Монастыри в Саратовской области

Монастыри в Саратовской области

Монастыри Саратовской епархии

Первые монастыри, и даже, собственно, не монастыри, а монастырские подворья, появились на Саратовской земле в начале XVII в. Многим центральным монастырям жаловались на Волге рыбные угодья. Для проживания ловцов рыбы возводились жилища, амбары для хранения рыбы, деревянные церкви. «Ещё в 1606 г. Чудову монастырю пожалованы были царём Василием Ивановичем Шуйским рыбные ловли ниже Самарской луки, от Чёрного затона до устья Елань — Иргиза. Другой московский монастырь — Новоспасский в 1632 г. получил на Волге Саратовские Иргизские рыбные ловли за ежегодный 20-рублёвый оброк. В 1699 г. отведены ниже их земли Воскресенскому (Московского у.) монастырю от реки Багая, вниз по Терешке, до устья р. Березовки…» Монастырские артели летом жили на островах и воде, на зиму перебирались на берег. Устраивался посёлок, являлась церковь. Это была самая настоящая колонизация края. Помимо монастырских крестьян тут селились беглые крестьяне, служилые люди, пахотные солдаты и т.д. Из монастырского посёлка со временем вырастал целый город. В 1685 г. так образовался г. Хвалынск, в 1690 г. — г. Вольск.

Сведения о саратовских монастырях этого времени чрезвычайно скудные и весьма запутанные. Сам Саратов до 1799 г. относился к Астраханской епархии, и, видимо, в астраханских архивах есть документы, связанные с историей саратовских монастырей, но ими никто из исследователей не интересовался, что вызывает некоторое недоумение.

В самом Саратове уже в XVII в. находились как минимум 3 православных монастыря: Богородицкий мужской, Четырёхсвятский, или Четверосвятский, мужской и Крестовоздвиженский девичий. Кроме них существовали: Николаевский мужской монастырь в г. Петровске, Предтечеаский девичий в г. Царицыне и возникший несколько позднее Покровский девичий в г. Петровске.

Не у всех из них была одинаковая история. Со временем некоторые слились, некоторые были упразднены, возникли новые обители.

Таким образом, в начале XX в. в Саратовской епархии было 3 мужских и 12 женских монастырей, в которых находилось более 600 монашествующих и 2300 содержащихся на послушническом искусе.

В монастырях действовали десятки церквей, помогая общаться с Богом не только своим насельникам, но и тысячам других богомольцев. Саратовские монастыри выполняли и различные иные назначения.

Духовно-нравственное назначение

Всякий поступающий в монастырь, в течение как минимум трёх лет (исключение делалось для окончивших духовно-учебные заведения и вдовых священников), должен был подвергнуться монашескому искусу, чтобы выяснить, достоин ли послушник быть монахом. Послушник обязан подчиняться уставу монастыря и выполнять возложенные на него послушания — чтение Псалтири, работа в огороде и т.д.

Следующая степень — рясофорный послушник, уже носящий монашескую одежду, но ещё не дававший монашеские обеты. Самых достойных затем постригали в монахи- При постриге монах даёт обеты и принимает новое имя. И, наконец, высшей степенью пострижения является схима. При пострижении в схиму монах берёт на себя дополнительный обет, ещё более отгораживающий его от мира, например молчальничество, усиленную молитву или строгий пост. Схимник, как и монах, принимает новое имя.

Братия обители разделялась на 4 класса: одни ещё не были пострижены и ходили в мирской одежде; другие, хотя тоже не постриженные, ходили в монашеской одежде; третьи были уже пострижены и носили мантию; четвёртые облачались а великую схиму.

Поведение иноков особенное. Походка должна быть неспешной, идти нужно с опущенными глазами, по сторонам не смотреть, не размахивать руками. При передвижении братия представляет собой спокойную реку, которая плавно течёт как единое целое.

Монашествующие обязаны выполнять все нормы монашеского устава, который регламентирует все действия иноков, вплоть до мелочей.

Как и во всех русских монастырях, в саратовских богослужение совершалось ежедневно. В Спасо-Преображенском вечернее в 5 часов и утреннее в 7 часов. В воскресенье и праздничные дни две литургии, со Святой Троицы — три. Две ранних: в 5 часов в приделе соборном, в 6 часов а церкви Св. Иоакима и Анны, поздняя в соборном храме в 9 часов утра. В Крестовоздвиженском в воскресные и праздничные дни церковная служба начиналась благовестом ко всенощной в 5 — 6 часов вечера, в простые же дни — к утрени в 2 часа пополуночи. После утрени, в 8 часов, начиналась литургия. В будние дни бывала одна ранняя литургия, в праздничные — две: ранняя и поздняя; накануне же воскресных и праздничных дней в 2 часа бывало ещё повечерье.

В праздничные дни в монастыри на богомолье стекалось огромное количество православных людей. Нравственный и духовный авторитет монашеских обителей был очень высоким, благодаря знаменитым подвижникам. Монастырь был символом веры, нравственной чистоты и примером высочайшего служения Богу, сохраняя это значение на протяжении веков. Поэтому и шли люди в монастырь на богомолье, иногда издалека, чтобы в нравственном смысле стать ближе к Богу.

Безусловно, есть и отрицательные примеры из жизни монашествующих, но это скорее исключение, чем правило. Не случайно монастыри были местом, куда определяли провинившихся церковнослужителей на покаяние.

Большая заслуга монашествующих была в сохранении чистоты православной веры. В Саратовской губернии, где было распространено много раскольничьих сект, это было очень актуально. В этом плане интересен послужной список иеромонаха Палладия. Ему, назначенному в 1834 г. миссионером по г. Саратову, за 11 лет удалось обратить в православие 561 раскольника из различных сект. Монахинями Краишевской общины в 1891 г. в православие было обращено 7 человек Австрийской секты. 29 — 30 апреля 1913 г. в Саратовском Крестовоздвиженском монастыре прошёл съезд всех настоятельниц женских монастырей Саратовской епархии под председательством Алексия, епископа Саратовского и Царицынского. Был введён однообразный порядок в управлении монастырями и открыты миссионерские курсы с целью противодействия сентанской пропаганде.

Просветительство

Первая монастырская школа была открыта в Саратовском Крестовоздвиженском монастыре в 1840 г. Она долгое время оставалась единственным женским учебным заведением в Саратове. Училище было открыто стараниями Анны Александровны Рылеевой, дочери генерал-майора Александра Николаевича Рылеева, в 1836 г. высланного из столицы в Саратов. Семья вела замкнутый образ жизни. Пожалуй, единственным, у кого бывали они и кто приходил к ним, был Иаков, епископ Саратовский и Царицынский. Во многом общение с ним подтолкнуло Анну Рылееву к поступлению в монастырь. Анна Рылеева, впоследствии монахиня Сусанна, активно принялась за устройство женского училища, выстроив для него двухэтажное каменное здание. С разрешения епископа Иакова в 1840 г. училище было открыто. В нём преподавались чистописание, арифметика, грамота. Закон Божий. По желанию родителей дети обучались французскому языку. Кроме этого, детям прививались навыки различных рукоделий. В 1844 г. в училище обучались 62 девочки от 6 до 15 лет. Интересно, что наряду с детьми дворян, духовенства, купцов здесь же учились и дети крестьян, мещан и других сословий. В 1847 г. обучалось 56 детей, в 1876 г. — 118, в 1877 г. — 152, в 1878 — 150, в 1879 г. — 158.

К концу XIX в. во многих саратовских монастырях действовали школы. В 1911 г. общее их число составило 10. Кроме преподавания Закона Божия, чистописания, арифметики, в них обучали искусствам рукоделия — шитью гарусами, шелками, канителью, гладью, тамбурным швом и проч. Количество учащихся в них было различным. Так, в Ахтырском монастыре в 1895 г. обучалось 15 девочек, в Скрябинском в 1908 г. — 24 девочки, в Дубовском в 1911 г. — 10, в Таловском в 1911 г. — 19, в Каменнобродском в 1911 г. — 19 девочек и 1 мальчик, в Краишевском в 1884 г. — 24 девочки, в Балашовском в 1915 г. — 122 девочки.

Интересна переписка настоятеля Петровского Николаевского монастыря иеромонаха Дионисия с епархиальным начальством о разрешении открытия при монастыре ремесленной столярной школы, начатая в 1871 г. Пришедшая торговая депутация с помощью полиции опечатала помещение школы вместе с инструментом, ввиду отсутствия промыслового свидетельства. По существующему законодательству церковносвященнослужителям такие свидетельства выдавать было запрещено, а переписка с различными инстанциями затянулась настолько (до 1876 г.), что этот вопрос отпал сам по себе.

Монастырские библиотеки не имели больших фондов, как в некоторых крупных центральных обителях. Так, в Спасо-Преображенском монастыре библиотека насчитывала 200 печатных изданий, не считая периодики, практически только церковного содержания.

Хозяйственно-экономическая функция

Монастырские доходы слагались из разных составных частей. Во-первых, это, конечно, доходы от использования монастырских угодий — земли, лесов, садов, лугов и т.д. Во-вторых, пожертвования и приношения частных лиц. В-третьик, плата за поминовение умерших; за служение панихид, литургий (это характерно для мужских монастырей, т.к. женщинам священство не дозволено); за места на монастырских кладбищах; продажа свечей и просфор. В-четвёртых, доходы от продажи рукоделий, изготовленных в монастырях. В-пятых, доходы с денежных капиталов, лежавших в сберегательных учреждениях, получаемые в виде процентов с них. Кроме этого, штатным монастырям полагалось содержание от казны.

Из саратовских монастырей только три пользовались казённым содержанием, которое в 1910 г. составило Спасо-Преображенскому — 1306 руб. 49 коп., Крестовоздвиженскому — 682 руб. 19 коп., Петровскому Николаевскому — 199 руб. 37 коп. Николаевский монастырь, будучи нештатным, получал от казны так называемую компенсацию взамен угодий.

Все саратовские монастыри владели земельными угодиями, но никогда (и до 1861 г.) не владели крепостными крестьянами. Земля обрабатывалась своими сипами с привлечением минимума наёмных рабочих. Помимо огородных традиционных культур высевались пшеница, рожь, овёс, просо, горох, греча и другие культуры. Основная масса урожая шла на прокорм насельников и на семена. Но при хорошем урожае часть его монастырь мог продать. Например, Вознесенский Скрябинский монастырь в 1897 г. продал овса 3750 пудов на сумму 1290 руб., гречи — 1562 пудов на 1116 руб., чечевицы — 60 пудов на 78 руб., гороха — 600 пудов на 200 руб. Монастыри занимались и животноводством, частью для продажи.

Но некоторые монастыри не могли самостоятельно обработать всю свою землю. Излишки земли сдавались в аренду. Иным же монастырям приходилось самим арендовать землю, чтобы прокормить себя.

Выше говорилось, что некоторые монастыри владели кирпичными заводами (Дубовский, Покровским, Пановский) и мельницами. Это тоже были статьи дохода: кирпич производился не только для собственных нужд, но и на продажу, также и мельницы мололи не только собственное зерно, но и зерно близлежащих хозяйств, не имеющих своей мельницы.

Пожертвования монастырям можно разделить на несколько условных групп. С двумя видами их мы хорошо познакомились ранее: вновь устраивавшимся обителям жертвовались земельные угодия и большие денежные суммы. Кроме этого, монастырям жертвовались жилые постройки, иконы, церковная утварь и т.д. В 1848 г. Спасо-Преображенскому и Николаевскому монастырям, в числе других, было пожертвовано по 5000 руб. от графини Орловой.

Другой вид пожертвований — кружечный и кошельковый сбор. Братские кружки стояли в монастырских церквах у икон, в часовнях. Эти пожертвования не носили столь больших размеров, как предыдущие, зато в них участвовало больше людей.

Безусловно, у городских монастырей этот вид пожертвований был крупнее, т.к. больше людей приходило в них.

Наиболее весомую часть следующего вида монастырских доходов составляла продажа свечей и просфор. Погребение на монастырском кладбище тоже приносило доход. Так, в Спасо-Преображенском монастыре все места для могил на кладбище были разделены на семь разрядов.

Доход от продажи рукоделий в основном получали женские монастыри, в которых это дело было поставлено очень хорошо. Так, в Крестовоздвиженском монастыре в начале XX в. действовали следующие мастерские: ризничная — для изготовления церковных одежд и облачений, образная — для убранства икон, рукодельная — для стёжки одеял, портняжная и башмачная — для изготовления одежды и обуви для сестёр монастыря, сучильная — для изготовления фитилей на свечной епархиальный завод, просфорная — для приготовления просфор для городских церквей, белошвейная, где исполнялись по всевозможным узорам гладевые работы, золотошвейная, где работали мастерицы по бархату и другим материям золотом, серебром, шелками, бисером, синелью.

Наконец, последний вид дохода — проценты с монастырского капитала. Сумма процентов здесь определялась суммой капитала, который в свою очередь определялся вышеперечисленными монастырскими доходами и, самое главное, умением этими доходами распоряжаться, вести хозяйство.

Таким образом, самыми богатыми монастырями в Саратовской епархии были две обители в Саратове. Это совсем не значит, что насельники этих монастырей катались как сыр в масле.

Богатство самих монахов живёт только в воображении порицателей иночества. Истинным уставом иноческой жизни всегда было и будет общежитие, непозволяющее иметь собственности.

Куда же шли доходы монастырей? Львиная доля — на строительство и ремонт церквей, монастырских построек; на содержание монашествующих и послушников; на оплату священникам (в женских монастырях); на оплату наёмным рабочим; расходы на ведение хозяйства — закупка инвентаря, скота и т.д., закупка материалов для рукоделий, печения просфор и т.д. Другая статья расходов — благотворительность.

Благотворительство

Это одно из самых важных, ценных благодеяний, выполняемое православными обителями. Для приходящих в монастырь богомольцев строились странноприимные дома, в которых, часто бесплатно, люди, иногда пришедшие издалека, могли получить питание и ночлег. Такие дома существовали практически во всех обителях Саратовской епархии. На содержание этих гостиных дворов монастыри тратили различные суммы, например. Скрябинский в 1898 г. — 139 руб.

В монастырях содержались больницы и богадельни. Первоначально созданные для своих нужд, они постепенно выходили за внутренние рамки и принимали на своё попечение не только монашествующих, но и жителей близлежащих селений. Так. в 1897 г. больницы имели:

Крестовоздвиженский монастырь — на 9 человек, Дубовский — 9, Грязнухинский — 6, Вольский — 8, Каменнобродский — 5 и Пановский — 5 человек. В 1913 г. у Крестовоздвиженского было уже 16 мест для больных, у Дубковского — 16.

Богадельни в 1897 г. имели следующие монастыри: Грязнухинский — на 10 лиц, Покровский — на 9. Ахтырский — на 7, Вольский — на 6, Пановский — на 5 лиц.

Большая роль монастырей была в организации приютов для детей-сирот. Так, в Скрябинском монастыре в 1897 г. было 15 девочек в приюте; в 1911 г. в Краишевском — 20, в Вольском — 17, в Дубовском — 17; с 1913 г. в Крестовоздвиженском — 17, в Грязнухинском — 17, в Покровском — 27 девочек.

Сестры женских монастырей внесли огромный вклад в депо печения раненых воинов. В Русско-турецкую войну 1877 — 1878 гг. Петербургским Обществом попечения о раненых и больных воинах было предписано организовать в Саратовской губернии 5 лазаретов: в Саратове на 400 коек, в Аткарске на 100, в Беково на 100, в Кузнецке на 100 и в Царицыне на )100 коек.

В этих лазаретах сестрами милосердия трудились: в Саратовском — 30 женщин из Крестовоздвиженского монастыря, в Аткарском — 8 из Краишевского. в Бековском — 8 из Балашовского, в Царицынском — 8 из Дубовского и Каменнобродского, в Кузнецке — 8 из Вольского монастырей. Они предварительно окончили курсы сестёр милосердия при земских больницах и получили соответствующие свидетельства. Кроме этого, насельницы монастырей готовили для раненых воинов бинты, бельё и другие вещи. Так, Краишевская община уже в январе 1877 г. передала в лазареты 20 полотенец, 13 малых и 5 больших простынок, 2 пары шерстяных носков, пару бельевых чулок, 3 холстовые рубашки, 3 платка, 4 бинта и 25 фунтов корпии.

С началом Первой мировой войны в Саратовском Крестовоздвиженском монастыре 3 августа 1914 г.

был открыт Епархиальный лазарет. По 1 января 1916 г. в него поступило 998 человек, в том числе 526 раненых и 472 больных, из них было выписано 965 человек: в строи — 255 человек, в нестроевые части — 413, в команду выздоравливающих — 241, в отпуск на разные сроки — 217, уволено в запас — 108, эвакуировано в уезды — 19, переведено в другие лазареты — 61 человек. На 1 января 1916 г. оставалось 33 человека. Смертных случаев а лазарете не было. Здесь работали сестры Крестовоздвиженского монастыря, другие монастыри снабжали больничными принадлежностями, одеждой, жертвовали денежные суммы, помогали семьям воинов, устраивали приюты для детей-сирот.

Существовали и другие виды благотворительной деятельности. Например, в 1911 г. Вольский монастырь дал 2000 бесплатных обедов для неимущих людей.

Печальная судьба русских монастырей после Октябрьской революции хорошо известна.

Советская власть Декретом 1918 г. «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» поставила вне закона русские монастыри. Все постройки и угодья отбирались, а церкви передавались коллективам верующих, с которыми заключались договора. Затем и эти договора под разными предлогами аннулировались или не продлевались, церкви сносили, материал использовали на строительство других «важных» объектов.

Так, в 1918 г. Спасо-Преображенский монастырь занимал отдел Ппенбеж; Крестовоздвиженский — лазареты и береговые рабочие, несколько домов оставили для монахинь, которые пекли хлеб и шили бельё для лазаретов, работали в качестве медсестёр; оба монастыря Аткарского уезда были заняты приютами; Балашовский — приютом и лазаретами 9-й армии; Петровский — колонией «нравственно-дефективных детей» и т.д.

Постепенно от некогда величественных монастырей не осталось ничего. На месте закрытого в 1918 г. Грязнухинского монастыря была образована коммуна «Пионер», затем здания передали Камышинскому п/отделу имуществ. В 1927 г. от монастыря, который по праву назывался Дивногорским, остались лишь полуразвалившиеся стены. В 1929 г. была закрыта и передана под «культурные» нужды студентам 1-го общегородского общежития последняя действующая церковь Крестовоздвиженского монастыря — Никольская. А в 1931 г. была снесена церковь вСпасо-Преображенском монастыре и вся территория его передана военному ведомству.

К нашему времени относится начало восстановления и создания монастырей. В ныне действующем «Уставе об управлении Русской Православной Церкви», принятом на Поместном Соборе 1988 г., IX глава названа «Монастыри». В ней говорится: «Монастырь — это церковное учреждение, в котором проживает и осуществляет свою деятельность мужская или женская община, состоящая из лиц монашеского звания, объединённых посредством обетов целомудрия, нестяжательства и послушания и посвятивших себя молитве, труду и благочестивой жизни». Монастыри постепенно возрождаются, занимая своё привычное место в жизни православной России.

Использованные материалы: — Брейсов А. Монастыри Саратовской епархии // Волга. 1998. №11-12

Иргизский Воскресенский мужской монастырьСтраница монастыряРусская Православная Церковь, Саратовская митрополия, Покровская епархия

  • Тип монастыря:мужской
  • Статус:действующий
  • Состояние:восстанавливаемый
  • Язык богослужений:церковнославянский
  • Расписание богослужений (общее кратко):в будние дни литургия в 7.15, в воскресные и праздничные дни — 8.15, вечерние богослужения – в 16.00.
  • Наместник:игумен МАКСИМИЛИАН (КОНОНЕНКО)
  • Престольные праздники:
    • Воскресения Христова — Апрель 28
    • Иоанна Богослова — Май 21 , Июль 13 (Собор 12-ти апостолов), Октябрь 9 (день преставления)
  • Святыни:иконы преподобного Сергия, игумена Радонежского, всея России чудотворца, святителя Московского Алексия, всея России чудотворца, святителя Филиппа, митрополита Московского и всея России, чудотворца, с частицами их святых мощей; чтимые иконы: Божией Матери «Троеручица» и «Иверская», написанные на Святом Афоне в XIX веке, храмовая икона апостола Иоанна Богослова, также датируемая XIX-м веком.
  • Краткая историческая справка:Монастырь основан в 1762 году.
    Монастырь воссоздан в 2005 году.
    После манифеста императрицы Екатерины II от 04.12.1762 года, разрешающего старообрядцам селиться в левобережье Волги, там было основано несколько сел, появились первые старообрядческие скиты, ставшие впоследствии монастырями. Нижне-Воскресенский монастырь был самым крупным и самым влиятельным среди других Иргизских монастырей. Основатель его – инок Авраамий, бывший крестьянин Казанской губернии.
    В 1789 году в монастыре была построена пятиглавая деревянная церковь в честь Воскресения Христова. В 1795 была построена церковь в честь Рождества Пресвятой Богородицы с приделом во имя апостола и евангелиста Иоанна Богослова. Были также выстроены два каменных двухэтажных братских корпуса, настоятельский дом, подсобные помещения, колокольня; монастырь был обнесен стеной, построен мост через реку Иргиз.

    В обители было 100 монахов и 500 послушников. В 1828 году Нижне-Воскресенский монастырь был утвержден в ведомстве Святейшего Синода как единоверческий мужской монастырь 3-го класса.
    В 1918 году монастырь был закрыт. В том же году сгорела Воскресенская церковь. Храм Рождества Пресвятой Богородицы был разобран. Сначала на территории обители был дом отдыха, и затем многие десятилетия − психоневрологический диспансер.
    Указом Епископа Саратовского и Вольского ЛОНГИНА за № 122 от 15.07.2004 года принято решение о восстановлении обители, первоначально – со статусом подворья Свято-Никольского мужского монастыря г. Саратова. По решению Святейшего Патриарха и Священного Синода (Журнал заседания Священного Синода № 117 от 27.12.2005 г.) было благословлено открытие Иргизского Воскресенского мужского монастыря с. Криволучье Балаковского района Саратовской области. Наместником возрождающейся обители назначен иеромонах МАКСИМИЛИАН (КОНОНЕНКО Александр Дмитриевич), в 2009 году удостоенный возведения в сан игумена.
    В 2012 году по решению Святейшего Патриарха и Священного Синода (Журнал заседания Священного Синода № 103 от 04.10.2012 года) Преосвященный епископ Покровский и Николаевский ПАХОМИЙ утвержден в должности настоятеля (священноархимандрита) Иргизского Воскресенского мужского монастыря.
    На сегодняшний день на территории монастырского комплекса сохранилось несколько полуразрушенных хозяйственных построек, возведенных в советское время, из монастырских зданий – три братских корпуса и дом настоятеля.
    В 2010 году епископ Саратовский и Вольский ЛОНГИН совершил чин Великого освящения храма во имя святого апостола Иоанна Богослова в одном из сохранившихся и полностью восстановленных зданий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *