Мурашова любить или лечить?

Мурашова любить или лечить?

Предисловие

Детский психолог Екатерина Мурашова не пишет книжек о том, как правильно поступать с детьми. Она не дает советов родителям и не сочиняет научные трактаты. Ее книга «Лечить или любить?» — гораздо более занимательное чтение.

Екатерина — один из создателей жанра, который пока довольно плохо представлен в русскоязычной литературе: художественные рассказы о буднях психотерапевта, основанные на профессиональном опыте. Я неоднократно слышала, что ее называют детским вариантом Доктора Хауса. По степени детективности и мастерству «нагнетания» рассказы Катерины действительно порой не уступают американскому сериалу. Однако практика питерского психотерапевта гораздо ближе к нашей повседневной реальности и помимо развлечения дает отличный материал для размышления. А то, глядишь, и действий.

А может быть, и это не главное. Герой рассказов Екатерины — ироничный и рефлексивный психотерапевт.

Он методично разбирает случаи своих пациентов, философски смотрит на жизнь и весело смеется над собой. Да, а еще он предельно честен по существу. Поэтому к нему хочется возвращаться снова и снова.

Я очень рада, что издательство «Самокат» решило выпустить книгу рассказов Екатерины, которые мы несколько лет в еженедельном режиме и с постоянным успехом публиковали на сайте «Сноб».

Наталья Конрадова, модератор блога «Дети», проект «Сноб»

Глава 1
Сага о грязных ботинках

Действующие лица:

Саша — 15 лет, 1 м 85 см рост, 46 размер обуви, 9 класс, учится хорошо, занимается в шахматном клубе при Доме творчества, имеет взрослый разряд по шахматам, с учителями ровен, вежлив, со сверстниками слегка замкнут, но доброжелателен. Близких друзей нет, есть несколько хороших приятелей. В свободное время любит слушать музыку и смотреть киноклассику. Внешне привлекателен, хотя и переживает из-за юношеских прыщей. С девушками не встречается, все попытки отдельных представительниц прекрасного пола завязать с ним какие-то отношения мягко блокирует.

Мама Саши, Мария Михайловна — 45 лет, экономист, внешне привлекательна, в общении интеллигентна, сдержанна. Работает главным бухгалтером в крупной фирме, работу любит. Кроме сына, никаких близких людей не имеет. Круг общения немногочисленный, постоянный в течение многих лет. Развлекаться не любит и не умеет. В свободное время — читает, вяжет, вместе с сыном смотрит киноклассику.

— Доктор, я понимаю, что лечиться нужно мне (мягкая, извиняющаяся улыбка). Поэтому я и пришла одна, без Саши. Может быть, вы посоветуете мне какого-то специалиста, какую-то клинику. Я слышала что-то о клинике неврозов, но совершенно не знаю, как туда попадают. И спросить не у кого. Нужно какое-то направление? Или теперь только деньги?

— Мария Михайловна, я не доктор, у меня нет медицинского образования. Я — психолог…

— Извините, пожалуйста, я плохо в этом разбираюсь. Как-то до сих пор не приходилось…

— Может быть, прежде чем мы будем подбирать специалиста или тем более клинику, вы расскажете мне о том, что у вас происходит? Ведь я, в некотором роде, тоже специалист.

— Да, конечно, извините. Просто я подумала, что, раз детская поликлиника, вы работаете только с детьми…

— В основном мне приходится работать с семьями. Очень редкие дети имеют проблемы, совершенно отдельные от семьи.

— Вы правы. Я тоже всегда так думала. Проблемы детей — это почти всегда ошибки родителей. И я очень старалась не ошибаться. Много думала. Я ведь одна воспитывала Сашу. С самого начала. Наверное, вам надо знать: это было сознательное решение — иметь ребенка, воспитывать его одной.

— А отец Саши?

— У него была другая семья, больное сердце, пожилая жена, с которой он прожил 25 лет. Он работал, она ездила с ним по всему Союзу, отказалась от своей карьеры, и, хотя дети выросли, он не мог оставить ее. Я его понимала и принимала таким. Он был очень порядочным человеком. Он был намного старше меня. Сейчас его уже нет в живых. Иногда я думаю, может быть, вся эта история его и убила…

Я энергично и отрицательно мотаю головой, потому что именно этого ждет от меня Мария Михайловна, а про себя думаю, что она вполне может быть права: немолодых порядочных людей с больным сердцем такие истории часто сводят в могилу. А вот непорядочным такие ситуации — хоть бы хны! Что и обидно.

— Саша знает об отце?

Многие взрослые почему-то смотрят на коммуникативные трудности детей с усмешкой, как-то снисходительно. Им кажется: «Какие сложности могут возникать в общении у ребёнка?»; «Неужели он, как и взрослые, может переживать по поводу конфликтов или собственных неуместных слов?»; «Разве может ребёнок осознавать свои тревоги, коммуникативные барьеры?» ит.д. Хочется на все эти вопросы ответить: «Да, несомненно!».

Дети переживают и беспокоятся по поводу своих коммуникативных трудностей не менее, чем взрослые, а иногда и более, ведь их психика ещё такая незащищённая и ранимая! Ведь именно в детстве формируются и базовые установки и ценности, связанные с общением, и доминантные стратегии коммуникативного поведения, и формы деструктивного общения.

Наблюдая за особенностями общения детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста, семейный психолог спб становится ясно, что в реальности не всегда существует картина полноценного, эффективного, соответствующего норме общения. Чаще всего дети испытывают разнообразные коммуникативные трудности, осложняющие процесс межличностного взаимодействия. Это говорит о существовании проблемы затруднённого общения. При этом для каждого ребёнка совместный процесс общения может быть различным с точки зрения его результата, вложенных усилий и эмоционального состояния.

Многочисленные ситуации затруднённого общения очень часто «накапливают» у ребёнка негативные эмоции. Конструктивно совладать с растущим эмоциональным напряжением ребёнок ещё не может и поэтому чаще всего использует такие формы психологической защиты, как пассивный протест, оппозиция, имитация, эмансипация и компенсация.

Дети, с которыми затруднено общение, становятся непопулярными в группе, у них появляются обидные прозвища, им приписывается целый комплекс отрицательных черт. И как результат, у ребёнка постепенно формируется общее негативное отношение к себе и, как следствие, назревает внутренний конфликт.

Основными коммуникативными трудностями детей дошкольного и младшего школьного возраста можно отнести: трудности вступления в контакт; трудности в эмпатии; трудности, связанные с детским эгоцентризмом; трудности, связанные с отсутствием положительной установки на другого человека; трудности, связанные с неадекватной самооценкой ребёнка; трудности, связанные с повышенной эмоционально-личностной зависимостью от партнёров по общению.

Однако ребёнок как «трудный» партнёр общения редко сознательно выбирает способы деструктивного общения, разрушающие процесс взаимодействия, чаще он не осознаёт последствия своих действий и поступков, т.е.

не воспринимает себя как субъекта затруднённого общения. Более того, даже осознавая данный факт, ребёнок чаще всего не может самостоятельно изменить способы и формы своего общения и те личностные образования, которые лежат в их основе. Это обусловлено как возрастными особенностями (низкий уровень самоконтроля, слабая рефлексивность), так и небогатым арсеналом коммуникативных приёмов и техник.

Но замечательно то, что у каждого ребёнка есть так называемый коммуникативный потенциал личности, который представляет собой индивидуально-своеобразный комплекс коммуникативных особенностей ребёнка (внутриличностных и поведенческих), характеризующий его возможности в осуществлении коммуникативной составляющей игровой, трудовой, продуктивной и учебной деятельности.

Поэтому помощь ребёнку с проблемой затруднённого общения заключается в создании для него специальных условий, приводящих к качественному развитию его коммуникативного потенциала, а также в проведении посредством семейный психолог спб психокоррекционной работы с целью нейтрализации коммуникативных трудностей.

Программа, направленная на психокоррекцию коммуникативных трудностей детей представляет собой психокоррекционный комплекс, состоящий из 4 блоков: диагностический (определение актуального уровня коммуникативного развития ребёнка и выявление индивидуальных коммуникативных трудностей), установочный (более близкое знакомство психолога с детьми и формирование у них потребности сотрудничать с психологом и что-либо изменять в своих коммуникациях), коррекционный (групповые, а по необходимости – дополнительные индивидуальные формы работы с детьми с использованием разнообразных методов арт-терапии, психолог петербург, сказкотерапии, игротерапии и психогимнастики), блок оценки эффективности коррекционных воздействий (повторная диагностика).

Екатерина Мурашова

Лечить или любить?

Екатерина Вадимовна Мурашова

FineReader 11

«Лечить или любить»: Самокат; Москва; 2012

ISBN 978-5-91759-081-3

Аннотация

Екатерина Мурашова работает семейным психологом в обычной детской поликлинике.

К ней обращаются с самыми разными проблемами: детской зависти и ревности, агрессивности и застенчивости, гиперактивности и неумения за себя постоять.

Книга «Лечить или любить?» составлена из эссе, публиковавшихся в популярном электронном журнале «Сноб» и вызвавших живой читательский отклик. В легком и увлекательном стиле, без всякого морализаторства Екатерина Мурашова рассказывает о буднях детского психолога. Неразрешимые, казалось бы, ситуации разрешаются на наших глазах, а неуправляемые капризные создания становятся обыкновенными детьми.

Предисловие

Детский психолог Екатерина Мурашова не пишет книжек о том, как правильно поступать с детьми. Она не дает советов родителям и не сочиняет научные трактаты. Ее книга «Лечить или любить?» — гораздо более занимательное чтение.

Екатерина — один из создателей жанра, который пока довольно плохо представлен в русскоязычной литературе: художественные рассказы о буднях психотерапевта, основанные на профессиональном опыте. Я неоднократно слышала, что ее называют детским вариантом Доктора Хауса. По степени детективности и мастерству «нагнетания» рассказы Катерины действительно порой не уступают американскому сериалу. Однако практика питерского психотерапевта гораздо ближе к нашей повседневной реальности и помимо развлечения дает отличный материал для размышления. А то, глядишь, и действий.

А может быть, и это не главное. Герой рассказов Екатерины — ироничный и рефлексивный психотерапевт. Он методично разбирает случаи своих пациентов, философски смотрит на жизнь и весело смеется над собой. Да, а еще он предельно честен по существу. Поэтому к нему хочется возвращаться снова и снова.

Я очень рада, что издательство «Самокат» решило выпустить книгу рассказов Екатерины, которые мы несколько лет в еженедельном режиме и с постоянным успехом публиковали на сайте «Сноб».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *