Медицина на руси

Медицина на руси

Народная медицина на Руси с глубокой древности была частью языческой культуры. До нашего времени дошли передаваемые в устной форме заговоры, обращенные к языческим божествам, способным прогнать болезнь. Во врачебной практике использовались растения (полынь, крапива, подорожник, листья березы, кора ясеня, лук, чеснок, хрен, березовый сок и т.д.), продукты животного происхождения (например, мед, кобылье молоко, сырая печень трески) и минералы. Врачеватели-знахари назывались волхвами, ведунами, кудесниками, ведьмами. Они считались в народе посредниками между человеком и таинственными силами природы.

Народные предания сохранили поэтические рассказы о происхождении лекарственных растений. Вот что рассказывает легенда о вахте трехлистной. Одна из русалок, несмотря на запрет водяной царицы Волховы, вышла вечером из подводного царства погулять среди людей. Узнав об этом, царица запретила ей возвращаться под воду и оставила на берегу «нести вахту»: предупреждать путников о топких болотистых местах. Горько плакала от тоски русалка и превратилась в красивое растение. Оно исцеляет от многих болезней. О Волхове напоминает и другое русское предание. Она любила молодого купца Садко, но ему больше нравилась простая деревенская девушка. Много горьких слез пролила царица. Когда они падали на землю, то превращались в ароматные серебристые цветы — ландыши.

Олицетворением болезней и невзгод в славянской мифологии были демонические существа — Горе и Лихо. Наслать на людей и домашний скот болезни могла и Кикимора — злой дух дома. Представление об удивительных лекарствах, спасающих от болезней и старости, дошло до нашего времени в сказках о живой воде, о молодиль-ных яблоках, о кипящих котлах, искупавшись в которых, старик становился юношей.

Исторические параллели: В мифологии многих стран есть подобные представления о живой воде, способной вернуть молодость и здоровье. Греческие мифы рассказывают о волшебнице Медее, которая могла превратить старого человека в юношу с помощью зелья, сваренного в большом медном котле. После того, как она погрузила в кипящий котел барана, он выпрыгнул оттуда резвым ягненком.

Древнерусские мифы рассказывали о рукодельницах — божественных пряхах, которые пряли не простую кудель, но нить человеческой судьбы, предопределяя от рождения здоровье и будущее ребенка. Отголоски этого мифа встречаются в русских сказках, где герой часто получает клубок, который ведет его по жизни

Исторические параллели:

Представление о жизни, которая течет вслед за нитью, встречается в мифологии многих народов. В преданиях хеттов и индусов есть пряхи, прядущие нить человеческой жизни. Гомер писал об Одиссее: «Будет терпеть, что ему судьба и Пряхи жестокие рождающемуся напряли льном, когда родила его матерь». Три пряхи—мойры (от греч. «мойра» — доля, участь) олицетворяли у греков неизбежную судьбу. Одна из них пряла нить жизни человека, другая определяла его участь, третья перерезала нить жизни. Римляне называли их парками, скандинавы — норнами. К их образам часто обращались европейские художники эпохи Возрождения.

Уже в первые века нашей эры скифам было известно бальзамирование. Оно сопровождалось изъятием полостных органов и заменой их ароматическими травами, в первую очередь — сельдереем. Эта трава, которая широко использовалась народной медициной, в изобилии росла в бассейне Днепра. Для приготовления бальзамирующих жидкостей применяли масло, смолу и деготь. Заканчивался процесс тугим пеленанием «лентиями».


11.1. МЕДИЦИНСКИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ В ДРЕВНЕРУССКИХ СОЧИНЕНИЯХ

Первые письменные упоминания о медицине на Руси восходят к XI веку. В летописях врачей называли леч-цами. О них упоминает «Краткая Русская Правда» — древнейший из дошедших до нас свод русских законов, который был составлен при Ярославе Мудром в первой четверти XI в. Лечцы передавали секреты врачевания по наследству, от отца к сын}’. Уже в 1073 и 1076 г. были записаны «Изборники», в которых наряду с переводами фрагментов библейских книг и сочинений византийских писателей были перечислены некоторые болезни и приведены сведения об их лечении, рекомендации о содержании тела в чистоте, советы относительно питания в разные времена года. Упоминаются в «Изборнике» и лечцы, которые лечат травами и мазями, а также лечцы-хирурги, умеющие делать прижигания и «разрезать ткани».

В летописи Нестора (XI в.) содержится первое письменное упоминание о русской паровой бане, целебная сила которой была известна на Руси с самых древних времен. Издавна в ней здесь лечили простуду, болезни суставов и кожные заболевания, вправляли вывихи, делали кровопускания и «накладывали горшки» — прообразы современных лечебных банок. В «Повести временных лет» приведен легендарный рассказ Андрея Первозванного о банях: «Удивительное видел я в Славянской земле на пути своем сюда. Видел бани деревянные, и разожгут их докрас- Баня в Древней на, и разденутся, и будут наги, и обольются квасом кожевенным, и поднимут на себя молодые прутья, и бьют себя сами, и до того себя добьют, что едва слезут, еле живые, и тогда обольются водою студеною, и только так оживут». В качестве моющего средства здесь упомянут квас, который применяли при вымачивании кож. В одном из «Изборников» XIII в. говорится о растительном моющем средстве — «мыльной траве».

Возникновение анатомии на Руси, как и в других странах, было связано в первую очередь с потребностью оказания врачебной помощи при травмах н ранениях, полученных на войне. При описании хирургических операций и действия оружия применялись сходные тер-] мины: «разрезание тканей» , «распластание телес».

Сведения по анатомии содержатся в знаменитом «Шестодневе» Иоанна Болгарского (X в.), который переписывался на Руси до XVIII в. Наиболее ранний из русских списков этого произведения, рассказывающего о шести днях творения, относят к 1414 г. Особенно много внимания уделено в «Шестодневе» сердцу и мозгу. Сердце названо «князем и владыкой» человеческого тела. Интересное объяснение находит и его «преклонение на левую сторону» тела. Поскольку она является более «ветреной», «воздушной» по сравнению с правой, то нуждается в утяжелении за счет сердца. Равновесие достигается тем, что правая часть тела «нехудую помощь приемлет» от печени, которая по форме так же «круговата», как и сердце. Позже представление о жизненном цикле человека связывалось в первую очередь с формированием сердца в его теле. Помимо сочинения Иоанна Болгарского, в древней Руси были известны и другие варианты Шестоднева. Большое внимание в них уделено учению о предназначении человека: «Божья рука» ведет каждое творение к цели для осуществления заранее намеченного («обреченного») Богом развития. Отмечается особая роль сердца среди других’ органов: сердце «огнеобразно», хотя «внутри себя не имеет ни единой искры».

При описании рта упомянуты верхняя и нижняя губа — «ус» и «брада», твердое небо вызывает у автора ассоциацию с небом — обителью Бога. Такой символизм в анатомических описаниях часто встречается в христианских сочинениях. Твердое небо, например, называется в них «горница», «палата», «небесник».

Исторические параллели:

Символизм подобного рода характерен и для западных средневековых энциклопедий, в которых сведения по анатомии сопровождались комментариями к библейским текстам и назидательными историями. Так, например, автор энциклопедии «Этимологии» Исидор Севильский (ок. 560—636 г.), говоря о телесном образе человека, видит на нем отпечаток латинских слов «Homo dei» ( «Человек божий»). Эти слова можно было прочесть на лице следующим образом. Два глаза обозначают две буквы «о». Брови и помещенный между ними нос дают очертания буквы » т». Поскольку латинское «Н» — не настоящая буква, а только придыхание, она не имеет на лице явного отпечатка. С другой стороны, она символизирует одушевление человека Богом, который «вдохнул» душу в свое творение, и поэтому должна стоять первой. Так получается слово «homo». Далее — ухо имеет форму буквы «D», ноздри с их перегородкой, если смотреть на них в поперечном направлении, образуют «е», рот также в поперечном направлении имеет форму «i». Упоминание о божественных словах, начертанных на лице человека, позже встречается во многих средневековых энциклопедиях.

Интересно сопоставить эту символику с рассуждениями о физическом и духовном теле человека в «Книге о святой Троице» московского священника Ермолая, в монашестве Еразма, жившего в Москве в первой половине XVIстолетия. Анатомические представления он использует для иллюстрации догмата о троичности. Приведем несколько примеров. «Бесплотная» часть человека «тривещна»: «первое ум, второе слово, третье душа». В физическом отношении человек также «тричастен есть»: все тело делится на три части: голову, туловище и конечности. Голова состоит из лба, верхней и нижней челюсти, рука — из мышцы, локтя и длани, длань — из «трехчленовенных» пальцев. Даже в- случае видимого несоответствия три-частности, недостающая часть добавляется из «невидимых умных». Так, к двум глазам добавлено «невидимое умное око», к двум ушам — третье, «душевное».

Сочинение одного из крупнейших византийских мыслителей Иоанна Дамаскина (VIII в.) «Источник знания», известное в русских списках XII в., упоминает о том, что человеческое тело, как и все тела в природе, состоит из четырех стихий. В организме им соответствуют четыре жидкости: земле — «черная кручина» (черная желчь), воде — «глен» (флегма), воздуху — кровь, огню — «желтая кручина» (желчь). Выдержки из медицинских представлений Гиппократа и Галена содержатся в сочинении «Тайная тайных, или Аристотелевы врата», которое приписывалось Аристотелю. В действительности эта небольшая книжка представляла собой перевод фрагментов из трудов арабского врача Разеса и еврейского философа и врача Моисея Маймонида, Псевдо-аристотелевская рукопись «Проблемы» содержит выражения, близкие к афоризмам Салернс-кий школы»: «Зерцало, трава, воды течение дают очесам утешение»

Исторические параллели: В «Шестодневе» и «Источнике знания», как и в западноевропейских сочинениях, много места уделено рассуждениям о целесообразном строении и разумном поведении живых существ. В этом видели проявление Божьего промысла. Например, «Шестоднев» Георгия Писида, написанный в VII в.

на греческом языке, в русском переводе носит название «Премудрого Георгия Писида похвала Богу о сотворении всеа твари». Здесь подробно описывается целесообразность строения тела человека и животных — козла, кита, верблюда, жука, паука, пчелы и многих других. Особенное восхищение автора вызывает пчела, «мудрая делателъница», умеющая искусно делать соты — «ятрикровные храмы шестигранные».

В русских сказаниях сохранились имена женщин-врачевательниц. Крестьянская девушка Феврония, дочь бортника, успешно занималась врачебной практикой, дочь черниговского князя Евфросинья была «зело сведуща в Асклепиевых писаниях». По мнению некоторых исследователей, автором первого отечественного медицинского трактата была Евпраксия Мстиславовна (ок. 1108—ок. 1180 гг.), дочь князя Мстислава Владимировича и внучка Владимира Мономаха. С ранних лет она интересовалась медициной и успешно занималась лечением, за что получила прозвище «Добродея». В 30-х гг. XII в. она написала медицинский трактат на греческом языке «Мази» — сочинение в пяти частях, которое систематизирует разрозненные медицинские сведения того времени и содержит собственные наблюдения, особенно о женских болезнях и уходе за новорожденными. Вот названия некоторых глав: «О движении и покое», «Об образе жизни в различные времена года», «О пище, питье, сне и пробуждении», «О поте», «О моче», «О бане», «О беременной и об утробном», «Об уходе за ребенком».

Хотя переводные византийские сборники XI— XIII вв. под названием «Измарагд» («Изумруд»), «Златая цепь» содержали немало описаний «площадных» (публичных) вскрытий, анатомические представления в XV и XVI столетиях развивались на Руси весьма медленно. Даже при просвещенном Борисе Годунове не обсуждали вопрос о возможности анатомических вскрытий. Когда в Москве от дизентерии умер датский принц, жених его дочери Ксении, Борис отговорил сопровождавших гостя датских врачей от того, чтобы анатомировать тело перед бальзамированием и отправкой на родину. Внутренние органы человека, как пра-вило, изображались в книгах назидательного со-держания. Так, на первом плане русской миниатюры XVI в. «баныцик Прохор» — молодой человек,, созерцаемый толпой «серДоболей», представлял грешника, живот которого растерзал когтями дьявол.

Исторические параллели:

Обязательное привлечение врачей для вскрытия трупов умерших от насильственной смерти было определено только воинским указом Петра в 1718 г.: «Коль скоро кто умрет, который в драке был бит, колот или прободен будет, лекарей определить, которые бы тело мертвое взрезали и подлинно разыскали, что какая причина смерти его была».

В XV—XVII вв. на Руси получили широкое распространение различные травники и лечебники, в которых был представлен опыт народной медицины. Они состояли из кратких описаний лекарственных растений и указаний к их применению. Вот пример такого описания. «Трава мачиха, растет лопушниками, одна сторона бела, а листочки что копытцы, а корень по земле тянется, цвет желт, а у иной цвету нет… Аще у кого утроба болит, корень парь да хлебай, — поможет». Описания растения при переводе снабжались комментариями: «растет на Руси», «растет на

Коломне». Иногда действие лекарственного растения объяснялось, исходя из лечения «противоположного противоположным»: избыток холодного лечили горячим, избыток влажного — сухим. Вот пример такого объяснения в лечебнике XVII в.: с помощью лука «горячество лукавое истребляет мокрость вредительную студеную».

Травники и лечебники содержали сведения о лечении бытовых травм и болезней, в том числе «ожаров» (ожогов), «огневицы» (сыпного тифа), «червивой бо-лести» (глистов), об избавлении от нательных паразитов. Вот описание блохи в лечебнике XVII в.: «Блоха есть червячок чорн и лих и резв добре, а коли укусит, тогды что иглою уколет».

В 1534 г. «по повелению господина преосвященного Даниила митрополита всея Руси» была впервые переведена с немецкого книга «Сад здоровья». Название книги «Прохладный вертоград» соответствует латинскому названию «Hortus amoenus» («Приятный сад»). По таким книгам, содержащим кроме описания болезней и рекомендаций по их лечению обширный материал о животных и минералах, обучались врачи в российских лекарских школах XVI-XVII вв.

Первым переводчиком вертограда на русский язык был «полоняник литовский, родом немчин, люблянин» — придворный врач и астролог царей Ивана III и его сына Василия Ивановича, уроженец Любека Николай Немчин (Nikolaus Buelow), он же — Николай Булев или Люев.

Прожив долгое время на Руси, он изучил русский язык, перевел с немецкого несколько книг астрологического и медицинского характера. Вертоград 1534 г. впервые знакомил русского читателя с экспериментированием на животных для изучения действия ядовитых веществ. Например, для того, чтобы проверить, уменьшается ли селезенка у поросенка под влиянием коры ясеня, предлагалось кормить его девять дней хлебом с при- titmnKAfttfi месью этой коры. Затем животное забивали и производили осмотр селезенки, который подтверждал факт уменьшения ее до самой малости: «Селезень истреблен, а собою вельми мелок». В лечебниках XVI—XVII в. излагалось учение о четырех стихиях, содержались простейшие анатомические представления.

Забота о здоровье представляла собой одну из высших ценностей в славянской культуре. Известный русский ученый и писатель В. И. Даль приводит в своем сборнике некоторые пословицы русского народа интересные своим отношением к проблеме укрепления и формирования здоровья: «Здоровье всего дороже. Здоровье дороже богатства. Здоровью цены нет. Здоровья не купишь… Деньги – медь, одежда – тлен, а здоровье – всего дороже… Здоровому все здорово… Береги платье снову, а здоровье смолоду». В обыденном общении русичи, приветствуя друг друга, желали здоровья: «Здравствуйте», «Будьте здоровы». Тем самым подчеркивалось, что сохранение и укрепление здоровья является важным для человека.

В языческой Руси не было строго обособленной касты жрецов, обладающих медицинскими познаниями, они являлись достоянием самого народа и передавались из рода в род. Народная медицина являлась частью языческой культуры, а способы врачевания представляли собой совокупность эмпирических и мистических воздействий. Врачеватели-знахари назывались волхвами, ведунами, кудесниками, ведьмами и считались в народе посредниками между человеком и таинственными силами природы. До нашего времени дошли передаваемые в устной форме заговоры, обращенные к языческим божествам, способным прогнать болезнь. Во врачебной практике использовались растения (полынь, крапива, подорожник, листья березы, кора ясеня, лук, чеснок, хрен, березовый сок и т.д.), продукты животного происхождения (например, мед, кобылье молоко, сырая печень трески) и минералы.

Русскому народу было известно немало способов сохранения и укрепления своего здоровья – гигиенически обоснованный уклад жизни: распределение приемов пищи, ранний утренний подъем и ранний отход ко сну вечером, послеобеденный сон. Все это способствовало соблюдению здоровому рациональному режиму труда и отдыха.

К пьянству в Древней Руси было негативное отношение. Профилактике злоупотребления алкоголем способствовало соблюдение языческих постов как способ очищения организма и ограничение употребления спиртного. Употребление алкоголя имело место главным образом во время игрищ, а также на народных и княжеских пирах, тризнах. Однако на Руси в то время основным сырьем для производства алкоголя был мед и поэтому традиционные хмельные напитки были низко градусные: брага, медовуха и пиво. Прием этих напитков сопровождался обильной трапезой, что сводило к минимуму ущерб здоровью от употребления алкоголя. С тех времен сохранился всем известный рефрен: «И я там был. Мед, пиво пил. По усам текло, а в рот не попало».

Никаких упоминаний о пьянстве и алкоголизме в литературных источниках не встречается. Представители педагогической науки (Т. П. Васильева, К. А. Разуванов и др.), рассматривая генезис алкоголизма в России, схожи во мнении, что Россия в средневековье вступила трезвой, особенно это касалось простолюдинов.

Несмотря на то, что людям издавна было известно наркотическое действие различных растений и грибов, однако широкого распространения употребление наркотиков среди русичей не происходило. Как считают современные исследователи, проблема наркомании в России возникла лишь в XIX веке.

Соблюдению необходимого для здоровья двигательного режима у славян, как одной из важных составляющих здорового образа жизни, способствовали физические упражнения и игры, занятия с оружием, которые развивали мускулатуру и выносливость, обеспечивали оптимальную двигательную активность. В частности, великий русский просветитель, историк и писатель Н. М. Карамзин, повествуя о физическом и нравственном характере обитателя славянских земель, утверждает, что он «…любит движение, согревая им кровь свою; любит деятельность» . Так, борьба и кулачный бой составляли издавна любимую народную потеху и назывались играми, или игрищами, любоваться на которые приходили простые люди и знать.

Трудно не согласиться с Н. М. Карамзиным, который утверждает, что «Народные игры и потехи, доныне единообразные в землях Славянских: борьба, кулачный бой, беганье взапуски, остались также памятником их древних забав, представляющих нам образ войны и силы». Кроме того, в славянской борьбе существовала и своя некая философия «очищения души и тела», что, по сути, означало «в здоровом теле – здоровый дух».

Высокий уровень физической подготовки, достигаемый в повседневной жизни, позволял русским воинам совершать крупные военные походы, которые, продолжались «…иной раз месяцы, а то и годы, когда воинам приходилось преодолевать расстояние в сотни и тысячи километров».

В Древней Руси людям было хорошо известно, что восстанавливать свое здоровье всегда трудно и энергоемко. В повседневной жизни они пользовались простейшими гигиеническими правилами, которые способствовали ведению здорового образа жизни. Эти правила и приемы оздоровления были настолько просты, что не требовали для их выполнения привлечения специально обученных знахарей и ведунов. Они выполнялись каждым человеком самостоятельно и передавались внутри семьи от родителей к детям. Так, люди знали, что нельзя надевать чужую обувь, иначе ноги будут потливы и возникает угроза грибковых заболеваний.

В качестве простейшего правила личной гигиены был запрет пользоваться одеждой, украшениями или сосудами для воды и еды, которыми пользовались другие. Кроме того, славяне знали, что нельзя носить старые или грязные одежды, которые согласно народному поверью, считались дополнительным источником различных заболеваний.

Закаливание организма происходило в процессе выполнения языческих обрядовых купаний, омовений в реках, родниковой воде. Купались, умывались холодной водой, зачерпнув воду рано утром, «пока ворон не обмакнул крыла». Так, в день Аграфены Купальницы умывались росой. Кроме того, росу люди использовали при заболеваниях глаз, давая следующие поучительные советы: «От глазных болей – двенадцать раз умываться росою». В Древней Руси также считали, что сохранить здоровье на целый год могли кувыркание и катание по росе, чаще всего перед днем св. Юрия, Ивана Купалы, Троицей или во время первого весеннего грома. В качестве профилактики различных заболеваний практиковалась помывка в бане. Выйдя из бани, славяне говорили: «Тебе, баня, на стоянье, а нам на здоровье».

Первые указания о проведении оздоровительных мероприятий в войсках в форме религиозных требований относятся к глубокой древности. Гигиенические рекомендации о содержании в чистоте лагерных стоянок, дезинфекции захваченной у неприятеля добычи можно найти у древних народов.

Из поколения в поколение люди делились в воспитательных целях жизненным опытом, давали здоровье сберегающие советы, касающиеся питания. В пищу они принимали натуральные продукты, богатые витаминами и питательными веществами. Несмотря на то, что еда была проста и незатейлива, в то же время по своему составу являлась разумной и достаточно разнообразной: хлеб, рыба, мясо, молоко, масло, овощи, фрукты, ягоды, грибы, травы, мед, квас и др. Н. М. Карамзин, описывая быт, образ жизни восточных славян, говорит, что они «сносили голод и всякую нужду; питались самою грубою сырою пищею». Также славяне знали, что чрезмерное употребление пищи наносит вред здоровью. О вреде переедания они говорили: «Где пиры да чаи, там и немочи. Не ешь масляно: ослепнешь».

Древние славяне почитали семейные узы, в половую связь вступали в рамках существующих браков. Несмотря на то, что имеются исторические сведения о фактах многоженства у восточных славян, но современный исследователь Ю. А. Коловрат в своей статье «Сексуальное волховство и фаллоктенические культы древних славян» находит этому единственное объяснение в желании увеличить количество детей, в которых заключалась экономическая мощь рода, его процветание. Кроме того, автор статьи говорит о высокой морали, присущей восточнославянским народам. В свою очередь Н. М. Карамзин утверждает, что «Древние писатели хвалят целомудрие не только жен, но и мужей славянских».

Через обычаи и традиции юношам передавались образцы конкретных поступков и действий в бою, указывалось, что следует, а чего не следует делать. Традиции же способствовали воспитанию таких качеств, как дисциплинированность, исполнительность, честность, стойкость, храбрость, выдержка, самообладание. На этом фундаменте формировались здоровые, закаленные люди, имеющие достаточное физическое развитие и столь же стойкую психику для успешного участия в боевых столкновениях.

Можно сделать вывод, что образ жизни, который вели русские воины до принятия христианства, давал им возможность быть здоровыми и физически развитыми людьми, не обремененными вредными привычками, готовыми в любой момент встать на защиту своего народа, при этом жить долго и умирать в глубокой старости.

Развитие медицины XVII веке

Д. А Титова.

Научный руководитель В.В. Суворов

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им. В.И. Разумовского Минздрава России

Кафедра философии гуманитарных наук и психологии

Развитие медицины XVII веке

Д. А Титова.

Научный руководитель В.В. Суворов

ГБОУ ВПО Саратовский ГМУ им.

В.И. Разумовского Минздрава России

Кафедра философии гуманитарных наук и психологии

В XVII веке, столь насыщенном событиями, дальнейшие изменения претерпели медицина и здравоохранение. В больших городах широко практиковали врачи, получившие образование в Университетах, а лекари-травники на тот момент оставались только в Богом забытых деревнях, и их услугами, как правило, пользовались самые неимущие слои населения.

В XVII столетии, по-видимому, под влиянием естественно-научного прогресса, во всех отраслях медицины отмечается явное улучшение положения всего врачебного сословия. Врачи, уклонялись от всего того, что могло бы их унизить в глазах публики, и особенно от той деятельности, где требовалось личное приложение рук. Вся их деятельность ограничивалась, главным образом, постановкой диагноза и назначением рецепта. Акушерство в основном оставалось в руках повивальных бабок. Существовала ещё так называемая «низшая хирургия», к которой относилось удаление бородавок, мозолей, приставление банок, кровопускание и другие подобные мероприятия. Этими манипуляциями занимались, как правило, цирюльники и банщики.

Преподавание медицины в течение XVII века значительно улучшилось. Однако, теория всё же уступает место практике. Обучение всё чаще проходит у постели больного, особой популярностью пользуются анатомические театры, где преподаватели занимались не только своими наблюдениями, но и осуществляли публичные вскрытия.

Основные достижения медицины в XVII веке, во многом были обусловлены развитием прочих естественных наук, таких как биология, физика, химия, которые косвенно способствовали научным открытиям в области медицины. Изобретение микроскопа позволило увидеть и описать капиллярный кровоток, была открыта лимфатическая система, учёные получили понятие об оплодотворении. К полезным изобретениям XVII века можно отнести термометр. Именно тогда появилось убеждение, что лихорадка, это не болезнь, а проявление защитных свойств организма.

XVII век стал эпохой открытий, которые не могли не отразиться на профилактической медицине и общественном здравоохранении. Медицина в ХVІІ веке укрепила свои позиции как наука. Экспериментальный характер ее развития становится преобладающим.

Обучение русских лекарей

Систематическое обучение медиков в России началось только лишь с XVIII века. До того времени лекари овладевали врачебным ремеслом самостоятельно. Учеба проходила в виде практики у опытного городского хирурга. Следующей ступенью была полевая служба в качестве помощника войскового лекаря.

После добровольного испытания в Аптекарском приказе молодой лекарь получал официальный статус, подтвержденный бумагой, и набор хирургических инструментов. В Московском государстве общей терапией занимались только иноземные доктора. Местным разрешалось принимать роды, лечить переломы, вывихи, раны, то есть делать все, что относилось к «презренной» хирургии.

В 1654 году при Аптекарском приказе начала работу первая в России Лекарская школа. На полном государственном довольствии в ней учились дети воинов, стрельцов и священников. Курс обучения предусматривал изучение латыни, анатомии, фармации. Слушателей знакомили с различными методиками лечения болезней и «знаменем немочей», как тогда называли диагностику. В качестве практики будущие лекари собирали лекарственные травы, работали на царских огородах и в аптеке. Заключительным этапом была служба в полку и экзамен перед комиссией Аптекарского приказа.

В отсутствие книг при обучении использовались рукописные травники и лечебники. Наглядные пособия по анатомии, скелеты, атласы, отдельные рисунки завозились из Европы. Основы клинического лечения преподавались по «докторским сказкам» с последующей практикой у постели больного.

Моральный кодекс слушателей Лекарской школы предписывал: «Никому зла не чинить, не пить, не бражничать, никаким воровством не воровать». После 5–7 лет теоретического обучения ученики шли в помощники к иноземным докторам на 5 — 12 лет. Несмотря на нехватку русских медиков, школа работала время от времени. В классах одновременно находились 10–40 человек, а первый выпуск состоялся уже в 1658 году. За 50 лет Лекарская школа подготовила более 100 специалистов, работавших уже в новых медицинских учреждениях. Одним из них стала гражданская больница, устроенная боярином Ф. М. Ртищевым в собственном доме около 1650 года. Через 30 лет в Москве начали принимать больных государственные «шпитальни», где лечили, ухаживали за калеками и обучали персонал на месте.

Первая медицинская книга появилась только в 1657 году. Трактат А. Везалия «Эпитоме» перевел монах Чудова монастыря Епифаний Славинецкий (1609–1675 годы). Инок из московской обители был весьма примечательной личностью. Получив светское образование в Краковском университете, он преподавал сначала в Киево-Могилянской академии, а затем перешел в Лекарскую школу. Перевод «Эпитоме» (1658), сделанный монахом Славинецким для патриарха Никона, в течение долгих лет являлся единственным на Руси учебником по анатомии. К сожалению, сохранилось только свидетельство существования книги — запись в списках Патриаршего казенного приказа: «Киевлянину старцу Епифанию, что в Чудовом монастыре живет, перевел на славянский язык государю патриарху дохтурскую книгу, в приказ 10 рублев дать сполна. Те деньги старцу Епифанию в Чудов монастырь отнес подьячий Иван Зерцалов». Сама рукопись, названная автором «Врачевская анатомия», находилась в Синодальной библиотеке, но во время пожара в Москве в 1812 году сгорела вместе со зданием.

Русские доктора медицины имелись еще в XV столетии, но они работали преимущественно в Европе. Окончив университет в Болонье, доктор философии и медицины Георгий Дрогобыча (1450–1494 годы) представлял Русь в Италии, где остался работать в качестве ректора alma mater. Впоследствии читал лекции в Краковском университете и учебных заведениях Венгрии. Российским лекарям Дрогобыча знаком как автор трактата «Прогностическое суждение текущего 1483 года Георгия Дрогобыча с Руси, доктора медицины Болонского университета». Труд вышел в свет на латинском языке и стал первой печатной книгой российского сочинителя, изданной за границей.

Достойным представителем Белой Руси был просветитель, ученый, врач Франциск Скорина (1490–1551 годы). Будучи сыном полоцкого купца, он прошел курс в Краковском университете, где поменял имя Георгий на европейское — Франциск. Продолжал образование в Болонье, затем в Праге.

Начиная с 1517 года занимался печатанием русских книг. В Вильно напечатал церковно-славянский Апостол и церковнославянскую «Малую подорожную книжицу». В 1519 году уже в Праге выпустил «Псалтырь» и 20 отдельных частей Библии, переведенных на славянский язык. В начале 1520-х годов ученый основал типографию в Вильнюсе и продолжил деятельность по формированию белорусского литературного языка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *