Монахи в России

Монахи в России

Монахами (от греч. monachos — «отшельник») в христианстве называют людей, отрекшихся от мира и посвятивших себя служению Богу. Возникло монашество в конце III в. в Египте, когда христиане стали уходить в пустыню и вести там жизнь отшельников (анахоретов). В IV в. часть отшельников объединившись, стала жить вместе, положив, таким образом, начало монастырям. С конца X в., когда Русь приняла христианство (см. Русская православная церковь), монашеским идеалом стал аскетизм (от греч. asketes — «упражняющийся в чем-либо»), помогающий на пути к спасению. На Руси монастыри появились в первые десятилетия после крещения. История возникновения самого известного древнерусского монастыря — Киево-Печерского — изложена в летописном рассказе, вошедшем в «Повесть временных лет». Горожанин Антоний, искавший праведной жизни, отправился в Грецию, на Афон — святую гору, где было множество монастырей. Став монахом на Афоне, Антоний вернулся на Русь, выкопал пещеру в горах недалеко от Киева и начал вести жизнь отшельника. Слава о его подвижничестве привлекла к нему множество последователей. Антоний принял их, но, когда речь зашла о создании монастыря, отказался стать в нем игуменом (руководителем), а благословил на игуменство одного из своих сподвижников и учеников — монаха Феодосия, а сам переселился в другую пещеру и остался отшельником. Уже при жизни Феодосия монастырь оказался в сложных отношениях с князем: княжеское благоволение сменялось враждой, когда Феодосии вмешивался в политическую борьбу, используя свой духовный авторитет. В то же время при решении важных вопросов и Феодосии, и князь обращались за благословением к Антонию. В его судьбе можно увидеть зачатки специфического русского явления — старчества, когда человек пользовался большим нравственным авторитетом не из-за занимаемых постов или поступков, но благодаря богоустремленности и «духовному деланию».

По большей части монастыри строились в черте города, у его крепостных стен (например, Чудов монастырь Московского Кремля), в ближайших пригородах. Основателями (ктиторами) многих из них были русские князья, отшельники и подвижники.

По своему устройству монастыри разделялись на общежительные и особожительные. В первых (киновиях) инокам не полагалось иметь никакой собственности; здесь вся жизнь подчинялась строго регламентированным правилам — монастырскому уставу. Общежительным, например, был Соловецкий монастырь, созданный преподобными Зосимой и Савватием на русском Севере в XIV в. Во вторых иноки в большей степени пользовались свободой, объединяясь лишь для церковной службы.

Особой формой монастырской жизни на Руси были скиты, или пустыни.

В них собирались всего несколько человек и вели жизнь, близкую к отшельничеству. Здесь не было такой строгой дисциплины и необходимости подчинения игумену, основное внимание уделялось индивидуальному пути спасения. К таким скитам относилась пустынь Нила Сорского.

Человек, желающий стать монахом, сначала принимался в монастырь на правах послушника: ему давались различные поручения и задания, при этом монашеская братия наблюдала за тем, достаточно ли он тверд в своем намерении и выдержит ли он тяготы монашеской жизни. По истечении нескольких лет прошедший испытание послушник проходил обряд посвящения в младший монашеский чин — пострижение. До конца XVII в. обряд пострижения мог совершить и одинокий отшельник, но позже обряд проходил в церкви, после литургии. Существовала также особая степень монашества — великая схима, переход в которую вновь сопровождался обрядом, при этом к обычным для монаха обетам: целомудрия, бедности и послушания — великосхимники (схимонахи) брали на себя дополнительные обеты (например, молчания или затворничества). Монахов, посвященных в священники, или священников, постригшихся в монастырь, называли иеромонахами. Они совершали службы в монастырском храме. Большую роль в жизни монастыря играл собор старцев, в их числе оказывались наиболее авторитетные среди братии иноки, выполнявшие важнейшие послушания — поручения: келарь (заведовал хозяйством монастыря и утварью), эконом и др. Однако основная власть принадлежала игумену монастыря, который избирался братией или назначался высшим церковным лицом (епископом) или князем. Большую часть времени монах проводил в молитве (на церковной службе) и в своей келье. Остальное время инок обязан был трудиться. При этом труд со времен раннехристианского монашества рассматривался и как аскетическое упражнение.

Имущество монастырей складывалось из дарений (вкладов по душе), завещаний. Однако рост монастырских богатств не рассматривался как рост богатства отдельного монаха, поскольку имущество в общежительных монастырях принадлежало монастырю, а не монаху. Монастырь использовал доходы для устроения храмов, своего хозяйства, а также в благотворительных целях. Экономическое могущество монастырей было связано не только с дарениями и вкладами «по душе», но и с активной деятельностью иноков по благоустройству своих обителей. Крупные хозяйства были в Троице-Сергиевом, Соловецком, Кирилло-Белозерском, Иосифо-Волоколамском монастырях.

Со времен Петра I начинается новая страница в истории монашества. Петр считал, что монашество не единственная форма ведения аскетической жизни, полагая, что можно спастись для жизни вечной и в миру. С него начиналась политика ограничения роста числа монастырей, использование монастырского имущества на государственные и военные нужды. В 30-е гг. XVIII в. появились указы, запрещавшие пострижение в монахи кого-либо, кроме отставных солдат, и вменявшие монастырям благотворительность как государственную обязанность (содержание больниц, богоделен и др.). В начале 1762 г. Петр III, а в 1764 г. Екатерина II осуществили секуляризацию монастырских земель, переведя их на содержание государства. В результате резко сократилась численность как мужских, так и женских монастырей.

В первые годы советской власти монастыри на территории России закрывались, а затем ликвидировались.

Возрождение монашества как особой формы духовной жизни началось в 80-х гг. XX в.

МОНАШЕСТВО В РОССИИ

Православное монашество делится на три степени в соответствии с при­нятыми обетами: 1) рясофорный монах (рясофорное пострижение) — чело­век, принятый в монашескую общину и получивший право носить монаше­скую одежду — рясу; 2) монах малой схимы — принимает обет целомудрия, нестяжательства и послушания; он признается настоящим монахом: полу­чает новое имя, носит схиму (часть одежды с изображением креста), намет­ку на клобуке и мантию; обязуется оставаться в монашеской общине, при­няв полное послушание своему духовному отцу и главе монастыря (который называется игумен или игуменья); 3) монах великой схимы (схимонах) —

высшая ступень посвящения, которой достигают немногие монахи. Она предполагает строгое исполнение монашеских идеалов, принятие обета от­речения от мира и всего мирского, постоянной молитвы и духовного сосре­доточения. Монах еще раз получает новое имя и на него надевается новое облачение — великая схима. Готовящийся к постригу в рясофорные мона­хи и проходящий испытание в монастыре называется послушником. Это кандидат в монашескую жизнь: он просто живет в монастыре под руковод­ством духовного отца или матери.

В православии принятие обетов сопровождается постригом волос в знак служения Богу. Пострижение в монашество (или иночество) не причисля­ется к таинствам, потому что оно не обязательно для христианской жизни. Однако это обязательный обряд инии-циации для вступления в монашескую общину. Он служит водоразделом меж­ ду старой, посвященной исключитель­но самому себе, жизнью и новой, по­священной только Богу. В православном Предании монашеское призвание считается особым Божьим даром отдельным душам, направленным на их спасение и служение только Господу. Монахи обретают главную христиан­скую добродетель любви через пост и молитву, а также через упражнение в других добродетелях: бедности, чистоте, смирении и послушании.

Из содержания монашеских обетов вытекают определенные ограниче­ния: монахи не могут вступать в брак; монастырскими уставами им запре­щается употребление мяса; монахи не могут быть восприемниками, посколь­ку восприемничество налагает обязанности, не совместимые с удалением от мира; монахам в священном сане возбраняется служение в приходских цер­квах и совершение приходских треб, в особенности венчание браков; мона­хи не могут иметь личной собственности; все имущество, внесенное ими в монастырь, должно принадлежать монастырю. Всем монахам запрещалась торговля; исключение делалось только относительно продажи изделий, выполненных их руками (с дозволения начальства и через посредство осо­бо выделенных престарелых братии). Монахи не могли принимать на хра­нение чужие вещи, кроме духовных книг. Монахи также лишались права вмешиваться в гражданские и общественные дела, быть опекунами, попе­чителями и поверенными в делах, не касающихся монастырей.

Обеты монашеские даются пожизненно. Поэтому самовольное сложение с себя иноческих обетов и возвращение в мир рассматривается как тяжелое каноническое преступление. Такие преступники подвергаются анафеме. По византийским законам монаха, сбежавшего из монастыря и отложивше­го монашеские одежды, возвращали в монастырь в принудительном поряд­ке, а за повторное бегство обращали в податное состояние. В России в сино­дальную эпоху дозволялось просить о сложении с себя монашеского сана. По­становление о снятии сана выполнялось Духовной Консисторией, но в исполнение оно приводилось только с разрешения Святейшего Синода. Уво­ленный из монашества возвращался в то сословие, к которому принадлежал по рождению. При этом он лишался тех званий, чинов, отличий, которые мог приобрести до пострига. Не возвращалось ему и имущество, внесенное им в монастырь; он навсегда лишался права поступать на гражданскую службу.

Б73

Отметим также, что в отличие от католицизма, в православии нет рели­гиозных орденов.

Основателями русского монашества считаются преподобные Антоний и Феодосии Печерские, создавшие в XI в. Киево-Печерский монастырь. В истории Православной Церкви многие миссионеры, учителя и епископы вышли из монашеской среды.

В допетровской Руси монашество почиталось чуть ли не выше царской державы, а сами цари стремились до наступления своего смертного часа успеть принять монашеский чин. В лице своих подвижников, аскетов, иерархов, монашество было душой теократического строя, оплотом интел­лектуальной жизни общества и фунда­ментом нравственного воспитания. Исключением, пожалуй, является ве­ликий светский реформатор Петр I, боровшийся с монашеством как исто­рическим пережитком.

Реформы Петра I по-настоящему потрясли монастырскую жизнь. Он по­старался приостановить рост числа мо­настырей и сократить число уже существующих обителей. В «Духовном рег­ламенте» (1721 г.) запрещалось строить новые монастыри без разрешения Святейшего Синода и Высочайшей Власти; малые монастыри предусматри­валось объединять вместе или приписывать их к более крупным. В резуль­тате этой меры многие монастырские церкви были обращены в приходские. В обязанность Синоду Регламент вменил искоренение распространившегося на Руси убеждения, что без пострига нельзя спастись (оно толкало многих на принятие пострижения хотя бы перед смертью). Монастырскому Приказу велено было составить точную роспись всех монашествующих — монастыр­ские штаты. Желающих принять постриг дозволялось принимать в монас­тыри лишь на убылые места.

В Прибавлении к «Духовному Регламенту» от 1722 г. определялось, кого и как принимать в монахи, до мелочей регламентировалась внутренняя жизнь монастырей. Монахам разрешено выходить из монастыря только че­тыре раза в год. Запрещено переходить из монастыря в монастырь. По­стрижение в монахи разрешается исключительно с разрешения царя. Суще­ствовала и разница в возрасте пострижения для мужчин (30 лет) и женщин (50—60 лет). Только в 1832 г. возраст снизился до 40 лет. В XIX веке монах в 60 лет мог уходить на покой и вообще ничем больше в монастыре не за­ниматься, а женщинам в этом возрасте только разрешалось становиться инокинями. Для женщин действовали более строгие правила выхода из мо­настыря.

В случае смерти монахов монастырский приказ посылал в монастыри нищих, неизлечимых больных, сумасшедших и непригодных к работе катор­жан. Монастыри не должны быть больше центрами просвещения. Петр хо­тел превратить монастыри в места благотворительности и общественного призрения. В монастыри посылались подкидыши, сироты, преступники, сумасшедшие, увечные солдаты, и монастыри постепенно превращались в богадельни, лазареты и воспитательные дома. Несколько женских монасты­рей были превращены в детские приюты, в которых воспитывались подки-

дыши и сироты. Желание подчинить русскую церковь и русские монасты­ри министерским инструкциям, вмешательство государства в религиозные дела в конечном итоге не удались, тем не менее нанесли серьезный вред институту православного монашества.

Узнав, что протестантство обходится без черного духовенства, Петр I ре­шил покончить с монашеством. В 1723 г. он издал Указ, в котором повелел «отныне впредь никого не постригать, а на убылые места определять отстав­ных солдат». Это могло привести к полному уничтожению монашества, поэтому Указ был отменен. Однако вместо этого Синодом издано было пред­писание: постриг в епархиях мог совершаться исключительно с его разре­шения. Для того чтобы заставить монашество служить утилитарным обще­ственным делам, Петр распорядился устроить при монастырях школы, вос­питательные дома, приюты, дома сумасшедших, учебные мастерские. Ученые монахи, предназначавшиеся для занятия высших церковных долж­ностей, стали пользоваться рядом привилегий в сравнении с монахами неучеными. Простую братию использовали на разного рода ручных работах, инокинь — в качестве прях, вышивальщиц.

Петр I начал настоящую воину против монашества и монастырей, которую «успешно» продолжили его наследники.

При преемниках Петра I правительство продолжало проводить его цер­ковную политику. В особенно жестких условиях монастыри оказались при императрице Анне Иоанновне (1730—1740), в эпоху бироновщины, когда был издан Указ о пострижении только отставных солдат и вдовых священ­нослужителей.

Всех монахов, постриженных ранее в обход закона, велено было расстригать, подвергать телесным наказаниям, отдавать в солдаты или даже отправлять на каторгу. Тяжким наказаниям подвергались и лица, со­вершившие незаконные постриги. Тысячи монахов были отправлены в за­стенки Тайной Канцелярии. В 1740 г. Синод докладывал регентше Анне Леопольдовне, что в монастырях остались одни старики, не способные со­вершать богослужения, и церкви стоят «без пения».

В XVIII в. попасть в монастырь было крайне трудно. Продолжительное время пострижение без указа Синода было вообще запрещено. В архивах можно найти прошения женщин, в том числе из крестьянок, написанные на имя императора или императрицы, с просьбой разрешить им постричься в монастырь. В результате секуляризационной реформы Екатерины II в 1764 г., когда у монастырей были отобраны земли, огромное количество монастырей, в основном женских, было упразднено, а оставшиеся были распределены по классам. В зависимости от класса монастыря изменялся размер жалованья монахам, выплачиваемого из государственной казны. Определением Синода от 9 мая 1881 г. учреждение новых монастырей пре­доставлялось власти епархиальных архиереев. Любой монастырь или об­щину до 1881 г. можно было организовать только с высочайшего разреше­ния императора.

В результате упразднения монастырей огромное количество монашеству­ющих женщин, особенно белиц и послушниц, в буквальном смысле оказа­лось без крыши над головой. В результате, ответной реакцией женщин с религиозным сознанием и ищущих духовной жизни на существующее зако­нодательство и реформу 1764 г. стала организация так называемых религи­озных общин. Белицы и послушницы оставались жить в упраздненных монастырях, при приходских церквах, организовывая богадельни и странно­приимные дома, призревая сирот, для многих становясь духовными руко­водительницами. И продолжали жить по монастырскому уставу. Женские монастыри на Руси всегда были более многонаселенными, чем мужские, в результате чего, несмотря на видимую диспропорцию, монахинь оказыва­лось ненамного меньше, чем монахов. К тому же мужские монастыри в боль­шей степени поддерживались государством. В 1914 г. их было все равно не­сколько меньше: мужских — 550, женских — 475. В средневековой Руси и в XVIII в. численность женских монастырей колебалась от 13% (от общей численности монастырей) до 23%». При Екатерине II вновь открыто было только 3 монастыря, в царствование Александра I (1801 — 1825) — 4, при Николае I (1825-1855) — 15, а при Александре II (1855-1881) — уже 31 мо­настырь. Множество монастырей, особенно женских, было открыто в два последних царствования.

Рост женских общин и монастырей происходит в 1860-е гг., т.е. когда от­менили крепостное право и большой поток крестьянок хлынул в общины и монастыри. Уход в монастырь повышал их социальный статус и давал воз­можность получить образование. Социальный состав монахинь был самым разным и менялся во времени. В средние века преобладали городские жен­ские монастыри, туда шли из самых разных слоев — мещанской, купеческой, духовной, дворянской. Были и монахини из крестьянок. Более того, суще­ствовали монастыри, скажем так, аристократические, такие как Московские Новодевичий и Вознесенский. Туда традиционно постригались женщины из дворянских семей. Социальные различия между монастырями сохранялись и в XVIII в. Более того, иногда эти социальные различия поддерживались государственной властью. Так, Петр I решил приспособить монастыри «для общественной пользы» и выписал специально прядильщиц из Брабандии с тем, чтобы они были посланы в монастыри обучать прядению монахинь.

11Свешникова М. Женские монастыри // Страна. Ru. IS. 12.01.

И в указе было сказано, что монахини из «знатных и честных фамилий» должны заниматься вышиванием и «низанием жемчугов», остальные же, более простые монахини должны прясть12.

В начале XX столетия число православных монастырей приблизилось к тысяче, что составило почти столько же, сколько их было при Петре I. По­литические власти в России относились к монашеству неодинаково. Изда­ние Декрета об отделении Церкви от государства в январе 1918 г. и ряд позд­нейших мероприятий поставили монастыри в совершенно новые условия. Содержание монастырей за счет средств из государственной казны прекра­тилось. Подавляющее число монастырей в первые два десятилетия советской

власти прекратили свое существова­ние. Большинство монахов погибло во время репрессий. Монашеству не дава­ли свободно развиваться, значитель­ную часть дореволюционного монаше­ства репрессировали или расстреляли, в период развитого социализма оно не пользовалось официальным призна­нием как достойное человека занятие. Возрождение института монашества произошло после 1990-х гг.

О необходимости существования института монашества в современную эпоху не прекращаются споры. Одни считают его последним оплотом духов­ности в этом бездуховном мире, другие называют его ненужным излише­ством. Сторонники монашества обычно ссылаются на примеры святых мо­нахов, противники напоминают, что в раннем христианстве монашества не было и Евангелие нигде прямо о монашестве не говорит. Церковь дей­ствительно не говорит, что все верующие должны быть монахами. Она не­однократно осуждала учения, утверждавшие, что только монахи способны угодить Богу, признавая, что почти все ереси были созданы монахами. Не­смотря на неблагоприятные политические, экономические и социальные условия в славянских странах, монашество после некоторого спада вновь переживает период расцвета. Увеличение интереса к монашеской жизни особенно заметно среди образованных людей.

Вопрос 33. Монашество в истории Церкви. Русское монашество (наиболее известные имена и монастыри). Монашеские обеты.

⇐ Предыдущая234567891011

Монашеская жизнь на Востоке.

Начало монашества относится к 3 столетию. В 4 в. оно получило полное развитие. Способствовало этому вступление в Церковь не осознавших духа христианства язычников, заботившихся о мирских интересах. Ревнители благочестия из-за этого стремились покидать города и селения, уходить в пустыни. Там они могли проводить жизнь в молитве, подвигах самоотречения, помышлениях о Боге. Среди этих подвижников основоположником монашества является преподобный Антоний Великий (251-356 гг.).

Она был уроженцем городка Комы, в верхнем Египте, и унаследовал после родителей богатое состояние. Помышляя о благоугождении Богу и спасении души, он однажды вошел, во время богослужения, в храм, и услышал там слова из Евангелия: “Если хочешь быть совершен, иди продай имение свое и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и пойди и следуй за Мною”. Эти слова спасителя богатому юноше (Мф. 19:21) показались Антонию ответом на его мысли. Он так и поступил. Свою малолетнюю сестру он поручил благочестивым женщинам, жившим общиной, и на 21-м году жизни поселился в пещере, недалеко от места своего рождения. Там он начал подвизаться под руководством старца-отшельника. Через некоторое время, стремясь к совершенному уединению, он ушел в удаленное место пустыни, переплыв через Нил, поселился на восточном его берегу в пустой гробовой пещере, а потом в развалинах старой крепости, вдали от человеческих жилищ.

Двадцать лет прожил в этих развалинах святой Антоний в совершенном уединении, подвизаясь в посте и молитве и подвергая себя всевозможным лишениям.

Спустя время вокруг преподобного стала собираться община, постепенно возрастая. Преп. Антоний ушел от братии в глубь пустыни и там подвизался. Ему писал император Константин. Сам преподобный обладал даром чудотворения и прозрения. Дважды ходил в Александрию для поддержки христиан. В глубокой старости преп. Антоний встретил во внутренней пустыне преп. Павла Фивейского, раньше него начавшего подвижническую жизнь и, до встречи с ним, не видевшего человеческого лица. Кончина этого праведника относится к 314 году. Преп. Антоний похоронил его в мантии, полученной от ревнителя православия святителя Афанасия Александрийского. Преп. Антоний преставился в 356 году, прожив в пустыне около 85 лет.

Преп. Антоний является основателем иночества отшельнического, скитского. Подвижники, руководимые старцем, жили отдельно в хижинах или пещерах, предаваясь уединенным подвигам. Такие общины назывались лаврами. Но еще при жизни преп. Антония создался иной род монашества — общежительное иночество. Подвижники образовывали одну общину, под управлением одного аввы, называвшегося также архимандритом, т.е. начальником общества монахов. Основателем общежительного монашества был преподобный Пахомий Великий (292-348 или 349 гг.).

Родиной его был египетская Фиваида. Будучи язычником, он в 18-летнем возрасте был призван на военную службу. Его поразило проявление любви к нему и другим воинам христиан, жителей одного городка. По окончании службы он крестился. Услышав о египетских подвижниках, он сблизился со строгим аскетом Паламоном и провел с ним десять лет, изучая христианское подвижничество. В 325 г. Пахомий, по внушению Божию, удалился в пустыню при реке Нил, под названием Тавенны. Сюда к нему пришел его брат Иоанн. Они подвизались вдвоем, питаясь трудами своих рук. У Пахомия созрела мысль об основании общежительного иночества, и он создал монастырь на одном острове Нила.

Пахомий решил основать монастырь (впоследствии их было несколько, также был женский монастырь).

Очень строгие правила (еда, сон, работа, молитвы – все по уставу). Не было пресвитеров, приглашали (так было задумано для лучшего блага, сам Пахомий не был пресвитером тоже).

Четкое разделение труда, аскетический образ жизни, работали в молчании. При жизни Пахомия братия составляла около 7 тыс.человек. Через сто лет 50 тыс.

Преподобный Пахомий за свою святую жизнь был удостоен от Господа дара прозорливости и чудотворения.

……

И отшельническое, и общежительное монашество вскоре распространилось по всему Египту и даже в другие страны. Так, Аммон основал общество пустынножителей на Нитрийской горе с прилегающей к ней пустыней, Макарий Египетский — в так называемой Скитской пустыне, где было много замечательных подвижников, Иларион, любимый ученик Ангония, перенес монашество на свою родину, в Палестину, где около Газы основал монастырь. Отсюда монашество распространилось по всей Палестине и Сирии. Василий же Великий, совершивший путешествие по Египту и Палестине и ознакомившийся с тамошней монашеской жизнью, распространил мужское и женское монашество в Каппадокии. Устав, который он дал своим монахам, скоро распространился по востоку и стал всеобщим. В 5 веке уже весь восток был усеян множеством монастырей.

….

Из подвижников 5 в. замечательны: Исидор Пелусиот, Симеон Столпник, Евфимий, Савва Освященный и многие другие.

Монашество на Западе.

На запад монашество распространилось с востока. В первый раз познакомил запад с восточной монашеской жизнью св. Афанасий Великий во время своего пребывания там на примере жизнеописания преподобного Антония, переведенного на латинский язык. Далее, во время арианских смут (около середины 4 в.) многие западные епископы ссылались на восток, где знакомились с монашеской жизнью, и, возвращаясь домой, основывали у себя монастыри. Таким, например, был Евсевий, епископ Верчелльский.

Организатором западного монашества, в несколько измененных по сравнению с восточным монашеством формах, был Бенедикт Нурсийский. Подвизался монашеской жизни в возрасте 14 лет. Основав монастырь, бежал. Так происходило несколько раз. Зная по опыту, что аскетическая монашеская жизнь востока туго прививается на западе, Бенедикту пришла мысль о некоторых изменениях условий монашеской жизни. В правилах, которые он составил для своих монахов (529 г.), он не требует от них тех лишений, которые имели место на востоке, а единственно заповедует порядок, умеренность и трудолюбие. По его правилам, каждый вступающий в монастырь должен был в течение года выдержать испытание (новициаты) и затем дать клятву, письменно изложенную, что будет выполнять все монашеские правила и никогда не оставит монашеского звания. Монахи должны были заниматься хлебопашеством для того, чтобы иметь средства для пропитания, изучением св. Писания и вообще христианского вероучения, переписыванием книг, воспитанием детей. Впоследствии к этим занятиям бенедиктинских монахов присоединилась еще и миссионерская деятельность и занятия светскими науками. Имущество у монахов должно было быть общее. Все монахи должны были безусловно подчиняться настоятелю, с отречением от собственной воли. Правила Бенедикта получили на западе всеобщее распространение. Практическое направление, которое придал Бенедикт западному монашеству, привело к тому, что оно стало пользоваться большим влиянием на церковные дела и особенно на общественное образование.

…………..

Иноки обители Иоанна Крестителя назывались бенедиктинцами. Память преп. Бенедикта празднуется 14 марта.

Что касается западного монашества, то нравственная порча, господствовавшая во всех сферах западной церковной жизни, коснулась и его. Правила Бенедикта Нурсийского были забыты. Происходит упадок монашества.

Появление монашеских орденов.

Из остальных монашеских орденов Римской церкви 11-15 веков следует упомянуть разве об августинском ордене, появившемся в середине 13 века и получившем привилегии нищенского ордена. К этому ордену принадлежал впоследствии Лютер.

ПОСТРИЖЕНИЕ В МОНАШЕСТВО

Монашеские обеты

Исполнение заповедей Господних — это узкий тернистый путь к жизни вечной. Множество препятствий, проистекающих от похоти плоти, похоти очес и гордости житейской (1 Ин. 2, 16), встречают здесь благочестивого христианина. Тем, кто на пути веры, нравственного совершенства и любви почувствует себя немощным преодолевать эти препятствия, Церковь предлагает особые средства к победе над страстями. Эти средства состоят в принятии и исполнении обетов, которые в Евангелии предлагаются не как заповеди, но как советы для желающих преуспеть в нравственном совершенстве.

В число таких обетов, по словам Господа нашего, входит девство: «Не все вмещают слово сие, но кому дано, ибо есть скопцы, которые из чрева материнского родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит» (Мф. 19, 11 — 12).

Добровольная нищета или нестяжание предложены Господом богатому юноше при условии, что тот исполняет все десять священных заповедей: «Если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною» (Мф. 19, 16-21). Сюда же относится совершенное отречение от собственной воли и послушание духовному наставнику (Мф. 16, 24; Мк. 8, 34; Лк. 9, 23). «Тогда Иисус сказал ученикам Своим: если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною…» (Мф 16 24; Мк.8,34; Лк.9,23).

Посвятившие себя исполнению этих обетов называются монахами (от греч. «монахос» — одинокий, отшельник) или иноками.

Монашество имеет три степени. Трехлетний искус, или степень послушника, служит вступлением в монашескую жизнь, чтобы желающие ее испытали прежде свои силы и лишь после этого произносили невозвратные обеты. Послушника, или иначе — новоначального, облекают с установленными молитвами не в полное одеяние инока, а лишь в рясу и камилавку и потому эта степень называется также рясофором, т. е. ношением рясы, дабы в ожидании; принятия монашеских обетов послушник утверждался на избранном пути.

Собственно иночество разделяется на две степени: малый ангельский образ и великий ангельский образ, или схима. Посвящение себя иноческим обетам именуется пострижением. Клирика постригает епископ, а мирянина — иеромонах, игумен или архимандрит. В Номоканоне сказано: «Мирской поп да не постригает монаха, по завещанию, яже в Никеи Святого Собора. Како бо даст иному, его же сам не имать» (гл. 82).

Пострижение должно совершаться в храме самим настоятелем, рядовые иеромонахи могут постригать только по благословению игумена, архимандрита или епископа.

Сообразно обетам послушания, монашествующий в совершенном самоотвержении и смирении должен избрать себе духовного руководителя, называемого старцем, и совершенно предаться его воле. «И аще кто дерзнет пострищи монаха без приимца, сиречь без старца, да извержется» (Номоканон, гл. 79). О «приимце», иначе — восприемнике, который бы принял новопостриженного монаха в послушание и имел бы попечение о его духовном спасении, сказано: «Сей да будет муж боголюбивый, начальник обители…» Иногда в монастырях вместо нескольких старцев назначается один, общий для всей братии, духовник.

Русское монашество

Основателями первого большого монастыря Др. Руси, Киево-Печерского, были прп. Антоний и прп. Феодосий Печерские.

Сведений о монастырях и монашестве на Руси до первых известных по имени подвижников очень мало. И. К. Смолич полагал, что монахи могли быть среди исповедников православия, бежавших в Таврию и Крым из Византии в период иконоборчества. Благодаря их проповедническим трудам появлялись и поборники почитания икон, и умножавшаяся числом братия; свидетельством этого могут служить жития святых — св. Стефана Нового, свт. Стефана, архиеп. Сугдейского (Сурожского), а также археологические данные.

Первые письменные упоминания о монастырях на Руси относятся к эпохе св. кн. Владимира Святославича (978 — 1015) и кн. Ярослава Владимировича (1019 — 1054). В «Слове о законе и благодати» митр. Киевского Илариона (ок. 1037 — 1043) в Похвале кн. Владимиру говорится: «манастыреве на горах сташа, черноризьци явишася» (Молдаван А. М. Слово о законе и благодати митрополита Илариона. К., 1984. С. 93). В ПВЛ о церковной политике кн. Ярослава сказано, что при нем «черноризьци почаша множится, и манастыреве починаху быти»

Первые упоминаемые в источниках монастыри были основаны князьями или другими богатыми людьми, которые создавали их на свои средства, обеспечивали всем необходимым, обладали правом назначения настоятелей (см. Ктитор). Так, в 1037 г кн. Ярослав Владимирович заложил монастыри св. Георгия и св. Ирины (христианские имена князя и его супруги). Первый был расположен близ Софийского собора, второй— близ Золотых ворот. Кн.

XII век был временем расцвета древнерусского монашества, монастыри основывались во всех крупных городах Руси. Известно более 50 монастырей, созданных в XII — нач. ХIII в. (до монгольского нашествия), даты основания еще 42 монастырей предположительно относятся к домонгольскому периоду. Некоторые из этих обителей были разрушены в 1240 г., но многие сохранились и умножали славу в следующих веках. В XII в.14 из 43 основанных в этом веке монастырей было создано в Новгороде. Одним из древнейших новгородских монастырей был Юрьев. Основание его преданием приписывается кн. Ярославу Мудрому, но самое раннее сохранившееся известие относится к 1119 г.

Согласно данным, полученным в ходе подготовки нового издания труда митр. Макария, во 2-й пол. XIII — 1-й пол. XV в. было основано 286 монастырей, а в период 1448 — 1589 гг. — 488 монастырей. Они были неодинаковы по своей величине и значению. Большинство монастырей, по мнению митр. Макария, были невелики: в них жили до 10 монахов; лишь в 10 монастырях число братии колебалось от 20 до 50. Утверждая, что «еще меньше» было монастырей с количеством монахов свыше 50, автор тем не менее называет 10 таких монастырей, а именно: Пафнутиев Боровский (до 95 иноков при жизни основателя), Иосифов Волоколамский (100 — 130), Данииловский Переяславский (см. Данилов Новый Переяславский монастырь) (55 — 70), Герасимов Болдинский (до 140 при жизни основателя), Александро-Свирский (59 — 86), Антониев Дымский (до 55), Корнилиев Комельский (до 90), Антониев Сийский (до 73), Кирилло-Белозерский, Троице-Сергиев (по сведениям иностранцев, в 1-й четв. XVI в. здесь было 300 иноков, а в конце — до 700, не считая слуг). Разумеется. К числу крупных монастырей можно отнести, например, Суздальский Покровский жен., в котором к началу XVII в. проживали 153 насельницы, к числу средних — Солотчинский муж. (количество насельников с кон. XVI до кон. XVII в. колебалось от 40 до 65).

Самые известные монастыри: Дивеевский монастырь, Соловецкий монастырь), Почаевская Лавра , Оптина пустынь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *