Мир и радость в духе святом

Мир и радость в духе святом

82. Спаситель наш под «многими обителями Отца» понимал разные меры, разные дары, которые дают людям радость. Господь сказал «много обителей» не по различию места, а по степени даров.

83. Пока сила Божия не соберет нас и не соединит снова в одно целое, чтобы в этом целом отразился образ Божий, мы остаемся разбиты и разбросаны, подобно осколкам зеркала, отражающим фрагменты действительности.

84. Если бы Господь по нашей вере исполнял все наши молитвы, произошло бы так, что нам уже не нужно было бы ничьих советов, даже от самой Церкви. Или дьявол мог бы отнять у кого‑то здоровье, и ближние этого человека попросили бы нас помолиться о болящем; а враг будто бы по нашей молитве сделал бы вид, что отошел от больного, и мы бы стали жертвой обмана.

85. Когда мы требуем и ждем от других уважения и внимания, они отворачиваются от нас, а когда не думаем об этом, люди сами идут к нам.

86. Наши дурные мысли овеществляют зло и нарушают космический мир.

87. Какова скорость движения ангелов? Ангелы — духовные существа, а скорость духа равна скорости мысли.

88. Если душа не проявляется через тело, то проявляется через мысли. Ночью душа входит в контакт (общение) с духовным миром. В состоянии сна она общается с духовными сущностями живых, мертвых или с падшими духами. На светлую, благочестивую душу бесы нападают, чтобы задушить ее, потому что в их царстве появился бунтовщик. Наша гордость позволяет бесам приступать к нашей душе.

89. Состояние во сне и состояние после пробуждения различны. Когда душа человека спокойна, его мысленный аппарат не утомлен. В противном случае, когда мысленный аппарат истощен, человек, ложась спать даже не сильно уставшим, утром просыпается разбитым, как будто всю ночь тяжело работал. Всю ночь в его подсознании проплывали картины прошлого, рождались планы на будущее, из которых душа составляла разные комбинации. Когда душа очищается от всех этих мысленных комбинаций и нагрузок, тогда сон становится мирным и человек утром просыпается отдохнувшим, свежим и просветленным.

90. Литература часто является плодом обмана падших духов. Такие романы и книжечки не представляют собой христианских произведений, напротив, в них часто содержится ложь, сатанизм, потому что сатана — отец лжи. Если человек — мечтатель, рассеянный фантазер, он в дьявольской сети, и дьявол говорит: «Вот, этот подобен мне».

91. Господь попускает много разочарований, горя и страданий здесь, на земле, чтобы мы махнули рукой на мир, если он так больно ранит нас, и чтобы увидели, что только Бог — Источник утешения, радости и покоя.

92. Если враг не может навредить нам через тревожные мысли, то он нападает на нас через тихие. И если мы будем на этих ложно тихих мыслях основывать свою жизнь, то скоро увидим, как далеко зашли, и нам станет ясно, кто на самом деле это строительство начал.

93. Вот приходит кто‑то в монастырь, а для чего пришел — не понимает и продолжает там жить мирской жизнью. И не может увидеть, как кто‑то другой растет и развивается, и уходит такой из земной жизни, не исправив своего духовного недостатка. Таким надо постоянно молиться: «Господи, пожоги мне исправить мой недостаток!»

94. Господь не исполняет всякую нашу молитву потому, что если бы мы каждый раз получали искомое, то кто бы нас тогда убедил в том, что на земле есть кто‑то умнее и мудрее нас, и чьи советы послушал бы человек? Господь иногда открывает нам в мыслях ответы на разные вопросы и тайны, а иногда таится, чтобы мы спрашивали совета у людей и так смирялись.

95. Обычно мы сердимся, когда нас обижают или насмехаются над нами, до тех пор, пока благодать Божия не сойдет на нас. А когда примем ее, то больше не обижаемся, когда нас обижают, но всегда спокойны, полны радости и тихи, как будто речь идет не о нас.

96. Когда решается спорный вопрос, мы всегда упорно убеждаем того, другого, что он не прав.

Тот упирается, не признает неправоты, и мы напрасно тратим время и мир своей души. Спор лишь обостряется. Но если мы проницательны, то увидим, кто стоит за нашим оппонентом, что нам противоречит не человек, стоящий перед нами, а дух, который скрывается за ним и говорит через него. Не нужно вступать в противоборство с тем, кто тысячелетиями воюет против людей и приобрел в этой борьбе большую ловкость.

97. Что такое пост? Пост заключается не столько в том, чтобы воздерживаться от пищи, сколько в том, чтобы воздерживаться от нечистых мыслей, чтобы поститься мысленно, духовно.

98. Когда бесы видят, что человек угождает Богу и преуспевает в борьбе, тогда они проникают в сердца других людей и изнутри разжигают зависть к этому Божиему человеку. И падший дух так раздражает их против брата, что они то чувствуют к нему зависть, то под влиянием демона делают брату пакости — разносят о нем дурные слухи и клевещут, мешают ему работать… А людям часто кажется, что это они сами завидуют, и не понимают того, что это бес занял место в их сердце, что изнутри, из их сердец, завидует дух злобы. Также появляется в сердце радость, когда человек услышит, что с его соседом, с которым он долго враждовал, случилась неприятность, беда или смерть, и не знает человек, что это в его сердце радуется дух ада.

99. Дух может занять места больше, чем человеческое тело, и меньше, такое маленькое, как, например, кубический сантиметр. Следовательно, в человека может войти целый легион бесов. И тогда наступает для них великое ликование, когда они захватят человека полностью, «воплотятся», войдя в человека.

100. Поэтому, слава Богу, желаю вам всякого добра от Господа нашего и Его Пресвятой Матери, великой нашей Защитницы, Покровительницы и Заступницы пред Богом. Она умолит Сына Своего дать нам сил быть добрыми и славить Бога здесь, на земле, и в вечности.

Аминь.

ТОЛЬКО ГОСПОДЬ ДАЕТ МИР ВСЯКОМУ ТВОРЕНИЮ

Проповедь, произнесенная отцом Фаддеем на Успение Пресвятой Богородицы 28 августа 1984 года; после проповеди опубликованы четыре наставления старца, сказанные им в тот же день, названия даны редакцией. (Прим. изд.)

Благодарю Господа и Пресвятую Владычицу за то, что благоизволил Господь увеличить радость праздника Пресвятой Богородицы — Ее Успения — ангельскими голосами наших детей, которые так прекрасно поют. Они напомнили мне дни моей предвоенной молодости, когда я был монахом в братстве монастыря Печская Патриархия, великой святыни, можно сказать, нашего Сиона. Каждый праздник печский хор пел Литургию; это был смешанный, но удивительно организованный хор, а их регент — неповторим. Мне приходилось слышать много хоров — и белградских и других — но тот печский хор остается исключительным. Но когда сегодня я произнес «Благословенно Царство», а они ответили «Аминь», я сразу вспомнил те дни, и мое сердце дрогнуло. Ведь когда с клироса слышится прекрасное пение, мы освобождаемся от всех забот, от всей суеты мира и возносимся в вечность, к Богу, с ангелами и святыми, туда, где наше истинное Отечество и Царство наше. Если бы наше царство было на земле, то мы всегда бы благоденствовали в довольстве, в мире и радости. Но мы здесь, так скажем, на епитимии, и мы должны подготовиться, научиться Небесной жизни, обрести Божественный мир. Никто не может дать его нам здесь, только Господь, Который дарует мир всякому творению, и нам, если мы ищем и жаждем Его всем сердцем, если хотим соединиться с Ним. Он хочет, чтобы наш дух был соединен с Ним, с Богом нашим, чтобы наши желания и наша воля были соединены с Его Божественной волей, Божественным желанием, чтобы все наше существо было соединено с Ним и мы ощутили радость жизни. Но мы чрезмерно привязываемся к материальной жизни, настолько запутываемся в мирских сетях, что у нас не остается времени подумать о душе, о своем внутреннем мире, и мы постоянно разрушаем

Господь нам прежде всего дал в пример Свою Пресвятую Матерь. После Воскресения и Вознесения Он благоизволил оставить Пресвятую Богородицу в утешение святым апостолам, в побуждение ревности о Господе. Один богоносный отец из Афин, святой Дионисий Ареопа- гит, очень хотел увидеть Богородицу. Для этого он прибыл в Иерусалим, и, когда в доме святого Иоанна Богослова его ввели в комнату, где Она жила, святителя охватила несказанная радость, он освободился от всех своих печалей и забот, в душе воцарился мир. «Если бы с юных лет меня не учили знатъ Единого Бога, — описывал эту встречу сам Дионисий, — Пресвятая Богородица стала бы для меня Богом».

Видите, как Матерь Божия посылает людям мир, тишину и радость. Так и из каждой души, которая соединилась с Богом, по благоизволению Господню распространяются мир и радость. Радость и Божественный мир исходят от такой души, и как хорошо бывает нам в ее присутствии! Видите, что значит Царство Небесное! Царство Небесное — это праведность, мир и радость в Духе Святом.

Божия Матерь непрестанно молится за нас и постоянно посещает нас; всегда, когда мы всем сердцем призовем Ее, Она здесь.

О, сколько на земном шаре посвященных Ей храмов! Сколько чудотворных источников, где Она являлась с благословением, — там люди получают исцеления от болезней и избавление от несчастий. Она постоянно, непрестанно с нами, а мы забываем Ее.

Архимандрит Фаддей Витовницкий (в миру Томислав Штрабулович (1914–2003)) – один из почитаемых старцев Сербской Православной Церкви. Болея туберкулёзом, он поступил в монастырь в 18 лет, исцелился, в 1943 году оккупационными войсками был приговорён к смерти, но, по словам самого старца, в заключении к нему явился Ангел Господень, который показал ему дальнейший путь жизни. С начала 80-х годов принял послушание духовного наставничества. К нему за советом приезжали тысячи людей.

Что делает зависть? Адский дух зависти неустанно восстаёт против правды, против Бога. Бог – весь любовь, а зависть не терпит, чтобы ближнему было хорошо. И когда Бог-Любовь исцелил ту женщину, которая болела и 18 лет была скорчена, зло сразу же показало своё лицо и взбунтовалось, потому что зависть не терпит, когда кому-то делается добро. Она завидует всем и во всём.

* * *

Один из богоносных отцов наших, преп. Нил Мироточивый, являлся монаху Феофану, который 18 лет жил в его пещере, и объяснял многие тайны Царства Небесного. Он сказал, что зависть – печать антихриста на сердце человека. Видите, как это страшно для нас! А мы часто завидуем близким, даже самым родным людям завидуем.

* * *

Ему, Господу, милы наши добрые дела. Милостыня и всё, что мы делаем ради нашего спасения, ради пользы ближних и святой Церкви, – это дорого и мило Господу. Но милее всего и дороже любовь простодушная, детская, которая так трогает сердце Господа.

* * *

Когда душа от всего сердца полюбит молитву, она уже не может отделиться от Родителя. Она постоянно с Ним, постоянно в Его присутствии, разговаривает ли с людьми, работает ли, трудится, она всегда с Ним. Она движется в Его присутствии, предстоит перед Ним, как ангелы и святые.

* * *

Часто случаются с нами беды и несчастья здесь, на земле. Это потому, что мы ещё не смирились. Когда душа смирится и покорится воле Божьей, тогда кончаются наши мучения и страдания, потому что тогда страдания становятся как-то милы нашему сердцу и душе.

Тогда мы обретаем совсем иное понимание жизни. Не мудруем больше по-мирски, так как сей мир мудрует. Мы всё понимаем по-другому, куда ни посмотрим – всё нам как-то умилительно, всё светится. Всё нам хорошо, потому что Богу угодно.

* * *

Мы должны презреть себя ради любви Божьей, а этого «господина Я» не просто выгнать, а убить. Потому что, если он не умрёт, мы не сможем соединиться с Господом: всегда будет выпячиваться этот «господин Я» – он велик и не может склонить голову, он всегда на высоте. А нам нужно смирение.

* * *

Рассеянное сердце холодно, и душа блуждает, словно бездомная. Когда она возвращается домой, она согревает сердце. А стоит ей выйти из дома – её бьют, бьют мысленно. Одна мысль её принимает, другая гонит, третья… И конечно, сердце не выдерживает, каменеет. И говорит: и это нехорошо, и то мне не нравится… Всё это ранит изнутри, и сердце терзается. А когда душа придёт в себя, когда примирится с Господом, тогда Господь занимает центр жизни, и нам становится тепло и блаженно. Мы рассеянные и нецелостны, и только Господь может исцелить нас Своей благодатью.

* * *

У нас, верующих, страданий будет больше, чем у неверующих, потому что в них нет той внутренней боли, они не думают о вечности, для них главное здесь, на земле, – возможность есть и пить, наслаждаться жизнью. Тут всё их внимание, а мы раздвоены: хотим быть с Христом, а не разобрались со своими земными делами, с которыми наше сердце всё ещё связано, всё ещё у них в плену. Поэтому мы так много страдаем. Если мы поймём, что все земные планы, земная жизнь, все отношения с близкими и родными привязывают нас, и настолько привязывают, что наше сердце прилепляется к ним, тогда лучше отвергнуться и отца и матери, и брата и мужа, и сестры. Всё напрасно, если разоряет в нас мир Божий. Нужно всё отвергнуть, соединиться с Господом. Он нас научит, как любить близких, потому что мы не умеем этого, и наша любовь сразу же превращается во что-то материальное, потому что не очищена изнутри.

* * *

К ближним надо относиться одинаково. Нельзя делить людей: этот мне симпатичен, а тот нет, потому что тогда мы объявляем ему войну. И он не будет нас выносить. Хотя внешне не дали никакого повода ни словом, ни движением, только мыслью, в себе так подумали.

* * *

Как только в нас зародится один помысл, в котором нет любви, знайте, что мы приняли духа злобы. Принимая злую мысль, мы принимаем в своё тело самого врага. Духи невидимы, а мы даём им тело, чтобы были видимы. Не душа поносит Господа, потому что она от рождения христианка, а тот дух, которым одержима душа, которой он вертит как хочет.

* * *

Хранение внимания, трезвение важнее подвига, поста и трудов.

* * *

В молитве, прежде всего, необходимо внимание, молитва без внимания ничего не стоит, но если молитва совсем оставлена, тогда ещё труднее. Значит, необходим труд!

* * *

До тех пор пока у нас в этом мире есть хоть малая опора, мы мало доверяем Господу. Душа видит, что любая земная опора – пустое, и говорит: никто меня не понимает. Душа ищет неизменной любви. Нет такой на земле. Только Господь может нас утешить. Господь часто попускает нам неожиданности от недругов, и тогда мы удивляемся, что это такое с нами случилось. Это попущение Божье, чтобы мы увидели свою немощь, что наша надежда (на самих себя) – ничто, что никакой наш труд мы не должны приписывать себе.

* * *

В этом мире человек может много потрудиться, может вложить много сил на благо других, но (всё ещё) не очистить свою душу от греха. При жизни он сделал много добра, многие спаслись его усилиями, но он не обратил достаточного внимания на очищение души, ибо привязан к земному.

* * *

Буря мыслей и волнение после исповеди и ответов духовника значат, что послушник погордился и мысленно воюет против духовника, что он понадеялся на духовника как на человека. А Господь заметил это и попустил искушение.

* * *

Когда мы требуем и ждём от других уважения и внимания, они отворачиваются от нас, а когда не думаем об этом, люди сами идут к нам.

* * *

Какова скорость движения ангелов? Ангелы духовные существа, а скорость духа равна скорости мысли.

* * *

Если враг не может навредить нам через тревожные мысли, он нападает на нас и через тихие. И если мы будем на этих (ложно тихих) мыслях основывать свою жизнь, то скоро мы увидим, как далеко мы зашли, и нам станет ясно, кто на самом деле это строительство начал.

* * *

Господь иногда открывает нам в мыслях ответы на разные вопросы и тайны, а иногда таится, чтобы мы спрашивали совета у людей и так смирялись.

* * *

Когда решается спорный вопрос, мы всегда упорно убеждаем того другого, что он не прав. Тот упирается, не признает неправоты, и мы напрасно тратим время и мир своей души. Спор лишь обостряется. Но если мы проницательны, то увидим, кто стоит за нашим оппонентом, что нам противоречит не человек, стоящий перед нами, а дух, который скрывается за ним и говорит через него. Не нужно вступать в противоборство с тем, кто тысячелетиями воюет против людей и приобрёл в этой борьбе большую ловкость.

* * *

Когда бесы видят, что какой-то человек угождает Богу и преуспевает в борьбе, тогда он проникает в сердца других людей и изнутри разжигает зависть к этому Божьему человеку. Так падших дух раздражает против их брата: они то чувствуют к нему зависть, то под влиянием демона делают брату пакости, разносят дурные слухи и клевещут, мешают ему работать… А людям часто кажется, что это они сами завидуют, не понимая, что это бес занял место (в них), что изнутри, из их сердец, завидует дух злобы. Также появится в сердце дух радости, когда человек услышит, что с его соседом, с которым он долго враждовал, случилась неприятность, беда или смерть. И не знает человек, что это в его сердце радуется дух ада.

* * *

Дети беззлобны и простодушны. Ребёнок не знает, что будет с ним, он не задумывается, как ему быть. Что ему ни скажи – аминь. Полностью верит. Скажешь ему – он поверит, и всё исполнится. Все удивляются, как это получилось. Очень многое зависит от среды, в которой они развиваются. Дети воспринимают всё, что видят. Всё, что ребёнок видит, кажется ему хорошим, он это любит и принимает. Дети сразу чувствуют человека с благородной душой и устремляются к нему. Что-то привлекает ребёнка, и он идёт как к родному и протягивает свои ручонки. Эта благородная душа восприняла божественные свойства через смирение и кротость, и ребёнок, чувствуя это, тянется к ней, тянется к Господу.

* * *

Сжигание мёртвых – не христианское дело. Это дело современного мiра, чтобы сократить пространство, которое занимает тело. Но если человек жил праведно, тело его освящено благодатью Святого Духа – и не может быть сожжено.

* * *

Вместо того чтобы задуматься над тем, как устроена наша жизнь, мы начинаем сопротивление и посылаем на человека, обидевшего нас, свои злые мысли. И таким образом сами озлобляемся. Сколько раз мы негодовали на того, кто обращался с нами некорректно и оскорбительно? Помышляли о нём зло, а значит, убивали в нём душу! Потому что перед Богом принимается всё: доброе или злое. Поэтому нужно с разумением замечать зло и с разумением принимать добро. Надо быть постоянно на страже и не пускать в свою клеть тех, кто не мыслит доброе.

* * *

Если мы откликаемся на ложь, клевету и оскорбления, мы вступаем в связь с духами зависти и злобы и облегчаем им задачу. Но если мы непреклонны, происходит удивительное: клеветы и оскорбления не достигают своей цели и оборачиваются против наших недругов.

* * *

Страх Божий нельзя сравнивать с животным страхом этого мiра. Мы постоянно испытываем животный страх. С этим необходимо совладать. Жизнь наша проходит в страхе о завтрашнем дне, в тревожных мыслях о том, что нас ожидает в будущем. Это животный страх. Но если вы любите кого-то по-настоящему, от всего сердца, вы стремитесь всем своим существом, не только на словах, но и на деле, жизнью своей не обидеть, не расстроить, не огорчить этого человека, не огорчить даже своими мыслями. Вы стараетесь во всём угодить ему, чтобы он остался всем доволен. Этот страх рождается из любви. И если вы из любви к Господу боитесь в жизни или в мыслях чем-нибудь огорчить Его, вы испытываете священный страх – Страх Божий.

* * *

Если бы мы постоянно думали о том, что с нами будет и как будет, мы бы не знали покоя. Бог обо всём промышляет. Какая будет воля Божья, так и будет, не стоит об этом думать. Если мы заняты добрыми мыслями, мы спокойны. А если начинаем предполагать, будет это, а может быть, это – теряем мир и покой. Достаточно нам повседневных забот.

* * *

Мама есть мама, все мы связаны со своей мамой. Мама – наша характерная черта. Кода мама отходит в вечность, мы горюем. Это наша ошибка. Нам нужно молиться, потому что ей нужны наши молитвы, а не причитания и сетования. Будем просить Его, чтобы Он упокоил душу усопшей рабы Своей с ангелами и святыми. А мы вместо этого тоскуем, поэтому и дети, и мать сильно мучаются в вечности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *