Митрополит Кирилл Смирнов

Митрополит Кирилл Смирнов

Письмо новомученика. Митрополит Кирилл (Смирнов)

Мы продолжаем знакомить читателей с письмами новомучеников и исповедников Российских — удивительными документами, написанными в наше время современным языком, но теми людьми, кто уже предстоит в лике святых Богу. Удивительно видеть их письма, удивительно иметь возможность соприкоснуться с ними посредством сети интернет. Благодарим архив ПСТГУ за предоставленные материалы.

21 апреля 1934 г.

Х В! Родной мой Авво!

Спаси Вас Христос за письмо 17. IV . Получил и 5 и 6 л первого псалма. Благодаря Ксюше познакомился с строгим суждением о нас Ларчика (Архиепископ Иларион Троицкий) и уразумел ранее писанное Вами. Имел возможность узнать, Ив Вас не столь двоедушен, как то было изображено. Но относительно Запрещений он склонен признавать, по-видимому, их полную значимость. Поэтому высказывает пожелание, чтобы мы обнаружили заботливость о снятии запрещения, которое будто бы в чем-то может послужить для нас препятствием. По-моему в этих размышлениях повинно всё то же непонимание завещания. С. В. К. не говорит о помехе, он желал бы смягчения остроты отношений, например, чрез совместное литургисанье. Разночтение только.

О соседе не слышу давно уже. Куда он направился, не знаю. М. даже расскажу, если Бог даст, увижу, как мудрена становится жизнь и с разными явлениями проходимства приходится встречаться. Заботница земно кланяется и просит молитв и благословения. Да хранит Вас Господь. Любящий Вас М. К.

Р. S . 2-го мая умер е Виктор.

Справка: Житие святого священномученика Кирилла (Смирнова) Митрополита Казанского и Свияжского

(1863-1937)
Митрополит Кирилл (в миру — Константин Илларионович Смирнов) родился 26 апреля 1863 года в г. Кронштадте Санкт-Петербургской губернии в семье благочестивых родителей, сумевших воспитать в сыне трепетную любовь к Церкви.
После завершения семинарского курса Константин Смирнов поступил в Петербургскую Духовную Академию, в которой, как и многие студенты тех лет, оказался под сильным влиянием незаурядной личности инспектора Академии архимандрита Антония (Вадковского), который очень скоро отметил прямодушного молодого студента, горящего жаждой будущего самоотверженного пастырского служения, юношу с глубоко православным сознанием и с ясными представлениями о высоте и достоинстве духовного служения русского пастыря.
Духовную Академию Константин Смирнов успешно окончил в 1887 году, защитив кандидатское сочинение, лестный отзыв о котором профессор Барсов завершил такими словами: «По интересу содержания оно настолько ценно, что желательно было бы видеть его … в качестве диссертации магистерской».

В 1887 году Константин Смирнов был рукоположен во священника епископом Выборгским Антонием (Вадковским). В течение следующих семи лет О.Константин был священником на Кавказе, затем — настоятелем гимназической церкви в Петербурге, а в 1900 году — священником Кронштадтской кладбищенской церкви. Но здесь, в этом городе детства, О.Константина поджидала трагедия. Мучительной смертью умирает маленькая дочь, а вскоре и супруга. Более ничего не связывало О.Константина с миром, и в мае 1902 года он принимает монашеский постриг с именем Кирилл, в честь святителя Кирилла Учителя Словенского. Постриг в монашество был совершен епископом Ямбургским Сергием (Страгородским). В том же 1902 году иеромонах Кирилл был возведен в сан архимандрита и назначен начальником Урмийской духовной миссии в Персию. Архимандрита Кирилла рекомендовал сам митрополит Петербургский Антоний, характеризуя О.Кирилла, как одного из лучших представителей клира Петербургской епархии. «В его лице, — сказал владыка Антоний, — Урмийская Миссия приобретет начальника с твердым религиозно-нравственным настроением, просвещенного, учительного и способного управлять делами Миссии».
В Урмии, где Миссия окормляла сиро-халдеев из числа несториан, перешедших в православие, архимандриту Кириллу пришлось столкнуться со многими трудностями. Православной миссии к моменту его назначения исполнилось всего четыре года, существовали проблемы с местными мусульманскими властями, с инославными миссиями, не хватало и финансовых средств. Миссионерское служение проходило в обстановке тотальной слежки. Почта вскрывалась, за миссионерами следили. Были случаи, когда мусульмане нападали на духовенство миссии. Однако, архимандрит Кирилл энергично взялся за разрешение этих проблем . Всего за два года он сумел наладить переводческое и печатное дело, организовать миссионерскую школу, отстоять урмийские православные храмы от посягательств раскольников, добиться повышения статуса Миссии, которая стала подчиняться непосредственно митрополиту Антонию. Многие из персидских чиновников уже опасались открыто противодействовать русским миссионерам.

О делах Урмийской миссии был информирован сам Император Николай II, у которого 12 февраля 1904 года архимандрит Кирилл получил личную аудиенцию. Силами архимандрита Кирилла было создано «Кирилло-Сергиевское Урмийское Братство», которому попечительствовали императрица Мария Феодоровна, митрополит Антоний, товарищ обер-прокурора Св.Синода В.К.Саблер.
Выдающиеся качества архимандрита Кирилла не позволили ему долго трудиться на персидской окраине. В мае 1904 года решением Синода архимандрит Кирилл был определен на епископскую викарную Гдовскую кафедру, и 6 августа в Александро-Невской лавре был хиротонисан митрополитом Антонием.

Деятельность епископа Кирилла отличалась необычайной активностью: помимо разнообразных общественных и церковных служении, владыка активно участвовал в работе Урмийского братства, в Александро-Невской лавре ввел всенародное пение и внебогослужебные катехизаторские беседы, был высоко чтим единоверцами за полноуставное служение и часто совершал богослужения в единоверческих храмах. Да что — единоверцы, даже левая печать представившая поначалу назначение архимандрита Кирилла на Гдовскую кафедру как «высокую протекцию» Петербургского митрополита, вынуждена была умолкнуть перед очевидной справедливостью подобного выбора.
Ревностное служение епископа Кирилла было широко известно. Совершая в 1909 году Крещенское богослужение в присутствии Царской Семьи, владыка отказался выполнить требование министра двора, ввиду имевшейся эпидемии, совершить освящение великой агиасмы на кипяченой воде. Великое водосвятие владыкой Кириллом было, как и принято, осуществлено у проруби р.Невы. Епископа Кирилла связывали узы духовной дружбы с великим праведником XX века О.Иоанном Кронштадтским, который незадолго до своей смерти завещал отпевать себя именно епископу Кириллу.

В декабре 1909 года Синод назначил епископа Кирилла на самостоятельную Тамбовскую кафедру. Уже первой своей речью-импровизацией епископ Кирилл изумил тамбовское духовенство. Владыка предлагал быть готовыми совместно обсуждать возникающие вопросы, взаимно помогать друг другу, а в случае возникновения разногласий проявлять терпимость, покрывая все недоразумения взаимной любовью Подобные слова из уст правящего архиерея (да еще прибывшего из столичнол Петербурга) по тем временам были чрезвычайной редкостью. Вообще, как отмечалось тогда тамбовскими газетами, «новый Владыка произвел чарующее впечатление своею бодростью, добротой,.. и отеческим обращением со всеми». «Тамбовская епархия может радоваться, Бог послал ей одного из выдающихся иерархов» .

Все было ново для тамбовской паствы: и проникновенные проповеди епископа Кирилла, и полноуставные службы (всенощное бдение длилось пять и более часов), и неустанная энергия епископа, постоянно совершавшего архипастырские поездки по городам и весям епархии (в год владыка успевал объезжать до 120 храмов — и это при тех-то российских дорогах). Владыка ввел архипастырские с народом беседы и общенародное пение, а также ежегодное совершение заупокойных литургий в дни памяти тогда еще не канонизированных протоиерея Иоанна Кронштадтского, епископа Феофана Затворника, святителя Питирима Тамбовского, старца Оптинского Амвросия. После литургии все городское духовенство съезжалось на торжественную панихиду, а в Духовной Семинарии и прочих образовательных учреждениях устраивались чтения в память подвижников благочестия.

Владыка основал Церковно-Археологический комитет, учредил Тамбовское просветительско-миссионерское Питиримовское братство, организовал строительство нового семинарского храма, открыл несколько благотворительных обществ. Любовь к владыке Кириллу была всеобщей. Это было таким редким явлением, когда архипастырь был одинаково любим и почитаем духовенством, паствой, светскими властями и даже прессой.

Тяжелым испытанием для Церкви стало изменение общественно- политического строя государства Российского в феврале 1917 года. Владыка Кирилл со своей кафедры обратился к пастве со словом предостережения от бездумного ликования по поводу полученных свобод: «тяжким несчастием для Родины будет, если дни начавшейся свободы омрачатся проявлением какой-нибудь злобы или мстительности по отношению к прошлому, пусть в этом прошлом нашем было много, чем справедливо возмущались, но из были слова не выкинешь, прошлое это было все-таки наше, отечественное прошлое… Если не удержимся от глумлений над своим прошлым, то напишем такую новую страницу своей истории, которую следующие поколения будут читать с краской стыда на лице, готовы будут вырвать ее, но нет таких ножниц которыми можно было бы вырезать что-либо из памяти истории. Будем помнить это крепко и молить Бога, чтобы не впасть нам во искушение».

Архиепископ Кирилл являлся одним из наиболее деятельных участников Поместного Собора 1917 года, состоял председателем Соборного Отдела о преподавании Закона Божия, вместе с епископом Пермским Андроником выступил инициатором издания материалов о Соборе и был среди первые жертвователей на это дело. В октябре 1917 года состоялась встреча соборной делегации, возглавляемой архиепископом Кириллом, с А.Ф.Керенским для обсуждения возможности восстановления преподавания Закона Божия в школах. Впечатления от этой встречи делегированные Собором депутаты вынесли самые негативные, о чем архиепископ Кирилл подробно рассказал Собору.

1 апреля 1918 года Святейшим Патриархом Тихоном архиепископ Кирилл был назначен митрополитом Тифлисским и Бакинским, Экзархом Кавказским. Но после неудавшейся из-за военных действий попытки добраться до Тифлиса митрополит Кирилл вернулся в столицу и продолжал служить в Москве, будучи избран членом Священного Синода, затем он был арестован Московской ЧК и два месяца протомился в тюрьме. А в апреле 1920 года владыка был назначен на вдовствующую Казанскую кафедру.
В Казани владыка Кирилл пребывал с июня по август 1920 года, пока не был арестован за выезд из Москвы без предупреждения ЧК, чем вызвал растерянность на Лубянке: «Наши агенты сбились с ног, выслеживая его в Москве, а он уже в Казани» , — рапортовали в Секретном отделе ВЧК. Владыка был заключен в Таганскую тюрьму, где уже томилось несколько иерархов: митрополит Серафим (Чичагов), архиепископ Филарет (Никольский), епископы Феодор (Поздеевский), Анатолий (Грисюк), Петр (Зверев), Гурий (Степанов). Все они признали безусловный авторитет Казанского митрополита . Тот, чей жизненный путь хотя бы единожды пересекся с исповеднической стезей владыки Кирилла, уже не мог забыть образ этого удивительного иерарха. Князь Сергей Трубецкой, старший сын русского философа Евгения Трубецкого, вспоминая о днях, проведенных в Бутырской тюрьме, писал о владыке Кирилле: «С достойной простотой нес он своей крест до конца, подавая пример многим и являясь немым укором тоже для многих… «.

В январе 1922 года последовало освобождение и владыка Кирилл вновь прибыл в Казань. Казанцы с ликованием встречали своего архипастыря почувствовав в нем того иерарха, который в состоянии сплотить церковный народ перед лицом надвигающегося безбожия. За свое недолгое пребывание В Казани владыка смог уладить церковные дела, совершить епископские хиротонии, сплотить паству вокруг Церкви. Владыка весьма высоко ставил достоинство и ответственность православного иерарха. Ему не простят его ответ на предложение председателя комиссии по изъятию церковных ценностей Денисова «помочь» своим авторитетом Советской власти: «За время революции очень много лили грязи на духовенство, — сказал владыка, — а теперь зовете нас к себе на службу. Этого не будет, я лично не хочу исполнять роль полицейского, прокладывающего путь работе комиссии по изъятию ценностей, и за последствия история нас может жестоко осудить. Для нас более славно не участвовать в этом деле, и менее славно — участвовать». Через три месяца, в августе 1922 года владыка Кирилл вновь будет арестован.

А затем была Московская тюрьма, ссылка в Усть-Сысольск, затем краткое освобождение и просьба владыки, обращенная к Святейшему Патриарху, не вводить Красницкого в состав Синода, не обманываться обещанием властей освободить заключенных иерархов: «Ваше Святейшество. — сказал митрополит Кирилл, -о нас, архиереях, не думайте. Мы теперь толъко и годны на тюрьмы… «.
И вновь ссылка в Зырянский край. В 1925 году Святейший Патриарх Тихон мирно скончался и было обнародовано его завещание, в котором митрополит Кирилл называется первым в числе иерархов, достойных принять на себя бремя ответственности по управлению Церковью в период до избрания нового Патриарха. Этим свт.Тихон косвенно указывал на владыку Кирилла как на наиболее достойного кандидата в Патриархи. Но ввиду нахождени митрополита Кирилла в ссылке, Патриаршим Местоблюстителем был избра митрополит Петр Крутицкий, который вскоре тоже был арестован и изолирован властями. Во главе Церкви встал заместитель Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский).

Осенью 1926 года группа епископов, близких к митрополиту Сергию предприняла подготовку к т.н. «тайным выборам патриарха», в результате чего около 70 иерархов так или иначе высказалось за избрание Патриархом митрополита Кирилла. Однако, участники выборов были арестованы, а перед митрополитом Кириллом Тучковым была поставлена альтернатива: либо новая ссылка, либо — свобода и даже помощь в избрании на патриаршество, но с обязательством согласовывать свою церковную политику с ГПУ, в ответ владыка Кирилл произнес знаменитую фразу: «Евгений Александрович, вы не пушка, а я не бомба, которой вы хотите взорвать изнутри Русскую Церковь». После этих слов владыка был отправлен в новую ссылку теперь уже Туруханский край

В 1929 году владыка Кирилл выступил против деятельности митрополита Сергия по перемещению с кафедр архиереев и запрещению в служении несогласных. Неприемлемо для владыки Кирилла было и учреждение Временного Патриаршего Синода.Он считал его новой формой правления, и это решение превышало полномочия даже Местоблюстителя, а не только его Заместителя. В результате в феврале 1930 года митрополит Сергий вместе с Синодом уволил митрополита Кирилла за штат. Несмотря на это владыка Кирилл не отказался от своей позиции, хотя не принял предложения части «непоминающих» вступить, в обход митрополита Сергия, а значит — и Петра Крутицкого, в права Патриаршего Местоблюстителя.

Мы не должны смущаться всеми этими обстоятельствами. Митрополиту Кириллу так поступать велела его архипастырская совесть. Митрополита Сергия вынуждала к подобным действиям политическая и историческа действительность. Святой апостол Павел в свое время писал: “Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные”(1 Кор.11,19).
Митрополит Кирилл был расстрелян 20 ноября 1937 года в возрасте 74 лет в Чимкенте вместе с другим старцем-митрополитом Иосифом (Петровых ). 37 лет выпало прожить владыке Кириллу в XIX веке и 37 лет — в ХХ-м. На годы Советской власти выпало 20 лет жизни, но из них всего 4,5 года — на свободе. Мученический венец владыка Кирилл сподобился принять в преддверии 50- летия своего служения в духовном звании.

Выдающийся иерарх Русской Церкви, столп веры православной в 20 веке, мученик, ни разу не уронивший высокого иерархического достоинства, внушавший уважение даже своим врагам — гонителям веры Христовой почитается как в нашем Отечестве так и зарубежом.
День памяти митрополита Кирилла совершается

7/20 ноября (день мученической кончины), 4/17 октября (Собор Казанских святых) и 25 января /7 февраля (Собор новомучеников Российских).

Составитель жития А. В. Журавский, по материалам сайта «Православие в Татарстане».

Священномученик Кирилл (Смирнов), митрополит

О жизненном пути священномученика Кирилла (Смирнова), о том, что связывало его с отцом Иоанном Кронштадтским, почему Патриарх Тихон назначил его своим первым преемником, как складывались отношения с митрополитом Сергием (Страгородским), – рассказывает иеромонах Иов (Гумеров).

Священномученик Кирилл (Смирнов)

— Священномученик Кирилл (Смирнов) прожил удивительно интересную и насыщенную жизнь. Хочется через разные ее эпизоды познакомиться с ним поближе. Один из самых ярких эпизодов жизни владыки связан с его служением в Кронштадте, рядом с почитаемым и любимым им отцом Иоанном Кронштадтским. Расскажите, пожалуйста, какие отношения были между этими двумя святыми? Как они повлияли на судьбы друг друга?

– Святой Иоанн Кронштадтский был духовным отцом будущего священномученика. Отец его, Иларион Смирнов, был псаломщиком в одном из храмов Кронштадта. По-видимому, уже в детстве мальчик Константин имел возможность видеть благодатного пастыря и подходить под его благословение.

Успешно окончив в 1887 году Санкт-Петербургскую духовную академию, Константин Смирнов 15 ноября того же года был рукоположен в диакона, а через шесть дней стал священником. Его назначили законоучителем и настоятелем домового храма гимназии в далеком кавказском городе Елисаветполе. В 1894 году он возвращается в Санкт-Петербург, определяется настоятелем церкви Рождества Богородицы и законоучителем 2-й Петербургской гимназии. У молодого священника вновь появилась возможность получать духовные советы великого пастыря.

10 октября 1900 года, согласно желанию отца Константина, митрополит Антоний поставил его настоятелем кладбищенской Свято-Троицкой церкви в Кронштадте. Составители жизнеописаний священномученика Кирилла объясняют этот выбор желанием теснее общаться со своим духовным отцом. Так, по-видимому, и было, но нужно обратить внимание на одно семейное обстоятельство. Отец Константин стал настоятелем Свято-Троицкого храма после ухода в сентябре 1900 года за штат его тестя протоиерея Николая Яковлевича Азиатского. Однако в любом случае это решение свидетельствует о том, что будущего священномученика отличала высокая духовная настроенность. С переходом в Кронштадт резко изменилось материальное положение семьи: он стал получать жалование в 4–5 раз меньше.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский видел в своем воспитаннике большие духовные силы. Постепенно между ними родилась дружба. Перед своей кончиной отец Иоанн просил Кирилла, ставшего к этому времени епископом Гдовским, совершить его отпевание.

Он умер утром 20 декабря 1908 года. Владыка Кирилл, прибыв в Кронштадт, сразу же совершил панихиду. Преданный и благодарный ученик еще дважды отслужил панихиду, а 22 декабря совершил заупокойную Божественную Литургию и произнёс теплое слово. Епископ Кирилл участвовал в отпевании великого пастыря, которое возглавил митрополит Антоний (Вадковский) в Иоанновском монастыре. Через пять месяцев, 22 мая 1909 года, скончалась матушка отца Иоанна Елизавета Константиновна. Отпевал ее владыка Кирилл.

– В 1902 году тогда еще архимандрит Кирилл был назначен начальником духовной миссии в Урмии (ныне Северный Иран). Миссия оказалась успешной. Расскажите немного о миссионерском опыте владыки. Что для него было здесь важным, какими принципами он руководствовался?

– Духовная миссия в Урмии была учреждена в 1898 году в связи с массовым переходом ассирийцев-несториан в Православие. Деятельность миссии под руководством архимандрита Кирилла была непродолжительной (1902–1904), но необыкновенно успешной. Проводилось регулярное богослужение, в урмийских селениях строились новые храмы, работала комиссия по переводу православных книг на классический сирийский язык, налажено было печатное дело. Архимандрит Кирилл мудро продолжал лучшие традиции православного миссионерства: усиленная молитва, любовь ко всем, строгая и благочестивая жизнь, служившая примером для других.

– Архимандрит Кирилл 6 августа 1904 года был рукоположен во епископа Гдовского и стал викарием Санкт-Петербургской епархии. Какие особенности характеризуют его как архиерея?

– Уже в первый период архиерейского служения владыка Кирилл явил себя как человек высокого долга, твердой, непоколебимой веры. В 1909 году на праздник Крещения Господня случилось событие, которое характеризует личность владыки. Тогда в столице была эпидемия, власти предписали освящать только кипяченую воду. Владыка в присутствии царской семьи отказался выполнить требование министра двора и освятил речную некипяченую воду.

Архипастырские дарования наиболее полно проявились на Тамбовской кафедре, которую он занял в конце декабря 1909 года. На первом месте для него было богослужение. А.В. Журавский, издавший о владыке капитальную книгу «Во имя правды и достоинства Церкви» пишет: «Всё было ново для тамбовской паствы: и проникновенные проповеди епископа Кирилла, и полноуставные службы (на праздник Сретения Господня 1910 года всенощное бдение длилось пять часов, что очень скоро вошло в традицию), и неустанная энергия епископа, постоянно совершавшего поездки по епархии, и его простота, и знание нужд народа (владыка установил ежедневный, кроме воскресенья, прием посетителей с 11 до 13 часов).

И при всей этой неутомимой деятельности в личности владыки Кирилла удивительно сочетались епископское достоинство, цельность натуры и невозмутимость характера, которые, при несомненной внешней величественности иерарха, производили неизгладимое впечатление на всех, кто когда-либо общался с ним… Епископ Кирилл был деятельным иерархом, чуждым рутины. Несмотря на то, что владыка чрезвычайно внимательно изучал все поступающие к нему из духовной консистории, духовной семинарии и прочих учреждений бумаги, он, однако, постоянно стремился к тому, чтобы бумажная волокита не заслоняла живой пастырской деятельности».

Он много помогал нуждающимся. Не жалел сил, чтобы найти и привлечь к делам благотворительности богатых людей.

– Владыка принимал активное участие в Поместном Соборе 1917–1918 годов и вел переговоры с Временным правительством. Расскажите немного об этом.

– На Поместном Соборе владыка Кирилл возглавил отдел о преподавании Закона Божия в школе. 20 июня 1917 года Временное правительство приняло закон о передаче церковно-приходских школ в ведение Министерства народного просвещения. Архиепископ Кирилл возглавил делегацию для встречи с А.Ф. Керенским. Члены делегации изложили свои позиции, но Временное правительство своих решений не отменило.

Священномученик Кирилл (Смирнов)

Особого внимания заслуживает позиция и борьба владыки с обновленческим движением. Он написал замечательные, на мой взгляд, слова, полные истинного смирения, чтобы поддержать Патриарха Тихона, когда ему предлагали в обмен на освобождение из тюрем архиереев включить в высшее церковное управление обновленцев. Вот эти слова: «Ваше Святейшество, о нас, архиереях, не думайте. Мы теперь только и годны на тюрьмы…» За свою твердую позицию владыка и подвергался непрестанным гонениям и заключениям.

– Скажите, пожалуйста, какие отношения были между Патриархом Тихоном и митрополитом Кириллом?

– Владыка был лишен всякого честолюбия, никогда не стремился к высокому положению, должностям, званиям и почестям. Эта добродетель особенно полно проявится в период гонений. Он много лет провел в тюрьмах и ссылках и не пытался уйти от этого ценою даже малых уступок, если они противоречили его христианской совести. В нем была та истинно христианская настроенность, когда за веру и святую Церковь он не жалел себя, даже своей жизни. 22 февраля 1934 года в письме преподобномученику Неофиту (Осипову) он писал: «Если бы можно было удлинять срок одной человеческой жизни за счет другой, то я с любовию отдал бы все остающиеся мне дни жизни, чтобы удлинить Вашу жизнь и сроки того богоозарения, каким сияют труды Ваши по изучению и истолкованию Св. Библии».

Святейший Патриарх Тихон высоко ценил и любил владыку Кирилла. 7 января 1925 года он сделал распоряжение: «В случае Нашей кончины Наши патриаршие права и обязанности, до законного выбора нового Патриарха, предоставляем временно Высокопреосвященному митрополиту Кириллу .

В случае невозможности по каким-либо обстоятельствам вступить ему в отправление означенных прав и обязанностей таковые переходят к Высокопреосвященному митрополиту Агафангелу . Если же и сему митрополиту не представится возможность осуществить это, то Наши патриаршие права и обязанности переходят к Высокопреосвященному Петру , митрополиту Крутицкому» (Акты Святейшего Патриарха Тихона. М., 1994. С. 340, 344).

– Почему именно его Патриарх назначил своим первым преемником?
– Думаю, что Патриарха Тихона к этому решению побудили не только выдающиеся архипастырские дарования митрополита Кирилла, но и его несгибаемая стойкость.

– Хорошо известен эпизод, когда весной 1927 года к митрополиту Кириллу в тюрьму приезжал начальник 6-го отделения ОГПУ Е.А. Тучков. Надо сказать, что приезду предшествовало тайное голосование среди архиереев, в котором они избрали патриархом митрополита Кирилла. Тучков, зная это, хотел договориться о якобы легализации Церкви в ответ на лояльность с ее стороны и согласование с властью перемещения неугодных архиереев. В ответ на все предложения митрополит ответил: «Евгений Александрович, вы не пушка, а я не бомба, которой вы хотите взорвать изнутри Русскую Церковь». После этого владыку отправили на три года в ссылку.

– Е.А. Тучков направлял свою деятельность на разрушение Церкви. В «Представлении на Евгения Тучкова для получения звания Заслуженного чекиста» дается такая характеристика: «Под руководством тов. Тучкова и при его непосредственном участии была проведена огромная работа по расколу православной церкви (на обновленцев, тихоновцев и целый ряд других течений). В этой работе он добился блестящих успехов». Он не только митрополиту Кириллу предлагал сотрудничество, но и архиепископу Серафиму (Самойловичу), который с 25 ноября (8 декабря) 1926 года по 30 марта (12 апреля) 1927 года был заместителем Патриаршего Местоблюстителя. Но тот решительно отказался.

– Мы подошли к самому трудному вопросу нашей беседы. В 1928 году владыка Кирилл выступил против политики заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) по достижению договоренности с большевистским государством. Расскажите об отношениях между двумя иерархами. Почему в итоге митрополит Сергий снял владыку с управления Казанской епархией, запретил в священнослужении?

– Когда мы говорим об этом разделении, мы не должны ограничиваться только Декларацией, принятой в 29 июля 1927 года и опубликованной в «Известиях» 18 августа того же года. Митрополит Кирилл и другие его сторонники указывали так же на серьезные канонические нарушения, среди которых – создание при заместителе Местоблюстиля Временного Патриаршего Священного Синода.

Декларация вызвала в Церкви раскол – бедственное и болезненное разделение, последствия которого и доныне (по прошествии 88 лет) не уврачеваны. Защитники Декларации до сих пор утверждают, что она сохранила Церковь от полного уничтожения. Но это утверждение, которое доказать невозможно. Напротив, есть объективные исторические данные, которые показывают, что гонения на Церковь после 1927 года непрерывно нарастали. Арестовывались священнослужители, закрывались монастыри, уничтожались храмы. Как до Декларации, так и после нее богоборческая власть имела цель уничтожить Церковь. Через пять лет после публикации Декларации задача уничтожения Церкви была поставлена как одна из целей второй пятилетки (1932–1937). 15 мая 1932 года И. Сталин подписал Декрет о второй пятилетке. В Декрете наряду с экономическими показателями была поставлена цель: к 1 мая 1937 года слова «вера», «Церковь» должны быть забыты. Этой безумной цели сбыться помешала не Декларация, а исповеднический подвиг народа Божия. Во время переписи 1 января 1937 года 57,7% опрошенных назвали себя верующими.

В оценке деятельности митрополита Сергия с 1927 года приведу объяснение, которое дает святитель Иоанн (Максимович) – он был современником событий и глубоко их переживал. Этот великий святой всегда был точен в оценке людей. В работе, посвященной истории Русской Православной Церкви Заграницей, он пишет: «Тюремное заключение, угрозы в отношении не только его, но и всей Русской Церкви и лживые обещания советской власти сломили его: через несколько месяцев после своего любвеобильного письма заграничным иерархам, являвшегося как бы завещанием перед потерей внутренней свободы, митрополит Сергий издал Декларацию, в которой он признал советскую власть за подлинно законную русскую власть, пекущуюся о благе народном, “радости которой суть наши радости и горести ея – наши горести” (Декларация от 16/29 июля 1927 г.). Одновременно, согласно обещанию, данному им советской власти, митрополит Сергий потребовал от заграничного духовенства подписки в лояльности советской власти».

Убиение святителя Кирилла, митрополита Казанского 7(20) ноября 1937 г.

Святитель Иоанн сообщает одну важную подробность, о которой, наверное, многие не знают: «Митрополит Антоний , очень любивший митрополита Сергия и внутренне страдая за своего любимого ученика и друга, написал от себя увещательное письмо, вероятно не дошедшее до него, во всяком случае не могшее теперь уже оказать влияния на его поступки».

– 20 ноября 1937 года владыка Кирилл был расстрелян по обвинению в руководстве «контрреволюционной организацией среди церковников». Расскажите о его последнем периоде жизни.

– Вновь сошлюсь на книгу А.В. Журавского: «Две недели спустя после ареста (7 июля 1937 г.) двум старцам-митрополитам: 74-летнему вл. Кириллу, 64-летнему вл. Иосифу, а также еп. Евгению были предъявлены обвинения и зачитаны постановления о привлечении их в качестве обвиняемых. Митр. Иосиф от подписи в предъявленном ему обвинении отказался, так что следователь вынужден был сам расписаться вместо митр. Иосифа. И вместо подписи обвиняемого митрополита оказалась подпись “контрреволюционер”. Тюремное существование для расстроенного многолетним пребыванием в ссылках и тюрьмах здоровья митр. Кирилла было чрезвычайно тяжело. Но опыт семнадцатилетних лагерных скитаний и упование на помощь Божию, укрепляющую немощь человеческую, придавали и в этих условиях священномученику Кириллу уверенность в том, что не оставит его Господь и в это последнее земное испытание (а, думаем, что митр. Кирилл догадывался, что испытание это будет для него последним)…

Для усиления морального давления на митрополита Кирилла ему были предъявлены фальсифицированные показания владыки Иосифа, где он “становится на правдивый путь” и якобы признается в контрреволюционной деятельности. Но священномученика Кирилла трудно было обмануть подобными “признаниями”: за свою 17-летнюю тюремно-ссыльную жизнь он слишком хорошо знал цену таким провокациям. Перед следователями предстал иерарх-исповедник, который как будто бы осознавал, что каждое его слово будет словом для истории. Митр. Кирилл мужественно и достойно держался на своем последнем допросе…

“Вопрос: Следствием установлено, что Вы входили в к.-р. центр церковников и являлись руководителем его. Дайте показания по этому вопросу.

Ответ: О существования такого центра мне ничего не известно, а потому и руководителем его быть не мог.

Вопрос: Следствие предлагает прекратить запирательства и дать откровенные показания.

Ответ: Иного показать ничего не могу…”».

Казнен святитель был в ночь с 20 на 21 ноября н.ст. 1937 года в 24 часа. Но та неделя, которую не дожил владыка Кирилл до полувекового юбилея своего духовного служения, расцвела вечностью его небесного предстояния Престолу Божию как исповедника и мученика, «до конца претерпевшего».

Источник: ПОДВИГ СВЯТИТЕЛЯ. О священномученике Кирилле (Смирнове; † 7/20 ноября 1937)

С иеромонахом Иовом (Гумеровым)
беседовал монах Рафаил (Попов)

Священномученик Кирилл (Смирнов), Казанский, митрополит

Свя­щен­но­му­че­ник Ки­рилл, мит­ро­по­лит Ка­зан­ский и Сви­яж­ский (в ми­ру Смир­нов Кон­стан­тин Ила­ри­о­но­вич) ро­дил­ся в се­мье пса­лом­щи­ка 26 ап­ре­ля 1863 го­да в го­ро­де Крон­штадт Санкт-Пе­тер­бург­ской гу­бер­нии.
В 1887 го­ду Кон­стан­тин окон­чил Санкт-Пе­тер­бург­скую Ду­хов­ную Ака­де­мию со сте­пе­нью кан­ди­да­та бо­го­сло­вия. 21 но­яб­ря 1887 го­да он был ру­ко­по­ло­жен в свя­щен­ни­ка и опре­де­лён к Вос­кре­сен­ской церк­ви Об­ще­ства трез­во­сти в Санкт-Пе­тер­бур­ге, од­новре­мен­но ис­пол­няя обя­зан­но­сти за­ко­но­учи­те­ля Ели­са­вет­поль­ской гим­на­зии и 2-й гим­на­зии Санкт-Пе­тер­бур­га.
С 1900 го­да отец Кон­стан­тин был на­зна­чен на долж­ность на­сто­я­те­ля Крон­штадт­ско­го Свя­то-Тро­иц­ко­го клад­би­щен­ско­го хра­ма. 15 лет ба­тюш­ка про­слу­жил в свя­щен­ни­че­ском сане. Неожи­дан­ная смерть ма­лень­кой Оль­ги, му­чи­тель­но уми­рав­шей от про­гло­чен­ной иг­лы, вслед за тем и — же­ны, не пе­ре­жив­шей го­ря, по­двиг­ла 38-лет­не­го от­ца Кон­стан­ти­на в 1902 го­ду при­нять мо­на­ше­ство. Вско­ре он на­зна­ча­ет­ся на долж­ность на­чаль­ни­ка Ур­мий­ской Ду­хов­ной Мис­сии в Пер­сии с воз­ве­де­ни­ем в сан ар­хи­манд­ри­та.
6 ав­гу­ста 1904 го­да со­сто­я­лась хи­ро­то­ния ар­хи­манд­ри­та Ки­рил­ла во епи­ско­па Гдов­ско­го, ви­ка­рия Санкт-Пе­тер­бург­ской епар­хии. Же­лая, чтобы на­род пол­нее участ­во­вал в бо­го­слу­же­нии, Вла­ды­ка ввёл все­на­род­ное пе­ние за бо­го­слу­же­ни­ем в Алек­сан­дро-Нев­ской Лав­ре.
Свя­той пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский пе­ред смер­тью про­сил, чтобы его от­пе­вал мо­ло­дой епи­скоп Ки­рилл, ко­то­ро­го он знал по слу­же­нию его в Крон­штад­те. С 1908 по 1928 го­ды Вла­ды­ка управ­ля­ет Там­бов­ской и Шац­кой епар­хи­ей. Он стре­мил­ся как мож­но ча­ще со­вер­шать по­езд­ки в са­мые от­да­лён­ные ме­ста сво­ей епар­хии ра­ди об­ще­ния с паст­вой. В 1913 го­ду он воз­во­дит­ся в сан ар­хи­епи­ско­па. В 1914 го­ду тру­да­ми Вла­ды­ки со­сто­я­лось про­слав­ле­ние Свя­ти­те­ля Пи­ти­ри­ма Там­бов­ско­го (па­мять 28 июля).
Твёр­дость ве­ры Вла­ды­ки про­яви­лась в та­ком эпи­зо­де: ко­гда по рас­по­ря­же­нию са­ни­тар­ной ко­мис­сии в свя­зи с эпи­де­ми­ей хо­ле­ры в 1909 го­ду бы­ло да­но рас­по­ря­же­ние освя­щать на Бо­го­яв­ле­ние толь­ко ки­пя­чё­ную во­ду, Вла­ды­ка от­ка­зал­ся это де­лать и освя­щал реч­ную. За­ме­ча­тель­но, что это же убеж­де­ние: «Всё, что не от ве­ры — грех», — вы­ска­за­но и в од­ном из по­след­них его пи­сем от 8 мар­та 1937 го­да.
Во вре­мя фев­раль­ских со­бы­тий 1917 го­да Вла­ды­ка пре­ду­пре­ждал с ам­во­на: «Ес­ли не удер­жим­ся над сво­им про­шлым, то на­пи­шем та­кую стра­ни­цу сво­ей ис­то­рии, ко­то­рую сле­ду­ю­щие бу­дут чи­тать с крас­кой сты­да на ли­це, го­то­вы бу­дут вы­рвать её, но нет та­ких нож­ниц, ко­то­ры­ми мож­но бы­ло бы вы­ре­зать что-ли­бо из па­мя­ти ис­то­рии».
Во вре­мя вой­ны, по ини­ци­а­ти­ве Свя­ти­те­ля ор­га­ни­зу­ют­ся сбо­ры средств для нужд фрон­та, ла­за­ре­ты при мо­на­сты­рях, при­юты для де­тей, у ко­то­рых по­гиб­ли ро­ди­те­ли, раз­лич­ные ко­ми­те­ты по­мо­щи во­и­нам.
На По­мест­ном Со­бо­ре Вла­ды­ка был вы­дви­нут вто­рым в чис­ле пер­во­на­чаль­но из­бран­ных 25-ти кан­ди­да­тов на Пат­ри­ар­ше­ство. Так­же он был из­бран чле­ном Свя­щен­но­го Си­но­да при Свя­тей­шем Пат­ри­ар­хе Ти­хоне.
19 мар­та 1918 го­да Свя­ти­тель на­зна­ча­ет­ся на мит­ро­по­ли­чью Ти­флис­скую и Ба­кин­скую ка­фед­ру, а так­же на долж­ность Эк­зар­ха Кав­каз­ско­го, од­на­ко к ме­сту на­зна­че­ния вы­ехать ему не уда­лось. В 1919 го­ду его аре­сто­ва­ли в Москве по об­ви­не­нию «в контр­ре­во­лю­ци­он­ной аги­та­ции пу­тём рас­сыл­ки воз­зва­ний и сно­ше­ния с Кол­ча­ком и Де­ни­ки­ным» и за­клю­чи­ли в тюрь­му В. Ч. К.
В 1920 го­ду, по­сле осво­бож­де­ния, он на­зна­ча­ет­ся на Ка­зан­скую и Сви­яж­скую ка­фед­ру, но через ме­сяц вновь был аре­сто­ван в Ка­за­ни по об­ви­не­нию, что «вы­ехал из Моск­вы в г. Ка­зань без раз­ре­ше­ния В. Ч. К.». Вла­ды­ка при­го­ва­ри­ва­ет­ся к за­клю­че­нию в ла­ге­ре на 5 лет. В Та­ган­ской Мос­ков­ской тюрь­ме он на­хо­дит­ся в од­ной ка­ме­ре со свя­щен­но­му­че­ни­ка­ми ар­хи­епи­ско­пом Фе­о­до­ром (Поз­де­ев­ским) и епи­ско­пом Гу­ри­ем (Сте­па­но­вым). В 1921 го­ду его осво­бож­да­ют по ам­ни­стии и Вла­ды­ка воз­вра­ща­ет­ся в Ка­зань, но в 1922 го­ду его вновь аре­сто­вы­ва­ют и по­сле за­клю­че­ния в Мос­ков­ской тюрь­ме ссы­ла­ют в Усть-Сы­сольск (ныне Сык­тыв­кар).
В Мос­ков­ской тюрь­ме он си­дел в од­ной ка­ме­ре со свя­щен­но­му­че­ни­ком Фад­де­ем, ар­хи­епи­ско­пом Аст­ра­хан­ским (па­мять 18 де­каб­ря). Вме­сте они на­пи­са­ли об­ра­ще­ние к ве­ру­ю­щим по по­во­ду «Жи­вой церк­ви», ко­то­рое уда­лось разо­слать по Рос­сии. За­тем Вла­ды­ку ссы­ла­ют в Усть-Ку­лом (Ко­ми А. О.), где он на­хо­дит­ся вме­сте с епи­ско­пом Афа­на­си­ем (Са­ха­ро­вым), а поз­же его пе­ре­во­дят в го­род Ко­тель­ни­чи Вят­ской об­ла­сти. Есть све­де­ния, что из Усть-Ку­ло­мы на­чаль­ник от­де­ла Г. П. У. Е. А. Туч­ков вы­зы­вал мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла в Моск­ву для пе­ре­го­во­ров, пред­ла­гая «до­го­во­рить­ся», то есть пой­ти на ком­про­мис­сы, но за­вер­ши­лась эта по­пыт­ка неуда­чей для вла­стей.
В 1924 го­ду Свя­ти­тель воз­вра­ща­ет­ся из ссыл­ки и встре­ча­ет­ся в Москве с св. Пат­ри­ар­хом Ти­хо­ном, успеш­но убеж­дая его от­ка­зать­ся от при­ми­ре­ния и со­труд­ни­че­ства с об­нов­лен­цем В. Крас­ниц­ким. Г. П. У. на­вя­зы­ва­ло эти дей­ствия Свя­тей­ше­му, обе­щая то­гда вы­пу­стить из тю­рем ар­хи­пас­ты­рей. На эти обе­ща­ния Вла­ды­ка ска­зал Свя­тей­ше­му: «Ва­ше Свя­тей­ше­ство, о нас, ар­хи­ере­ях, не ду­май­те. Мы те­перь толь­ко и год­ны на тюрь­мы…». Вы­слу­шав это, Свя­тей­ший вы­черк­нул из под­пи­сан­ной бу­ма­ги фа­ми­лию Крас­ниц­ко­го.
Из Моск­вы Вла­ды­ка пе­ре­ез­жа­ет под Ельск, за­тем в Пе­ре­рво­лок. По за­ве­ща­тель­но­му рас­по­ря­же­нию Свя­тей­ше­го Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на от 25 де­каб­ря 1924 го­да он на­зна­ча­ет­ся пер­вым кан­ди­да­том на долж­ность Пат­ри­ар­ше­го Ме­сто­блю­сти­те­ля. Вско­ре Свя­ти­те­ля сно­ва от­прав­ля­ют в ссыл­ку. По этой при­чине, по­сле кон­чи­ны св. Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на, он не смог вос­при­ять долж­ность Ме­сто­блю­сти­те­ля и им стал свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Пётр (По­лян­ский).
В 1926 го­ду сре­ди епи­ско­па­та воз­ник­ла мысль о тай­ном из­бра­нии Пат­ри­ар­ха. Под ак­том из­бра­ния мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла, у ко­то­ро­го ис­те­кал срок ссыл­ки, бы­ло со­бра­но 72 ар­хи­ерей­ские под­пи­си (в то вре­мя за мит­ро­по­ли­та Сер­гия (Стра­го­род­ско­го) все­го од­на. Та­ким об­ра­зом, мит­ро­по­лит Ки­рилл был из­бран Пат­ри­ар­хом, но ин­тро­ни­за­ция его не со­сто­я­лась, так как Г. П. У. ста­ла из­вест­на эта ак­ция.
Туч­ков, ко­гда ему ста­ли из­вест­ны ре­зуль­та­ты го­ло­со­ва­ния, за­явил, что до­пу­стит ин­тро­ни­за­цию мит­ро­по­ли­та Ки­рил­ла на Пат­ри­ар­ший Пре­стол толь­ко с усло­ви­ем, что в бу­ду­щем тот при по­став­ле­нии епи­ско­пов станет сле­до­вать его ука­за­ни­ям. Вла­ды­ка от­ве­тил «Ев­ге­ний Алек­се­е­вич, вы — не пуш­ка, а я — не сна­ряд, при по­мо­щи ко­то­ро­го вы на­де­е­тесь уни­что­жить Рус­скую Цер­ковь».
Вско­ре по­сле­до­ва­ла вол­на аре­стов. Был аре­сто­ван на­хо­див­ший­ся в ссыл­ке Вла­ды­ка Ки­рилл, ко­то­ро­го за­клю­чи­ли в тюрь­му го­ро­да Вят­ка. Вла­ды­ку при­го­во­ри­ли до­пол­ни­тель­но к трём го­дам ссыл­ки и с ап­ре­ля 1927 го­да он вы­сы­ла­ет­ся в ста­нок Хан­тай­ка Ту­ру­хан­ско­го рай­о­на Крас­но­яр­ско­го окру­га, а за­тем в го­род Ени­сейск.
По­сле вы­хо­да в 1927 го­ду Де­кла­ра­ции мит­ро­по­ли­та Сер­гия, Вла­ды­ка от­де­лил­ся от об­ще­ния с ним, так как не хо­тел участ­во­вать в том, что его «со­весть…при­зна­ла гре­хов­ным». В утвер­ждён­ном мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем Вре­мен­ном Пат­ри­ар­шем Свя­щен­ном Си­но­де он ви­дел угро­зу це­ло­сти Пат­ри­ар­ше­го строя и под­ме­ну его кол­ле­ги­аль­ным управ­ле­ни­ем.
В адми­ни­стра­тив­ной цер­ков­ной де­я­тель­но­сти мит­ро­по­ли­та Сер­гия, Вла­ды­ка (как и Ме­сто­блю­сти­тель, свя­щен­но­му­че­ник мит­ро­по­лит Пётр (По­лян­ский)) усмат­ри­вал пре­вы­ше­ние пол­но­мо­чий, предо­став­лен­ных ему зва­ни­ем За­ме­сти­те­ля Ме­сто­блю­сти­те­ля, что по­влек­ло за со­бой рас­кол в Церк­ви. Вла­ды­ка счи­тал бес­смыс­лен­ным и вред­ным со­хра­не­ние цен­траль­ной цер­ков­ной вла­сти та­кой це­ной. В усло­ви­ях, ко­гда ле­галь­ное устро­е­ние цен­траль­ной адми­ни­стра­тив­но-цер­ков­ной вла­сти невоз­мож­но, и ко­гда ста­ло яс­но, что «мит­ро­по­лит Сер­гий пра­вит Цер­ко­вью без ру­ко­вод­ства мит­ро­по­ли­та Пет­ра», он при­зы­вал ру­ко­вод­ство­вать­ся ука­зом св. Пат­ри­ар­ха Ти­хо­на от 20 но­яб­ря 1920 г., со­глас­но ко­то­ро­му епи­ско­пы долж­ны бы­ли со­зда­вать мест­ное са­мо­управ­ле­ние, чтобы по­том при бо­лее бла­го­при­ят­ных усло­ви­ях дать от­чёт Со­бо­ру о сво­ей де­я­тель­но­сти.
С мая по но­ябрь 1929 го­да Вла­ды­ка вёл пе­ре­пис­ку с мит­ро­по­ли­том Сер­ги­ем, пы­та­ясь убе­дить его сой­ти с па­губ­но­го пу­ти ком­про­мис­сов. Эти пись­ма Вла­ды­ки, глу­бо­ко про­ду­ман­ные и чёт­ко ар­гу­мен­ти­ро­ван­ное, вскры­ва­ют ду­хов­но-нрав­ствен­ную суть про­бле­мы.
Мит­ро­по­лит Сер­гий от­ве­чал угро­за­ми ка­но­ни­че­ско­го пре­ще­ния, тре­буя со­хра­не­ния цер­ков­ной дис­ци­пли­ны. Вла­ды­ка же, за­щи­щая тех, кто ис­по­ве­дал своё несо­гла­сие с цер­ков­ным кур­сом За­ме­сти­те­ля Ме­сто­блю­сти­те­ля, не же­лая «участ­во­вать в том, что со­весть их при­зна­ла гре­хов­ным», так от­ве­ча­ет на это тре­бо­ва­ние: «Это ис­по­ве­да­ние вме­ня­ют им в на­ру­ше­ние цер­ков­ной дис­ци­пли­ны, но и дис­ци­пли­на спо­соб­на со­хра­нять свою дей­ствен­ность лишь до тех пор, по­ка яв­ля­ет­ся дей­ствен­ным от­ра­же­ни­ем иерар­хи­че­ской со­ве­сти со­бор­ной Церк­ви, за­ме­нить же со­бою эту со­весть дис­ци­пли­на ни­как не смо­жет. Лишь толь­ко она предъ­явит свои тре­бо­ва­ния не в си­лу ука­за­ний этой со­ве­сти, а по по­буж­де­ни­ям, чуж­дым Церк­ви или неис­крен­ним, как ин­ди­ви­ду­аль­ная иерар­хи­че­ская со­весть непре­мен­но встанет на стра­жу со­бор­но-иерар­хи­че­ско­го прин­ци­па бы­тия Церк­ви, ко­то­рый во­все не од­но и то же с внеш­ним „еди­не­ни­ем во что бы то ни ста­ло“». В де­каб­ре 1929 го­да мит­ро­по­лит Сер­гий пре­да­ёт Свя­ти­те­ля су­ду ар­хи­ере­ев и уволь­ня­ет его от управ­ле­ния Ка­зан­ской ка­фед­рой.
С 1932 го­да Вла­ды­ка на­хо­дил­ся в ссыл­ке в Ту­ру­хан­ском крае. Пол­го­да здесь длит­ся ночь, пре­ры­ва­е­мая толь­ко Се­вер­ным си­я­ни­ем, пол­го­да оби­та­те­ли это­го края ото­рва­ны от все­го ми­ра: ни пи­сем, ни га­зет, ни по­сы­лок. Мо­роз до­хо­дит до 60-ти гра­ду­сов. Ко­рот­кое по­ляр­ное ле­то и ми­ри­а­ды му­чи­тель­ных ко­ма­ров-гну­сов, цин­га, от­сут­ствие пред­ме­тов пер­вой необ­хо­ди­мо­сти… Та­ко­ва об­ста­нов­ка в ссыл­ках за По­ляр­ным кру­гом… Здесь мно­гие со­слан­ные епи­ско­пы жи­ли в ма­лень­ких по­сёл­ках да­ле­ко друг от дру­га, так что ви­деть­ся не мог­ли. Лишь со свя­щен­но­му­че­ни­ком епи­ско­пом Да­мас­ки­ным (Цед­ри­ком) уда­лось Вла­ды­ке недол­го по­об­щать­ся и с тех пор они ста­ли дру­зья­ми на­все­гда.
По­сле осво­бож­де­ния в ав­гу­сте 1933 го­да Свя­ти­тель непро­дол­жи­тель­ное вре­мя про­жи­вал в го­ро­де Гжат­ске. Еди­но­мыс­лен­ное ду­хо­вен­ство на­стой­чи­во про­си­ло Свя­ти­те­ля за­явить свои пра­ва и взять на се­бя бре­мя управ­ле­ния страж­ду­щей Цер­ко­вью. Но Вла­ды­ка счи­тал для се­бя невоз­мож­ным это сде­лать, по­ка пол­но­стью не уяс­нит со­здав­ше­е­ся по­ло­же­ние. В 1934 го­ду Свя­ти­тель при­е­хал в Моск­ву и явил­ся в Пат­ри­ар­хию. Учи­нён­ный страж пре­гра­дил ему вход, но вы­со­кий, ко­гда-то мо­гу­чий мит­ро­по­лит, от­стра­нив его, шаг­нул в ка­бинет мит­ро­по­ли­та Сер­гия. Через несколь­ко мгно­ве­ний Вла­ды­ка вы­шел; ви­ди­мо, ему всё ста­ло яс­но. Это бы­ла их по­след­няя встре­ча.
Вско­ре ле­том 1934 го­да он был аре­сто­ван в Гжат­ске по об­ви­не­нию в «контр­ре­во­лю­ци­он­ной де­я­тель­но­сти» и за­клю­чён во внут­рен­ний изо­ля­тор осо­бо­го на­зна­че­ния Бу­тыр­ской тюрь­мы г. Моск­вы. Свя­ти­те­ля при­го­во­ри­ли к 3 го­дам ссыл­ки, ко­то­рую от­бы­вал в пос. Яны-Кур­ган (Юж­но-Ка­зах­стан­ская обл.). Непо­да­лё­ку в той же ссыл­ке жил мит­ро­по­лит Иосиф (Пет­ро­вых) и два стар­ца-мит­ро­по­ли­та бы­ли уте­ше­ны хоть ка­кой-то воз­мож­но­стью об­ще­ния. «С мит­ро­по­ли­том Иоси­фом, — так пи­сал Вла­ды­ка, — я на­хо­жусь в брат­ском об­ще­нии, бла­го­дар­но оце­ни­вая то, что с его имен­но бла­го­сло­ве­ния был вы­ска­зан от Пет­ро­град­ской епар­хии пер­вый про­тест про­тив за­теи мит­ро­по­ли­та Сер­гия и да­но бы­ло всем предо­сте­ре­же­ние в гря­ду­щей опас­но­сти».
Вла­ды­ка, по сло­вам его вер­но­го по­сле­до­ва­те­ля-ис­по­вед­ни­ка епи­ско­па Афа­на­сия (Са­ха­ро­ва, па­мять 15 ок­тяб­ря), до­пус­кал в ка­че­стве про­те­ста непо­се­ще­ние «сер­ги­ан­ских» хра­мов, но при этом он осуж­дал ху­ле­ния нера­зум­ных рев­ни­те­лей в адрес со­вер­ша­е­мых там бо­го­слу­же­ний. Для се­бя же он до­пус­кал толь­ко в слу­чае смерт­ной нуж­ды ис­по­ве­дать­ся у «сер­ги­ев­ско­го» свя­щен­ни­ка. В од­ном из пи­сем 1929 го­да Свя­ти­тель на­пи­сал: «Со­вер­шён­ную им (м. Сер­ги­ем) под­ме­ну вла­сти, ко­неч­но, нель­зя на­звать от­па­де­ни­ем от Церк­ви, но это есть, несо­мнен­но, тяг­чай­ший грех па­де­ния. Со­вер­ши­те­лей гре­ха я не на­зо­ву без­бла­го­дат­ны­ми, но участ­во­вать с ни­ми в при­ча­ще­нии не ста­ну и дру­гих не бла­го­слов­ляю, так как у ме­ня нет дру­го­го спо­со­ба к об­ли­че­нию со­гре­ша­ю­ще­го бра­та». Непо­сред­ствен­но мит­ро­по­ли­ту Сер­гию он пи­сал: «Во всей пол­но­те своё воз­дер­жа­ние я от­но­шу толь­ко к Вам, но не к ря­до­во­му ду­хо­вен­ству и тем ме­нее к ми­ря­нам. Сре­ди ря­до­во­го ду­хо­вен­ства очень немно­го со­зна­тель­ных идео­ло­гов Ва­шей цер­ков­ной де­я­тель­но­сти». Од­на­ко, «для тех, кто хо­ро­шо по­ни­ма­ет су­ще­ству­ю­щую в сер­ги­ан­стве неправ­ду», — пи­сал Вла­ды­ка в 1934 г., — «… сво­им непро­тив­ле­ни­ем ей об­на­ру­жи­ва­ет пре­ступ­ное рав­но­ду­шие к по­ру­га­нию Церк­ви».
Но эта мяг­кая по­зи­ция Свя­ти­те­ля несколь­ко уже­сто­чи­лась в по­след­ние го­ды жиз­ни, воз­мож­но, бла­го­да­ря об­ще­нию в ссыл­ке со свя­щен­но­му­че­ни­ком мит­ро­по­ли­том Иоси­фом (Пет­ро­вых), а так­же то­му, что ис­тек­ли все сро­ки ожи­да­ния рас­ка­я­ния мит­ро­по­ли­та Сер­гия в па­губ­ном кур­се цер­ков­ной по­ли­ти­ки.
7 июля 1937 го­да Вла­ды­ка был аре­сто­ван в ссыл­ке и за­клю­чён в тюрь­му г. Чим­кент. На до­про­се, где об­ви­нял­ся в том, что «воз­глав­лял всё контр­ре­во­лю­ци­он­ное ду­хо­вен­ство», Вла­ды­ка дер­жал­ся очень му­же­ствен­но и всю от­вет­ствен­ность по об­ви­не­нию след­ствия взял на се­бя. 6 но­яб­ря он был осуж­дён трой­кой У. Н. К. В. Д. и при­го­во­рён к рас­стре­лу.
7 (20 н. ст.) но­яб­ря Свя­ти­тель был рас­стре­лян в Ли­сьем овра­ге под Чим­кен­том вме­сте со свя­щен­но­му­че­ни­ка­ми мит­ро­по­ли­том Иоси­фом (Пет­ро­вых) и епи­ско­пом Ев­ге­ни­ем (Ко­бра­но­вым).
Мит­ро­по­лит Ки­рилл — один из са­мых вы­да­ю­щих­ся иерар­хов в ис­то­рии Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви. Этот осо­бой ду­хов­ной си­лы ар­хи­пас­тырь был по­слан Гос­по­дом в эпо­ху неслы­хан­ных го­не­ний, как об­ра­зец твёр­до­сти в ис­по­ве­да­нии ве­ры. Он был Свя­ти­тель без­упреч­ный, со­еди­нив­ший мо­лит­вен­ный по­двиг с ак­тив­ной ар­хи­пас­тыр­ской де­я­тель­но­стью, до­сто­ин­ство вы­со­ко­го са­на с ис­тин­ной про­сто­той, сми­ре­ни­ем и лю­бо­вью. Во всех ме­стах слу­же­ния Вла­ды­ки про­яв­ля­ет­ся его осо­бый дар: к нему при­тя­ги­ва­ют­ся лю­ди, при­вле­чён­ные его ду­хов­ной кра­со­той, несо­кру­ши­мой ве­рой.
При­чис­лен к ли­ку свя­тых Но­во­му­че­ни­ков и Ис­по­вед­ни­ков Рос­сий­ских на Юби­лей­ном Ар­хи­ерей­ском Со­бо­ре Рус­ской Пра­во­слав­ной Церк­ви в ав­гу­сте 2000 го­да для об­ще­цер­ков­но­го по­чи­та­ния.

Почитание

Причислен к лику святых новомучеников и исповедников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания. На иконе Собора новомучеников и исповедников, написанной по случаю прославления, на пятнадцатом и последнем клейме было изображено убиение священномученика Кирилла и ихже с ним — владыка торжественно молится, обращенный ликом к зрителю; тёмный тройной профиль солдат-палачей резко контрастирует с фигурой святителя и пейзажем.

Молитвы

Тропарь, глас 5

Якоже солнце светозарное, / возсия днесь память твоя святителю и исповедниче, Кирилле,/ лучами благодати озаряя верных сердца, / к прославлению дивнаго во святых Своих Бога, / даровавшего тебе крепость во исповедании и терпение в скорбех, / не премолчи о нас угодниче Христов, / и избави нас от всякого зла, / Церковь Русскую сохрани от раздоров и нестроений, / мир мирови испроси / и душам нашим велию милость.

Кондак, глас 3

Столп и жертва Церкви Христовой отче быв, / сию непоколебиму от искушений лукавого премудро соблюл еси, / и козни вражия твердым умом разорил еси, / и единую Церковь апостольскую проповедал еси, / Кирилле блаженне, святителей Российских похвало, // моли спастися душам нашим.

Литература

  • «Церк.Вед.» 1904, № 21, с. 257.
  • -«- 1908, № 9, с. 45.
  • -«- 1910, № 2, с. 3.
  • -«- 1913, № 17-18, с. 182.
  • -«- 1918, № 19-20, с. 114.
  • «Русск. Паломн.» 1904, № 32, с. 558.
  • «Изв. Каз. Еп.» 1914, № 5, с. 152.
  • «Красный Архив» 1928, № 26, с. 121.
  • «Мисс. Календ.» 1907, с. 134.
  • «Вестн. Св. Син. Прав. Р. Ц.» (обнов.) 1928, № 5, с. 3, 4, 1930, 3 48-49, с. 11.
  • «Прав. Собес.» 1905, март, с. 537.
  • «Состав Св. Прав. Всер. Син. и Рос. Церк. Иерархии на 1917 г.», с. 126-127.
  • Елевферий митр.: «Неделя в Патриархии». Париж, 1933, с. 34, 74, 115, 118, 119, 120.
  • Елевферий митр.: «Соборность Церкви. Божие и Кесарево». Париж, 1938, с. 49, 177-178, 182-186, 193, 194, 201, 202, 204, 206, 207, 209, 210, 213, 215.
  • Епископ Иоанн (Снычев): «Церковные расколы», с. 387-401.
  • Переписка митр. Кирилла с митр. Сергием (материалы по Иосифлянскому расколу, т. 1, с. 5-22, 25-43).
  • Булгаков, с. 1412, 1414.
  • БЭС, т. II, с. 1309, 2145-2146.
  • ФПС I, ? 13, с. 1.
  • ФПС III, с. 4.
  • ФАМ I, № 141, с. 11.
  • Auszuge aus den Briefen, in: M. Pol’skij, Novye muceniki, II, 297-299; Regelson 166-168, 179-184, 469-471; M.I. Andreyev, Russiás Catacomb Saints, 242-259.
  • Zizneopisanie Mitropolita Kirilla, in: Prav. Rus’ 1981, 17, 5-7.
  • M. Pol’skij, Novye muceniki, I, 181; 11, 295-297.
  • I.M. Andreyev, Russiás Catacomb Saints 235-241.
  • Regel’son 164-184, 236, 312, 394, 400, 413, 428, 452, 468f., 472f., 493-496, 528, 534, 559.
  • Joh. Chrysostomus, Kirchengescichte I, 97-334, 339; 11, 12, 23, 28, 121, 124, 129, 223-229, 242, 303, 305.
  • Prav. Put’ 1980, 101-105.
  • E.L. Episkopy-ispovedniki (S. Francisco 1971) 26-35.
  • G. Seide, Geschichte der ROK im Ausland 47-49, 329, 335, 337, 342.
  • D. Pospielovsky, The Russian Church, passim.
  • A. Levitin — V. Savrov, Ocerki po istorii 111, 38-42.

Использованные материалы

  • Страницы портала Православие.ру:
    • — из календаря
  • Страница сайта Русское Православие:
  • Страница каталога православных икон PravIcon.com:
  • Страница Живого журнала «sobor_voronezh»:

Губонин М. Е., Акты Святейшего Тихона, патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти (1917 — 1943) (сборник в 2-х частях), Москва: Изд-во Православного Свято-Тихоновского Богословского института, 1994, с. 702.

Кирилл (Смирнов)

В Википедии существуют статьи о других людях с именем Кирилл и фамилией Смирнов.

Митрополит Кирилл

Митрополит Казанский и Свияжский

8 апреля 1920 — 2 января 1930

Церковь

Православная Российская Церковь

Предшественник

Анатолий (Грисюк)

Преемник

Афанасий (Малинин)

Митрополит Тифлисский и Бакинский,
экзарх Кавказский

1 апреля 1918 — 8 апреля 1920

Предшественник

Платон (Рождественский)

Преемник

экзархат упразднён

Архиепископ Тамбовский и Шацкий

30 декабря 1909 — 1 апреля 1918

Предшественник

Иннокентий (Беляев)

Преемник

Зиновий (Дроздов)

Епископ Гдовский,
викарий Санкт-Петербургской епархии

6 августа 1904 — 30 декабря 1909

Предшественник

Константин (Булычёв)

Преемник

Вениамин (Казанский)

Образование

Санкт-Петербургская духовная семинария;
Санкт-Петербургская духовная академия

Учёная степень

кандидат богословия

Имя при рождении

Константин Илларионович Смирнов

Рождение

26 апреля (8 мая) 1863

  • Кронштадт, Санкт-Петербург, Российская империя

Смерть

20 ноября 1937 (74 года)

  • Лисья балка, Чимкент, Казахская ССР, СССР

Похоронен

  • Лисья балка

Принятие монашества

10 мая 1902

Епископская хиротония

6 августа 1904

Медиафайлы на Викискладе

Митрополит Кири́лл (в миру Константи́н Илларио́нович Смирно́в; 26 апреля 1863, Кронштадт, Санкт-Петербургская губерния — 20 ноября 1937, Лисий овраг, близ Чимкента) — епископ Русской православной церкви, митрополит Казанский и Свияжский. Один из лидеров умеренного крыла оппозиции митрополиту Сергию (Страгородскому).

Причислен к лику святых Русской православной церковью заграницей в 1981 году, Русской православной церковью в 2000 году.

Образование

Окончил Санкт-Петербургскую духовную семинарию (1883) и Санкт-Петербургскую духовную академию (1887); степень кандидата богословия присуждена за работу «Никифор Феотоки и его значение в истории Русской Церкви и духовной литературы». Профессор Николай Барсов так охарактеризовал это сочинение: «По интересу содержания оно настолько ценно, что желательно было бы видеть его, после более тщательной обработки, в качестве диссертации магистерской».

Священник

С 15 ноября 1887 года — диакон, с 21 ноября 1887 — иерей; 7 октября 1887 года назначен законоучителем Елисаветпольской гимназии Кавказского учебного округа. Награждён экзархом Грузии набедренником в знак духовного отличия 19 марта 1889 года; скуфьёй — 19 марта 1892 года.

С 20 сентября 1894 года — законоучитель во 2-й Петербургской гимназии; настоятель церкви при ней — с 25 марта 1896 года. С октября 1900 года — настоятель кронштадтской Свято-Троицкой кладбищенской церкви. Перевод из столицы в небольшой храм произошёл по прошению о. Константина и, возможно, был связан с желанием быть ближе к протоиерею Иоанну Кронштадтскому, с которым его связывали крепкие духовные узы (именно он после смерти св. Иоанна прибыл в Кронштадт, где отслужил по нему заупокойную литургию, произнёс надгробное слово и сопровождал гроб в Санкт-Петербург).

Был женат на дочери священника Петербургской епархии Ольге Николаевне Азиатской, имел дочь Ольгу. Однако в Кронштадте его постигла семейная трагедия — вначале умерла дочь, случайно проглотившая иголку, а вскоре скончалась и супруга. Это определило его дальнейшую судьбу, связанную с принятием монашества.

Миссионерская деятельность

10 мая 1902 года он был пострижен в монашество с именем Кирилл и назначен начальником духовной миссии в Урмии (Персия, ныне Северный Иран) в сане архимандрита. Миссия действовала среди ассирийцев, которые издавна исповедовали несторианство, но затем их часть присоединилась к православию. За время его руководства миссией были переведены сборник ежедневных молитв, чин литургии св. Иоанна Златоуста, ряд богослужебных книг. Кроме того, была открыта типография, выпускавшая литературу на древнесирийском и современном сирийском языках. С 1902 года при миссии действовала школа с интернатом.

В 1904 году он вернулся в Петербург и при его активном участии в столице было учреждено Кирилло-Сергиевское Урмийское братство, целью которого являлось содействие утверждению православия в Урмии и обращению несториан в православие.

Епископ Гдовский

Епископ Кирилл. Нач. XX века.

6 августа 1904 года хиротонисан во епископа Гдовского, третьего викария Санкт-Петербургской епархии. Хиротонию совершили митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский), архиепископ Финляндский и Выборгский Николай (Налимов), епископ Владикавказский и Моздокский Владимир (Сеньковский), епископ Вологодский и Тотемский Алексий (Соболев).

Был одним из ближайших сотрудников петербургского митрополита Антония (Вадковского), с которым был знаком ещё со времени учёбы в академии, в которой тогда будущий владыка Антоний занимал пост инспектора (владыка Антоний также рукоположил его в священники). Отличался принципиальным характером: совершая в 1909 года Крещенское богослужение в присутствии царской семьи, владыка отказался выполнить требование полиции и освящать кипяченую воду. Как принято, была освящена речная вода.

Тамбовский архиерей

Архиепископ Тамбовский и Шацкий Кирилл

С 30 декабря 1909 года — епископ Тамбовский и Шацкий. Проявил себя энергичным архипастырем: проводил архипастырские беседы с народом, вводил в церквях общенародное пение, истово служил литургии. Занимался широкой благотворительностью, за что был очень почитаем в народе. Привлек монастыри к помощи ремесленно-воспитательному приюту для малолетних, активно содействовал успешной деятельности Крестовоздвиженского братства, содержавшего Тамбовское училище слепых детей.

6 мая 1913 года был возведён в сан архиепископа. С самых первых дней пребывания на Тамбовской кафедре прилагал усилия к большему распространению почитания святителя Питирима Тамбовского, поддержав идею его причисление к лику святых, активно участвовал в подготовке канонизации (прославление состоялось в 1914 году).

Участвовал в Поместном соборе 1917—1918. В качестве официального представителя Собора входил в состав делегации, которая в октябре 1917 вела переговоры с министром исповеданий А. В. Карташёвым и министром-председателем А. Ф. Керенским о судьбе церковно-приходских школ.

Экзарх Кавказский

1 апреля 1918 года был назначен митрополитом Тифлисским и Бакинским, экзархом Кавказским. В связи с самопровозглашением автокефалии Грузинской церкви выступал за включение в состав Кавказского экзархата Дагестана и Прикаспия. При этом Бакинское викариатство преобразовывалось в самостоятельную епархию, что должно было исключить претензии на управление им со стороны Грузинской церкви. Однако реально вступить в управление экзархатом ему не удалось из-за военных действий. В декабре 1919 — феврале 1920 года находился в заключении по решению ВЧК.

Митрополит Казанский

С апреля 1920 года — митрополит Казанский и Свияжский.

19 августа 1920 года был арестован в Казани по телеграфному распоряжению ВЧК и перевезён в Москву, где помещён в Таганскую тюрьму. 27 августа осуждён к лишению свободы на срок «до конца гражданской войны» по обвинению в том, что «выехал из Москвы в Казань без разрешения ВЧК». Затем приговор был заменён на пятилетнее тюремное заключение. Князь Сергей Трубецкой, вспоминая о днях, проведённых в тюрьме, писал о владыке Кирилле: «С достойной простотой нёс он своей крест до конца, подавая пример многим и являясь немым укором тоже для многих…».

В январе 1922 года освобождён и вернулся в Казань. Отказался поддержать связанное с большевиками «обновленческое» движение. В августе 1922 года вновь был арестован, находился в московской тюрьме, после чего выслан в Усть-Сысольск. Власти ненадолго ему разрешили вернуться в Москву, но в этот период он решительно выступил против всяких компромиссов с обновленцами. Попросил патриарха Тихона не обменивать освобождение из ссылки архиереев на включение одиозных представителей обновленчества в состав высшего церковного руководства: «Ваше Святейшество, о нас, архиереях, не думайте. Мы теперь только и годны на тюрьмы…». Был выслан в Зырянский край.

В завещательном распоряжении патриарха Тихона от 25 декабря 1924 года (7 января 1925 года), которое было оглашено в день погребения последнего 12 апреля 1925 года, был назван первым, к кому временно переходят «патриаршие права и обязанности» в случае кончины Патриарха. Однако в связи с нахождением митрополита Кирилла (и второго кандидата — митрополита Агафангела) в ссылке в управление Патриархией по смерти Патриарха, последовавшей 7 апреля 1925 года, вступил митрополит Петр (Полянский). После ареста последнего, 10 декабря 1925 года Заместителем местоблюстителя стал, на основании завещательного распоряжения митрополита Петра (Полянского) от 23 ноября (6 декабря) 1925 года, митрополит Сергий (Страгородский); при этом другое его распоряжение от 22 ноября (5 декабря) 1922 года предоставляло временно его «права и обязанности как Патриаршего Местоблюстителя, до законного выбора нового Патриарха» митрополитам Казанскому Кириллу (Смирнову) или Ярославскому Агафангелу.

Осенью 1926 года по инициативе епископа Павлина (Крошечкина) и архиепископа Корнилия (Соболева) среди епископата Патриаршей церкви проходило тайное избрание Патриарха путём опроса (собирания письменных мнений), в результате которого большинство иерархов высказались за избрание Патриархом митрополита Кирилла как первого в списке поименованных в завещании патриарха Тихона. Процедура закончилась массовыми арестами архиереев, включая заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия. В написанном в марте 1930 года «Обзоре главнейших событий церковной жизни России с 1925 года до наших дней» и составленной на его основе статье Александра Дейбнера «Русские иерархи под игом безбожников» сообщалось о 72 голосах, отданных за избрание Патриархом митрополита Кирилла. Подтвердить или опровергнуть эту цифру, а также установить точно имена всех архиереев, принявших участие в выборах, не представляется возможным, так как в следственном деле, заведенном по данному поводу, какие-либо избирательные бюллетени с подписями отсутствуют.

Весной 1927 года когда митрополит Сергий ещё пребывал в заключении, к митрополиту Кириллу в вятскую тюрьму, где владыка находился с января по апрель 1927 года, явился ответственный за советскую церковную политику Евгений Тучков. Тучков предложил владыке возглавить Церковь. Тучков сказал, что судьба заключённого владыки скоро изменится; он, Тучков, нисколько не сомневается, что разговаривает с будущим Патриархом. Заговорил чекист и о легализации Церкви, поставив условием согласовывать с властью перемещение неугодных ей архиереев. В ответ владыка Кирилл заявил: «… вы не пушка, а я не бомба, которой вы хотите взорвать изнутри Русскую церковь». После этих слов приговор ОСО при Коллегии ОГПУ СССР по статье 58-10 (три года ссылки) был приведён в исполнение.

В 1928 году владыка Кирилл выступил против деятельности заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия по перемещению с кафедр архиереев и запрещению в служении несогласных с его политикой достижения договорённостей с большевистским государством. Выступил против создания при митрополите Сергии Временного патриаршего Священного синода, считая, что это стало превышением его полномочий. В письме архимандриту Неофиту (Осипову), написанном в июле 1928 года: «Учреждение новой формы ВЦУ я не признаю́ и покойного Патриарха контрреволюционером не считаю, а заявление, сделанное о нас в Сергиевской декларации, считаю клеветой. О Господине нашем Митрополите Петре молюсь, потому что не знаю об его отношении к так называемому Патриаршему Синоду».

Последние годы

Последняя известная фотография

В середине 1929 года заместитель местоблюстителя патриаршего престола, митрополит Нижегородский Сергий, неожиданно получил от митрополита Казанского Кирилла присланную «для сведения» копию своего письма одному из викарных епископов Казанской епархии, в котором он писал своему викарию о том, что Заместитель патриаршего местоблюстителя грубо превысил свои полномочия, единовластно учредив «коллегиальное церковное управление» и решившись на некоторые другие нововведения. Не признавая прав митрополита Сергия на «коренное изменение системы церковного управления», митрополит Кирилл более не считает обязательным выполнять его административные распоряжения, и, более того, воздерживается от евхаристического общения с Заместителем местоблюстителя.

2 января 1930 года постановлением митрополита Сергия и Временного Патриаршего Священного Синода при нём предан суду собора архиереев, уволен от управления Казанской епархией на покой с правом священнодействия с разрешения местных епархиальных архиереев. Постановление вступало в силу с 15 февраля 1930 года в случае, если митрополит Кирилл до этого срока не сделает заявления об отказе от общения с отделившимися от митрополита Сергия и учрежденного при нем Синода. Митрополит Кирилл остался при своей позиции.

В письме митрополиту Сергию от 30 января 1930 года констатировал «совершенную безнадежность» возвращения Заместителя «с пути узурпации церковной власти» и заявлял: «Я в деле нравственно-архипастырского служения Св. Церкви, определяемого в своем внутреннем содержании не писанием резолюций и указов, а христианским душепастырством (1 Пет. 5, 2-3), остаюсь по-прежнему митрополитом Казанским и Свияжским для всех православных чад Церкви, не могущих разделять Ваши воззрения на церковные полномочия Ваши и на пути осуществления Церковию своего призвания в здешнем мире, ибо воззрения эти нарушают правду Церкви и искажают Её православное лицо».

Определением Временного Патриаршего Священного Синода № 28 от 11 марта 1930 года митрополит Кирилл был запрещен в священнослужении «за поддержку раскола и молитвенное общение с раскольниками, за демонстративный отказ от евхаристического общения с возглавлением Русской Патриаршей Церкви и неподчинение Заместителю».

После этого произошла определённая эволюция взглядов митр. Кирилла на «сергианство», что можно проследить в его письмах и посланиях: если в 1929 году он пишет, что «с моей стороны ничуть не утверждается и не заподозривается якобы безблагодатность совершаемых сергианами священнодействий и таинств…, но только подчёркивается нежелание и отказ участвовать в чужих грехах. …в случае смертной опасности со спокойной совестью приму елеосвящение и последнее напутствие от священника сергиева поставления или подчиняющегося учрежденному им Синоду».

В 1934 году митрополит Кирилл уже пишет, что «Это только по форме тайнодействия, а по существу узурпация тайнодействий, а потому кощунственны, безблагодатны, нецерковны, но таинства, совершаемые сергианами, правильно рукоположёнными во священнослужении, не запрещёнными, являются, несомненно, таинствами спасительными для тех, кои приемлют их с верою, в простоте, без рассуждений и сомнения в их действенности и даже не подозревающих чего-либо неладного в сергианском устроении Церкви. Но в то же время они служат в суд и осуждение самим совершителям и тем из приступающих к ним, кто хорошо понимает существующую в сергианстве неправду и своим непротивлением ей обнаруживает преступное равнодушие к поруганию Церкви. Вот почему православному епископу или священнику необходимо воздерживаться от общения с сергианами в молитве. То же необходимо для мирян, сознательно относящихся ко всем подробностям церковной жизни».

В 1933 году был освобождён из сибирской ссылки, жил в городе Гжатске. 14 июля 1934 году был вновь арестован, находился в Бутырском изоляторе в Москве. 2 декабря 1934 года решением Особого Совещания при НКВД СССР выслан в Казахстан на три года. Жил в посёлке Яны-Курган, поддерживал отношения с представителями духовенства, негативно относившимися к деятельности митрополита Сергия и лично с митрополитом Иосифом (Петровых). О своем отношении к иосифлянам высказывался в письме к иеромонаху Леониду от 23 марта 1937 года: «С митрополитом Иосифом я нахожусь в братском общении, благодарно оценивая то, что с его именно благословения был высказан от Петроградской епархии первый протест против затеи м. Сергия и дано было всем предостережение в грядущей опасности». В этом же письме он так высказывался относительно сергианства: «м. Сергий отходит от той Православной Церкви, какую завещал нам хранить Св. Патриарх Тихон, и следовательно для православных нет с ним части и жребия. Происшествия же последнего времени окончательно выявили обновленческую природу сергианства. Спасутся ли пребывающие в сергианстве верующие, мы не можем знать, потому что дело спасения вечного есть дело милости и благодати Божией, но для видящих и чувствующих неправду сергианства (каковы Ваши вопросы) было бы непростительным лукавством закрывать глаза на эту неправду и там искать удовлетворения духовных своих нужд потребностей с совестию, сомнящеюся в возможности такого удовлетворения».

24 июня 1937 года был арестован по обвинению в руководстве «контрреволюционной организацией среди церковников» в Южно-Казахстанской области. На допросе 20 августа отверг обвинения, держался мужественно и достойно.

Из протокола допроса:

  • Вопрос: Следствием установлено, что Вы входили в к.-р. центр церковников и являлись руководителем его. Дайте показания по этому вопросу.
  • Ответ: О существования такого центра мне ничего не известно, а потому и руководителем его быть не мог.
  • Вопрос: Следствие предлагает прекратить запирательства и дать откровенные показания.
  • Ответ: Иного показать ничего не могу.

Проходил по одному делу вместе с митрополитом Иосифом (Петровых) и епископом Евгением (Корбановым). Все трое были расстреляны вместе под Чимкентом 20 ноября 1937 года по решению Тройки УНКВД по Южно-Казахстанской области от 19 ноября 1937 года и похоронены в общей могиле предположительно в Лисьем овраге. В православных кругах циркулировали различные, опровергнутые впоследствии, слухи по поводу последнего периода жизни митрополита Кирилла. Так, у Мануила (Лемешевского) утверждалось, что он скончался в 1941 году от укуса змеи и незадолго до кончины примирился с митрополитом Сергием.

Наследие и почитание

В связи с известием о кончине Местоблюстителя патриаршего престола митрополита Крутицкого Петра (Полянского), на Архиерейском Соборе РПЦЗ в декабре 1937 года, архиереи РПЦЗ, расценив притязания митрополита Сергия (Страгородского) как незаконные, признали митрополита Казанского Кирилла законным Местоблюстителем, не зная о том, что митрополит был расстрелян. Однако, в виду гонений Собор признал невозможным открыто поминать митрополита Кирилла, постановив: «Поминать митр. Кирилла, как Местоблюстителя Московского Патриаршего Престола и Возглавителя Русской Церкви за проскомидией и в частных молитвах, но от возглашения его имени за Богослужениями воздержаться, чтобы не навлечь на него тяжких гонений со стороны безбожной власти большевиков. Настоящий акт хранить без опубликования, во свидетельство будущим временам о законном преемстве возглавления Русской Церкви». Вместо открытого поминовения имени митрополита Кирилла Архиерейский Собор постановил поминать «Православное Епископство Церкве Российския».

О судьбе митрополита Кирилла долгое время не было ничего известно. Так, в 1941 году митрополит Серафим (Лукьянов) писал: «Жив ли митрополит Кирилл, не известно; однако можно предположить, что он уже умер, поскольку ему сейчас было бы 78 — 79 лет и его силы были истощены длительной ссылкой в Сибири».

Факт наложения на митрополита Кирилла запрета в священнослужении для церковных историков остался малоизвестным, хотя еще в 1931 году о нём писал священник Михаил Польский, правда, неверно указывая дату. Примечательно, что упоминания о мартовском запрещении 1930 года нет в самом полном на данный момент жизнеописании святителя Кирилла, составленном А. В. Журавским. Такой автор, как митрополит Иоанн (Снычёв), даже особо подчеркивал, что, в отличие от постановлений «против иосифлян и других раскольников», в случае с митрополитом Кириллом «запрещения в священнодействии не последовало».

Прославлен в лике святых новомучеников Российских на Юбилейном Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви в августе 2000 года для общецерковного почитания. Это решение собора было положительно расценено некоторыми епископами Русской православной церкви за границей (РПЦЗ), которая канонизировала владыку Кирилла ещё в 1981 году. Они в этом увидели, что современная Московская патриархия дистанцируется от деятельности митрополита Сергия (Страгородского), признав святым человека, который был одной из «знаковых» фигур в оппозиции ему. Канонизация запрещённого в священнодействии митрополита фактически дезавуировала те прещения, которым владыка Кирилл подвергся в 1930 году со стороны митрополита Сергия (Страгородского) и Временного Патриаршего Священного Синода при нём.

Награды

  • Орден Святой Анны II степени (1904)
  • Орден Святого Владимира III степени (1905)
  • Орден Святой Анны I степени (1908)
  • Орден Святого Владимира II степени (1912)
  • Орден Святого Александра Невского (1915)

Сочинения

  • «Записка архимандрита Кирилла. По вопросу принадлежности Урмийских храмов Православной Духовной Миссии», 13 декабря 1903 года
  • Речь начальника Православной Духовной миссии в Урмии // Церковные ведомости. СПб., 1904. № 8. С. 271—279.
  • «Слово на Сретение Господне, сказанное за всенощным бдением в Тамбовском Казанском монастыре» // Тамбовские епархиальные ведомости. 1910. № 7. стр. 239—242
  • «Слово во 2-ю Неделю Великого Поста, сказанное в Казанском монастыре» // Тамбовские епархиальные ведомости. 1910. № 12. c.429-432
  • «В Тамбовской Духовной семинарии на благодарственном молебне перед роспуском на летние каникулы пяти первых классов» // Тамбовские епархиальные ведомости. 1910. № 17-18. С.617-622
  • «Слово Епископа Тамбовского и Шацкого Кирилла, сказанное под Вербное воскресенье» // Тамбовские епархиальные ведомости. 1910. № 17-18. c.623-624
  • «О посте» // Тамбовские епархиальные ведомости. 1911. № 12. стр. 727—729
  • «Слово Еп. Тамбовского и Шацкого Кирилла за всенощным бдением» // «Тамбовские епархиальные ведомости». 1912. № 35. стр. 1523—1526
  • «На всенощном бдении под праздник Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня» // Тамбовские епархиальные ведомости. 1912. № 39. стр. 1649—1651
  • «По окончании литии в Михайло-Архангельской церкви посёлка при станции Сампур» // Тамбовские епархиальные ведомости. 1916. № 9. стр. 235—237
  • «Поучение» // «Тамбовские епархиальные ведомости». 1915. № 9. стр. 239—240
  • «Поучение» // «Тамбовские епархиальные ведомости». 1915. № 10, стр. 283—284

Литература

  • Н. А. Пути Российской Церкви вчера — сегодня — завтра. В свете экклезиологии Священномученика Кирилла Казанского // «Вестник Германской Епархии Русской Православной Церкви за границей». Мюнхен. — 1999. — № 2. — С. 16-22
  • «Это есть скорбь для Церкви, но не смерть ее…»: Из материалов следственного дела священномученика митрополита Кирилла Казанского (1930) / Публ. и примеч. Н. А. Кривошеевой и А. В. Мазырина // Богословский сборник. Вып. 8. М.: Изд-во ПСТБИ, 2001. С. 326—351.
  • А. В. Журавский. Жизнеописание и труды священномученика Кирилла Казанского. М., 2004.
  • Иерей Александр Мазырин. Священномученик митрополит Кирилл (Смирнов) как глава «правой» церковной оппозиции. Круг его ближайших последователей // Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х — 1930-х годах. М.: Изд-во ПСТГУ, 2006, стр. 57—196.
  • «Авво мой родной!» Письма священномученика Митрополита Кирилла (Смирнова) преподобномученику архимандриту Неофиту (Осипову) 1933—1934 гг // Вестник православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Серия 2: История. История Русской Православной Церкви, № 57 (2) / 2014
  • «Милость Господня да будет с тобою!» Письма священномученика митрополита Кирилла (Смирнова) исповеднице Ираиде (Тиховой) 1934—1937 гг. / Публ. прот. В. Воробьева, свящ. А.Щелкачева, свящ. А. Мазырина, О. И. Хайловой и И. С. Казакова, вступ. ст. и коммент. прот. В. Воробьева, свящ. А. Мазырина и О. И. Хайловой // Вестник ПСТГУ. II: История. История Русской Православной Церкви. 2015. Вып. 2 (63). С. 143—156.
  • Садо, Стефан. Российская православная миссия в Урмии (1898-1918) (рус.) // Христианское чтение. — 1996. — Т. 13. — С. 73—112.

Примечания

  1. Смирнов Константин Иларионович
  2. Александр Журавский о митр. Кирилле Смирнове
  3. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сб. в 2 ч. / Сост. М. Е. Губонин. — М., 1994. — С. 422.
  4. Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти. 1917—1943. Сб. в 2 ч. / Сост. М. Е. Губонин. — М., 1994. — С. 421.
  5. Мазырин Александр, иерей. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х — 1930-х годах / Науч. ред. прот. Владимир Воробьев — М.: Изд-во ПСТГУ, 2006. — 444 с: ил., с. ил. — (Материалы по новейшей истории Русской Православной Церкви), стр. 59
  6. Русская Православная Церковь. XX век. 2 марта. Православие. Ru.
  7. http://pstgu.ru/download/1430915885.7_mazyrin_84-98.pdf
  8. Архивированная копия (недоступная ссылка). Дата обращения 2 декабря 2017. Архивировано 2 декабря 2017 года.
  9. Указы Московской Патриархии Преосвященному Митрополиту Литовскому и Виленскому Елевферию // Голос Литовской православной епархии. 1937. № 3—4. С. 22
  10. А.В.Журавский. Во имя правды и достоинства Церкви..
  11. 1 2 Русская Православная Церковь Заграницей — Официальная Страница
  12. http://pstgu.ru/download/1254133756.7.pdf
  13. Положение Церкви в Советской России: Очерк бежавшего из России священника. С. 59
  14. Мазырин Александр, иерей. Высшие иерархи о преемстве власти в Русской Православной Церкви в 1920-х — 1930-х годах / Науч. ред. прот. Владимир Воробьев — М.: Изд-во ПСТГУ, 2006. — 444 с: ил., с. ил. — (Материалы по новейшей истории Русской Православной Церкви), стр. 83

Ссылки

  • Житие святого священномученика Кирилла (Смирнова) Митрополита Казанского и Свияжского На сайте Казанской епархии
  • Кирилл (Смирнов) На сайте Русское Православие
  • Проповеди митрополита Кирилла

Словари и энциклопедии

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *