Михаил Федорович

Михаил Федорович

Михаил Фёдорович

В Википедии есть статьи о других людях с именем Михаил.

Михаил Фёдорович
Михаи́лъ Ѳео́доровичь

Копия Ведекинда с прижизненного портрета
Государь, Царь и Великий Князь всея Руси
21 февраля (3 марта) 1613 — 13 (23) июля 1645
Коронация 11 (21) июля 1613
Регент инокиня Марфа (1613 — 1619)
Совместно с патриарх Филарет (1619 — 1633)
Предшественник Смутное время (Владислав IV)
Преемник Алексей Михайлович
Рождение 12 (22) июля 1596
Москва, Русское царство
Смерть 13 (23) июля 1645 (49 лет)
Москва, Русское царство
Место погребения
  • Архангельский собор
Род Романовы
Отец патриарх Филарет (Фёдор Никитич Романов)
Мать инокиня Марфа (Ксения Ивановна Шестова)
Супруга 1-я: Мария Долгорукова
2-я: Евдокия Стрешнева
Дети Алексей, Иоанн, Василий, Ирина, Анна, Татьяна, Пелагея, Марфа, Софья
Вероисповедание православная церковь
Автограф
Медиафайлы на Викискладе

Михаи́л Фёдорович Рома́нов (1596—1645) — первый русский царь из династии Романовых (правил с 27 марта (6 апреля) 1613 года), был избран на царствование Земским собором 21 февраля (3 марта) 1613 года.

Биография

Род Романовых принадлежит к числу древних семей московского боярства. Первый известный по летописям представитель этой фамилии — Андрей Иванович, имевший прозвище Кобыла, в 1347 году находился на службе у Великого Владимирского и Московского князя Симеона Ивановича Гордого.

Михаил Фёдорович родился в 1596 году в семье боярина Фёдора Никитича Романова (впоследствии патриарха Филарета) и его жены Ксении Ивановны, урождённой Шестовой. Приходился двоюродным племянником Фёдору Иоанновичу, последнему русскому царю из московской ветви династии Рюриковичей.

При Борисе Годунове Романовы подверглись опале. В 1600 году начался розыск по доносу дворянина Бертенева, служившего казначеем у Александра Романова — дяди будущего царя. Бертенёв донёс, что Романовы хранят у себя в казне волшебные коренья, намереваясь «испортить» (умертвить колдовством) царскую семью. Из дневника польского посольства следует, что отряд царских стрельцов совершил вооружённое нападение на подворье Романовых. 26 октября (5 ноября) 1600 г. братья Романовы были арестованы. Сыновья Никиты Романовича Фёдор (позже Филарет), Александр, Михаил, Иван и Василий были пострижены в монахи и сосланы в 1601 году в Ныроб на Северный Урал, где Александр, Михаил и Василий погибли.

Михаил родился 12 июля — в день святого Михаила Малеина, в честь которого он был крещён; также по традиции он был назван в честь дяди — Михаила Никитича Романова.

В эпоху Смуты

В 1605 году Лжедмитрий I, желая на деле доказать родство с домом Романовых, вернул из ссылки оставшихся в живых членов фамилии. Были возвращены Фёдор Никитич (в монашестве Филарет) с женой Ксенией Ивановной (в монашестве Марфа) и детьми, и Иван Никитич. С осени 1602 года Михаил несколько лет жил в Клинах (ныне Владимирская область, Кольчугинский район), в имении своего дяди Ивана Никитича, а после свержения Шуйского и прихода к власти Семибоярщины оказался в Москве, где и находился всё то время, пока город осаждали русские ополченцы.

Зимой 1612 года Марфа Ивановна с сыном Михаилом жили в своей костромской вотчине Романовых, селе Домнине (читайте о подвиге Ивана Сусанина), а затем укрывались от преследования польско-литовских отрядов в Ипатьевском монастыре в Костроме.

Избрание на царство

Один из моментов избрания Михаила Романова на царство. Сцена на Красной площади. Правая верхняя часть иллюстрации срезана в подлиннике

По версии известного советского историка, профессора А. Л. Станиславского, известного специалиста по истории русского общества XVI—XVII вв., ключевую роль в воцарении Михаила вместо иноземных королевичей и короля Англии и Шотландии Якова I, которого хотели избрать дворянство и боярство, сыграло объединившееся тогда с московским простым народом великорусское казачество, вольности которого царь и его потомки впоследствии отбирали всеми возможными способами. Казаки получали хлебное жалованье и опасались, что тот хлеб, который должен был идти на их жалованье, будет вместо этого продаваться англичанами за деньги по всему миру. 13 (23) марта 1613 год послы от Земского собора, избравшего 16-летнего Михаила царём, во главе с архиепископом Рязанским Феодоритом, келарем Троице-Сергиева монастыря Авраамием Палицыным и боярином Фёдором Ивановичем Шереметевым прибыли в Кострому; 14 (24) марта они были приняты в Ипатьевском монастыре. Здесь они огласили решение Земского собора об избрании Михаила Фёдоровича на московский престол.

Его мать, инокиня Марфа, была в отчаянии, она слёзно умоляла сына не принимать столь тяжкое бремя. Михаил и сам долго колебался. После обращения к матери и Михаилу рязанского архиепископа Феодорита Марфа дала своё согласие на возведение её сына на престол. Через несколько дней Михаил выехал в Москву. Мать благословила его на царство Феодоровской иконой Божией Матери, и с этого момента икона стала одной из святынь дома Романовых. В предании об иконе есть такие слова, приписываемые Марфе: «Се, Тебе, о Богомати Пречистая Богородица, в Твои Пречистеи руце, Владычице, чадо своё предаю, и якоже хощеши, устроиши ему полезная и всему православному христианству».

По дороге он останавливался во всех крупных городах: Костроме, Нижнем Новгороде, Владимире, Ярославле, Троицком монастыре, Ростове, Суздале. Прибыв в Москву, он отправился через Красную площадь в Кремль. У Спасских ворот его встречали крёстным ходом с главными государственными и церковными реликвиями. Затем он молился у гробниц русских царей в Архангельском соборе и у святынь первопрестольного Успенского собора.

В Викитеке есть полный текст:
Крестоцеловальная запись царю Михаилу Фёдоровичу, разосланная Земским собором по городам

В мае 1613 года думный дьяк Иван Чичерин подписывает грамоту об избрании на царство Михаила Романова.

11 (21) июля 1613 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялось венчание Михаила на царство, ознаменовавшее основание новой правящей династии Романовых.

Венчание на царство Царя Михаила Фёдоровича в Успенском соборе

Правление

Царь Михаил Фёдорович был молод и неопытен, и до 1619 года страной правили инокиня Марфа и её родня. Об этом периоде историк Н. И. Костомаров говорит следующее:

Близ молодого царя не было людей, отличавшихся умом и энергией: все только одна рядовая посредственность. Прежняя печальная история русского общества приносила горькие плоды. Мучительства Ивана Грозного, коварное правление Бориса, наконец, смуты и полное расстройство всех государственных связей выработали поколение жалкое, мелкое, поколение тупых и узких людей, которые мало способны были стать выше повседневных интересов. При новом шестнадцатилетнем царе не явилось ни Сильвестра, ни Адашева прежних времен. Сам Михаил был от природы доброго, но, кажется, меланхолического нрава, не одарен блестящими способностями, но не лишен ума; зато не получил никакого воспитания и, как говорят, вступивши на престол, едва умел читать.

После освобождения в 1619 году из польского плена патриарха Филарета фактическая власть перешла в руки последнего, также именовавшегося Великим государем. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

Михаил Фёдорович на собрании боярской думы (Андрей Рябушкин, 1893)

В его царствование были прекращены войны со Швецией (Столбовский мир 1617, по которому России были возвращены Новгородские земли) и Речью Посполитой (1634), возобновлены отношения с иностранными державами.

В 1621 году специально для царя дьяки Посольского приказа стали готовить первую русскую газету — «Вестовые письма».

В 1627 году Михаил Фёдорович ограничил местничество.

В 1631—1634 годы осуществлена организация полков «нового строя» (рейтарского, драгунского, солдатского).

На эти же года приходится Русско-польская война (1632—1634), закончившаяся невыгодным для России Поляновским миром.

В 1632 году Андрей Виниус с разрешения Михаила Фёдоровича основал первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близ Тулы.

В 1637 году срок поимки беглых крестьян был увеличен до 9 лет, а в 1642 году — ещё на год. Вывезенных же другими владельцами разрешалось искать до 15 лет.

Итоги правления

Последние Рюриковичи, Годуновы и первые Романовы
Роман
(ум. 1543)
Василий III
(1479—1533)
Елена Глинская
(ум. 1539)
Иван Годунов
Никита Романович
(ум. 1585)
Анастасия
(ум. 1560)
Иван Грозный (1530—1584) Фёдор Кривой
(ум. 1568)
Степанида
патриарх Филарет
(1554—1633)
царевич Иван
(1554—1582)
царь Фёдор
(1557—1598)
царица Ирина
(ум. 1603)
Борис Годунов
(1552—1605)
Михаил Фёдорович Романов
(1596—1645)
царь Фёдор Годунов
(1589—1605)
Ксения Годунова
(1582—1622)

  • Заключение «вечного мира» со Швецией (Столбовский мир в 1617 году). Границы, установленные Столбовским миром, сохранялись до начала Северной войны 1700—1721 гг. Несмотря на потерю выхода к Балтийскому морю, возвращены большие территории, ранее завоёванные Швецией. Также Россия должна была выплатить большую по тем временам контрибуцию 20000 рублей.
  • Деулинское перемирие (1618 г.), а затем «вечный мир» с Речью Посполитой (Поляновский мир 1634 г.). Польша и Литва сохранили за собой Смоленск и Северскую землю, но польский король и великий князь литовский Владислав IV отказался от притязаний на русский престол.
  • Установление прочной централизованной власти на всей территории страны посредством назначения воевод и старост на местах.
  • Для определения размера налогов по всей стране была произведена точная опись всех поместных земель. Был учреждён особый «приказ» (канцелярия) для приёма и разбора жалоб от населения «на обиды сильных людей».
  • Преодоление тяжелейших последствий Смутного времени, восстановление нормального хозяйства и торговли.
  • Присоединение к России земель по Яику, Прибайкалья, Якутии, выход к Тихому океану.
  • Реорганизация армии (1631—1634 гг.). Создание полков «нового строя»: рейтарского, драгунского, солдатского.
  • Основание первого железоделательного завода под Тулой (1632 г.).
  • Основание Немецкой слободы в Москве — поселения иностранных инженеров и военных специалистов. Менее чем через 100 лет многие жители «Кукуя» сыграют важную роль в реформах Петра I Великого.
  • Начало светской живописи в России: по государеву указу 26 июля (5 августа) 1643 г. на службу в Оружейную палату был принят житель Ругодива живописного дела мастер Иоанн Детерс, который обучал живописи русских учеников.

Брачные планы

Михаил Романов на Памятнике «1000-летие России» в Великом Новгороде. Кузьма Минин вручает Михаилу шапку Мономаха, а Дмитрий Пожарский защищает его

В 1616 году царю Михаилу исполнилось двадцать лет. Царица-инокиня Марфа, в согласии с боярами, решилась устроить смотрины невест — царю подобало жениться и явить миру законного наследника, чтобы не было смут. Девушки съезжались в Москву на смотрины, но мать заранее выбрала сыну девушку из знатной боярской семьи, близкой к семье её родственников Салтыковых. Михаил, однако, спутал её планы: обходя ряды красавиц, молодой царь остановился перед боярышней Марией Хлоповой. Царскую невесту поселили во дворце и даже нарекли новым именем Анастасия (в память о первой жене Ивана Грозного). Вместе с девушкой ко двору прибыла и её многочисленная родня. Но внезапно девушка заболела, в течение нескольких дней у неё была частая рвота. Осмотревшие её придворные доктора (Валентин Бильс и лекарь Балсырь) выдали заключение: «Плоду и чадородию от того порухи не бывает». Но Михаил Салтыков донёс царю Михаилу, что лекарь Балсырь признал болезнь невесты неизлечимой. Инокиня Марфа потребовала, чтобы Марию удалили. Был созван Земский собор. Гаврило Хлопов бил челом: «Болезнь произошла от сладких ядей. Болезнь проходит, невеста уже здорова. Не след отсылать её с верху!» Но бояре знали, что мать царя не хочет Хлопову, поэтому признали: «Мария Хлопова к царской радости непрочна!». Марию вместе с бабкой, тёткой и двумя дядями Желябужскими, разлучив с родителями, отправили в ссылку в Тобольск. Но Михаил Фёдорович продолжал получать известия о здоровье бывшей невесты.

В 1619 году вернулся из плена отец царя, митрополит Филарет, и был посвящён в патриархи. С его появлением влияние матери на Михаила заметно уменьшилось. Филарет не согласился с женой и осудил сына за малодушное поведение. Невесту и её родственников перевели в Верхотурье, а через год — в Нижний Новгород. Но Филарет не настаивал на браке с бывшей невестой. Принимая во внимание печальное состояние государства, патриарх решил сосватать Михаилу литовскую принцессу, но тот отказался. Тогда отец предложил посвататься к Доротее-Августе, племяннице датского короля Христиана. Летопись сообщает об отказе короля, мотивированном тем, что его брат, принц Иоанн, приезжал сватать царевну Ксению и, по слухам, был уморен отравою. В начале 1623 года было отправлено посольство к шведскому королю сватать его родственницу, княжну Екатерину. Но она не захотела исполнить непременного русского условия — креститься в православную веру.

После неудач при иностранных дворах Михаил Фёдорович вновь вспомнил о Марии. Он заявил родителям: «Сочетался я по закону Божию, обручена мне царица, кроме нея не хочу взять иную». Инокиня Марфа вновь обвинила девушку в болезни. По приказу патриарха Филарета было проведено дознание: допрошены родители Марии, врачи, лечившие её. Врачи Бильс и Балсырь были отправлены в Нижний Новгород, чтобы вновь осмотреть невесту. Они освидетельствовали Марию-Анастасию, допросили родных, духовника и пришли к единому мнению: «Марья Хлопова во всём здорова». Сама невеста говорила: «Как была я у отца и у матери, и у бабки, так болезни никакие не бывали, да и на государеве дворе будучи, была здорова шесть недель, а после того появилась болезнь, рвало и ломало нутрь и опухоль была, а чаю, то учинилось от супостата, и была та болезнь дважды по две недели. Давали мне пить воду святую с мощей, и оттого исцелена, и полегчало вскоре, и ныне здорова». После дознания заговор Салтыковых был раскрыт. Михаила и Бориса отправили в свои вотчины, старицу Евникию (наперсницу Марфы) сослали в Суздальский монастырь. Царь вновь собирался жениться на выбранной девушке. Но инокиня Марфа пригрозила сыну: «Если Хлопова будет царицей, не останусь я в царстве твоём». Через неделю после опалы Салтыковых Иван Хлопов получил царскую грамоту: «Мы дочь твою Марью взять за себя не изволим».

Настояв на своём, инокиня Марфа нашла Михаилу Фёдоровичу новую невесту — родовитую княжну Марию Владимировну Долгорукую из древнего рода потомков черниговских князей — Рюриковичей. Свадьба состоялась 18 сентября 1624 года в Москве. Но через несколько дней молодая царица заболела и через пять месяцев умерла. Летопись называет смерть Марии Божьей Карой за оскорбление ни в чём не повинной Хлоповой.

Венчание Михаила Фёдоровича и Евдокии Стрешнёвой

В 1626 году царю Михаилу Романову шёл тридцатый год и был он бездетный вдовец. Для новых смотрин привезли 60 красавиц из знатных семей. Но приглянулась ему одна из прислужниц — дочь мещовского дворянина Евдокия Стрешнева, дальняя родственница боярышни, приехавшей на смотрины. Скромная свадьба состоялась 5 (15) февраля 1626 года в Москве. Молодых обвенчал сам патриарх Филарет, отец жениха. Причём царь ввёл Евдокию в кремлёвские палаты всего за три дня до объявления венчания, боясь, как бы враги не испортили девушку. До того отец и братья сами стерегли её дома. Евдокия отказалась менять имя на Анастасию, объяснив, что ни Анастасии Романовне, ни Марии Хлоповой «имя это счастья не прибавило». Она далека была от борьбы политических «партий» при дворе и интриг. Семейная же жизнь Михаила Фёдоровича оказалась счастливой.

Смерть

Царь Михаил от рождения не отличался крепким здоровьем. Уже в 1627 году, в возрасте 30 лет, Михаил Фёдорович так «скорбел ножками», что иногда, по его собственным словам, его «до возка и из возка в креслах носят».

Архангельский собор. Перспектива торцов надгробий царя Алексея Михайловича (1629—1676), царевича Алексея Алексеевича (1654—1670), царя Михаила Фёдоровича (1596—1645), царевичей-младенцев Василия и Ивана Михайловичей. Фотография К. А. Фишера. 1905 г. Из коллекций Музея архитектуры им. А. В. Щусева.

Скончался 13 (23) июля 1645 года от водяной болезни неизвестного происхождения в возрасте 49 лет. По мнению лекарей, лечивших Московского государя, болезнь его произошла от «многого сиденья», от холодного питья и меланхолии, «сиречь кручины». Похоронен Михаил Фёдорович в Архангельском соборе Московского Кремля.

Дети

Основная статья: Дети Михаила Фёдоровича

В браке Михаила Фёдоровича и Евдокии Лукьяновны родились:

  1. Ирина Михайловна (22 апреля (2 мая) 1627 — 8 (18) апреля 1679)
  2. Пелагея Михайловна (1628—1629) — умерла в младенчестве
  3. Алексей Михайлович (19 (29) марта 1629 — 29 января (8 февраля) 1676) — русский царь
  4. Анна Михайловна (14 (24) июля 1630 — 27 октября (6 ноября) 1692)
  5. Марфа Михайловна (1631—1632) — умерла в младенчестве
  6. Иоанн Михайлович (2 июня 1633—10 января 1639) — умер в 5 лет.
  7. Софья Михайловна (1634—1636) — умерла в младенчестве
  8. Татьяна Михайловна (5 (15) января 1636, Москва — 24 августа (4 сентября) 1706, Москва)
  9. Евдокия Михайловна (1637) — умерла в младенчестве
  10. Василий Михайлович (14 (24) марта 1639 — 25 марта (4 апреля) 1639) — младший сын; погребён в Архангельском соборе Москвы.

Предки

Михаил Фёдорович — предки
Юрий Захарьевич Кошкин
Роман Юрьевич Захарьин-Кошкин
Ирина Ивановна Тучкова
Никита Романович Захарьин-Юрьев
Ульяна Фёдоровна
Фёдор Никитич Романов
Варвара Ивановна Ховрина-Головина или Евдокия Ивановна Горбатая-Суздальская
Михаил Фёдорович
Михаил Иванович Шестов
Василий Михайлович Шестов
Иван Васильевич Шестов
Ксения Ивановна Шестова
Мария

Память

Внешние видеофайлы

Михаил Фёдорович — «Великая Смута и начало династии». Документальный фильм из цикла «Русские цари»

В 1851 году в Костроме был установлен памятник царю Михаилу Фёдоровичу и крестьянину Ивану Сусанину. Проект подготовил В. И. Демут-Малиновский. В советское время памятник был разрушен, сохранился лишь гранитный постамент, который установлен на центральной площади города в положении «лёжа». В канун 400-летия династии Романовых (2013) бывший мэр Костромы установил во дворе своего дома осовремененную версию памятника Михаилу Фёдоровичу.

Образ Михаила Фёдоровича в культуре

Михаил Фёдорович (Софья Гославская) и его мать (Лидия Тридентская). Кадр из фильма «Воцарение дома Романовых». Литература

  • 1856—1857 — Елизавета Багреева «Der erste Romanoff : historisches Schauspiel in fünf Aufzügen» («Первый Романов : исторический спектакль в пяти действиях»)

Кино

  • 1913 — «Воцарение дома Романовых» (исполнительница роли — Софья Гославская)
  • 1913 — «Трёхсотлетие царствования дома Романовых» (исполнитель роли — Михаил Чехов)
  • 2013 — «Романовы» (исполнитель роли — Андрей Шибаршин)
  • Андрей Шибаршин — «Романовы». Фильм первый (2013).
  • Алексей Пищулин. Документальный сериал «Династия» (2013 год). Фильм 2, «Жизнь за царя».

Примечания

  1. Анна (имя жен и дочерей русских князей и государей) // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  2. 1 2 Пчёлов Е. В. Романовы. История династии. — С. 9—27.
  3. Гл. 5, Скрынников Р. Г. «Третий Рим»
  4. Е. В. Пчелов. Антропонимия династии Романовых в XVII в. //Ономастика в кругу гуманитарных наук. Материалы международной научной конференции. Екатеринбург, 2005. С. 203—205.
  5. III глава. Михаил Романов — казачий ставленник В книге Гражданская война в России XVII века. Казачество на переломе истории.
  6. Лабутина Т. Л. Англичане в допетровской России. СПб., 2011.
  7. Любименко И. И. Планы английской интервенции в России в начале XVII столетия // Советская наука. М., 1941. № 2.
  8. Dunning Ch.S.L. A Letter to James I Concerning the English Plan for Military Intervention in Russia // The Slavonic and East European Review. L., 1989. Vol.67. № 1.
  9. 1 2 Авраамий Палицын. Сказание. Дата обращения 6 марта 2010. Архивировано 19 июля 2013 года.
  10. Морозова Л. Е. Михаил Фёдорович // Вопросы истории. 1992. № 1.
  11. Судьба храма — судьба России: Храм Феодоровской иконы Божией Матери. — С. 11.
  12. Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописания её главнейших деятелей
  13. Словарь русских иконописцев XI—XVII веков. М., 2009. С. 178 −179.
  14. Морозова Л. Е. Смута начала ХVІІ века глазами современников. — М.: Институт российской истории РАН, 2000. — С. 429.
  15. Породнился Мещовск с Петербургом.
  16. Иоанн Михайлович (царевич) // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.—М., 1896—1918.
  17. Памятник Михаилу Романову открыт в Костроме в канун 400-летия династии

Литература

  • Селифонтов Н. Н. Сборник материалов по истории предков царя Михаила Феодоровича Романова: Генеал. и ист. материал по печ. источникам: Ч. 1-2. — СПб.: тип. А. Бенке, 1898—1901.
  • Скрынников Р. Г. Михаил Романов. — М.: АСТ: Ермак, 2005. — 334 с.
  • Козляков В. Н. Михаил Фёдорович / Вячеслав Козляков. — Изд. 2-е, испр. — М.: Молодая гвардия, 2010. — 352, с. — (Жизнь замечательных людей. Серия биографий. Вып. 1474(1274)). — 5 000 экз. — ISBN 978-5-235-03386-3.
  • Васильева Л. Н. Жёны русской короны: в 2 книгах. — М.: АСТ: Атлантида — XXI век, 1999. — 10 000 экз. — ISBN 5-93238-001-2 (том 1), ISBN 5-93238-002-0 (том 2).
  • Григорян В. Г. Романовы. Биографический справочник. — М.: АСТ, 2007. — 507 с. — 2000 экз. — ISBN 5-17-038050-X.
  • Пчёлов Е. В. Романовы. История династии. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2003. — 494 с. — 5000 экз. — ISBN 5-224-01678-9.
  • Попова Т. Ф. Российская монархия. Эпохи. События. Судьбы. — М.: АСТ, Астрель, 2006. — 783 с. — 7000 экз. — ISBN 5-17-033795-7.
  • Коронационный альбом Михаила Фёдоровича
  • Морозова Л. Е. Михаил Фёдорович // Вопросы истории. 1992. № 1.
  • Инструкция благородному Самуилу Грушецкому, секретарю его королевского величества, посланнику при светлейшем короле государства Испанского и обеих Индий, данная в Варшаве, в 10-й день апреля месяца, 1612 г. // Иностранные сочинения и акты относящиеся до России, собранные К. М. Оболенским. — Ч. 3. — М., 1848. — С. I—II, 1-7 (2-я паг.).
  • Каган М. Д. Повесть о кончине царя Михаила Фёдоровича // Словарь книжников и книжности Древней Руси. СПб., 1998. Вып. 3, ч. 3. С. 138—141.

Ссылки

  • И. Д. О русском войске в царствование Михаила Феодоровича и после его, до преобразований, сделанных Петром Великим
  • Утверждённая грамота об избрании на Московское государство Михаила Фёдоровича Романова. 1614 год. Проект Российского военно-исторического общества «100 главных документов российской истории»

Тематические сайты

Словари и энциклопедии

Генеалогия и некрополистика

WikiTree · WeRelate · Родовод

Нормативный контроль

BAV: ADV12296447 · BNF: 155367252 · GND: 119098229 · ISNI: 0000 0000 5537 1475 · LCCN: n95089991 · NKC: js2005269365 · NTA: 070791988 · LIBRIS: 247788 · SUDOC: 121629449 · VIAF: 18024186 · WorldCat VIAF: 18024186

Царствование Михаила Фёдоровича (1613—1645)

События

Войны

Родители

Семья

  • супруги:
    • Мария Долгорукова
    • Евдокия Стрешнева
  • дети:
    • Дети Михаила Фёдоровича

>Михаил Романов

Биография

Михаил Федорович Романов – один из правителей Руси, взошедший на престол в 1613 году. Михаил Романов – первый царь из династии Романовых, которая позднее подарила стране немало государей, в том числе открывателя окна в Европу Петра I, остановившего семилетнюю войну мужа Екатерины II, Петра III, отменившего крепостное право Александра II и многих других. Хотя справедливости ради стоит сказать, что далеко не все из царствовавшего генеалогического древа Романовых были потомками Михаила Федоровича по крови.

Михаил Федорович Романов | Гвоздика

Будущий царь Михаил Романов, биография которого берет отсчет с 1596 года, появился на свет в семье боярина Фёдора Никитича и его супруги Ксении Ивановны. Именно отец был относительно близким родственником последнего царя из династии Рюриковичей, Фёдора Иоанновича. Но так как Романов-старший по стечению обстоятельств встал на духовный путь и превратился в патриарха Филарета, то о престолонаследии ветви Романовых через него речь уже не шла.

Михаил Романов в молодости | Русская историческая библиотека

Этому способствовали следующие обстоятельства. При царствовании Бориса Годунова на семью Романовых был написан донос, который «обличал» Никиту Романова, деда будущего царя Михаила Федоровича Романова, в колдовстве и желании умертвить Годунова и его семью. Последовал незамедлительный арест всех лиц мужского пола, поголовный принудительный постриг в монахи и ссылка в Сибирь, где почти все члены семьи погибли. Когда на престол взошел Лжедмитрий I, он приказал помиловать сосланных бояр, в том числе и Романовых. К тому моменту возвратиться смогли только патриарх Филарет с женой и сыном, а также его брат Иван Никитич.

Картина «Помазание на царство Михаила Федоровича», Филипп Москвитин | Русская народная линия

Дальнейшая биография Михаила Романова кратко была связана с городком Клины, который сейчас относится к Владимирской области. Когда к власти в России пришла Семибоярщина, семья пару лет жила в Москве, а позднее, во время русско-польской войны Смутного времени, укрывалась от преследования польско-литовских отрядов в Ипатьевском монастыре в Костроме.

Царство Михаила Романова

Избрание Михаила Романова на царство стало возможно благодаря объединению московского простого люда с великорусским казачеством. Дворянство собиралось отдать трон королю Англии и Шотландии Якову I, но казаков это не устроило. Дело в том, что они не без оснований опасались, что иностранные правители отберут у них территории, а кроме того, уменьшат размеры хлебного довольствия. В итоге Земский собор выбрал престолонаследником ближайшего родственника последнего русского царя, которым и оказался 16-летний Михаил Романов.

Избрание Михаила Романова на царство | Исторический блог

Нужно заметить, что ни он сам, ни его мать изначально идее московского царствования не обрадовались, понимая, какое это тяжкое бремя. Но послы Михаилу Федоровичу Романову кратко объяснили, почему его согласие так важно, и юноша выехал в столицу. По пути он останавливался во всех крупных городах, например, Нижнем Новгороде, Ярославле, Суздале, Ростове. В Москве он прямиком направился через Красную площадь в Кремль и у Спасских ворот был торжественно встречен обрадованным людом. После коронования, или как тогда говорили – венчания на царство, началась царственная династия Михаила Романова, которая управляла Россией на протяжении последующих трех сотен лет и вывела ее в число великих держав мира.

Правление Михаила Романова

Так как правление Михаила Федоровича Романова началось, когда ему было всего лишь 16 лет, говорить о каком-то опыте царя не приходится. Более того, его не воспитывали с прицелом на управление государством и, по слухам, молодой царь едва умел читать. Поэтому в первые годы Михаила Романова политика зависела больше от решений Земского собора. Когда же в Москву вернулся его отец, патриарх Филарет, он стал фактическим, хоть и не явным, соправителем, подсказывая, направляя и влияя на политику Михаила Федоровича Романова. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

Картина «Избрание Михаила Федоровича Романова на царство», А.Д. Кившенко | Всемирная Энциклопедия Путешествий

Внешняя политика Михаила Романова была направлена на прекращение разорительных войн с западными странами. Он остановил кровопролития со шведскими и польскими войсками, хотя и за счет потери некоторой части территории, в том числе выхода к Балтийскому морю. Собственно, из-за этих территорий через много лет Петр I будет участвовать в Северной войне. Внутренняя политика Михаила Романова также была направлена на стабилизацию жизни и централизацию власти. Ему удалось привнести гармонию в светское и духовное общество, восстановить сельское хозяйство и торговлю, уничтоженные в Смутное время, основать первые в стране заводы, преобразовать налоговую систему в зависимости от размера земель.

Картина «Боярская Дума при Михаиле Романове», А.П. Рябушкин | Terra Incognita

Также стоит отметить такие новшества первого царя династии Романовых, как впервые проведенную в стране перепись населения и их имущества, которая и позволила стабилизировать налоговую систему, а также поощрение государством развития творческих талантов. Царь Михаил Романов распорядился принять на службу художника Иоанна Детерса и поручил ему обучать живописи способных русских учеников.

В целом царствование Михаила Федоровича Романова характеризуется улучшения положения России. К концу его правления были устранены последствия Смутного времени и созданы условия для будущего расцвета России. Между прочим, именно при Михаиле Федоровиче в Москве появилась Немецкая слобода, которая сыграет такую важную роль в реформах Петра I Великого.

Личная жизнь

Когда царю Михаилу Романову исполнилось 20 лет, устроили смотрины невест, ведь если бы он не подарил государству наследника, вновь могли начаться смуты и волнения. Интересно, что эти смотрины изначально были фикцией – мать уже выбрала для самодержца будущую супругу из знатной семьи Салтыковых. Но Михаил Федорович спутал ее планы – выбрал себе невесту самостоятельно. Ею оказалась боярышня Мария Хлопова, но царицей девушке стать было не суждено. Разгневанные Салтыковы начали тайком травить еду девицы, а из-за проявившихся симптомов болезни ее признали не подходящей кандидатурой. Впрочем, царь интриги бояр раскрыл и сослал семью Салтыковых.

Гравюра «Мария Хлопова, будущая невеста царя Михаила Федоровича» | Культурология

Но характером Михаил Федорович Романов был слишком мягок, чтобы настоять на свадьбе с Марией Хлоповой. Он сватался к заграничным невестам. Хотя те были согласны на брак, но только при условии сохранения католической веры, что для Руси оказалось неприемлемо. В итоге женой Михаила Романова стала родовитая княжна Мария Долгорукая. Однако она буквально через несколько дней после венчания заболела и вскоре скончалась. Народ назвал эту смерть карой за оскорбление Марии Хлоповой, а историки не исключают нового отравления.

Венчание Михаила Романова | Википедия

К 30 годам царь Михаил Романов был не только холостым, но самое главное – бездетным. Вновь организовали смотрины, вновь за кулисами заранее выбрали будущую царицу, и вновь Романов проявил своеволие. Он выбрал дочь дворянина Евдокию Стрешневу, которая даже не числилась кандидаткой и не участвовала в смотринах, а приехала как прислужница одной из девушек. Свадьбу сыграли очень скромную, невесту стерегли от покушения всеми возможными силами, а когда она показала, что не интересуется политикой Михаила Романова, все интриганы от жены царя отстали.

Евдокия Стрешнева, жена Михаила Федоровича Романова | Википедия

Семейная жизнь Михаила Фёдоровича и Евдокии Лукьяновны была относительно счастливой. Супруги стали родоначальниками династии Романовых и произвели на свет десятерых детей, хотя шестеро из них умерли в младенчестве. Будущий царь Алексей Михайлович был третьим ребенком и первым сыном правящих родителей. Кроме него выжили три дочери Михаила Романова – Ирина, Татьяна и Анна. Сама Евдокия Стрешнева, кроме главной обязанности царицы- рождения наследников, занималась благотворительностью, помогая церквям и нищим людям, строя храмы и ведя благочестивую жизнь. Она пережила царственного супруга всего на один месяц.

Смерть

Царь Михаил Федорович Романов от рождения был человеком болезненным. Причем у него были и физические недуги, и психологические, например, он нередко находился в состоянии депрессии, как тогда говорили — «страдал меланхолией». Кроме того, он очень мало двигался, из-за чего имел проблемы с ногами. К 30-годам царь уже мог ходить лишь еле-еле и часто из палат его выносили слуги на руках.

Памятник первому царю из династии Романовых в Костроме | За Веру, Царя и Отечество

Тем не менее, он прожил довольно долго и умер на следующий день после своего 49-летия. Официальной причиной смерти врачи назвали водяную болезнь, образовавшуюся от постоянного сидения и обильного холодного питья. Похоронен Михаил Романов в Архангельском соборе Московского Кремля.

Михаил Фёдорович Романов (1596—1645) — первый русский царь из династии Романовых (правил с 24 марта 1613 года), был избран на царствование Земским собором 21 февраля (3 марта) 1613 года, что закрывало период Смутного времени.

Сын боярина Федора Никитича Романова (впоследствии — Патриарха Московского Филарета) и боярыни Ксении Ивановны Романовой (урождённой Шестовой). Приходился двоюродным племянником последнему русскому царю из московской ветви династии Рюриковичей, Фёдору I Иоанновичу (сыну Ивана IV Грозного). Борьба за власть многочисленных претендентов на трон в Смутное время сопровождалась ссылками на их причастность к успехам правления Федора, а родство с ним Михаила Романова стало главной причиной избрания его на царство в 1613 г.

Детство

Об образовании Михаила сведений не обнаружено. В 1600 семья Романовых попала в опалу к Борису Годунову. В этом году дворянин Бертенев, служивший казначеем у Александра Романова — дяди будущего царя, написал донос. Бертенев донес, что Романовы хранят у себя в казне волшебные коренья, намереваясь умертвить колдовством царскую семью. Из дневника польского посольства следует, что отряд царских стрельцов совершил вооруженное нападение на подворье Романовых. 26 октября 1600 г. братья Романовы были арестованы. Сыновья Никиты Романовича: Фёдор, Александр, Михаил, Иван и Василий были пострижены в монахи и сосланы в Сибирь в 1601 г., где большинство из них погибли.

Семья смогла вернуться после прихода в Москву Лжедмитрия I, который желал на деле доказать родство с домом Романовых и прекратил их преследование. После изгнания из Москвы польских интервентов в октября 1612 Михаил Федорович с матерью выехал в свою вотчину окраине Костромы, но, боясь нападения польских отрядов, переехал в Ипатьевский монастырь.

Именно отец Михаила был относительно близким родственником последнего царя из династии Рюриковичей, Фёдора Иоанновича. Но так как Романов-старший по стечению обстоятельств встал на духовный путь и превратился в патриарха Филарета, то о престолонаследии ветви Романовых через него речь уже не шла.

После изгнания поляков из Москвы появилась возможность в более спокойной обстановке избрать царя. Среди претендентов были польский королевич Владислав, шведский принц Карл-Филипп и другие. Земский собор, созванный в начале 1613 года, избрал Михаила Федоровича Романова.

Почему именно Михаил Фёдорович Романов стал царем

Он находился ближе всех по родству с прежними русскими царями: внучатый племянник Анастасии Романовны Захарьиной, первой жены Ивана Грозного.

13 марта 1613 года послы от Земского собора, избравшего 16-летнего Михаила царём, во главе с архиепископом Рязанским Феодоритом, келарём Троице-Сергиева монастыря Авраамием Палицыным и боярином Фёдором Ивановичем Шереметевым прибыли в Кострому. 14 марта они были приняты в Ипатьевском монастыре с решением Земского собора об избрании Михаила Фёдоровича на московский престол.

Нужно заметить, что ни сам Михаил, ни его мать изначально идее московского царствования не обрадовались, понимая, какое это тяжкое бремя. Но послы Михаилу Федоровичу Романову кратко объяснили, почему его согласие так важно, и юноша выехал в столицу. По пути он останавливался во всех крупных городах, например, Нижнем Новгороде, Ярославле, Суздале, Ростове.

В Москве он прямиком направился через Красную площадь в Кремль и у Спасских ворот был торжественно встречен обрадованным людом.

После коронования, или как тогда говорили – венчания на царство, началась царственная династия Михаила Романова, которая управляла Россией на протяжении последующих трех сотен лет.

11 (21) июля 1613 года в Успенском соборе Московского Кремля состоялось венчание Михаила на царство, ознаменовавшее основание новой правящей династии Романовых.

Так как правление Михаила Федоровича Романова началось, когда ему было всего лишь 16 лет, говорить о каком-то опыте царя не приходится. Более того, его не воспитывали с прицелом на управление государством и, по слухам, молодой царь едва умел читать. Поэтому в первые годы Михаила Романова политика зависела больше от решений Земского собора. Когда же в 1619 году в Москву вернулся его отец, патриарх Филарет, он стал фактическим, хоть и не явным, соправителем, подсказывая, направляя и влияя на политику Михаила Федоровича Романова. Государственные грамоты того времени писались от имени царя и патриарха.

Таким образом, Филарет с первой же минуты возвращения своего стал руководителем московской политики и сохранил такое значение на все время своего патриаршества. Приказные книги и грамоты тех лет дают много указаний на это. Переписка патриарха-отца с сыном-государем обнаруживает всю силу влияния патриарха на ход московских дел, и крупных и мелких.

Политика царя Михаила Романова

Внешняя политика Михаила Романова была направлена на прекращение разорительных войн с западными странами. Он остановил кровопролития со шведскими и польскими войсками, хотя и за счет потери некоторой части территории, в том числе выхода к Балтийскому морю. Собственно, из-за этих территорий через много лет Петр I будет участвовать в Северной войне.

Возобновлены отношения с иностранными державами.

В 1621 году специально для царя дьяки Посольского приказа стали готовить первую русскую газету — «Вестовые письма».

В 1631—1634 годы осуществлена организация полков «нового строя» (рейтарского, драгунского, солдатского).

В 1632 году Андрей Виниус с разрешения Михаила Фёдоровича основал первые чугуноплавильные, железоделательные и оружейные заводы близ Тулы.

После долгого периода Смутного времени удалось преобразовать налоговую систему в зависимости от размера земель. Также стоит отметить такие новшества первого царя династии Романовых, как впервые проведенную в стране перепись населения и их имущества.

В целом царствование Михаила Федоровича Романова характеризуется улучшения положения России. К концу его правления были устранены последствия Смутного времени и созданы условия для будущего расцвета России. Между прочим, именно при Михаиле Федоровиче в Москве появилась Немецкая слобода, которая сыграет такую важную роль в реформах Петра I Великого.

Михаил Федорович Романов от рождения был человеком болезненным. Причем у него были и физические недуги, и психологические, например, он нередко находился в состоянии депрессии, как тогда говорили — «страдал меланхолией». Кроме того, он очень мало двигался, из-за чего имел проблемы с ногами. К 30-годам царь уже мог ходить лишь еле-еле и часто из палат его выносили слуги на руках.

Царь дожил до своего 49-ти летия и скончался на следующий день — 13 июля 1645 года от водяной болезни неизвестного происхождения. Похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля.

Использованы материалы сайта 24smi.org

Поделиться этой записью

Культура во время правления Михаила Романова

Культура времени Михаила Фёдоровича, оставаясь во многом традиционалистской, испытала всё же, как и политическая, хозяйственная жизнь, некоторые сдвиги. Появлялись новации, которые, в комплексе с другими факторами развития, позволяют говорить о XVII веке как эпох начала новой истории России. Если в хозяйстве появляются новые завязи, элементы буржуазных отношений, государственно-политическом плане — расцвет, хотя бы временный, сословно-представительного начала в лице Земских соборов, то в культурной жизни — это начало демократизации, усиления западного влияния. В ряде случаев элементы нового выражены ещё слабо, но за ними будущее.

Смута «вытолкнула» к активной деятельности большие массы людей, и они проявляли себя и в деле спасения Отечества и его восстановления, и в политической жизни, и в культуре. Если в предыдущие столетия главным субъектом культурной, духовной жизни были представители Церкви, то в XVII веке выдвигается целая плеяда мастеров из среды дворян, приказных людей, посадского сословия. Будучи людьми верующими, конечно, они больше склонялись к светским сочинениям, мотивам. Они интересовались не только житиями святых, но и переживаниями, внутренним миром обыкновенных людей, мирян. Тем самым церковный традиционализм в культуре дополнялся светскими сюжетами, стремлениями.

Всё шире распространялась грамотность. Чтение, письмо, счётную премудрость передавали ученикам священники, дьячки, посадские грамотеи, площадные подьячие; по всей Росси трудились десятки, сотни таких учителей. Много книг издавал московский Печатный двор. Среди них — букварь Василия Бурцева (первое издание — 1634 г., затем — несколько переизданий), стоивший всего одну копейку. Его тираж — несколько тысяч экземпляров, для того времени немалый. Появились и другие книги. В библиотеке царя Михаила, помимо духовных (их — большинство, монарх был очень богомолен), имелись сочинения Аристотеля, «О Троицком осадном сидении» (об осаде Троице- Сергиева монастыря поляками в годы Смуты) и другие.

Нужно сказать, в Смуту печатное дело было, как и многое другое, разрушено. Сгорел Печатный двор со всеми типографическими приспособлениями. Немногие мастера, оставшиеся в живых, разошлись по разным городам. Указом царя Михаила вернули «хитрых людей» (мастеров-печатников) — Н. Ф. Фофанова из нижнего Новгорода и его товарищей. Архимандриту Дионисию и келарю А. Палицыну государева грамота указала выделить учёных старцев «для исправления книг служебных и Потребника» — очищения их от ошибок, накопившихся «от времени блаженного князя Владимира до сих пор». В частности, «книга Потребник в Москве и по всей Русской земле в переводах разнится и от неразумных писцов во многих местах не исправлена; в пригородах и по украинам, которые близ иноверных земель, от невежества у священников обычай застарел и бесчестия вкоренились» (здесь в грамоте приводятся слова троицкого старца Арсения и попа Ивана из села Клементьева). Проверять и исправлять книги поручили тем же Дионисию, Арсению, Ивану «и другим духовным и разумным старцам, которым подлинно известно книжное учение, грамматику и риторику знают».

Приведённые данные говорят о том, что в стране, несмотря на потрясения Смутного времени, имелись и люди, знавшие хорошо «книжное учение», и те, кто умел это ценить (в данном случае — правящие верхи во главе с молодым монархом). Работа по исправлению богослужебных книг, проведённая при царе Алексее и патриархе Никоне, задумывались при их предшественниках — царе Михаиле и патриархе Филарете. Была ли она проведена в полном или неполном объёме — неизвестно. Во всяком случае, типография возобновила печатание книг. Печатный двор к концу правления первого Романова — крупное по тому времени предприятие: более полутора десятков работников разных специальностей (редакторы-справщики, корректоры, наборщики, печатники, художники), более десятка станков и другое типографское оборудование. К 1648 г., три года спустя после кончины Михаила, в типографии хранилось около одиннадцати с половиной тысяч экземпляров различных книг.

Заметно продвинулись русские люди в накоплении научных знаний, технических навыков. Успешно работали они в металлообработке, литейном деле. Так, русский мастер в 1615 г. изготовил первую пушку с винтовой нарезкой. Делали и нарезные ружья («пищали винтовальные»). «Боевые часы» на Спасской башне Московского Кремля сделали устюжские кузнецы крестьяне Вирачевы — Ждан (дед), Шумила (отец) и Алексей (внук); проект подготовил англичанин Христофор Галлоуэй.

Русские мастера делали водяные двигатели для мануфактур. «Книга сошного письма» (1628-1629 гг.) даёт указания о способах измерения земельных площадей; «Роспись» начала XVII века — об установке труб для подъёма с разных глубин соляного раствора. Существовали руководства по изготовлению красок, олифы, левкаса, чернил; травники, лечебники. Географические познания русские люди черпали из «Нового чертежа» (1627 г.) — карты земель между Доном и Днепром; «Книги Большому чертежу» (1627 г. — список городов и расстояний между ними). А «землепроходцы» и «мореходцы» в первой половине века прошли всю Восточную Сибирь, Забайкалье, вышли к Тихому океану. Описание обширных пространств, их чертежи они присылали в Москву. А в статейных списках русские послы, их помощники сообщали сведения об иноземных государствах. Царь Михаил, Посольский приказ отправляли довольно много посольств к государям ближних и дальних стран — с извещениями о восшествии на престол, предложениями о союзе, мире, сватовстве (например, о женитьбе принца Вольдемара Датского на дочери Михаила Фёдоровича Ирине) и т.д.

По случаю воцарения Михаила Романова составили «грамоту утверждённую», «Новый летописец» (1630 г.) и другие памятники. В них прославляются Михаил и Филарет, обосновываются права Романовых на престол. Те же идеи развивают некоторые повести и сказания о Смутном времени.

Усилиями властей послесмутной поры возобновляется, по мере ликвидации разрухи, строительство в Москве и других городах. Приводятся в порядок кремлёвские стены и башни; одна из них, Спасская, получает шатровое покрытие и меняет свой суровый крепостной облик на парадный, торжественный, нарядный. В подмосковной царской усадьбе возводят церковь Покрова — в честь освобождения России от иноземцев-захватчиков. Храм под тем же названием строит Д. М. Пожарский в своём Медветкове под Москвой. Замечательные шатровые здания появляются в Нижнем Новгороде, Угличе. Все они отличаются нарядностью декоративного убранства, изяществом, стройностью пропорций.

Живописность и нарядность характерны и для жилых построек. Прежде всего в этом плане следует отметить кремлёвские царские терема (архитекторы А. Константинов, Б. Огурцов, Т. Шарутин, Л. Ушаков; 1635-1636 гг.). Фасады Теремного дворца украшены яркими цветными изразцами, резным белым камнем. Покрыт он золоченой крышей, окружён несколькими златоглавыми церквушками — придворными, «домашними». Столь же красочно и внутреннее убранство дворца.

С 1643 г. начинается расширение патриаршего двора в Московском Кремле. В разных городах строят пятиглавые соборы. В целом в архитектуру той поры всё решительней проникают светские реалистические черты, стремление к декоративности, отделке деталей. То же относится к живописи. Иконы Строгановской школы, фрески в храмах, гравюры, миниатюры — во всех этих жанрах, в той или иной мере, присутствуют элементы нового.

Чаще всего невозможно говорить о политике правительства «двух государей» в области культурной жизни, однако можно отметить, что в ряде случаев их внимание, одобрение прослеживается при составлении некоторых литературных, исторических памятников, в строительстве культовых и дворцовых зданий, их влияние на привлечение к работе тех или иных мастеров (Вирачевых при обновлении Спасской башни в Кремле).

В культуре времени царя Михаила в России было сделано немало — и в продолжение старых традиций, и в разработке новых идей, подходов.

РУССКОЕ ИСКУССТВО ПРИ ПЕРВЫХ РОМАНОВЫХ

Последним этапом древнерусской истории был XVII век. Он же явился началом нового периода в истории русского искусства. Оставаясь еще под сильным влия­нием церкви, искусство приобретало новые, светские черты. Полагают, что в этот период расширилось проникновение западных идей через Польшу, Белоруссию и Украину. Происходило «обмирщение» культуры, т.е. усиление светских мотивов в культовых постройках. Под влиянием Запада в России возникают первые театраль­ные представления, в литературе на первый план выходят произведения светско­го характера, светская музыка, гонимая церковью, начинает пользоваться все боль­шей популярностью.

Стремление преодолеть средневековые принципы в искусстве сочетается в XVII в. с мощным воздействием на искусство народного творчества, с которым связы­вают декоративное великолепие художественной культуры России. В этот период инициаторами строительства храмов все чаще выступали богатые купцы и горожа­не, чьи вкусы внесли существенную поправку в художественную традицию. В Мо­скве возник Приказ каменных дел, в стенах которого были собраны лучшие русские мастера и приглашенные с Запада инженеры.

Главными объектами гражданского строительства стали кремлевские дворцы: Теремной, Потешный и Патриарший.

В первой половине XVII в. зодчие Бажен Огурцов иАнтип Константинов воз­вели для царя Михаила Федоровича «зело пречудные палаты» каменные — Терем-

ной дворец. Основой его служили фундамент и два нижних этажа белокаменного дворца Ивана III и Василия III. Последний этаж, названный Верхним теремком, предназначался для царских детей, имел высокую крышу, расписанную цветными ромбами, и башенку. Три этажа жилых хором нового дворца были возведены с от­ступом от фасадной стены старых палат, благодаря чему вокруг образовалась от­крытая терраса — гульбище. «Чердачный» ярус также был окружен открытой пло­щадкой — Верхним каменным двором. Таким образом, дворец приобрел характерный для русского зодчества того времени ступенчатый ярусный силуэт.

В разных ярусах дворца располагалось несколько церквей. В 1681 г. каменных дел подмастерье Осип Старцев объединил под одной кровлей три церкви: Спаса «за золотой решеткой», Распятия и Воскресения Славущего. На крыше он воздвиг на тонких изящных барабанах-шейках с майоликовыми украшениями одиннадцать, по суммарному числу куполов, луковичных главок. Помимо необычной и изыскан­ной архитектуры дворца с его ступенчатой композицией впечатление нарядности, красочности, парадности достигалось за счет белокаменных резных наличников оконных проемов, изумительно красивых наружных крылец, резных парапетов -гульбищ. Особенно широко в оформлении использовался мотив двойной арки с подвесной гирькой. Фасады украшали изразцовые карнизы и «разорванные» фрон­тоны над окнами трех верхних этажей.

Четвертый этаж — покои царя. Небольшие, почти одинаковых размеров четыре горницы, каждая в три окна, были перекрыты пологими сомкнутыми сводами. В окна были вставлены узорчатые слюдяные оконницы красного, сиреневого, золотистого, зеленого цвета, отбрасывающие в солнечные дни причудливые разноцветные бли­ки на полы, предметы, обстановку. Подоконники покрыты резьбой. Стены и своды палат украшены росписью, воспроизводящей растительные и зооморфные моти­вы, а также фигуры святых. Полы выложены дубовым кирпичом «в шашку». Почти во всех комнатах помещались печи, облицованные полихромными изразцами.

Пятый этаж, или «чердак», именовался также Теремком златоверхим, посколь­ку его крыша была расписана сусальным золотом, серебром и разными красками. Внутри теремок представлял собой зал, его украшали лишь две большие израз­цовые печи, да по длинным сторонам стояли лавки-скамьи, покрытые тюфячками и бархатными накидками с яркой каймой. Здесь играли царевичи, а иногда засе­дала Боярская дума. Системой крытых галерей и переходов можно было, не вы­ходя из дворца наружу, пройти в покои патриарха, в Благовещенский собор, цер­ковь Ризположения, в Потешный дворец, где впервые на Руси стали проводить домашние представления, которые можно считать началом зарождения придвор­ного русского театра.

Меньшим, чем царский дворец, но не менее значительным по своему местопо­ложению в ансамбле Кремля был дворец патриархов. Он неоднократно перестраи­вался, горел, но при патриархе Никоне, славившемся любовью к пышному и пред­ставительному быту, был отстроен заново. Новая церковь апостола Филиппа, переименованная позже в церковь Двенадцати апостолов, трехэтажные палаты па­триарха и Крестовая (Мироварная, где ежегодно варили миро для богослужения) палата составили ядро новой парадной части Патриаршего дворца. По отзывам лиц, видевших Крестовую палату, она поражала своими размерами, но более всего — сво­дом без подпор посередине. По периметру палаты были сделаны ступеньки, и пол в ней вышел наподобие бассейна, в котором нет воды. Окна, выходившие на Успен­ский собор, были закрыты разноцветной слюдой. Подле двери в палате находилась огромная печь, выложенная изразцами. Крестовая палата стала образцом при даль­нейшем строительстве трапезных во многих русских монастырях.

Церковь Двенадцати апостолов возведена на высоком подклете, про­резанном двумя проезд­ными арками, служив­шими воротами для въезда на Патриарший двор с Соборной пло­щади. Это — четырех-столпный храм, пере­крытый по закомарам и увенчанный пятигла-вием. Наличие и бога­тое оформление цер­ковных дверей во втором этаже не было случайным, поскольку в XVII в. к фасаду храма примыкала галерея, че­рез которую в него и по­падали, поднимаясь по лестнице.

Престольная. Теремной дворец. Московский Кремль

В архитектуре этой церкви уже видны те своеобразные черты, ко­торые стали приметой нового стиля в культовом зодчестве середины XVII в. Пре­жде всего это относительно небольшойразмер бесстолпного основного помещения, растянутого в ширину, размеры которого увеличивает примыкающая с запада тра­пезная. Здание представляет собой сложную асимметричную конструкцию, по­скольку к нему пристроено множество приделов, крылец, галерей, высоких коло­колен с шатровым покрытием.

Объем здания оформлялся по-разному. Во-первых, это могла быть пирамида кокошников и луковичные главки на тонких, большей частью глухих барабанах. Особую нарядность придавал храму декор из поливных изразцов. Так выгляде­ли церковь Рождества Христова в Воскресенском Новоиерусалимском монасты­ре и московская церковь Троицы в Никитниках, построенная богатым купцом Ни­китниковым из Ярославля. Куб церкви обстроен приделами; с севера и запада ее опоясывает галерея, вход с южной стороны оформлен шатровым крыльцом. На­ружные стены церкви членятся по вертикали сдвоенными колонками, на которых лежит пояс-антаблемент, украшенный цветными изразцами. Верх храма декори­рован тремя рядами кокошников «вперебежку» и пятью луковичными главка­ми на тонких «шейках». К основному четверику с юга примыкает придел Ники­ты Мученика, также увенчанный куполом. Двум этим объемам вторит шатровая колокольня, главный этаж которой занимает придел Иоанна Богослова.

В XVII в. возродилось шатровое покрытие, столь популярное во время Ивана Грозного. Среди шатровых храмов этого периода самым замечательным являлась Успенская церковь в Угличе. Последним шатровым храмом в Москве, отличаю­щимся особым изяществом, стала церковь Рождества Богородицы в Путанках: Четыре венчающих ее шатра образуют сложную асимметричную композицию с шатровой колокольней по центру. Впечатление живописного беспорядка усили-

вают низкая трапезная и крыльцо под шатровым верхом. Это сложное строение как нельзя лучше отражало прихотливые вкусы своего времени. Декоративность в облике храма достигалась в первую очередь за счет того, что шатры, составляющие лишь часть кровли, в отличие от классических шатровых покрытий, были увенча­ны еще и изящными луковичными главками на тонких барабанах. Богатая отдел­ка оконных наличников, обилие вимпергов, кокошников, ступенчатых арок на пло­скости стены делали церковь похожей на ювелирное изделие.

VV^jPi

Культовые здания все больше отходили от строгих византийских канонов, и это вызывало тревогу церковных властей. Никон, занявший патриарший престол в 1652 г., повел борьбу против светского начала в церковном зодчестве и запретил постройку шатровых храмов, допуская шатровые покрытия только у колоколен и крылец. Греческие иерархи, из года в год приезжавшие в Москву «за милосты­ней», внушали царю Алексею Михайловичу и Никону идею возрождения Византии под эгидой Москвы. Никон готовился к роли главы мировой православной церкви. На берегу реки Истры под Москвой в основанном им Новоиерусалимском мона­стыре был построен Воскресенский собор, являвшийся копией храма Гроба Гос­подня в Иерусалиме, главной святынивсеххристиан. Воскре­сенский собор, строительство которого заканчивалось уже после смерти Никона, был очень велик и воплощал со­бой мысль о том, что духовная власть выше царской. В строи­тельстве и украшении храма принимали участие художники и мастера из Белоруссии, ко­торые принесли с собой искус­ство многоцветных рельефных изразцов. Они открыли в Ново­иерусалимском монастыре ма­стерскую, где изготавливали рельефные изразцы с поливами пяти цветов — зеленого, желто­го, белого, синего и коричнево­го. На них изображали сложные растительные узоры, нарядные цветы, птиц, клюющих ягоды, экзотические фрукты, скачущих всадников, ангелов и диковинных зверей. Помимо поливных изразцов традицион­ной формы мастера произво­дили рельефные изразцы сложного профиля для колонн, карнизов, порталов, оконных наличников. Самые нарядные изразцы делал СтепанПолубес. Воскресенский храм был об­лицован ЭТИМИ СИЯЮЩИМИ Церковь Рождества Богородицы в Путинках. Москва

многоцветными изразцами, и даже огромный шатер, венчавший ротонду храма, покрывала поливная черепица. Богатством декора и красочным многоцветием Вос­кресенский собор превосходил все созданное до него в русской культовой архи­тектуре.

В середине XVII в. крупные строительные проекты были осуществлены в од­ном из главных торговых центров Руси — Ярославле, избежавшем разорения во вре­мя смуты. Экономическое процветание способствовало превращению Ярославля в важный центр художественной культуры. Здесь были возведены церкви, по стилю напоминавшие соборы XVI в. Наиболее значительные из них церковь Ильи Про­рока и храм Иоанна Златоуста в Коровниках.

Ансамбль церкви Ильи Пророка отличается асимметрией: к северной стене при­строен придел с шатровым верхом, а к южной — шатровая колокольня, они сое­диняются между собой невысокой галереей-папертью, опоясывающей южный и северный фасады здания. Сочетание луковичных глав и шатровых покрытий, при­хотливое декоративное убранство (стены расписаны красными и синими цветами), разновеликость частей здания придают ему живописность, сказочный вид. Пяти­главый храм Иоанна Златоуста имеет по бокам парные шатровые приделы, два па­радных крыльца, опоясывающую здание открытую галерею, которая позже была закрыта и оформлена окнами с парадными наличниками. Позже подле церкви по­явился еще один храм, а между ними колокольня с шатром.

В XVII в. строили много деревянных церквей, их ставили на погостах, в цент­рах сел. Деревянные церкви имели многогранное основание, их традиционно увен­чивали шатрами. Как правило, деревянные храмы, даже многоглавые, имеют пира­мидальный силуэт. В XVII в. деревянное зодчество достигло высшего совершенства, примером чему служит церковь Спаса Преображения в Кижах, представляющая со­бой восьмерик с четырьмя приделами, увенчанный шестью ярусами декоратив­ных луковичных главок, восходящих к центральному куполу. Преображенскую церковь часто сравнивают с гигантской раскидистой елью, поскольку она пора­жает не только величием, гармонией пропорций, на­рядностью облика, но и удивительной слитностью с окружающими простора­ми.

Гражданские постройки XVII в., напротив, ориен­тировались на западно­европейские образцы со свойственной им строгой симметрией, разделением на этажи, упорядоченно­стью декора. Вместе с тем пристрастие русских мас­теров к красочному и жи­вописному убранству не только сообщало зданиям парадность и величествен­ность, но и вносило раз­нообразие в их внешний

Церковь Спаса Преображения. Кижи облик. Палаты Аверкия

Деревянный дворец царя Алексея Михайловича в Коломенском

Кириллова, Симона Ушакова, князя Голицына, теремок в Крутицком подворье, тра­пезные палаты Новодевичьего, Симонова монастырей представляют собой прямоу­гольные здания, поднятые на высокий подклет, но внешне различающиеся благода­ря декоративному убранству. Особенно интересным в этом плане был деревянный дворец царя Алексея Михайловича (1667-1681) в селе Коломенском. Дворец пред­ставлял собой сложное сочетание большого количества срубов, объединенных пе­реходами. Перед подъездными воротами стояли львы медные, обитые бараньими шкурами. Они приветствовали подъезжающих рычанием, двигали лапами, враща­ли глазами, разевали пасти. Над воротами в особом помещении находился меха­низм, который приводил львов в движение. Замурованные в кладку ворот «голос­ники» усиливали впечатление от «Львова рыканья».

В конце XVII в. наблюдается все больший отказ от канонов древнерусской ар­хитектуры в храмовом зодчестве. Новый архитектурный стиль получил название «нарышкинского барокко» по имени родственников второй жены царя Алексея Ми­хайловича — Натальи Кирилловны Нарышкиной, матери Петра I. Пожалуй, самым прекрасным образцом «нарышкинского барокко» стала церковь Покрова в Филях. Это многоярусный храм, имеющий в основе четверик, на который были водруже­ны два восьмерика, убывающие в объеме. Традиционное пятиглавие получило в постройке новую интерпретацию: центральный одноглавый столп, состоящий из двух уменьшающихся восьмериков и служащий колокольней, доминирует над не­большими главками на боковых полукружиях собора. Здание окружено открытыми галереями с широкими лестницами. Сложена церковь из красного кирпича и укра­шена белокаменной резьбой.

Среди других построек бояр Нарышкиных примечательна трапезная Троице-Сергиевой лавры, имеющая богато декорированный фасад с расписными стена­ми и раковинами на карнизах, церковь в Троице-Лыково, храм Успения в Рязани.

Строил их Яков Бухвостов, ко­торый возводил также церковь Спаса Нерукотворного в Уборах для Шереметева.

Церковь Покрова в Филях. Москва

Архитектурным шедевром XVII в. стал Ново девичий мона­стырь, постройкикоторого вокруг ужесуществующегоСмоленского собора составили целостный ансамбль с колокольней, трапезной, с Успенской церко­вью, надвратными церквами. По композиции «нарышкинские церкви» представляли собою традиционный восьмерик на чет­верике, усложненный пышным ордерным декором (виноград­ная лоза, гранаты, тюльпаны, фрукты, цветы) и кружевной ор­наментикой из белого камня на красной кирпичной плоскости стены. «Нарышкинский стиль» в Москве сохранял­ся довольно долго. Характерным примером его эволюции явился храм Арханге­ла Гавриила, построенный для князя А. Меншикова, так называемая Меншикова

башня. Это традиционный для древне­русского зодчества столпный храм, ар­хитектурно соотносящийся с колоколь­ней ИванаВеликого, храмом Вознесения в Коломенском, но уже предвещающий золоченые шпицы петровской архитек­туры.

Церковь Знамения Богоматери в Дубровицах

Своеобразным завершением зодче­ства XVII в. и началом архитектуры XVIII в. стала церковь Знамения Бого­матери, построенная воспитате­лем Петра I Б.А. Голицыным в сво­ем подмосковном имении Дубровицы. План церкви представлял собою типич­но ренессансное решение, основанное на сочетании окружностей и двух объе­мов: центрического бесстолпного храма, имеющего в плане крест, и двухъярусного восьмерика с ярко выраженными ба­рочными чертами. В соединении с при­чудливым растительным рельефным орнаментом,обилиемскульптурыиажур-ной золотой короной взамен традици­онной главы церковь в Дубровицах явила пример уникального, нигде более не повторяющегося стиля, получивше­го название «голщынского барокко».

О развитии стиля свидетельствует архитектура церкви в Перове и надвратной церк­ви Донского монастыря.

Экономическое оживление, последовавшее за временем смуты, способствовало возрождению монументальной живописи на Руси. При Михаиле Романове были за­ново расписаны соборы московского Кремля. В 1642-1643 гг. живописное оформ­ление Успенского собора поручили Ивану Пасеину с мастерами. Перед ними была поставлена задача повторить композиции росписи начала XVI в., поэтому наибо­лее значительные фрески были посвящены покровительнице Москвы — Богоматери и новозаветной Троице1. Роспись иллюстрировала идею богоизбранности москов­ской церкви как средоточия мирового православия. В 1652-1666 гг. Яков Казанец, а затем Симон Ушаков осуществили роспись Архангельского собора. Основная тема фресок — прославление московской династии, поэтому над каждым надгробием по­мещено изображение святого покровителя того или иного московского князя. Сами князья представлены как праведники с нимбами вокруг головы. В XVII в. успехи образования, расширение связей с Западом, а следовательно, и усиление влияния западной культуры неизбежно укрепляли светское начало и в изобразительном ис­кусстве. Новые росписи, в основе своей повторяя прежние, отличались большей декоративностью и некоторым отступлением от живописных канонов.

По сравнению с кремлевскими фресками стеновая живопись в других церквах носила менее официальный и более свободный характер и сплошным многоцвет­ным ковром покрывала стены и своды, столбы и купола. Устремленность к бы­товому жанру и отход от старых канонов в иконографии становились приметой времени. Такова, например, стенопись церкви Троицы в Никитниках. При этом ху­дожник выбирал те сюжеты из Старого и Нового заветов, где он мог полнее выявить свой интерес к реальной действительности: «Брак в Кане Галилейской», «Блудный сын в обществе прелестниц». На стене южного придела в группе людей без ним­бов были изображены члены семьи купцов Никитниковых. Западная стена храма с проходом в трапезную умело обыгрывалась фреской, иллюстрирующей притчу о разумных и неразумных девах: юных дев художник изобразил поднимающимися по ступеням лестниц, расположенных по сторонам арочного проема.

Особую линию развития в русской монументальной живописи XVII в. соста­вили ярославские стенописи. Во второй половине века в Ярославле было созда­но около тридцати больших фресковых ансамблей. Подобного размаха не знала даже Москва. В них ценились прежде всего занимательность изображения, мно­гочисленные бытовые подробности, использование европейских образцов, в том числе гравюр из известной Библии Пискатора, изданной в Голландии в 1650 г. При этом росписи по духу оставались русскими. Художники рисовали массовые сце­ны, и многие лица в толпе были портретно узнаваемы. Характерной особенностью многофигурных композиций стала передача движения, динамичность. Росписи де­лились на три, пять ярусов, и сцены переходили одна в другую, объединенные об­щим фоном, что было характерно только для живописи Ярославля. Лишь гранди­озный Страшный суд, занимающий, по старому обычаю, западную стену, выглядит обособленно.

В церкви Ильи Пророка, которую расписывал Гурий Никитин, особенно выра­зительны сцены, рассказывающие о житии и деяниях Ильи Пророка и его ученика Елисея, причем наиболее живописны побочные сюжеты, сопровождающие основ­ное повествование. Самая впечатляющая из них великолепная картина «Жатва» —

1 Один из неканонических типов Троицы: изображаются Бог Отец в образе Саваофа, Бог Сын — в образе Иисуса Христа и Дух Святой — в образе голубя.

Никитин. Жатва. Фреска. Церковь Ильи Пророка. Ярославль

редчайшая по своей тематике в живописи Древней Руси, раскрывающая сцены кре­стьянского труда.

Декоративный характер росписи проявился в обилии орнаментики, которая не только украшала одежды, архитектурные детали, предметы, но и покрывала порталы храма, откосы окон, нижние ярусы стен. Праздничный колорит фресок строился на основе теплой цветовой гаммы коричнево-красных, желто-золоти­стых и сиренево-розовых тонов, среди которых особенно контрастно выделялся «голубец».

Огромную роль в развитии русской живописи XVII в. сыграли мастерские Ору­жейной палаты московского Кремля, по существу первой Академии художеств. На службу в Оружейную палату помимо русских изографов нанимали и иностранных художников, которые учили писать парсуны (портреты с натуры) и ландшафты.

В этот период происходит осознанное разделение светской и религиозной жи­вописи, поэтому изографы подразделялись на иконописцев и живописцев, круг ра­бот которых был очень широким: они украшали стенописью соборы и дворцовые палаты, писали «подволоки» на холстах (плафоны), расписывали знамена; поход­ные шатры и «потехи» (игры, игрушки), мебель, повозки, конскую сбрую; они же были и иконописцами, портретистами и миниатюристами, причем между масте­рами существовало разделение труда. Один, «знаменщик», сочинял композицию и наносил ее контуры («знаменил»), другой, «личник», выполнял лицо, «долич-ник» писал фигуру. Мастера, выполнявшие только растительный орнамент, назы­вались «травщики», те, что специализировались в наведении золота, именовались «злато писцами».

Среди иконописцев, подготовивших русскую живопись к переходу на позиции реалистического искусства, самое видное место занимает Симон Ушаков (1626-1686). Одни исследователи видели в нем разрушителя основ русской традицион­ной живописи, другие, напротив, считали, что он оживил икону. В своих иконах Ушаков стремился к созданию реальной пространственной среды, к соблюдению

естественных пропорций лица, к объ­емной форме, которой добивался све­тотеневой моделировкой. Его глав­ной темой был Спас Нерукотворный, в образе которого он пытался пере­дать божественное. Многократное повторение Спаса привело к возник­новению шаблона, но главная беда заключалась в том, что художник отошел от монументальных образов древнерусской иконописи, но не под­нялся до выразительности западно­европейского искусства, служившего ему образцом.

Помимо образа Спасителя Уша­ков обращался к образам Богоматери, Троицы. Наиболее значительной из его работ является икона «Богома­терь Владимирская», или «Насажде­ние древа государства Российского».

За стенами и башнями Кремля у под­
ножия Успенского собора князь Иван
Калита сажает дерево, а поливает его
митрополит Петр. Подле них с одной сто­
роны стоит царь Алексей, с другой — его
жена с царевичами. На ветвях дерева —
медальоны с портретами московских
святых и государей, среди которых цари
Федор Иоаннович и Михаил Романов
подчеркивают преемственность старой и
НОВОЙ династий. с Ушаков. Богоматерь Владимирская.

Вторжение реального мира в ико- (^^^^^^ут^^ШосКоВсКого). нопись XVII в. вызывало бурные про­тесты со стороны ревнителей старины, что слилось с общей борьбой раскольников против церковных реформ. Их глава протопоп Аввакум, непримиримый противник церковных реформ Никона, в своих «Беседах» писал: «…пишут Спасов образ Ем-мануила, лице одутловато, уста червонные, власы кудрявые, руки и мышцы тол­стые, персты надутые, так же и у ног бедры толстые, и весь яко немчин брюхат и толст учинен, лишь сабли той на бедре не писано… А все то кобель борзой Никон умыслил образа будто живые писать. А устрояет все по фряжскому, сиречь по не­мецкому (иностранному. -Л.Е.). Вот и никониане учнут писать Богородицу чревату (беременную. -Л.Е.) в Благовещение, яко и фрязи поганые; а Христа на кресте раз-дутова: толстехонек миленький стоит, и ноги те у него, что стульчики! Ох, ох, бед­ная Русь! Чего тебе захотелось немецких поступков и обычаев!»

Новые тенденции в русской живописи особенно проявились в парсуне, кото­рая завоевала прочное место в искусстве второй половины XVII в. Все име­нитые люди страны старались запечатлеть свой образ. К лучшим парсунам принадлежат изображения царя Федора Иоанновича (надгробный портрет), князя Скопина-Шуйского, Ивана IV Голландскому художнику Д. Вухтерсу приписывает­ся групповой портрет «Патриарх Никон, произносящий поучение клиру». Многие

надгробные портреты писали в старой иконной технике — на доске, яичными кра­сками, что сближало их с фаюмскими портретами.

Большого расцвета достигло в XVII в. ювелирное и декоративно-приклад­ное искусство. Разграбленная в годы смуты сокровищница русских государей вновь начала пополняться. Мастера Оружейной палаты, ювелиры Серебряного приказа и приказа Золотых дел возобновили деятельность, вместе с ними рабо­тали немецкие и голландские ювелиры. Для царя Алексея Михайловича изгото­вили новые царские регалии — державу, скипетр и бармы, оплечное украшение. Была сделана новая парадная корона с ажурными пластинами, эмалью, крупными сапфирами и жемчугом. Вместо креста корону венчал огромный изумруд-кабошон. Персидские мастера изготовили тронное кресло, сплошь украшенное алмазами, -«Алмазный трон».

В произведениях декоративно-прикладного искусства XVII в. проявилось стремление русских художников к красочности, усложненности и разнообразию форм. Богато декорировали парадные оклады евангелий, применяя сложную тех­нику наложения эмали на чеканные изображения и используя большое количество самоцветов и речного жемчуга. Церковные сосуды-потиры, использующиеся в об­ряде причастия, становятся драгоценностью. Золотой потир боярина Морозова, по­жертвованный его вдовой в Чудов монастырь московского Кремля, украшен мно­гоцветной эмалью и драгоценными камнями. Потир, изготовленный московскими мастерами по заказу царя Федора Алексеевича для церкви Спаса Нерукотворного в Москве, золотой с чернью. Растительный орнамент, рельефные плоды с лентами, медальоны с изображением святых выполнены сияющими эмалевыми красками, блеск которых подчеркивается мерцанием алмазов, сапфиров, изумрудов, украша­ющих потир по краю.

Примером красочности и богатства форм яв­ляются выносные церемониальные фонари, вы­зывающие в памяти силуэты деревянных храмов с шатрами-главками. Выполненные из цветной слюды на железном каркасе, они имели восьми­гранный конусовидный корпус, часто завершен­ный живописной группой из шатровых главок и украшенный ажурными оловянными наклад­ками.

Особое место среди посуды феодальной знати в Древней Руси занимали ковши. Форма их про­исходит непосредственно от обычных деревен­ских ковшей и напоминает ладью или плывущую птицу. К концу XVII столетия ковши использо­вались в качестве украшения интерьера или на­грады, потому их называли «жалованными». Одним из лучших является ковш царя Михаила Федоровича с надписью вязью по бортику, игра­ющей роль орнаментального украшения.

Широкое распространение получила декора­тивная роспись по эмали, впервые примененная мастерами строгановских художественных мас­терских из Сольвычегодска, названная «усоль-

Золотой потир. Государственная СК0Й>>- УсОЛЬСКИе ЭМЗЛИ ВЫПОЛНЯЛИСЬ ПО белому

Оружейная палата. Москва фону ОСобоЙЭМЭЛевОЙмаССОЙжелтОГО, ГОЛубогО,

красного и зеленого цветов самых различных оттенков, образующей после обжига яркую сияющую по­верхность. Изображая одни и те же цветы — тюльпаны, ромашки, ва­сильки, подсолнухи, мастера дости­гали удивительного разнообразия узоров на неповторимых по красо­те усольских эмалях.

В Оружейной палате изготовля­ли уникальные образцы парадного оружия.

Высокого искусства достигла так называемая живопись иглой, продолжившая традиции русских вышивальщиц XV в. Самым рас­пространенным видом искусства вышивки являлась пелена, так на­зываемый воздух, предназначав­шаяся для подвешивания к иконе, повторяющая ее размер и компози­цию. Пелены вышивали не только

мастерицы, НО И царицы. ТОНКОСТЬ Пелена «Богоматерь Казанская». Галерея. Пермь

исполнения, изящество рисунка,

изысканный колорит отличают пелены-«воздухи», вышитые Марией Милослав-ской (первая жена царя Алексея Михайловича), по праву считающиеся уникаль­ным памятником лицевого художественного шитья. Сохранились многочисленные вышивки, выполненные в мастерских именитых купцов Строгановых.

В XVII в. значительное внимание уделялось декоративному шитью, названному «жемчужным». Вышивальщицы украшали растительным и геометрическим орна­ментом нарядные одежды высших духовных иерархов, парадные одежды. Помимо вышивки серебряными, золотыми, цветными шелковыми нитями широко применя­лись речной жемчуг и самоцветы.

Придворные круги при всем своем кажущемся западничестве не желали отказы­ваться от старых художественных традиций. И только преобразования Петра I ев­ропеизировали Русь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *