Мысли христианина иоанн кронштадтский

Мысли христианина иоанн кронштадтский

Исповедание плотских грехов

Очень важно прибегать к исповеди при борьбе с духом блуда.

Святые отцы учат, что исповедовать плотские грехи подробно и в деталях (равно как и блудные помыслы) не следует. Во-первых, такое внимание к деталям может возобновить в душе самого исповедующегося воспоминание пережитых падений и искушений, во-вторых, будет небезвредно и для принимающего исповедь священника, если только он не бесстрастен. Однако говорить о грехе всегда надо так, чтобы было ясно, в чем заключается его суть, чтобы грех не умалялся и не преувеличивался. Возможно использовать слова: «Согрешил соблазнительным поведением, невоздержанием телесных и душевных чувств, пристрастием, принятием нечистых помыслов, нечистым воззрением. Побеждаюсь плотскими помыслами». В некоторых случаях ради преодоления стыда действительно бывает необходимо записать грехи на листе бумаги и дать прочитать священнику. Подобные примеры можно найти и в некоторых житиях святых, в частности, в житии святителя Василия Великого, к которому пришла женщина, чьи грехи были столь постыдны (или же она сама столь чувствительна), что ей никак не удавалось произнести их вслух, почему она и доверила их бумаге.
Митр. Антоний (Храповицкий) пишет о блудных грехах:
«Грехи, происходящие от блудной страсти, называют грехами против целомудрия. Эти грехи запрещает седьмая заповедь Закона Божия, поэтому их часто называют также «грехами против седьмой заповеди». Таковые суть: супружеские измены (прелюбодеяния), блуд (сожительство вне брака), кровосмешение (плотская связь между близкими родственниками), грехи противоестественные, плотские тайные грехи. О степени их тяжести можно судить по тому, что в требниках ни на один грех нет столько вопросов и епитимий, как на грех нецеломудрия.
Чтобы избавиться от этих грехов, пастыри Церкви настоятельно советуют, прежде всего, непременно прибегать к исповеди. Многие стыдятся исповедовать эти грехи, но, пока христианин (или христианка) не исповедует своего падения, он будет вновь и вновь возвращаться к нему и постепенно впадет в полное отчаяние, или, наоборот, бесстыдство и безбожие».
Патерик:
Старец сказал: «Если тебя смущают нечистые помыслы, не скрывай их, но сразу скажи их своему духовному отцу и обличи их. Потому что, чем больше человек скрывает свои помыслы, тем больше они растут и крепнут. Как змея, если выползет из гнезда, сразу убегает, так и лукавый помысел: если его открыть он сразу гибнет. Но лукавый помысел точит сердце, как червь — дерево. Поэтому, кто открывает свои помыслы, тот быстро исцеляется. А кто их скрывает, тот болен гордостью».
Старец сказал: «Кто оставляет разум ради Господа, тому дает разум Господь».
Брат спросил одного из старцев:
— Почему, когда я у старцев, я не могу совладать со своими помыслами?
И старец ответил:
— Потому что ничему так не радуется враг, как тем, кто не открывает свои помыслы.
Преп. Иоанн Кассиан Римлянин:
«…сама по себе откровенная исповедь отцам дурных помыслов иссушает эти помыслы и изнуряет их. Как змея, если ее вытащить из темной норы на свет, стремится скорее убежать и скрыться, так и лукавые помыслы: если их обнаружить откровенной и чистой исповедью, они бегут от человека».
Преп. Макарий Оптинский также пишет о важности исповеди в противостоянии духу блуда и учит правильно исповедаться при такой брани:
«Касательно же того, что вы затрудняетесь сказать духовнику о некоторых предметах, скажу вам: мысленные приражения страстных плотских помыслов не изъясняйте подробно, а просто говорите: «побеждаюсь плотскими помыслами»; довольно и сего. Бог видит сердце ваше, скорбящее о сем. Если же стыд не допускает и сего сказать, то прибегните к смирению и помните, что здешний малый стыд пред одним человеком освобождает от будущего вечного стыда».
Необходимо отметить, что исповедание грехов любодеяния только тогда приносит благо, когда боримый обращается к опытному, рассудительному духовнику. В противном случае он может получить вместо пользы великий вред. Об этом говорят святые отцы и Предание Церкви:
Авва Кассиан говорил, — вот что сказал нам авва Моисей: хорошо не утаивать своих помыслов, но открывать их старцам духовным и рассудительным, а не таким, которые состарились от одного только времени. Ибо многие, смотря на старческий возраст, и открывая свои помышления, — вместо уврачевания, по неопытности выслушивающего, впадали в отчаяние.

Был один брат, очень старательный, но, терпя жестокие нападения от беса блуда, пришел к некому старцу и рассказал ему свои помыслы. Тот, будучи неопытен, услышав это, вознегодовал на брата, имевшего такие помыслы, называя его окаянным и недостойным монашеского образа.

Брат, услышав это, отчаялся о себе и, оставив свою келью, возвратился в мир. Но по Божию промыслу встречается с ним авва Аполлос, опытнейший из старцев; видя его смущение и великую печаль, спросил его: сын мой! какова причина такой скорби? Он сначала не отвечал от великого уныния, но после многих увещеваний старца рассказал ему о своих обстоятельствах. Часто, говорил он, помыслы смущают меня; я пошел и открыл такому-то старцу и, по словам его, нет мне надежды на спасение; в отчаянии я иду в мир.

Отец Аполлос, услышав это, долго утешал и вразумлял брата, говоря: не удивляйся, сын мой, и не отчаивайся о себе. Я, будучи так стар и сед, терплю жестокие нападения от этих помыслов. Итак, не малодушествуй в таком искушении, которое исцеляется не столько человеческим старанием, сколько человеколюбием Божиим. Только послушай меня теперь, возвратись в свою келью. Брат сделал это.

Авва Аполлос, расставшись с ним, пошел в келью старца, отлучившего брата, и, став возле нее, со слезами молил Бога так: Господи! посылающий искушения на пользу нашу, пошли напасти брата на этого старца, чтобы в старости своей по опыту он узнал то, чему не научился за столь долгое время, — узнал, как сострадать поражаемым дьяволом.

После окончания молитвы видит эфиопа, стоящего близ кельи и бросающего стрелы в старца. Уязвленный ими, как от вина колебался он и, не в силах снести, вышел из кельи и пошел в мир тем же путем, которым шел и младший брат.

Авва Аполлос, узнав это, вышел к нему навстречу и спросил у него: куда ты идешь и какая причина такого твоего смущения? Тот, думая, что святому известно случившееся с ним, от стыда ничего не отвечал.

Тогда авва Аполлос сказал ему: возвратись в свою келью, отсюда познай свою немощь и считай себя или неизвестным прежде дьяволу, или презренным от него. Ибо ты не удостоился вступить в войну с ним. Что я говорю — в войну? Ты и единого дня не мог выдержать его нападения. Это случилось с тобою за то, что ты, приняв у себя младшего брата, который вел войну против общего врага, вместо того, чтобы поощрить его к подвигу, вверг его в отчаяние, не подумав, чего требует премудрая заповедь: спасай взятых на смерть, и неужели откажешься от обреченных на убиение? (Притч. 24, 11); и даже о чем говорит притча, относящаяся к Спасителю нашему: трости надломленной не преломит и льна курящегося не угасит (Мф. 12, 20). Ибо никто не мог бы устоять против коварства врага и даже пригасить пламенное движение природы, если бы благодать Божия не помогала немощи человеческой. Итак, когда исполнилось это спасительное благодеяние Божие, станем общими молитвами просить Бога, чтобы Он отнял простертый и на тебя бич. Он поражает, и Его же руки врачуют (Иов. 5, 18); умерщвляет и оживляет, низводит в преисподнюю и возводит, унижает и возвышает (1 Цар. 2, 6, 7).

Сказав это и помолившись, тотчас избавил его от наведенной на него напасти и советовал ему просить от Бога, чтобы дал язык мудрых, чтобы мог словом подкреплять изнемогающего (Ис. 50, 4).

Из всего сказанного познаем, что нет другого надежнейшего пути к спасению, как открывать свои помыслы рассудительнейшим отцам и иметь их руководителями к добродетели, а не следовать собственному помыслу и рассуждению. А из-за неопытности, неискусности, простоты одного или нескольких не нужно опасаться открывать свои помыслы отцам опытнейшим. Ибо и они не по собственному побуждению, но по внушению от Бога и Божественного Писания заповедали младшим спрашивать старших».

(Древний патерик)

О.Иоанн Кронштадтский. Мысли христианина о покаянии и причащении.

Благословение

О ПОКАЯНИИ

САМОПОЗНАНИЕ

ГОРДОСТЬ

ЗЛОБА

ГРЕХИ ПЛОТИ

ГЛУБОКАЯ СКОРБЬ И СОКРУШЕНИЕ О ГРЕХЕ

ИСПОВЕДЬ

ИСПРАВЛЕНИЕ ЖИЗНИ

ПОСТ

О СВ. ПРИЧАЩЕНИИ

БОЖЕСТВЕННАЯ ЛИТУРГИЯ

ПРИГОТОВЛЕНИЕ К СВ. ПРИЧАЩЕНИЮ

ПЛОДЫ ДОСТОЙНОГО ПРИЧАЩЕНИЯ

Общество Свт.Василия Великого

«Паломник» — Москва — 1997

Вполне одобряю издание книги «Мысли христианина» —

извлечение из моего дневника «Моя жизнь во Христе» и

предоставляю дела издания капитану Сергию Петровичу

Цервицкому, моему дорогому другу, призываю благословение

Божие на доброхотивый его труд.

Протоиерей Иоанн Сергиев

5 марта 1903.

Господи Царю, даруй ми зрети моя прегрешения!

Mол. Ефрема Сирина.

САМОПОЗНАНИЕ

Искуси мя Боже, и увеждь

сердце мое: истяжи мя, и

разумей стези моя: и виждь,

аще путь беззакония во мне,

и настави мя на путь вечен.

Пс. 138, 23, 24.

С тех пор, как согрешил первый человек, люди до того

омрачены грехом в самом средоточии своего существа (в сердце),

что не имеют весьма часто сознания и чувства вездеприсутствия

Божия и думают, что четыре стены и потолок закрывают их от Того,

Кто все наполняет, Кто зрит, и Того, Кто таится в сокровенном

месте. Аще утаится кто в сокровенных, Аз не узрю ли его? Еда

небо и землю не Аз наполняю?

(Иер. 23, 24) Наг есмь и скрылся!

(Быт. 3, 10) Ан нет.

Следи за своим сердцем всю жизнь и присматривайся, и

прислушивайся к нему, что препятствует к соединению его с

всеблаженным Богом? Это да будет наука наук, и ты при помощи

Божией легко можешь замечать, что тебя отдаляет от Бога и что

приближает к Нему, соединяет с Ним. Об этом сказывает само

сердце, то соединяющееся с Богом, то отторгаемое от Него. Больше

всего лукавый стоит между нашим сердцем и Богом — он-то отдаляет

от нас Бога разными страстями или похотию плоти, или похотию

очес и гордостию житейской.

Испытывай себя чаще: куда зрят очи твоего сердца — к Богу

ли и к жизни будущего века, к примерным, блаженным и светоносным

силам небесным и святым, водворенным на небесах, или — к миру, к

земным благам: пище, питью, одежде, жилищу, к людям грешным и

суетным их занятиям? О, если бы очи наши были устремлены выну к

Богу! А то мы только в нужде и беде обращаем очи свои ко

Господу, во время же благоденствия очи наши обращены к миру и

суетным его делам. А что принесет мне, скажешь, это взирание ко

Господу? Глубокий мир и спокойствие твоему сердцу, свет уму

твоему, святое рвение воле твоей и избавление от сетей вражиих.

Очи мои выну ко Господу, говорит Давид и приводит причину того:

яко Той, говорит, исторгнет от сети нозе мои (Пс. 24, 15).

Господь речет мир на обращающия сердца к нему (Пс. 84,9).

Грех закрывает сердечные очи: вор думает, что Бог не видит;

блудник, предаваясь сквернодействию, думает, что Бог его не

видит; сребролюбивый, объедало, пьяница думают, что они

утаиваются со своими пристрастиями. Но Бог видит и судит. Наг

есмь и скрыхся (Быт. 3, 10). Так говорит своими делами всякий

грешник, скрывающийся от вездеприсущего Бога.

Величайшее, постоянное заблуждение нашего сердца, с которым

нам нужно бороться непрерывно — во всю жизнь, это — тайный

помысел его, будто мы можем быть без Бога и вне Бога где-нибудь,

когда-нибудь, хотя бы одно мгновение. Надобно непрерывно

утверждать его в Боге, от Которого оно постоянно мысленно

отвращается, и великий успех в христианской жизни стяжал тот,

кто может искренно воскликнуть с Анною, матерью Самуила:

утвердися сердце мое в Господе, вознесеся рог мой в Боге моем,

расширишася уста моя на враги моя, возвеселился о спасении Твоем

(1 Царств 2, 1).

Надо омываться от грязи, а молитва есть омовение от

духовной грязи, т.е. от грехов, особенно — слезная.

Мы грешим помышлением, словом и делом. Чтобы сделаться

чистыми образами Пресвятой Троицы, мы должны стараться о

святости своих помышлений, слов и дел. Мысль соответствует в

Боге — Отцу, слова — Сыну, дела Духу Святому — всесовершающему.

Грехи помышления в христианине — немаловажное дело, потому что

все угождение наше Богу заключается, по свидетельству св.

Макария Египетского, в помышлениях: ибо помышления суть начало,

от них происходят слова и деятельность — слова, потому что они

или дают благодать слышащим, или бывают словами гнилыми и служат

соблазном для других, растлевают мысли и сердца других; дела тем

более, потому что примеры сильнее всего действуют на людей,

увлекая к подражанию им.

Совесть в людях есть ничто иное как глас ходящего в сердцах

человеческих Бога вездесущего. Как все создавший и един Сый,

Господь знает всех, как Себя, — все мысли, желания, намерения,

слова и дела людей настоящие, прошедшие и будущие. Как бы я ни

забежал вперед своими мыслями, своим воображением, Он там прежде

Грехи плоти

⇐ ПредыдущаяСтр 16 из 102Следующая ⇒

Переживания апостола Павла, о которых он пишет в Рим. 7, были борьбой с грехом, который живёт в теле. «Грех, взяв повод от заповеди, обольстил меня… я плотян, продан греху… живущий во мне грех»… (Рим. 7:11,13,14,17). Будучи всё ещё в теле, верующий часто побеждается живущим в нём грехом. У него много сражений и много грехов.

Потребности тела можно классифицировать в три категории: питание, воспроизведение, защита. До падения человека эти потребности были законными и безгрешными. Только после грехопадения они превратились в посредников греха. В случае с питанием, мир использует пищу, чтобы завлечь нас. Первое искушение человека происходит именно в области пищи. Как плод от дерева познания добра и зла обольстил Еву, так пьянство и пирование сделались грехом плоти сегодня. Не будем смотреть на этот вопрос пищи легкомысленно, потому что многие плотские верующие спотыкаются именно о него.

Плотские верующие в Коринфе были преткновением для своих братьев как раз в этом вопросе пищи. Поэтому асе пресвитеры и диаконы в те времена должны были быть победителями в этом вопросе (1 Тим. 3:3, 8). Только духовный человек понимает, насколько мало пользы ему от пищи и пития, когда они употребляются чрезмерно. «Итак, едите ли, пьёте ли, или иное что делаете, всё делайте во славу Божию» (1 Кор. 10:31).

В случае с воспроизведением рода получилось, что после грехопадения человека эта потребность превратилась в страсть. Библия особенно связывает страсть с плотью. Даже в Едемском саду грех желания есть запрещённое вызвал немедленно страсть и стыд. Апостол Павел связывает эти грехи в 1 Кор. 6:13 и 15, и определённо видит взаимную связь между пьянством и неправедностью (ст. 9, 10).

Что же касается защиты или чувства самосохранения, когда грех обеспечивает себе управление телом, оно проявляет свою силу в самозащите. Оно противится всему, что может помешать его удобству и удовольствию. То, что принято называть характером, и та кие его плоды, как гнев и распри, исходят от плоти, и являются поэтому грехами плоти. Поскольку грех кроется за каждым побуждением защищаться, из него вытекают прямо и косвенно различные преступления. Как много из самых страшных грехов в мире зарождается от своекорыстия, самоутверждения, самопрославления, самомнения и от всего того, что ещё можно отнести к нашему «я».

Анализ всех грехов в мире показывает, насколько все они родственны всем этим трём категориям. Плотской верующий, это тот, кто управляется одной, двумя, или всеми тремя категориями порабощённых грехом потребностей человека. Хотя никого не должно удивлять, что мирской человек живёт под властью греха плоти, у возрождённого верующего такая жизнь должна рассматриваться, как явление совершенно ненормальное, когда верующий человек пребывает во грехе плоти долго, не поборов его власти над собою: то поднимается, то опускается духовно на своём христианском пути. Верующий должен позволить Духу Святому испытать его сердце и просветить его, чтобы он знал, что непозволительно по закону Духа и по закону природы, и что мешает ему достигнуть воздержания и самообладания, и что управляет им и лишает его свободы духа служить Господу беспрепятственно. До тех пор, пока с этими грехами не будет покончено, он не сможет жить обильной духовной жизнью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *