Кто такой симеон полоцкий

Кто такой симеон полоцкий

Полоцкий, Симеон Емельянович Ситнианович-Петровский

иеромонах, русский проповедник, педагог и стихотворец, родился в Белоруссии в 1628 г. Окончивши курс в киево-могилянской коллегии, Симеон Полоцкий побывал и в польских академиях. Царствовавшая в коллегии схоластическая система образования, служившая специальным целям – выработать опытных духовных ораторов, «сберегателей православия», имела в лице Симеона Полоцкого достойного представителя. 27-ми лет он принял монашество в Полоцком Богоявленском братском монастыре, в школе которого потом состоял «дидаскалом» (преподавателем).

Благодаря сильным связям и лично снискавши расположение царя Алексея Михайловича, проезжавшего в 1656 г. через Полоцк во время русско-польской войны, Симеон Полоцкий был приглашен, вместе с другими учеными, в Москву, где вскоре сделался придворным поэтом и наставником царских детей. В то же время он основал латинскую школу в Спасском монастыре за Иконным рядом, в которой, по царскому указу, обучал некоторых лиц «Альвару» (латинской грамматике Альвареса) и сочинению вирш и ораций.

Симеон Полоцкий

Будучи сторонником западноевропейского просвещения, Симеон Полоцкий является энергичным антагонистом «греческого» направления, имевшего своих защитников главным образом, в Чудовской и Ртищевской школах. По поручению собора, созванного в 1666 г. о патриархе Никоне, Симеон Полоцкий написал книгу «Жезл правления» (в 1668 г.) в защиту нововведений Никона и в обличение «раскола». Кроме того, известны его богословские труды: «Венец веры» (первая популярная догматическая система на севере России) и краткий катехизис.

Но всего более деятельность Симеона Полоцкого в церковно-административной сфере выразилась в возобновлении проповеднического слова. Религиозно-нравственный идеал, определяемый двумя сборниками его проповедей: «Обед душевный» (109 проповедей) и «Вечеря душевная» (78 проповедей и 29 поучений), близок к аскетическому. Из всего числа их только 26 трактуют о вопросах времени и потребностях общества, но, несмотря на это, Симеон Полоцкий является постоянным вестником государственных нужд. В остальных проповедях он обличает «злые нравы обще», проводит здравые христианские понятия и пр. Книги, написанные Полоцким, обнаруживают немалую начитанность автора, но невыгодно отличаются от живых, ярких и народно-русских сочинений современных ему старообрядцев (Аввакума и др.) бездушным, казённым, «ненациональным» слогом.

Стоя во главе стихотворцев своего времени, Симеон Полоцкий написал два сборника силлабических стихов: «Вертоград многоцветный» (энциклопедия нравственных наставлений, литературных и научных сведений, вопросов воспитания), и «Рифмологион», заключающей речи панегирического характера на случай всевозможных событий в царском семействе. Наконец, важная заслуга Симеона Полоцкого, как поэта, состоит в том, что он один из первых познакомил Москву с драматическим искусством, написав в духе средневековых мистерий три пьесы, которые были сыграны при царском дворе: «О блудном сыне», «О Навуходоносоре и трех отроках» и «ОНавуходоносоре и Олоферне».

Употребляя все свое влияние и энергию на то, чтобы сделать науку фактором общественной жизни, Симеон Полоцкий хлопотал об учреждении школ, основал типографию и даже мечтал об академии, для которой сочинил устав.

По вступлении на престол царя Феодора Алексеевича, который был, как и царевна Софья, преданным учеником Симеона Полоцкого, круг деятельности последнего значительно расширился; но на высоте славы своей Симеон умер в 1680 году.

Будучи весьма начитанным и энергичным, хотя и не отличаясь универсальностью ума и самобытностью мысли, Симеон Полоцкий играл видную роль в истории русского просвещения XVII века.

Подробнее о Симеоне – см. в книге «Очерки из истории русской литературы XVII и XVIII столетий» Л. Н. Майкова.

ПРЕДИСЛОВИЕ К «ВЕРТОГРАДУ МНОГОЦВЕТНОМУ»

ПРЕДИСЛОВИЕ КО БЛАГОЧЕСТИВОМУ ЧИТАТЕЛЮ

Твари, светом разума во плоти от Бога украшенной, обычай есть: еже аще кому прилунится во вертоградех богатых быти, и различных цветов сладким благовонием и сердцевеселящим доброличием и краснолепым цветением увеселитися, и о ползе их здравию телесному много и скоро успешной извещенну быти, то абие всеусердное тщание полагати, да от тех же обилия нечто себе получит и в домашних своих оградех или насеет семена, или насадит корение во общую ползу и веселие всем домашним и не успевшым отстоящих посещати вертов цветоносных. Благопохвалный же той обычай непщуется всеми и воистину есть таков: ибо егда друг от друга, их же в домех наших лишаемся вещей, угождение, или даяния средством или продаяния образом, приемлем, союз друголюбия и склевретства состяжем, его же и само по нам требует естество, понеже человек несть зверь дивый, но содружный, — отнюду же градове и села вину насаждения прияша, да во содружестве жительствующе взаим помощ нам деем и купно создав-шаго ны о всяческих его благотворениих славословим. И сам всяческих естеств вина и Господь яве истяжущ быти показуется, занеже не единому человеку, ни единому селу, граду или царству вся нуждная отдал есть, но различным странам различныя земли плоды, роды их, виды и силы, художества же, обилия, богатства, искуства благоволил дарствовати, да вси всех требующе, нуждею ко знаемости и дружеству убеждаеми, любовь взаимтворимую стяжем. Аще же в чювственных мирскому сожитию полезных сицев обычай не токмо гаждения не причастен, но ублажения достоин, колми паче во духовных вещех стяжемый, ими же не что ино перво намерствуется, точию слава, честь, хвала, благодарствие, величание создателя всячееских, второ же усмотряется всех душевная верных полза и спасение, — есть веема блажителен и подражателен. Темже аз, многогрешный раб Божий, его божественною благодатию сподобивыйся странных идиомат пребогатоцветныя вертограды ви-дети, посетити и тех пресладостными и душеполезными цветы услаждения душеживителнаго вкусити, тщание положих многое и труд немалый, да и в домашний ми язык славенскии, яко во оплот или ограждение церкве Российския, оттуду пресаждение кореней и пренесение семен богодухновенноцветородных содею, — не скудость убо исполняя, но богатому богатство прилагая, занеже имущему дается.

Потщахся убо дому Божию, святей церкви восточней, яко едему мысленному, раю духовному, вертограду небесному, присовокупили сей мой верт многоцветный во славу всяческих содетеля и во ползу душевную всех благочестно жити тщащихся, непрелестну имея надежду, яко всяк хотяй душевнаго услаждения и ея здравия желаяй известнаго доволны себе обрящет зде цветы во ползу. Иже убо удобнейшаго ради обретения не яко трава, на поли не хитростию художника искуснаго, но естеством изводимая, смешенно раждается и не скоро ищущым обретаема бывает, насадишася, но яко же есть обычай цветовертником искусным всяческих цветов и зелий, роды же и виды благочинно по сподом и лехам сеяти и садити, — тако и во моем сем верте многоцветном художественне и по благочинию вся устроишася, ибо по алфавитному славенскаго диалекта сочинению. Елико убо обрящеши, благочестивый читателю, писмен зде начинателных, именованием вещей обретаемых, толико непщуй спод или лех быти верта сего. А елико вещей изменных, толико родов на них сеянных или сажденных да разумевши. Еще колико вещей от части изменяемых узриши, толико видов цветовных да имееши. Напоследок елико статий числы надзнаменанных усмотриши единыя вещы, толико числ единовидных цвет да числиши или различие родов цветов сих духовных сице да сочтеши: ин род суть подобия, ин род образы, ин присловия, ин толкования, ин епитафия, ин образов подписания, ин повести, ин летописная, ин молитвы, ин увещания, ин обличения. И тако о прочих да умствуеши. Вся же сия имут силу, здравых душ веселием исполнения, в здравии утвержение и от недугов предсоблюдения. К тому и украшения Богу любезнаго и человеком. Болезнующих же греховными недуги душеврачевания, прилежно чтущым я и во уме, си, яко во изящнейшей силе душевней, часто разсуждающым и во сокровище памяти, яко в хранилище дущы, во соблюдение дающым. Обрящет зде юный укротителная стремлений страстей си и угасителная пламеней ярости и похоти, отемлющая непщевание о многолетствии, показующая прелести сего мира и от Бога удаляющая. Обрящет старый утверждающая немощь его ко подвигом духовным и наставляющая ко памяти краткости века и поминанию близ сущыя смерти и прочих последних. Обрящет зде благородный и богатый врачевства недугом своим: гордости смирение, сребролюбию благорасточение, скупости подаяние, велехвалству смиренномудрие. Обрящет худородный и нищий своим недугом целебная: роптанию терпение, татбе трудолюбие, зависти тленных презрение.

Обрящет неправду творящий врачебное недугу си былие: правды творение; гневливей — кротость и прощение удобное; ленивец — бодрость; глупец — мудрость; невежда — разум; усумлящийся в вере — утвержение; отчаянник — надежду; ненавистник — любовь; продерзивый — страх; сквернословец — языка обуздание; блудник — чистоту и плоти умерщвление; пияница — воздержание. И всякими инемн недуги одержимии обрящут по своей нужде полезная былия и цветы. Иже убо не ветийскаго художества ухищрениемь мною насадишася, но пиитическаго рифмотворения равномерием слогов по различным устроишася родом. Того ради, да присвойственною себе сладостию сердцам читателей приятнейший суще, аки нуждею влекут я ко читанию частейшему. И яко в немнозе пространстве многшая заключающеся удобнее памятию содержатися могут. И на память изученная внегда провещаются, временно благосладящая суть слухи и сердца слышащых. К тым и того ради, да рифмотворное писание распространяется в нашем славенстем книжном языце, — еже во инех водею честь имать и ублажение и творцев си до-стойнаго не лишает от Бога и от человек возмездия и славы. Ея же аз ми не требуя в мире сем, яко оставлей и со всеми его красными суетами и суетными красоты; не ищу оныя, от человек написанием книги сея, но глаголю со царствующым пророком: Не нам, Господи, не нам, но имени твоему даждь славу. Тебе, Господи, слава, яко дал еси и еже хотети, и еже мощи, и еже начата, и еже трудитися се же здраво и благополучно, и еже совершити добровременно по желанию сердца моего. Тебе слава о всех и зде и в небеси, и ныне и во вся будущыя веки. Мне же, грешному, даждь славу от тебе самаго сущую, наипаче в жизни будущей пред твоими небесными гражданы, ея же не пренебрезати, но искати всеми силами нашими повелеваемся тобою, елма пренебрегателие тоя, искателие же славы человеческия сице от тебе суть обличаеми: Како вы можете веровати, славы друг от друга ириемлюще, и славы, яже от единаго Бога, не ищете? Возмездие же временное потолику ми желателно, поелику нуждно к доволному препитанию мене грешнаго и труды всегда полагающих в моих потребах.

Но то по превелицей милости и премногим щедротам святопочившаго о Господе Бозе святыя и блаженныя памяти благочестивейшаго, тишайшаго и самодержавнеишаго великаго Государя царя и великаго князя Алексиа Михайловича всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержца не скудное, но доволное по моему чину и званию чрез лет тринадесят имея, прерадостно во царствующем и богоспасаемом граде Москве прежих, присно ко Господу Богу теплыя моя молитвы о нем, великом Государе, возсылая и труды трудом, ово по повелению началствующих, ово по моему свойственному благохотению, да не празден жизни моея вотще иждиву время, прилагая. По блаженном же его царскаго величества во вечная отшествии присно во моих иноческих молбах молю и до последняго моего издыхания имам непременно Господа Бога молити о еже проститися всякому его согрешению и вселитися души его в селения приснаго веселия и жизни безконечныя со духи небесными и душами всех праведных, от века благоугодивших Господеви. Его же благочестиваго и приснопамятнаго самодержца выну во памяти отшествие от мира содержя и в благодарном сердци, аки на твердом адаманте, премногая его царская ко мне благотворения написанная читая, не возмогл бым никогда же веселию места во сердце моем дати, аще не бы ми печалнаго ума лучесы милости и щедрот своих возбуждал ко веселию от его же царских чресл равне добротворный нам свет возсиявший и солнце и на его же царстем престоле богомпосажденный сын его, а наш великий Государь благочестивейший, тишайший, самодержавнейший великий Государь царь и великий князь Феодор Алексиевичь всеа Великия и Малыя и Белыя России самодержец. Его бо царским благоутробным милосердием и множеством щедрот и оцеподражателною царскою призрен есмь милостию и в равном бывшему храним доволстве, ни в чесом скудости стражду. И впред упование в Господе Бозе имам, яко благая о мне, грешном, на его царстем сердци положит. Он же богом Венчанный монарха не отвратит пресветлаго лица своего от худости моея, но по врожденной милости своей благоволит веселыма на мя призирати зеницами и нуждных жителству моему от обилия Богом себе даннаго подаяние доволное творити. И се ми есть возмездие превеликое, нудящее мя ко благодарствию непрестанному и к молбам повседневным, от скипетродержца благочестивейшаго. От вас же, благочестивых читателей, богатое ми будет за труды воздаяние, егда ползу от цвет верта сего приемше, речете о мне ко Господу молитву о еже оставитися грехом моим. Аще живу ми сущу, аще по преставлении моем, то ми едино от вашея любве желателно. Вем бо, яко внушает Господь молитвы верных раб своих и по прошению их милость проявляет. И мне убо за ваши святыя молитвы простит долги моя и сотворит возмездие вечное во царствии си небесном, его же аз единаго рачитель есмь и искатель, а вашему благочестию всяческих благ душевных и телесных, вечных и временных присно истинный желатель.

Благочестию твоему временных и вечных благ истинный желатель Симеон Полоцкий иеромонах недостойный

Поиск Лекций

Основные направления деятельности Симеона Полоцкого и их результаты.

Направления деятельности.

Внутренняяя политика.

Направления деятельности Результаты
1.Совершенствование системы государственного управления Создание нового верховного органа- Расправной палаты- подчиняющегося лично царю (это особый судебный отдел в Боярской думе). Было сокращено количество приказов, регламентирован рабочий день центральных органов власти. Была усилена власть и полномочия воевод. Налоги стали собирать головы и целовальники. 1682- отмена местничества, что позволило прийти к власти многим дворянам. 1681- введено воеводское и местное приказное управление. Готовился проект введения чинов- прообраза петровской » Табели о рангах».
2. Дальнейшее усиление военной мощи страны и реформирование армии. Продолжилось комплектование полков нового строя, начали формироваться территориальные военные округа, появились воинские звания, первые выборные полки из лучших солдат и офицеров. Именно при нём были заложены основы регулярной действующей армии.
3. Повышение роли и значимости дворянского сословия. Поддерживал права собственности дворян на землю, разрешал использовать им труд крестьян. В связи со строительством оборонительных сооружений на юге (Диком поле), раздавали земли дворянам в той местности, если они хотели увеличить свои земельные владения.
4. Совершенствование финансовой и налоговой системы. Введение единого налога- стрелецкие деньги. 1678-1679- перепись населения. Введение подворного обложения, что сразу пополнило казну, но усилило гнёт
5. Дальнейшее уменьшение роли церкви в стране. Повышение роли митрополитов и ограничение власти патриархов. Увеличение сборов с церковных земель. Продолжение гонений против старообрядцев.
6. Мероприятия по развитию образования, повышению количества грамотных в стране. Строительство училищ, школ. Фёдор был инициатором создания Славяно-греко-латинской академии, хотя она была создана в 1687 г. Приглашение иностранцев для преподавания в Москве. При Фёдоре грамотность в стране выросла в 3 раза, а в Москве в 5 раз, расцвет поэзии.
7. Социально- экономическое развитие России. Строительство светских зданий (палат, приказов). Москва почти полностью из деревянной перестроилась в каменную. В Москве построена единая система канализации. Попытки европеизации страны. Так в 1678-1680- смягчены уголовные наказания, например, переняли закон об отмене отрубания рук за воровство.

Внешняя политика.

Направления деятельности Результаты
Борьба за присоединение Правобережной Украины с Турцией. 1676-1681- русско-турецкая война. 1681-Бахчисарайский мир. По нему было закреплено объединение России с Левобережной Украиной. Киев вошёл в состав России на три года — по договору 1678г. в обмен на Невель, Себеж и Велиж. 1677-1678- первая и вторая Чигиринские кампании. Город Чигирин – важнейший центр Южной Украины, турки хотели овладеть ею. Но оба раза — победа России. Создание на юге Изюмской засечной черты, потом она была соединена с Белогородской.
Стремление возвратить выход к Балтийскому морю. Выполнению задачи мешали набеги крымских татар и война с Турцией.

ИТОГИ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.

§ Было совершенствовано государственное управление, увеличилась централизация власти в руках царя.

§ Централизация военного управления путём проведения военной реформы, начало создания регулярной армии.

§ Усиление роли дворянства в обществе, оценка деятельности людей по личным заслугам.

§ Была совершенствована финансовая и денежная система страны.

§ Дальнейшее сокращение роли церкви в делах государства.

§ Были достигнуты успехи в культурно- экономическом развитии страны, страна развивается по пути европеизации.

§ Во внешней политике не все задачи были решены, но Турция признала вхождение Левобережной Украины в Россию. Однако выхода к Балтийскому и Чёрному морю не было.

Таким образом, правление Фёдора Алексеевича во многом предопределило те реформы, которые будет проводить его брат- Пётр 1.

Яркой личностью периода правления Фёдора Алексеевича был Симеон Полоцкий.

Симеон Полоцкий.

Годы жизни: 1629-1680

§ Симеон Полоцкий – иеромонах (священник-монах), общественно- религиозный деятель, проповедник, поэт, драматург и педагог.

Его деятельность совпала с правлением первых Романовых. Он играл видную роль в развитии просвещения в России в 17 веке.

§ В 27 лет он принял монашество и после окончания киево-могилянской коллегии стал дидаскалом, то есть преподавателем в школе при Полоцком Богоявленском монастыре.

§ Известность пришла к Полоцкому в период русско-польской войны, когда царь Алексей Михайлович, побывав в Полоцке, заметил его и пригласил в Москву. Полоцкий стал воспитателем инаставником царских детей, а также придворным поэтом.

Основные направления деятельности Симеона Полоцкого и их результаты.

Одним из направлений деятельности была духовная деятельность. Получив духовное образование, будучи преподавателем в духовной школе, Полоцкий выступал против раскольников. Он поддерживал реформу Никона. В 1667 году написал книгу » Жезл правления», в которой выразил свои взгляды по поводу поддержки нововведений в церкви.

Свои духовные воззрения он изложил и в книге «Венец веры»,а также в кратком катехизисе ( это официальный документ церкви, содержащий основы веры). Им было написано много проповедей («Обед душевный»(1681),» Вечеря душевная»(1683) – оба сборника вышли после смерти автора), в которых много внимания уделяется религиозно-нравственному идеалу. И хотя они написаны несколько казённым слогом, значение их велико, так как Полоцкий призывал к нравственному совершенствованию, даже вплоть до аскетизма.

Результатом данной деятельности стало продолжающееся влияние церкви в нравственном совершенствовании людей, укрепление её положения в обществе, усиление влияния.

Другим направлением была поэтическая деятельность.

Симеон Полоцкий стоял у истоков силлабического стихосложения (в котором длина строки имеет одинаковое количество слогов). Им были написаны два сборника стихов. Первый — «Вертоград многоцветный»(1677-1678) , посвящённый нравственному воспитанию, содержащий наставления. Одновременно это своего рода энциклопедия — справочник, где читатель мог найти много интересных сведений из истории, географии, минералогии, зоологии и др.

«Рифмология»(1679) — произведение, в котором были представлены речи на различные торжественные случаи в царской семье.

Талант Полоцкого проявился и в драматургии. Им были написаны три пьесы, которые поставили и показали при царском дворе: «О блудном сыне», «О Навуходоносоре и Олоферне» и «О Навуходоносоре и трёх отроках». Все они были написаны на нравственные темы.

Был Полоцкий и просветителем. Он многое делал для того, чтобы в стране открывались школы, при его содействии была открыта типография в 1678 году. Первой изданной книгой был «Букварь».

В 1679 году С.Полоцкий составил проект указа о создании высшего учебного учреждения — Славяно-греко-латинской академии, но смерть помешала ему выполнить задуманное. Его дело завершит Софья (в 1687)

Наконец, именно С.Полоцкий был духовным наставником и воспитателем Фёдора Алексеевича и Софьи. Во время их правления авторитет С.Полоцкого был очень большим, умер он буквально на пике своей славы.

Результат данной деятельности – большой вклад в развитие просвещения, культуры, в формирование российской системы стихосложения.

Таким образом,Симеон Полоцкий — яркий деятель искусства и церкви периода правления первых Романовых. Его идеи звучащие в проповедях, изложенные в книгах, способствовали нравственному совершенствованию общества, учили жизни по божеским законам, законам добра. Он внёс ощутимый вклад в развитие культуры, особенно образования, поэзии, драматургии.

Полоцкий считается основоположником поэзии и драматургии. До него этими видами искусства никто не занимался.

Вошёл в историю России Симеон Полоцкий и как воспитатель детей царя Алексея Михайловича.

Масса общества вместе с царем относилась к делу двойственно. Они принимали нововведение по долгу церковного послушания, но не сочувствовали нововводителю за его отталкивающий характер и образ действий; сострадали жертвам его нетерпимости, но не могли одобрять непристойных выходок его исступленных противников против властей и учреждений, которые привыкли считать опорами церковно-нравственного порядка. Степенных людей не могла не повергнуть в раздумье сцена в соборе при расстрижении протопопа Логгина, который, по снятии с него однорядки и кафтана, с бранью плевал через порог в алтарь в глаза Никону и, сорвав с себя рубашку, бросил ее в лицо патриарху.

Мыслящие люди старались вдуматься в сущность дела, чтобы найти для своей совести точку опоры, которой не давали пастыри. Ртищев, отец ревнителя наук, говорил одной из первых страдалиц за старую веру, княгине Урусовой: «Смущает меня одно – не ведаю, за истину ли терпите». Он мог спросить и себя, за истину ли их мучат. Даже дьякон Федор, один из первых борцов за раскол, в тюрьме наложил на себя пост, чтобы узнать, что есть неправого в древнем благочестии и что правого в новом. Иные из таких сомневавшихся уходили в раскол; большая часть успокаивалась на сделке с совестью, оставались искренне преданы Церкви, но отделяли от нее церковную иерархию и полное равнодушие к последней прикрывали привычным наружно-почтительным отношением.

Правящие государственные сферы были решительнее. Здесь надолго запомнили, как глава церковной иерархии хотел стать выше царя, как он на вселенском судилище в 1666 г. срамил московского носителя верховной власти, и, признав, что от этой иерархии, кроме смуты, ждать нечего, молчаливо, без слов, общим настроением решили предоставить ее самой себе, но до деятельного участия в государственном управлении не допускать. Этим закончилась политическая роль древнерусского духовенства, всегда плохо поставленная и еще хуже исполняемая. Так было устранено одно из главных препятствий, мешавших успехам западного влияния. Так как в этом церковно-политическом кризисе ссора царя с патриархом неуловимыми узлами сплелась с церковной смутой, поднятой Никоном, то ее действие на политическое значение духовенства можно признать косвенной услугой раскола западному влиянию. Раскол оказал ему и более прямую услугу, ослабив действие другого препятствия, которое мешало реформе Петра, совершавшейся под этим влиянием.

Подозрительное отношение к Западу распространено было во всем русском обществе и даже в руководящих кругах его, особенно легко поддававшихся западному влиянию, родная старина еще не утратила своего обаяния. Это замедляло преобразовательное движение, ослабляло энергию нововводителей. Раскол уронил авторитет старины, подняв во имя ее мятеж против Церкви, а по связи с ней и против государства. Большая часть русского церковного общества теперь увидела, какие дурные чувства и наклонности может воспитывать эта старина и какими опасностями грозит слепая к ней привязанность. Руководители преобразовательного движения, еще колебавшиеся между родной стариной и Западом, теперь с облегченной совестью решительнее и смелее пошли своей дорогой. Особенно сильное действие в этом направлении оказал раскол на самого преобразователя.

В 1682 г., вскоре по избрании Петра в цари, старообрядцы повторили свое мятежное движение во имя старины, старой веры (спор в Грановитой палате 5 июля). Это движение, как впечатление детства, на всю жизнь врезалось в душе Петра и неразрывно связало в его сознании представления о родной старине, расколе и мятеже: старина – это раскол; раскол – это мятеж; следовательно, старина – это мятеж. Понятно, в какое отношение к родной старине ставила преобразователя такая связь представлений.

Н. Дмитриев-Оренбургский.

Кончина патриарха Никона на реке Которости в г. Ярославле

Симеон Полоцкий

Симеон Полоцкий (Самуил Гаврилович Ситианович-Петровский)

Люди высшего московского класса старались запастись средствами для домашнего образования своих детей, принимая к себе в домы приезжих учителей, западнорусских монахов и даже поляков. Сам царь Алексей подавал пример в этом. Он не удовлетворился элементарным обучением, какое получили его старшие сыновья, Алексей и Федор, от московского приказного учителя, велел обучать их иноземным языкам, латинскому и польскому, и, для довершения их образования, призвал западнорусского ученого монаха Симеона Ситиановича Полоцкого, воспитанника Киевской академии, знакомого и с польскими школами.

Симеон – приятный учитель, облекавший науку в привлекательные формы. В его виршах можно видеть стихотворный конспект его уроков. Здесь он касается и политических предметов, стараясь развить в своих царственных питомцах политическое сознание: «Како гражданство преблаго бывает,/ Гражданствующим (правителям) знати подобает».

Он рисует своим ученикам политический идеал отношений царя к подданным в образе доброго пастыря и овец: «Тако начальник должен есть творити – / Бремя подданных крепостно носити, / Не презирати, не за псы имети, / Паче любити, яко своя дети».

Интерес к переводным и даже подлинным польским книгам вместе с польским языком, при помощи домашних учителей, проникает во дворец московского царя и в дома московского боярства. Старшие сыновья царя Алексея, как я сказал, обучены были языкам польскому и латинскому; царевич Федор выучился даже искусству слагать вирши и был сотрудником С. Полоцкого в стихотворном переложении Псалтыря, переложил два псалма. О нем говорили, что он был любитель наук, особенно математических. Одна из царевен, Софья, также обучалась польскому языку и читала польские книги, даже букву у писала по-латыни. По свидетельству Лазаря Барановича, архиепископа Черниговского, в его время «царский синклит польского языка не гнушался, но читал книги и истории ляцкие в сладость». Иные из московского общества старались черпать западную науку из первых источников, и тем усерднее, что она стала считаться необходимою для успехов на службе. Боярин Матвеев учил своего сына латинскому и греческому языку.

Предшественник его по управлению Посольским приказом, Ордин-Нащокин, окружил своего сына пленными поляками, которые внушили ему такую любовь к Западу, что соблазнили молодого человека бежать за границу. Первый русский резидент в Польше Тяпкин отдал своего сына в польскую школу. В 1675 г., посылая его в Москву с дипломатическим поручением, отец представил его во Львове королю Яну Собескому. Молодой человек произнес перед королем речь, в которой благодарил его «за хлеб, за соль и за науку школьную». Речь была сказана на тогдашнем школьном полупольском и полулатинском жаргоне, причем, по донесению отца, «сынок так явственно и изобразительно свою орацию предложил, что ни в одном слове не запнулся». Король пожаловал оратору сотню злотых и 15 аршин красного бархата.

Так почувствовали в Москве потребность в европейском искусстве и комфорте, а потом и в научном образовании. Начали иноземным офицером и немецкой пушкой, а кончили немецким балетом и латинской грамматикой. Вызванное насущными материальными нуждами государства, западное влияние вместе с необходимым приносило и то, чего не требовали эти нужды, без чего можно было пока обойтись, с чем можно было еще повременить.

Шереметев. Посольский приказ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *