Литургия для детей

Литургия для детей

Видеть сердцем

Ты собираешься в храм. Вернее, родители разбудили и собирают тебя ещё совсем сонного. Вы идёте на литургию. А большинство людей спят себе в воскресенье, пока им спится. Но знаешь, пара лишних часов, проведённых в кровати, не принесут счастья. А ты совсем скоро окажешься в удивительном мире, где совершается чудо. Самое настоящее. Мечтал о таком? На литургии ты смело можешь просить обо всём Иисуса Христа. Только не сомневайся. Литургия – лучшее время для чуда.

«Но в храме взрослых так много, что одни лишь ноги их видны, да спины. Как же просить, если Христа даже не видно? А если и видно, то на иконе. Но с иконой не получается говорить по-настоящему, как с теми же людьми в храме».

Давай разберёмся, твой вопрос очень важный. Видеть можно глазами – это ни капельки не сложно, особенно если зрение хорошее. Но видят ещё и сердцем – а этому уже учатся.

Как учатся, например, рисовать? Усердием. Чем больше рисуем, тем красивее выходит. Так же и с умением видеть сердцем. Способность у нас внутри уже есть, только извлечь её нужно. Она внутри нас заложена. Бывает, этому всю жизнь учатся. Но это совсем не плохо – учиться всю жизнь. Как на праздник идти: радостна сама дорога, потому что идёшь не куда-нибудь, а на праздник.

Храм называют Домом Бога на земле.

Перед иконами горят лампадки, люди зажигают свечи, шепчут о своих нуждах. Иконы – чудесные изображения. Глядя на лики Бога, Богородицы, ангелов и святых, мы говорим с ними и постепенно начинаем видеть и слышать их сердцем.

Разговор с Богом

Люди, за спинами которых ничего не видно, приходят в храм в воскресенье, чтобы увидеть сердцем Бога и с Ним поговорить. Разговор с Богом называется молитвой.

Сейчас молитвы, которые поют в храме, ты не понимаешь, но со временем обязательно поймёшь. Вслушивайся, спрашивай у взрослых, но, главное, сам с Богом начинай разговаривать, самыми простыми словами.

Важно научиться понимать ответы Бога. Не ушами ты их услышишь. Ответы придут через людей, через неожиданные события, через чудо. Учись не только видеть, но и слышать сердцем. И пусть все твои желания будут добрыми!

Молитва своими словами

«Господь, я верю и знаю, что Ты меня слышишь. Понимаешь, папа и мама не хотят завести котёнка, а я очень хочу. Пожалуйста, сделай так, чтобы у нас был котёнок и чтобы папа и мама этому тоже радовались и никому от этого не было трудно!»

Именно с добрыми желаниями люди приходят на литургию к её доброму хозяину Иисусу Христу. Вместе с нами приходят святые и люди, жившие сотни и тысячи лет до нас. Потому что те, кто видит сердцем Иисуса Христа, не умирают никогда, их души живут в вечной радости в Царстве Бога.

О храме

«Храм» – древнее славянское слово, значение его – «дом». Особенный Дом, священный, соединяющий землю и небо, время и вечность, Бога и человека. Дом нашего Небесного Отца и наш. Здесь мы собираемся во Имя Его. А где во Имя Господа соберутся люди, там с ними всегда будет и Он.

21. Туман. Англия. Запричастный Стих

Начинало светать. Густой туман, похожий на сырую мелкую крупу, висел, окутывая судно и скрывая границу между сушей и морем. Только свет далекого маяка пробивался через тяжелую мглу. Дронов чувствовал сырость даже сквозь теплую куртку. Пора было действовать.

— Веда, быстро одевайся и жди меня!

Он спустился в машинное отделение и оглушил сменного механика. Затем, поднялся в рубку — у штурвала стоял тот самый парень, Арни, удивительно похожий на троглодита. Стрелять было нельзя, и троглодит рухнул на пол от молниеносного удара.

В маленьком железном ящике над приборами лежала связка гранат. Алексий заметил ее еще во время ночной стычки с датчанами. Он забрал связку и снова спустился в машинное отделение. Повозившись, он закрепил гранаты и маленький взрыватель — теперь у них в запасе оставалось минут десять. Дронов поднялся за Ведой.

Девушка уже ждала его. Они тихо прошли по коридору мимо кают — все еще спали. Дронов прошлой ночью во время своей вахты спрятал на палубе наполовину надутую резиновую лодку на двоих и толстую веревку.

— Я первый, ты за мной, смелее.

Он спустился к воде и забрался в лодку. Сверху неловко повисла Веда, Дронов подхватил ее, усадил на корму и начал грести маленькими веслами. Они успели отплыть достаточно, когда раздался взрыв, а в тумане взметнулись столбы огненных брызг и пламени, послушались крики и шум. Дронов усиленно продолжал грести к берегу. Его мышцы отвыкли от нагрузок; Веда, дрожа от холода, с ужасом смотрела, как тонет суденышко.

«Пол» делал все возможное, чтобы береговая охрана не обнаружила лодку. Вскоре она коснулась песка, и беглецы кинулись под защиту деревьев. Как только они забежали в редкий лесок, со стороны моря послышался громкий гул вертолета береговой охраны.

Разведчик сообщил о нескольких автомобилях неподалеку, и Дронов выбрал неприметный фургон на стоянке возле небольшой рыбацкой пристани, забитой яхтами и лодками. Хозяева, по всей видимости, ушли в море, и пока они хватятся, беглецы будут далеко.

По дороге к столице они три раза меняли машины. Дронов решил заночевать в заброшенном доме на окраине Лондона.

— Будешь прятаться, пока я не достану английские паспорта, — сказал Алексий Веде.

— Ты слишком беспокоишься, чего мне бояться? Англичане назад, надеюсь, не вышлют!

— Не понимаю, твоей уверенности. Существуют международные договоренности: — если находят человека другой национальности, он высылается в страну происхождения, если та согласится его принять, или в Антарктиду.

— А если этот человек не хочет? Тогда, что?

— Отправят силой или уничтожат. — Алексий не хотел пугать девушку, а только объяснил, как делается в реальности, а не в историях на страницах Сети.

Маленький разведчик нашел для них целую улицу двухэтажных, типично английских домов из красного кирпича. На километры вокруг протянулись такие же кварталы с одинаковыми, выстроившимися рядами зданиями. Улица была пустая, они могли выбирать тот дом, который больше понравится. Дронов остановился на самом крайнем, с окнами на север, — в случае опасности его легче всего будет покинуть.

Внутри дома, за выломанной дверью блестела в послеполуденном солнце тонкая, белая паутина. Дронов заметил и небольшого паука, стремительно нырнувшего под потолок.

«Будет, какая-то новость». — Он верил в приметы и всегда видел пауков накануне неожиданных известий.

На стенах в холле кое-где висели сохранившиеся, но выцветшие от времени фотографии очевидно, бывших владельцев. Алексий вспомнил, что нечто подобное видел недавно в доме, где прислуживала Дана. Разглядывая внимательно лица, он понял, что попал в бывший негритянский квартал — большая семья из десяти человек смотрела со снимков, будто напоминая, что здесь они только гости. Ему было интересно, что стало с этими людьми, живы ли они, и как сложилась их судьба? Веда словно услышала мысли Алексия.

— Какие красивые дети — маленькие, черненькие. — Она, тоже с интересом разглядывала пожелтевшие семейные снимки. — Где, они сейчас, как ты думаешь?

— Если живы, полагаю, где-нибудь в Африке.

Дронов прислушивался к звукам с улицы, но разведчик передавал, что все спокойно — если кто-то и жил в заброшенном районе, то он так же любил тишину и предпочитал не афишировать свое присутствие.

— Здесь уютно. Мы, переночуем, а завтра решим, что делать.

— Ты расскажешь, что тебе нужно в Лондоне? — Девушка с шумом выдвигала по очереди кухонные ящики, проверяя их содержимое. — Есть, хочу! — Она вопросительно смотрела на Дронова. — И пить!

— Не греми так посудой. Возможно, на этой заброшенной «стрит» обитают такие же скитальцы, а неожиданные посетители нам не нужны.

— Хочу! Есть! Меня не кормили — не-де-лю! Ты — не кормил, а эти ящики открывали лет двадцать назад.

Посмотри, сколько паутины, и ничего съестного, никаких круп или консервов.

— Крысы полакомились. Ладно, я незаметно попробую дойти до заправки, что в квартале отсюда, и куплю поесть. Только, прошу, сиди тихо, ничего не трогай и не выходи — по рынкам тебя больше искать не стану.

— Слушаюсь и повинуюсь. Буду преданно ждать вашего возвращения, в этом великолепном дворце! — Веда грациозно повела рукой, показывая на ветхую обстановку вокруг.

Дронов осторожно вышел на безжизненную улицу и пошел в сторону перекрестка. «Пол» показывал, что в километре есть небольшая заправка. Когда он вернулся, девушка спала, раскинувшись на широкой, хозяйской кровати и укрывшись старыми тряпками.

Алексий залюбовался было мирной картинкой, но он тоже проголодался и поэтому принялся громко читать вслух:

— Послушай, тебе это может пригодиться, если решишь скрываться в Англии: «Английские мужчины — всегда последовательны и пунктуальны, на первом месте для них — семья. Англичанин не устроит жене скандал на людях. Не ждите сцен ревности, он не покажет ее…». Ну как, продолжать?

Веда, разбуженная его голосом, сонно кивнула из-под тряпок, Дронов продолжил:

— «В английских семьях жена работает, и домашние дела делятся поровну…». — Вот, последнее, специально для тебя: «Наносить визит можно только после договоренности. Если вы приглашены, захватите хорошего вина …»

— Я не собираюсь никому наносить официальные визиты.

— Пишут о себе только хорошее, а я, между прочим, слышал, будто у них в порядке вещей считается, докладывать властям. Попросту говоря, «стучать» на соседа. Ты проснулась? Есть будешь?

— Только кофе, мне опять плохо.

— Неизвестно, как пройдет дальнейшая «стори», так что, прошу поесть. Иначе…

— Иначе, что? Примените третью степень устрашения, уважаемый Алексий? — Веда впервые слабо улыбнулась.

— Больных не трогаю! — Алексий несколько смутился.

— Ну, тогда, вместе с кофе маленькую булочку, это поможет моему выздоровлению.

— Вместо кофе — вода, а вместо булочек — галеты. Удивительно, но в доме электричества нет, а вода — есть. Может, он не настолько необитаемый?

Они пили воду и закусывали, пахнущими бензином с заправки, галетами.

Как и всю дорогу, между ними висел молчаливый вопрос, и оба понимали — какой. Дронов решил не отклоняться от своей линии поведения, следуя пословице, что молодецкое сердце — не уклончиво.

О чем думала Веда, можно было только догадываться, девичьи думы — изменчивы.

После молитвы «Отче наш» на Литургии хор поет причастный стих, текст которого меняется в зависимости от дня седмицы и праздника. К сожалению, не все прихожане знают, что во время пения причастного стиха происходит очень важное действо Божественной Литургии – причащение священников. Таким образом, в этот момент совершается таинство Евхаристии, которое состоит из двух частей: преложения даров (хлеба и вина) в Тело и Кровь Христовы и причастия верующих. Для невоцерковленного человека кажется, что служба закончилась и можно позволить себе побеседовать с другими прихожанами, походить по храму и приложиться к иконам или поставить свечи. На самом деле, верующий человек должен понимать важность этих нескольких минут и быть максимально сосредоточенным на молитве, подготовке к причастию или не мешать тем, кто к причастию готовится.

Правильно будет оставаться на том же месте, где молились всю Литургию. Если с вами в храм пришел ваш ребенок, следует объяснить ему, что ходить (тем более бегать), разговаривать в этот момент в храме нельзя.

Таинство причащения в современной практике совершается в два приема: сначала причащаются священнослужители в алтаре, потом миряне вне алтаря, у амвона. Во время причащения священнослужителей (за исключением пасхальной седмицы) царские врата и завеса закрыты. Миряне воспринимают данный момент Литургии как паузу, перерыв; некоторые начинают разговаривать, иные вообще покидают храм, полагая, что основная часть службы закончилась.

Такому пониманию способствует и то, что в этот момент происходит на клиросе. Устав предписывает во время причащения священнослужителей петь запричастный стих — специально подобранный стих из псалма. В чинопоследовании после окончания пения причастного стиха возникает пауза, которую в каждом храме заполняют по-разному. Наиболее уместно, как это и делается во многих храмах, заполнить ее чтением молитв из «Последования ко святому причащению» или жития святых. Не будучи частью Литургии, эти молитвы, однако, настраивают верующих на размышление о величии Таинства Евхаристии, помогают им подготовиться к духовному и телесному соединению со Христом.

Причащению священнослужителей предшествует чтение старшим священником молитв, обращенных к Христу: «Верую, Господи, и исповедую», «Вечери Твоея тайныя» и «Да не в суд или во осуждение». Священнослужители в алтаре сначала причащаются Тела Христова в строгом иерархическом порядке: первым к престолу подходит старший священник, затем другие священники, затем диаконы. В таком же порядке священнослужители причащаются Крови Христовой. Иереи самостоятельно берут с престола частицу Тела Христова и отпивают по три глотка из чаши. Причастившись, священнослужители отходят от престола и читают благодарственные молитвы. После причащения священник умывает уста и руки, а затем принимает антидор и запивку — вино, разбавленное горячей водой. По существующей традиции младшие священнослужители подходят к старшему и поздравляют с принятием Святых Тайн.

Причащение мирян начинается открытием царских врат и завесы. Из алтаря выходит диакон, неся в руках евхаристическую Чашу и возглашая: «Со страхом Божиим и верою приступите». Хор поет: «Благословен Грядый во имя Господне. Бог Господь и явися нам». Священник читает молитвы: «Верую, Господи, и исповедую», «Вечери Твоея тайныя» и «Да не в суд или во осуждение». В храмах некоторых Поместных Православных Церквей эти молитвы читаются вслух всей общиной; в последнее время такой обычай начал входить в употребление и в некоторых храмах Русской Церкви. Во время причащения мирян хор многократно поет: «Тело Христово приимите, источника безсмертнаго вкусите».

В современной православной практике священнослужители причащаются, принимая частицу Тела Христова в правую руку и отпивая из евхаристической чаши три глотка Крови Христовой. В Древней Церкви миряне причащались точно так же. Подробные инструкции мирянам, принимающим в руки Тело Христово, дает Кирилл Иерусалимский: «Итак, приходя, не с простертыми ладонями и не с растопыренными пальцами приступай, но левую руку сделав престолом правой, как хотящей поднять Царя, и, согнув ладонь, прими Тело Христово и тут же скажи: «Аминь». Итак, с осторожностью, освятив очи твои прикосновением святого Тела, причастись, остерегаясь, чтобы ни крошки от него не уронить… Потом, по причащении Тела Христа, приступи и к Чаше Крови, не простирая руки, но наклонясь, и, в образ поклонения и почтения говоря «аминь», освятись и Крови Христовой причащаясь. И когда еще находится влага на устах твоих, прикасаясь руками, освяти и очи, и лоб, и прочие органы чувств. Наконец, дождавшись молитвы, благодари Бога, сподобившего тебя таких Таинств».

Святитель Кирилл указывает на интересный обычай, вышедший из употребления: прикасаться частицей Тела Христова к глазам, а затем смачивать влагой от Крови Христовой глаза, лицо и другие органы чувств. Святитель призывает причащающегося быть особенно осторожным, бережно относясь к святыне Тела и Крови Христа. В современной практике это предостережение сохранилось в форме запрета на крестное знамение перед причащением: подходящий к евхаристической Чаше не должен осенять себя крестным знамением и делать какие-либо иные движения, дабы не задеть святую Чашу.

Впоследствии практика причащения мирян изменилась и была введена в употребление «лжица» (ложечка), в которой помещается небольшая частица Тела Христова и небольшое количество Крови Христовой.

Мы постарались объяснить, что происходит в храме во время и после запричастного стиха, и как нужно вести себя. Надеемся, что эти знания помогут вам выбрать правильную форму поведения во время Божественной Литургии.

По материалам митрополита Илариона (Алфеева)

У настоятеля Георгиевского храма г.Таганрога протоиерей Алексея Лысикова мы спросили о недавно прошедшем уникальном событии– впервые проведенной в нашем городе детской литургии.

Детская литургия – это обычная литургия, только обращенная к уму и сердцу маленького человека и желательно проходящая при максимальном участии детей.

Давно назрела мысль, что для успешности учебного процесса в нашей воскресной школе нужно провести миссионерскую литургию, которая будет направлена на детей. К тому времени, когда мы начали ее готовить, выяснилось, что не только дети, но и родители не разбираются в богослужении. Родители многих детей, посещающих воскресную школу, не участвуют в таинствах. Т.е., они привели ребенка в воскресную школу, «сдали» его и надеются, что воскресная школа сделает из него правильного и хорошего человека. Поэтому подготовка шла по двум направлениям: о богослужении рассказывалось детям, и для родителей было проведено несколько специальных занятий. Родители узнали, что такое литургия, каково ее чинопоследование, как к ней готовиться, как самим готовиться к причастию и как помочь подготовиться детям. Многие из тех, кто пришел, впервые вместе с детьми участвовали в церковных таинствах. Т.е., для многих это был еще и момент вхождения в Церковь.

По благословению правящего архиерея, литургия совершалась при открытых Царских вратах до пения «Отче наш…». В процессе совершения Литургии священник выходил и комментировал важные действия, разъяснял их детям. Мы отделили переднюю часть храма специально для детей, так что на литургии, конечно, мог присутствовать каждый, но та часть, которая примыкает к алтарю, была «зарезервирована» для детей, и посторонним и взрослым туда прохода не было. Это давало возможность детям стоять среди людей своего роста, т.е. никто не мешал им, и они могли спокойно видеть все происходящее. Самые маленькие были подняты на клирос и наблюдали литургию оттуда, они там могли сидеть, не мешая никому. А уже те, кто постарше, участвовали в литургии тем, что часть песнопений пропевали вместе с хором. На подсвечники детей решили специально не ставить, потому что это такой уникальный момент, и не хотелось занимать детей свечами. Все-таки предполагалось, что дети будут участвовать больше в богослужении. Мы распечатали текст литургии и раздали его родителям и старшим детям, чтобы они могли сверяться с текстом, и также в церковной лавке продавалась брошюра с текстом литургии, чтобы все, кто хочет, могли приобрести и следить за ходом службы.

Некоторые мальчики из числа отличников учебы были поощрены тем, что их допустили в алтарь, были открыты и царские врата, и дьяконские врата: ход службы был виден максимально, т.е. они стояли в алтаре, но и все остальные не были отделены каким-то глухим забором, а можно было видеть весь ход службы каждому. Впечатления у всех были очень приподнятые. Дети, конечно, устали: все время долго сохранять внимание им тяжело.

Поэтому, поразмыслив, мы решили, что, скорее всего, если будем повторять такую литургию, то тогда нужно предлагать детям не полностью всю службу стоять, а собрать их во дворе. Например, летом, потом в какой-то момент ввести их в храм и провести службу для них. Этот момент обязательно нужно учитывать при планировании такой литургии в следующий раз.

Конечно, нам этот опыт дал весьма многое. Мы поняли, что такие службы необходимо проводить как можно чаще, потому что, как выясняется, люди службу не знают и, с радостью стремятся ее узнать, поэтому миссионерская литургия важна не только для детей, но и для родителей, и просто для людей, которые пришли на эту службу, чтобы в ней тоже поучаствовать. Не у всех, конечно, получилось поучаствовать в детской литургии, и поэтому неизбежно повторение этой службы. Такие службы, наверное, должны войти в практику большинства приходов, городов. И, чем больше они будут совершаться, тем более осмысленно люди будут участвовать в богослужении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *