Молитва афанасий афонский

Молитва афанасий афонский

Преподобный Афанасий Афонский, в святом Крещении Авраамий, родился в городе Трапезунде и, рано осиротев, воспитывался у одной доброй благочестивой монахини, подражая своей приемной матери в навыках иноческой жизни, в посте и молитве. Учение он постигал легко и вскоре обогнал в науках своих сверстников.
После смерти приемной матери Авраамий был взят в Константинополь, ко двору тогдашнего византийского императора Романа Старшего, и определен учеником к знаменитому ритору Афанасию. В скором времени ученик достиг совершенства учителя и сам стал наставником юношества. Считая истинной жизнью пост и бодрствование, Авраамий вел жизнь строгую и воздержанную, спал мало и то сидя на стуле, а пищей ему служили ячменный хлеб и вода. Когда учитель его Афанасий по слабости человеческой стал завидовать своему ученику, блаженный Авраамий оставил наставничество и удалился.
В те дни в Константинополь прибыл преподобный Михаил Малеин, игумен Киминского монастыря. Авраамий рассказал игумену свою жизнь, открыл ему сокровенное желание стать иноком. Божественный старец, прозирая в Авраамии избранный сосуд Святого Духа, полюбил его и много поучал в вопросах спасения. Однажды во время их духовной беседы святого Михаила посетил его племянник Никифор Фока, известный полководец, будущий император. Высокий дух, глубокий ум Авраамия поразили Никифора и на всю жизнь внушили благоговейное почитание и любовь к святому. Ревность по иноческой жизни снедала Авраамия. Бросив все, он прибыл в Киминский монастырь и, пав в ноги Преподобному игумену, просил облечь его в иноческий образ. Игумен с радостью исполнил его просьбу и постриг его с именем Афанасий.
Длительными постами, бдениями, коленопреклонениями, трудами нощными и денными Афанасий уже вскоре достиг такого совершенства, что святой игумен благословил его на подвиг безмолвия в уединенном месте недалеко от монастыря. Позже, покинув Кимин, он обошел много пустынных и уединенных мест и, наставляемый Богом, пришел на место, называемое Мелана, на самом краю Афона, далеко отстоящее от других иноческих жилищ. Здесь Преподобный построил себе келлию и стал подвизаться в трудах и молитве, восходя от подвига к подвигу к высшему иноческому совершенству.
Враг старался возбудить в святом Афанасии ненависть к избранному им месту, борол его непрестанными помыслами. Подвижник решил потерпеть год, а там, как Господь устроит, так и поступить. В последний день срока, когда святой Афанасий стал на молитву, внезапно осиял его Небесный Свет, исполнив неизреченной радости, все помыслы развеялись, а из глаз потекли благодатные слезы. С тех пор получил святой Афанасий дар умиления, а место своего уединения возлюбил с той же силой, как раньше ненавидел. В то время Никифор Фока, пресытившись воинскими подвигами, вспомнил свой обет стать иноком и просил преподобного Афанасия на его средства устроить монастырь, т. е. построить для него и братий келлии для безмолвия и храм, где бы братия приобщалась по воскресеньям Божественных Христовых Таин.
Избегая забот и попечений, блаженный Афанасий сначала не соглашался принять ненавистное золото, но, видя горячее желание и доброе намерение Никифора и узрев в этом волю Божию, приступил к устройству монастыря. Он воздвиг большой храм в честь святого Пророка и Предтечи Христова Иоанна и другой храм, у подножия горы, во имя Пресвятой Девы Богородицы. Вокруг храма появились келлии, возникла на Святой Горе чудная обитель. В ней были сооружены трапезная, больница и странноприимница и другие необходимые постройки.
В монастырь отовсюду стекалась братия не только из Греции, но и из других стран: простые люди и знатные вельможи, пустынники, подвизавшиеся долгие годы в пустыне, игумены многих монастырей и архиереи желали быть простыми иноками в Афонской Лавре святого Афанасия.
Святой игумен установил в обители общежительный устав по подобию древних палестинских обителей. Богослужения совершались со всей строгостью, никто не дерзал разговаривать во время службы, опаздывать или выходить без нужды из храма.
Сама Пречистая Богородица, Небесная Владычица Афона, благоволила к святому. Много раз он удостаивался видеть Ее чувственными очами. Попущением Божиим, случился в монастыре такой голод, что иноки один за другим стали покидать Лавру. Преподобный остался один и в минутной слабости тоже помыслил уйти. Вдруг он увидел Женщину под воздушным покрывалом, идущую ему навстречу. «Кто ты и куда идешь?» — тихо спросила Она. Святой Афанасий с невольной почтительностью остановился. «Я здешний инок», — отвечал святой Афанасий и рассказал о себе и своих заботах. «И ради куска хлеба насущного ты бросаешь обитель, которой предстоит прославиться в роды и роды? Где твоя вера? Воротись, и Я помогу тебе». «Кто ты?», — спросил Афанасий. «Я Матерь Господа твоего», — отвечала Она и повелела Афанасию ударить жезлом в камень, так что из трещины пробился источник, который существует и ныне, напоминая о чудном посещении.
Число братии росло, в Лавре шли строительные работы. Преподобный Афанасий, провидя время своего отхода ко Господу, пророчествовал о своей близкой кончине и просил братию не соблазниться о том, что произойдет. «Ибо иначе судят люди, иначе устрояет Премудрый». Братия недоумевала и размышляла над словами Преподобного.
Преподав братии свои последние наставления и утешив всех, святой Афанасий зашел в свою келлию, надел мантию и священный куколь, который надевал только по великим праздникам, после продолжительной молитвы вышел. Бодрый и радостный, святой игумен поднялся с шестью братиями на верх храма осмотреть строительство. Вдруг, неведомыми судьбами Божиими, верх храма обрушился.
Пятеро братий тотчас предали свой дух Богу. Преподобный же Афанасий и зодчий Даниил, заваленные камнями, остались живы. Все слышали, как Преподобный призывал Господа: «Слава Тебе, Боже! Господи, Иисусе Христе, помоги мне!» Братия с великим плачем начали откапывать своего отца из-под развалин, но нашли его уже скончавшимся.
Молитвы скорому помощнику в болезненных нуждах.
Тропарь преподобному Афанасию Афонскому, глас 3
Еже во плоти житию твоему удивишася ангельстии чини: како с телом к невидимым сплетением изшел еси, приснославне, и уязвил еси демонские полки. Отонудуже, Афанасие, Христос тебе воздаде богатыми дарованьми, сего ради, отче, моли спастися душам нашим.
Кондак преподобному Афанасию Афонскому, глас 8
Яко невещественных существ зрителя изрядна и деятельна сказателя всеистинна, взывает тя стадо твое, Богоглагольниче: не оскудей, моля о рабех твоих, избавитися напастей и обхождений, вопиющим ти: радуйся, отче Афанасие.
Молитва преподобному Афанасию Афонскому:
Преподобне отче Афанасие, изрядный угодниче Христов и великий Афонский чудотворче, во дни земнаго жития твоего многия на путь правый наставивый и во царствие Небесное мудре руководивый, скорбныя утешивый, подающым руку помощи подавый и всем любезен, милостив и сострадален отец бывый! Ты и ныне, в небесней пребывая светлости, наипаче умножаеши любовь твою к нам немощным, в мори житейстем различие бедствующым, искушаемым духом злобы и страстьми, воюющими на дух. Сего ради смиренно молим тя, святый отче: по данней тебе от Бога благодати помози нам волю Господню в простоте сердца и смирении творити: искушения же вражия победити и свирепое страстей море да тако немокренно прейдем житейскую пучину и предстательством твоим ко Господу сподобимся достигнути обетованнаго нам Царствия Небеснаго, славяще Безначальную Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков.

Аминь

Великий аскет, образованный христианин, мудрый руководитель и пастырь. Победив духовную тоску и уныние, получил от Бога дар умиления и радости. Его молитва была сильна и на исцеление людей от болезни, и на изгнания бесов и их влияния на людей. Положил начало общежительному житию на Афоне, строительству монастырей и храмов, социально-медицинской помощи больным (прокаженным). Преподобному Афанасию Афонскому обращаются за молитвенной помощью за ревностью в вере и аскетическом делании, при унынии (депрессии), маловерии, в болезнях, для защиты от бесовских нападок. Покровитель монахов, настоятелей монастырей, храмоздателей. Христиане, занимающие руководящие должности, могут молиться ему о даровании мудрости и авторитета в управлении, чтобы служить по слову Божьему: «Больший из вас да будет вам слуга: ибо, кто возвышает себя, тот унижен будет, а кто унижает себя, тот возвысится» (Мф. 23:11-12).

Афанасий Афонский — история Святого имени

Житие преподобного Афанасия, игумена Афонского

Родился в Трапезунде, в благочестивой христианской семье и назван был Авраамием. Рано осиротев, он воспитывался у одной благочестивой монахини, подражая ей в навыках иноческой жизни, посте и молитве. Дальнейшее свое образование святой продолжил в Византии. В совершенстве изучив различные науки, он стал наставником юношества. После знакомства с преподобным Михаилом Малеином, презрев всю мирскую суету, святой удалился в Киминский монастырь в Малой Азии, где принял иноческий постриг с именем Афанасий. В обители преподобный Афанасий с усердием исполнял монастырские послушания, а в свободное время занимался переписыванием священных книг. Известно, что он переписал Четвероевангелие и Апостол.

Длительными постами, бдениями, коленопреклонениями, изнурительными трудами преподобный Афанасий достиг такого совершенства, что в 960 г. по благословению игумена поселился для пустынножительства на Святой Горе Афон.

Коварный диавол, желая изгнать его отсюда, борол святого непрестанными помыслами уйти с места подвигов. Но преподобный Афанасий побеждал козни врага молитвой, во время которой получил дар умилительных слез.

Спустя несколько времени преподобный основал на Афоне общежительный монастырь со строгим уставом, где и был игуменом. Слава об обители и ее игумене-подвижнике распространилась повсюду, так что даже игумены многих монастырей и архиереи желали быть простыми иноками в Лавре преподобного Афанасия.

За свою святую жизнь преподобный Афанасий удостоился от Господа дара прозорливости и чудотворений: знамением креста он исцелял больных и изгонял нечистых духов. Сама Пречистая Богородица благоволила к святому и несколько раз являлась преподобному, обещая великой Лавре свою неоскудевающую помощь и защиту.

Провидя свою кончину, преподобный просил братию не соблазняться о том, что произойдет. Преподав братии последнее наставление и помолившись, он взошел вместе с другими шестью братиями на верх храма осмотреть строительство. Вдруг неведомыми судьбами Божиими верх храма обрушился, и преподобный с братиями были завалены камнями и там предали свои души в руки Божии. Кончина святого последовала в 1000–1001 гг.

Тело преподобного Афанасия, пролежав непогребенным три дня, не изменилось, не отекло и не потемнело. А во время погребальных песнопений из раны, которая была на ноге, вопреки природе истекла кровь. Некоторые старцы собирали эту кровь в полотенца, и многие через нее получали исцеление от своих болезней.

См. также: «Житие преподобного отца нашего Афанасия Афонского» в изложении свт. Димитрия Ростовского.

Тропарь преподобного Афанасия Афонского

Еже во плоти житию твоему/ удивишася ангельстии чини:/ како с телом к невидимым сплетением изшел еси, приснославне,/ и уязвил еси демонские полки./ Отонудуже, Афанасие,/ Христос тебе воздаде богатыми дарованьми,/ сего ради, отче, моли/ спастися душам нашим.

Кондак преподобного Афанасия Афонского

Яко невещественных существ зрителя изрядна/ и деятельна сказателя всеистинна,/ взывает тя стадо твое, Богоглагольниче:/ не оскудей, моля о рабех твоих,/ избавитися напастей и обхождений, вопиющим ти:/ радуйся, отче Афанасие.

Молитва преподобному Афанасию Афонскому

Преподобне отче Афанасие, изрядный угодниче Христов и великий Афонский чудотворче! Во дни земнаго жития твоего многия на путь правый наставивый и в Царствие Небесное мудре руководивый, скорбныя утешивый, падающим подавый руку помощи и всем любезен, милостив и сострадателен отец бывый, ты ныне, в Небесней пребывая светлости, наипаче умножавши любовь твою к нам, немощным, в мори житейстем различие бедствующим, искушаемым духом злобы и страстьми своими, воюющими на дух. Сего ради смиренно молим тя, святый отче: по данней тебе от Бога благодати помози нам творити волю Господню в простоте сердца и смирении, искушения же вражия победити и свирепое страстей море изсушити, да тако немокренно прейдем житейскую пучину и предстательством твоим ко Господу сподобимся достигнути обетованнаго нам Царствия Небеснаго, славяще Безначальную Троицу, Отца и Сына и Святаго Духа, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Монах Афанасий

Сергей Тесмин

Вопрос определения точного числа людей в нашем мiре всегда волновал человечество. В древнем Израиле неоднократно проводились переписи. Первую провел Моисей по повелению Божьему: ‘И сказал Господь Моисею, говоря: когда будешь делать исчисление сынов Израилевых при пересмотре их, то пусть каждый даст выкуп за душу свою Господу при перечислении их, и не будет между ними язвы губительной при исчислении их; всякий, поступающий в исчисление, должен давать половину сикля, сикля священного… и возьми серебро выкупа от сынов Израилевых и употреби его на служении скинии собрания: и будет это для сынов Израилевых в память пред Господом, для искупления душ ваших’ (Исх. 30, 11-13, 16). Цель пересчета — исчислить народ Божий. Перепись эта была сделана после его исхода из рабства Египетского. Самому народу Божьему нужно было знать, сколько верующих душ спас Господь из рабства.
Однако не всегда исчисление людей проходило на фоне духовного подъема. В том же Ветхом Завете мы встречаем упоминание о переписи, учинённой царем Птолемеем IV Филопатором (Иосиф Флавий считает, что означенные события происходили при Птолемее VII Фисконе). Вот как повествует об этом писатель Книги Маккавейской: ‘Он (Птолемей) велел переписать весь народ по именам — не для тяжкого рабского служения, незадолго перед сим возвещённого, а для того, чтоб, измучив их объявленными казнями, в конец погубить в один день’ (3 Макк. 4, 11). Имеется в Священном Писании и пример самочинной переписи, мотивом которой была лишь гордыня царя, стремившегося показать власть над каждым человеком в народе. ‘И возстал сатана на Израиля, и возбудил Давида сделать счисление Израильтян’ — так повествует о начале мероприятия книга Паралипоменон (21,1). Такое начало не могло привести к совершенно определенному концу. И все же: Это выходит за рамки нашего исследования и может быть воспринято как пропаганда. Пусть, мы не боимся. (Думаю, что и вы не побоитесь.) Исследование (осуществлено при помощи ВЦИОМ) показало, что только саботаж (а как же иначе — ведь речь шла о народе) помог разрушить реформаторские планы Птолемея.
Обобщая, дерзну высказать уже очевидную для многих мысль: исчисление — не простая задача. Современные неуклюжие попытки её решения подчас оканчивались весьма безславно. Например, знаменитая перепись 2002 года (прошедшая по стопам Афанасия — от Владивостока до западных окраин страны) показала, что в России проживает 145 200 000 человек. В то же время, уже во время ее проведения многим стало ясно, что количество русских существенно занижено, т.к. многие просто не пришли к переписчикам. Некоторых, впрочем, приписали сами переписчики по собственной воле. В общем, результаты — полный произвол. Да и как могло быть иначе — ведь в организации переписи принимали участие те, кто в 80-е годы прошлого века в лучшем случае занимали должности рядовых комсомольских секретарей и за прошедшие десятилетия полностью забыли собственные практические навыки. Мы несчётны. Мы не подсчитаны. Нас — не сосчитать!:(Последнее эмоциональное восклицание, отчаянно прозвучавшее из уст екатеринбургского вокзального бомжа было скептически воспринято стражами порядка. А напрасно:).
В любом случае, чтобы исчислить человека — надо видеть его лицом к лицу. Чтобы исчислить Россию — надо её пройти.
Это вступление имеет цель подвести читателя к размышлению о том сколь велика задача, которую поставил перед собой монах Афанасий, покидая Владивосток. Монах Афанасий (ещё не будучи монахом) пешком прошел от Владивостока до Иерусалима, обойдя всю Россию, после Святого Града, он закончил свой путь на Афоне.
Обратившись за помощью к ВЦИОМ, путем опроса 12 552 жителей Владивостока (на мой взгляд вполне резидентная выборка), удалось составить картину мнений людей о мотивах, подвигнувших монаха Афанасия на его подвиг. 75% респондентов женщин естественно считают, что таковые титанические усилия Афанасий предпринял от несчастной любви. С ними категорически не согласны другие 15 % опрошенных женщин. Они в один голос утверждают, что Афанасий искал свою суженную. Кстати, на дополнительный вопрос — ‘Встречались ли вы лично с монахом Афанасием’ — эти респонденты ответили — ‘Нет’. Остальные 10% женщин Владивостока отказались разговаривать с агентами ВЦИОМ, заявив, что те уже опрашивали их, но денег так и не заплатили. Совершенно другую картину показал опрос мужчин. 15% респондент мужчин подозревают, что свой труд Афанасий предпринял в поисках ‘бабы’ (прошу простить читателя за простонародное выражение). 75% отвечавших считают, что такие усилия можно предпринять, только бежав от ‘бабы’ (мои извинения:). 10% заявили, что все опросы ВЦИОМ — сплошной обман.
Таким образом, большинство жителей Владивостока считают, что причиной подвига Афанасия была сложная личная жизнь. Вполне вероятно, что это так и есть. По-крайней мере, в наше время, трудно себе представить человека, готового положить столько трудов на алтарь какой-либо общественной идее. Современность бедна борцами за общественные идеалы. То, что сейчас получило название ‘публичность’, совершенно не совпадает с этим тем, что под этим понималось, положим, в 18 века. Взять хотя бы столь уважаемую ныне касту актеров. Будучи людьми ‘публичными’, т.е. готовыми удовлетворять пожелания и интересы ‘публики’, они вовсе не соглашаются потерпеть даже малейшую критику со стороны последней. Попробуйте запустить в актера гнилым помидором или тухлым яйцом, и вы сами убедитесь, сколь нетерпимы к критике эти, с позволения сказать, ‘публичные’. Вас может избить их охрана или они лично, вас могут привлечь к суду за оскорбления личности (хоть вы и кидали просто в актера), наконец, вас не поймут коллеги по работе — безусловно, вас ожидает обвинение в неинтеллигентности, грубости и даже хамстве. Что самое страшное — в последнем ваши обвинители будут по своему правы. Ведь хамство (от библейского Хама) — ни что иное, как оскорбление старшего, священного. А именно таковым для большинства жителей Екатеринбурга являются актеры (что и показывает опрос ВЦИОМ, проведенный по стопам путешествия Афанасия).
Пытаясь определить — какова причина предпринятого Афанасием путешествия — мы упираемся в невозможность ее установить не только путем опроса жителей Владивостока (откуда сей подвижник начал своё движение), но и жителей Екатеринбурга, где он провел несколько дней, осуществляя им задуманное. Опрос жителей Екатеринбурга проводился в рамках совершенно другого проекта, тоже связанного с исчислением, но имеющим международное значение и финансируемым ООН. Однако и для ООН жители Екатеринбурга не смогли сформулировать цель Афанасия. В то же время, цель эта была ясна с самого начала пути, т.к. и сам путь направлялся к ней. Афанасий шёл в Иерусалим.
Сложности начала пути (Владивосток) остаются вне поля зрения историков. Лишь местное Афонское предание сохранило сведения о том, что, выйдя из города, Афанасий остановился и задумался: ведь ему надо было пройти пешком от Владивостока до Иерусалима, пересечь 12 часовых поясов, преодолеть 14 407 (М-В 9302 или 9288) километров пути, множество городов и сел. Предание повествует о том, что подвижнику удалось побороть искусительное колебание, и он уже не смог вернуться во Владивосток. Путь его лежал перед ним.
Сразу за околицей Владивостока стоял придорожный трактир, где в последний раз видели Афанасия. Трактирщик — старый еврей, когда я спросил его — почему он не пошёл с Афанасием в Иерусалим — ответил, что он пока жив, а об Афанасии никто давно уже не слышал. Я не поверил ему. Далее меня везли дальнобойщики, прямо по следам Афанасия. Никогда не предполагал, что Сибирь так огромна и для того, чтобы добраться до Урала мне потребуется почти месяц. У меня нет точных сведений — сколько затратил на этот путь Афанасий, и поэтому, что самое главное, я не могу достаточно объективно судить, хватит ли этого времени для осуществления того дела, которому посвятил Афанасий свой путь. Екатеринбург, как я сообщал ранее, так же как и владивостокский трактирщик ни в коей мере не стал вникать в цели и задачи путепроходца, хотя и достоверно известно, что Афанасий несколько дней простоял недалеко от собора (прямо через улицу от того места, где некогда стоял дом Ипатьевых), что-то шепча и загибая пальцы.
Некоторые не замечали, как мимо них прошел Афанасий, но бурятскому народу запомнилось пребывание на их земле русского путеходца. Буряты — народ искренне полюбивший лечиться. Всякий, кто преуспел в Божьем деле исцеления болящих почитается бурятами бодхисатвой, и к нему устремляются многие, жаждущие исцеления (в надежде, притом, перевоплотиться в уже никогда не болеющих украинцев — почитаемых бурятами за ‘сильных белых людей’). Как получилось, что лба водителя главы районной администрации коснулась тяжкая Библия Афанасия архивные документы умалчивают, однако, когда тот встал, его голова, страдающая ранее мучительным похмельем, совершенно исцелилась. Вскоре у домика, где временно остановился Афанасий, стройной шеренгой стояли жаждущие лечения буряты. С утра до ночи валил их с ног своей Библией Афанасий. Почти всех. Некоторые из пришедших лечится (как оказалось впоследствии — шаманы) при виде взлетевшей над ними книги Священного Писания с удивительным проворством отскакивали назад, перепрыгивая при том через довольно высокий штакетник. Так и работал бы до скончания века Афанасий. Так и не стал бы он монахом, если бы поддался на искушение стать бодхисатвой.
Но однажды, придя и выстроившись в ожидании Священно-Библейского исцеления, буряты простояли целый день и понуро разошлись к вечеру по домам. Монах Афанасий отвергнув путь бодхисатвы вновь держал свой путь на запад.
Точную дату прибытия Афанасия в Москву установить по прошествии лет уже не представляется возможным. Современная Москва, своими бесчисленными декорациями, по недоразумению называемыми современной архитектурой, всю же исполнила заложенный в неё древний замысел — привела своей, уже почти неузнаваемой спиралью Афанасии на Красную Площадь к Казанскому собору. Высокая паперть собора, как спины людей вздымающаяся над брусчатой основой площади, вновь, подобно екатеринбургской улице, ненадолго стала местом отдыха Афанасия. Он стоял здесь более трёх дней, спиной к собору, лицом к народу. Замечен был Афанасий и на бульварах. Покровский бульвар, обрывающий бульварное полукольцо на востоке, был дважды пересечен путешественником: сначала — при входе в Москву, а потом — при его отшествии. Афанасий пересекал Покровский бульвар в районе Воронцова Поля. Каждый раз, когда он проходил мимо желтого особняка по адресу Покровский бульвар 18 (‘Дом Телешева’), крайнее к углу окно, выходящее на бульвар, бывало открыто, и оттуда, сквозь клубы сигаретного дыма, вслед Афанасию смотрел самый старый житель города — Сергей Владимирович Королёв, строитель Казанского собора (сооружён в 1636 г. в честь победы над поляками). Осталась за спиной Афанасия Москва, а по свидетельству С.В. Королёва он, Афанасий, прошел в Москве почти по каждой улице, уж, по крайней мере, по тем, где стоят церкви, и не заблудился. На мой взгляд, такая удивительная способность находить путь, тем более в Москве, заслуживает особого удивления.
Здесь мне придётся извиниться перед читателем — я совершенно упустил из виду путь Афанасия до Москвы. Отчасти я поступил так сознательно, каюсь — данный вопрос ещё не достаточно исследован, и не хотелось предварительные результаты выносить на строгий читательский суд. Совершенно точно известны начальная (Владивосток) и конечная (Иерусалим) точки путешествия. Достоверно и то, что Афанасий был в Москве, а после Иерусалима нашёл свой приют на Афоне. Думается, что Афанасий шёл по дальневосточной железной дороге. Именно вдоль этого, можно сказать, ‘священного’ для России пути в основном и живут русские в Сибири. Да и как еще идти через всю Россию, если не по шпалам. Так определился маршрут Афанасия: Владивосток — Хабаровск — Благовещенск — Чита — Иркутск — Красноярск — Новосибирск — Омск — Екатеринбург. Далее путь его на некоторое время теряется в дорогах, просёлках, тропах и стёжках России, как теряются в них многие пути русских людей, идущих по этим дорожках во все стороны своей огромной страны.
Удивительные есть дороги в России! Вот, к примеру, почти незаметная на карте автомобильная дорога Козельск — Белёв. Тридцать километров, которые можно ехать целый день. Два древних русских городка почти не достижимы для машин: чересполосица асфальта и колдобин способна поразить цивилизованного человека — почему так, для чего? Непонятно. Такое впечатление, что две соседние области — Калужская и Тульская — две разных страны, и их пограничье, заросшее лесами и затерянное в некошеных лугах, — такая глушь, что в нём живёт особый пограничный народ: лешие, водяные, кикиморы. И при этом, путь по железке из Козельска в Белёв — наиболее прямой и наиболее русский. Как часто, сидя на высоком берегу Жиздры в городском парке, я наблюдал синий поезд, гулко выезжающий из зелёно-синих лесов на горизонте: по высокой насыпи он проползал к лёгкой решетке моста и входил в Козельск, исчезая в его домиках и садах.
У меня нет никакого сомнения, что Афанасий шёл по железнодорожным насыпям и шпалам (сколь бы это не было трудно для его размашистого шага). И только в больших городах его ноги касались асфальта — этой жидовской смолы (по учёному толкованию В.И.

Даля в его знаменитом словаре ‘Живого великорусского языка’), всё более и более заливающей землю
Выйдя из Москвы, он свернул прямо на юг.
Почему, для совершения своего удивительного замысла Афанасий целью своего пути выбрал Иерусалим. Ну, во-первых, всем известно, что именно Иерусалим — центр мiра. На святой Голгофе, там, где пролилась кровь Спасителя, можно увидеть глубокую трещину. Трещина это достигает самой преисподней и является местом той невидимой оси, вокруг которой в действительности и вращается Земля. Представьте себе надувной шар — сферу с микроскопической дырочкой-входом в ее нутро. Если взяться за края этого отверстия и равномерно растянуть эту резиновую сферу, то, в результате, мы получим диск, краем которого станет та самая окружность, что некогда определяла отверстие в шаре. Так и наш земной шар — это, по сути, ни что иное, как блин, свёрнутый в сферу. Центром этой сферы (или, что то же — окружностью блина) является та самая Голгофская щель, а центром блина (или максимально удаленным от Голгофы местом) будет безлюдная впадина в Тихом океане западнее Австралии. Афанасий двигался по сектору диска или, для наглядности скажем, по вырезанному из земного шара ломтю, значительную часть которого занимал Тихий океан (почему и начал-то Афанасий с Владивостока!). Нет никакой необходимости, так сказать, ‘обходить моря и земли’ — достаточно пройти по России, чтобы увидеть всё, что нужно для осуществления того великого дела, которое взял на себя монах Афанасий (тогда ещё не будучи монахом).
Поворот путешественника на юг вполне понятен. Долгота Иерусалима всего на 2 с небольшим градуса отличается от долготы Москвы. (35?13.19′ и 37?36′ соответственно). Южный путь Афанасия лежал по проторенной дорожке русских паломников: Москва — Одесса. Некоторые города, лежащие близко к этому направлению (но не вполне на линии железной дороги) могли бы оспорить честь пребывания в них всероссийского путепроходца. Возьмем, к примеру, Калугу — древний русский город, не вписавшийся в четко обозначенный пунктир железки (Калуга оказалась несколько восточнее основной железнодорожной магистрали). Был ли в Калуге Афанасий? Есть все основания полагать, что этот вопрос необыкновенно важен для каждого жителя Калуги и, что вполне естественно, для Калужского владыки Митрополита. Будучи в то время Архиепископом, Владыка нес послушание заместителя Отдела Внешних церковных связей, которое давало ему возможность помогать русским паломникам в Святую Землю. Но ведь Афанасий не числился официальным паломником! Что мог предложить ему калужский Владыка? Ну а что, собственно, получали из епархии простые калужские прихожане? В первую очередь — архиерейское руководство, и, конечно, кое-что из европейской гуманитарной помощи: ну там гречку (очень вкусную и генетически модифицированную), генетически модифицированную сою (очень вкусную), рис (у нас такой не растёт) и подсолнечное масло из всё той же удивительной сои. Все эти исключительно постные продукты Афанасий может быть и употреблял бы в первейшую очередь, но тогда он ещё не был монахом и скорее всего съел сочный калужский чебурек, в чебуречной на углу Театральной улицы. Но не для этого он сделал крюк почти в 10 километров, а чтобы поклониться чудной Калужской Богородице — покровительнице всех паломников (ведь Она читает Путеводитель).
По Брянским лесам и Орловским полям проследить путь монаха Афанасия совершенно невозможно. Здесь он шёл путём партизан, о направлении перемещения которых знало только Верховное Главнокомандование. И все же, о пребывании Афанасия в Орле сохранились кое-какие свидетельства, более напоминающие легенды. Так рассказывали, что он зачем-то собирал сгоревшие спички, ходил босиком и в шарфе. Многие считали его юродивым и блаженным, но ведь на самом деле он был человеком мыслящим чётко и высказывающимся конкретно и прямо. Если он и собирал сгоревшие спички, то вовсе не для того, чтобы этим скрыть свои молитвенные поклоны (как трактовали эти его деяния недопонимающие почитатели), а лишь для того, чтобы использовать эти предметы в задуманном им великом труде. Ну и конечно, для чистоты в городе.
В любом случае, это малозначительные эпизоды в его путешествии.
Прошёл он и Киев, поклонившись святым Печерским угодникам и испросив у них направление на Афон. Некоторые историки считают, однако, что благословение отбыть на Афон он получил после окончания своего великого дела уже в Иерусалиме. В центре Киева Афанасий посетил множество храмов, с удивлением услышав там вместо церковно-славянского языка официальный язык незалежной Украина (при том, что ранее, посещая множество храмов, он никогда не слышал богослужение на официальном федеральном языке). Это открытие столь потрясло Афанасия, что он было даже заколебался в правильности выбора своего пути и сгоряча оставил в этих храмах все собранные ранее сгоревшие спички. Лишь вмешательство преподобного Илии Муромца, таинственно в образе перстосложения показавшего Афанасию его путь, укрепило героя в первоначальной решимости.
В Одессу путепроходец пришёл как в место, откуда все русские паломники начинали свой путь из России на Святую Землю. Здесь, в Своём соборе его ждала Сама Богородица в образе ‘Касперовской’ Своей иконы. Из райского сада Патриаршей дачи (Патриарх на тот момент отсутствовал) при Успенском монастыре на Фонтанах наблюдал Афанасий скрывающиеся в черноморской дымке священные дали. Один профессор по кафедре геополитики Одесского Громадянского Университета оспаривал это, ссылаясь на то, что кривизна Земли и, что самое, по его мнению, главное — наличие Турции, не дает возможности с высокого одесского берега наблюдать Святой Град. Позволю, впрочем, не согласиться с мнением сего учёного мужа. Во-первых, Святой Град находится очень высоко. Доказательство чему мы постоянно встречаем в Евангелии, где неоднократно говорится, что Господь ‘восходил в Иерусалим’. Но, самое очевидное — всем известно, что Черное море (и Средиземное тоже) обладают весьма прозрачной водой, сквозь которую, если приглядеться, можно, несмотря на кривизну Земли, увидеть Землю Обетованную. Турция тут не помеха. Многократно комментаторы отмечали, что ‘Турция нависает над проливами’. А раз ‘нависает’ — то, значит, всё-таки не перегораживает!
Из Одессы, можно сказать, Афанасий направился по прямой, превратившись из пешехода в морехода. Он миновал Понт Эвксинский, русские проливы, воспетый и воспитый поэтами туманный Геллиспонт. По сути, его дело было уже завершено, осталось только предстать с этими результатами пред Господом в Его Святом Граде.
Суммируя, можно сказать, что, идя из Москвы на юг, минуя Калугу, Киев, Одессу и т.д., с необходимостью упрёшься в Иерусалим, подойдя к городу (Старому Городу) с севера, там, где кварталы хасидов. Немного поплутав по узким улочкам, как мухи обсиженным людьми в мрачных чёрных шляпах, Афанасий взял западнее и вышел на улицу Яффо — прямую дорогу к Яффским Воротам. Можно было предположить, что его след затеряется прямо здесь, за воротами, в маленьких кафешках и лавочках Города. Однако нет. Первый же обратившийся ко мне попрошайка радостно закивал, когда я спросил у него об Афанасии. ‘Анести, елефос Анести (видимо — не расслышал)’, — радостно повторял он, перекладывая из руки в руку поданный шекель. На балконе над греческой аптекой тихо славил родившегося Спасителя мiра украшенный белыми тряпочками и сухими веточками картонный вертеп, и в одной из его фигур — стоящего чуть в стороне отчаянного бедуина — я увидел Афанасия — такого же босого (он вошёл в Город, сняв обувь) сурового путника, прошедшего пустыню мiра от Владивостока до Святого Града. Есть все основания (свидетельские показания и научные наблюдения) полагать, что Афанасий был в Иерусалиме. Впрочем, об этом повествует и Афонское предание, записанное со слов самого Афанасия.
Здесь, стоя над трещиной в сером граните горы Голгофа, он понял, что путь его окончен, труд совершён и остаётся удалиться от этого мiра, который он прошёл от конца до начала — здесь более никто не войдёт в число людей. Ибо труд монаха Афанасия и состоял в том, чтобы исчислить число людей, по избранной им Богом судьбе живущих в мiре земном. Вы спросите меня, но как он мог, пройдя лишь одну только Россию, да и то — почто по прямой, исчислить людей Земли. Этот вопрос не ко мне, а к специалистам по математической статистике (может быть, помогут сотрудники ВЦИОМа). Однако, теперь мы точно знаем, что в мiре земном живёт 144 000 004 (так неизвестным осталось — включил ли Афанасий себя в этот результат), что существенно расходится с так называемыми сведениями ООН и Всемирной организацией здравоохранения. Придя на Афон, монах Афанасий закончил свой счёт.
Монах Афанасий может по достоинству войти в истории пересчета людей как подвижник и герой. Мне, как стороннему историку, трудно установить причины, побудившие монаха Афанасия предпринять столь капитальный труд — подсчет людей — да еще в одиночку.
Дальнейшее плавание Афанасия морем на Святую Гору я уже не могу отнести к путешествию по земному мiру, да и людей он более не встерчал.
Конец, и Богу Слава!.

© Copyright: Сергей Тесмин, 2010
Свидетельство о публикации №210110601024

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Сергей Тесмин

Рецензии

Написать рецензию

На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Сергей Тесмин

Блог отца Афанасия гора Афон

Koordinator: литературный дневник

Почему мы, русские, перестаем быть народом
m_athanasios http://m-athanasios.livejournal.com/3125.html

отец Афанасий (гора Афон)

11 мая, 2010 Почти две недели ничего не писал в свой журнал. Тому причиной была поездка в Киев на крестины дочери моего и всей Святой Горы друга и благодетеля, и ее бывшего губернатора Константина Лулиса. Многая и благая лета всему его семейству!
Возвращаюсь к заданному мной ранее вопросу. Так как же все-таки случилось, что мы, русские, обладавшие шестой частью суши, великой культурой и историей, перестали быть хозяевами своей земли, потеряли право применять определение русский к какому бы то ни было явлению своей жизни и уже находимся на грани исчезновения?

Думаю, не следует подчеркивать важность ответа на него — невозможно излечить умирающий национальный организм, не ведая причин его заболевания. Однако ожидаю возражений, еще не начав отвечать. Мол, зачем поднимать этот вопрос, когда им занималось множество изследователей, ответ на него дан изчерпывающий, и у большинства православных русских (а именно к ним прежде всего обращаюсь) на этот счет сложилось вполне устоявшееся мнение.
Это общепринятое в так называемых православно-патриотических кругах мнение, вкратце, следующее.
В результате масонского заговора, финансируемого мiровым еврейством, в России была свергнута православная самодержавная монархия, стоявшая на страже традиционного уклада жизни русского народа, и после кратковременного всеобщего опьянения свободой и демократией установлена еврейская богоборческая диктатура, которая осуществила кровавый геноцид русского народа. Цвет русской нации — ее аристократия, священство, интеллигенция, купечество и промышленники, казачество и зажиточное крестьянство — частью был уничтожен, частью эмигрировал. Любое проявление русского национализма объявлялось «великорусским шовинизмом» и жестоко каралось. Особым гонениям подверглась Российская Православная Церковь. После недолгого периода русского национального возрождения в последние годы правления Сталина, вызванного необходимостью укрепить народный дух в Отечественной войне, геноцид русской нации возобновился, но уже не в явной форме. Проводилась политика, ведущая к снижению рождаемости русского населения: уничтожалось русское село, не велось в достаточном объеме жилищное строительство, было отменено уголовное наказание за аборты и т. п. … Ну а в новой России полную власть снова захватили евреи и преобразовывают ее в новый уже не Хазарский, а Российский каганат — страну с другим этническим наполнением, в которой русским места не предусмотрено.
Одним словом, опять виной всему проклятые «жидомасоны».
Спору нет, именно они организаторы всех исторических катаклизмов, и вина их перед русским и другими народами, а главное, перед Богом прощения не имеет ни в сем, ни в будущем веке. Но почему же в «перестройку», ознаменовавшуюся резким подъемом националистических настроений буквально у всех народов бывшего СССР, когда многие из них добились полной независимости, а остальные — небывалых для малых народов прав и привилегий, зародившееся было русское национальное движение в конечном итоге превратилось в какую-то фольклорно-опереточную тусовку, без настоящих лидеров, без дел, а самое главное, без ясных и понятных целей? Ведь не только русский народ подвергался геноциду и репрессиям. Тех же чеченов выселяли в Казахстан… Но, несмотря ни на что, они (и не только они) сейчас представляют собой очень сильную и сплоченную нацию.
Произошло это потому, что после распада эфемерной общности — «советского народа» — снова русским народом, в полном понимании этого слова, мы не стали. Тогда как национальное самосознание всех его бывших многочисленных наций возросло неимоверно. Все они действительно стали народами, имеющими свою национальную идею, общенародные цели и задачи. (Одна такая цель, как достижение независимости, уже служит великим сплачивающим началом).
Для того, чтобы стать полноценным народом, мало быть общностью людей, связанных по признаку языка и крови, и объединенных одной историей, традициями, территорией проживания и определенными экономическими отношениями, как учила нас марксистско-ленинская философия. К примеру, западные украинцы — единокровные наши братья, но униаты по вероисповеданию, а потому – заклятые враги «москалей» и стать единым с нами народом могут, только вернувшись в Православие. Православные же восточные, – по сути, нераздельный с нами народ, хотя живем мы сейчас в разных государствах и имеем некоторые различия в языковых диалектах. Или – сербы, хорваты и боснийские мусульмане, имеющие одну кровь и говорящие на одном языке, но, разделившись в вере, ставшие тремя смертельно враждующими между собой народами.
Народом становятся люди тогда, когда их соединяет национальная идея, как правило, основанная на общей вере. Идея, пусть даже ложная и утопическая, объединяет самые разнородные слои общества в целостный, синхронно работающий организм, где все, от правителя до простого труженика, от князя до воина, согласно движутся к достижению одной для всех, несмотря на различие в общественном положении каждого, цели.
Хранителем и проводником общей веры или выразителем и олицетворением национальной идеи является определенный институт, который становится своеобразной душой народного организма, животворящей его тело. У поляков и итальянцев – это католическая церковь, у американцев – двухпартийная политическая система, у японцев – культ божественной императорской власти, у советского народа ею была коммунистическая партия… Душа же русского народа – это, вне всякого сомнения, Русская Православная Церковь. Ведь русский, по сути, – синоним слову православный. Потому что именно Православная Церковь объединила разрозненные и враждующие между собой славянские племена в единый русский народ.
У нас был шанс снова стать великим русским народом, когда уставшие от коммунистической лжи души русских людей в начале «перестройки» снова потянулись к Православию. Но, увы, Русская Православная Церковь, в лице ее священноначалия, объединить нас, как это было тысячу лет назад, не смогла. Не смогла помочь русским людям разобраться во вражеских хитросплетениях, возродить русскую мессианскую идею, указать важнейшие цели и благословить на жертвенное служение национальных лидеров.

И именно потому у русского народа отняли его Родину.
Сейчас же мы, называющие себя русскими, по сути, русским народом не являемся, так как общего, объединяющего всех нас начала не существует. Часть из нас считают себя православными, многие так и остались советскими, многие стали космополитами, у которых Родина там, где находятся их банковские счета, молодежь вообще разбилась на множество субкультур — всевозможных «готов», «рэпперов» и прочих «поперов». Кроме того, в последние годы среди русских усиленно насаждается (и снова «жидомасонами» — такая у них работа) родноверие — возврат к язычеству, то есть поклонению демонам.
И какая общая идея или цель может объединить эту разношерстную человеческую массу? Какая общая беда заставит подняться всех, как один, на защиту национальных интересов?

Почему случилось так, что Русская Православная Церковь перестала быть тем стержнем, вокруг которого сплачивался русский народ, душой, животворящей его тело, — отдельная, очень непростая и больная тема, к которой мы еще вернемся. А пока советую найти в интернете книгу Виктора Острецова МАСОНСТВО, КУЛЬТУРА И РУССКАЯ ИСТОРИЯ (историко-критические очерки). Эту книгу следует прочитать каждому русскому человеку, пытающемуся разобраться в причинах нашей национальной катастрофы. http://rus-sky.com/history/library/ostretzv/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *