленному ими порядку, не является подтверждением того, что Бог разрешил, и тем более повелел, вводить в новозаветную церковь ритуалы и церемонии. Безусловно, Творец не приемлет беспорядка, «потому что Бог не есть Бог неустройства» (1 Кор. 14:33). Однако не нужно путать порядок в собрании при богослужении, который, конечно, угоден Создателю, с многочисленными сложными длительными церемониями и обрядами, которыми постепенно начало «обрастать» христианство.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *