Кто такой серафим саровский

Кто такой серафим саровский

Детство и юность

Появился на свет Прохор в семье богатого купца Исидора Мошнина, по некоторым данным он носил фамилию Машнин. Жену его звали Агафия, именно она занималась воспитанием сына, поскольку отец рано умер. В семь лет будущий иеромонах упал с колокольни Сергиево-Казанского собора, но остался живым. Более того, он даже не повредил себе ничего.

Ещё в раннем возрасте мальчик слёг с тяжёлой болезнью. Позже он сообщал, что видел во сне Богородицу, обещавшую ему чудесное исцеление. Через некоторое время после этого был Крёстный ход, в процессе которого мимо дома Мошниных пронесли икону Знамения. Прохор приложился к иконе, благодаря чему достаточно быстро выздоровел.

Мальчик обладал прекрасной памятью, он любил читать. С детства он посещал церковную службу, читал вслух своим ровесником Священное Писание. Больше всего Прохору нравилось изучать Евангелие в одиночестве. После прочтения большинства церковных книг он принял решение уйти в монастырь. Мать согласилась отпустить сына, благословив его распятием. Всю оставшуюся жизнь юноша носил на груди этот знак.

Саровская пустыня

В 1776 году Прохор совершил паломничество в Киево-Печерскую лавру. Там была старица Досифея, указавшая юноше место для принятия пострига и послушания. Таким местом стала Саровская пустыня, куда и направился будущий монах. До этого он ненадолго вернулся домой, чтобы попрощаться с родными и близкими.

Добрался до Сарова священнослужитель 20 ноября 1778 года. Там он встретил отца Пахомия, который был настоятелем. Юноше назначили в духовники старца Иосифа, под чутким руководством которого Прохор и получал знания о жизни в монастыре. Он трудился в хлебне и столярне, помогал своему наставнику во всех делах. Парень делал всё с искренним усердием, его вело непреодолимое желание служить Господу. Одновременно с этим он постоянно искал себе занятия, чтобы избежать скуки. Именно её Саровский считал самым страшным злом для новичков.

Старец благословил юношу на походы в лес для молитвы. Там он мог оставаться в полном одиночестве. Через два года после начала службы Прохор серьёзно заболел: всё его тело распухло, каждое движение вызывало невыносимую боль. Настоятель намеревался вызвать врача, но юноша отказался, мотивируя это тем, что отдал душу и тело своему Богу. В этот период у него было новое видение, в котором Пресвятая Дева коснулась его жезлом, мгновенно исцелив.

В обители послушник провёл немногим более восьми лет, после чего он принял постриг, избрав для себя имя Серафим. По его словам, именно это имя отлично выражало его невероятно сильную любовь к Господу и желание всецело посвятить себя служению. Уже через год мужчину посвятили в сан иеродиакона. Он постоянно молился, оставался надолго после службы, неоднократно Саровского посещали различные видения. Второго сентября 1793 года Серафим был назначен иеромонахом.

Служение Господу до конца дней

Двенадцатого июня 1787 года Серафим совместно с отцом Пахомием посещает Дивеево. Там они отпевали основательницу общины ─ Александру Мельгунову. После смерти отца Пахомия 27 августа 1794 года иеромонаха собирались назначить архимандритом, отправив его на строительство Алатырского Троицкого монастыря. Но Серафим отказался от этого предложения, направившись в Дальнюю пустыню. Там он придерживался строжайшего поста, часами молился на камне, постоянно работал. Принял на себя он и другие испытания, в числе которых трёхлетнее молчание. За ним следовало затворничество в течение пяти лет.

В 1823 году Серафим впервые смог исцелить больного помещика Михаила Мантурова. 25 ноября 1825 года Саровский получил очередное видение, во время которого Матерь Божия велела ему выйти из затвора. Она сообщила, что отныне иеромонах обязан принимать у себя в доме всех, кому необходимо лечение и утешение. Серафим щедро делился с людьми своей любовью, наставляя их на путь истинный и исцеляя.

Он чувствовал себя неловко в обществе женщин, но понимал, что не имеет права отказать в помощи нуждающимся. С 1829 по 1833 годы иеромонах всячески помогает расширению Дивеевской женской общины. Также он способствовал обустройству Ардатовской обители и Зеленогорской общины.

Умер Серафим 2 января 1833 года. Известно, что он находился на коленях перед иконой во время своей кончины. Книги и другие вещи в келье начали гореть, но монах был мёртв ещё до этого.

Ещё при жизни он говорил, что не будет в его доме пожара до тех пор, пока не наступит время умирать. Похоронили Саровского у алтаря Успенского Собора, на месте, которое он сам указал незадолго до кончины. Гроб также был заранее вырублен из дерева собственноручно иеромонахом.

Когда задумаешься о небесном, порою какое-то желание овладевает душою.
Хочется увидать воочию ангела небесного… Думается: вот прилетит ангел; он реял в лучах горнего света; он видел престол Вседержителя; он воспевал Богу хвалу. Он будет держать в руках райскую ветвь, с расцветшими в райских садах цветами… Как укрепится этим видением моя вера!.. С какою радостью брошусь я к нему навстречу!.. При виде его, мне покажется, что я сам был в дивном небе.
Эта радость, возбуждаемая слетевшим с неба ангелом Божиим, переживалась теми людьми, которые воочию видели великого Саровского старца Серафима.
Трудно представить себе человека, который в земной своей жизни так сильно напоминал о небе, как Саровский старец Серафим.
Все было в нем необыкновенно, особенно, непохоже на других людей.

Вот, он идет, опираясь на суковатую палку, в неуклюжих больших кожаных чоботах, в тулупчике с дырами, подпоясанный полотенцем; с рук спускаются грубые кожаные четки, на нем мягкий клобук такой формы, как носили в старой Руси, плечи покрыты полумантикой.

В этом древнем ослабленном старце — он и выпрямиться не мог, так как напавшие однажды на него в лесу разбойники сломали ему спину — в этом древнем старце живет необыкновенная жизненность. Со своими седыми волосами, затрудненной походкой, он светится какою-то непобедимою юностью… Голубые глаза пронзительно смотрят в душу всякаго… Ангел, ангел…
Как же протекло детство старца Серафима, носившего в миру имя Прохора?

В том самом Курске, который был родиной отца русского монашества, преподобного Феодосия Киево-Печерского, родился Прохор 19-го июля 1759 года. Отец его, Исидор Мошнин, брал на себя работы по каменным подрядам. Он строил обширный храм преподобного Сергия Радонежского, что ныне Курский собор. Не успел он докончить эту работу, как умер. Дело его после смерти продолжала вести его вдова, Агафья, женщина разумная и деловитая.

Мошнины были люди старозаветные и благочестивые. Тогдашние родители воспитывали детей в страхе Божием. Есть рассказ об одной семье серпуховского гражданина Путилова. Его дети были современниками старца Серафима и стали настоятелями, — один Саровской пустыни, другой Оптинской пустыни и третій Мало-Ярославецкого монастыря.

Обучались дети дома у отца, а в школу не ходили: отец боялся для них дурного товарищества. В праздник отец водил их в церковь и, когда возвращались домой, расспрашивал их о службе и заставлял их пересказать содержание Апостола и Евангелия. В церкви Путилов певал на клиросе, так как имел хороший голос. В праздничные дни он любил заниматься с детьми церковным пением. В открытые окна лились звуки голоса отца, смешиваясь с голосами его молодых сыновей, и прохожие останавливались под окнами, говоря: «Сладко поют у Путиловых». Часто посещали дом Путилова духовные лица. Дети с детства слыхали много полезнаго для души.
Таким же строем текла жизнь и в доме Мошниных. В чистых скромных комнатах, в углах теплятся, пред старыми тяжелыми иконами, лампады. Всякий день Мошнина идет к обедне. Она отличалась особым благочестием. Любимым делом ее была забота о девушках-сиротах: их она выращивала и выдавала замуж, отпуская им необходимое приданое. Эту чуткость матери ко всякой нужде унаследовал и развил в себе великий ее сын.

Что-то необыкновенное чувствовалось в Прохоре. Господь приставляет к детям ангелов-хранителей. Часто эти ангелы, когда дети готовы куда-нибудь упасть, поддерживают и спасают их. Но ни над кем в детстве не выказалась столь ясно сила охраняющаго ангела, как над маленьким Прохором Мошниным.
Довершая начатое мужем дело, Агафья достраивала высокую колокольню Сергиевского собора. Как-то пошла она осмотреть ее и взобралась до верхнего яруса. Перил еще не было там устроено. Прохор увязался за матерью. По живости своей, подбежал к самому краю, перевесился и стремглав полетел на землю. Что переживала в это время бедная мать!

Не помня себя от ужаса, бросилась она бежать вниз по лестнице, чтобы подобрать, не трупик, а лишенный всякого образа мешок с костями: все, что должно было остаться от ее сына… Спустившись вниз с остановившимся сердцем, выступила она из каменного строения, наружу. Не верит своим глазам, думает, наваждение: Прохор весело бежит к ней навстречу…. Сон… Но нет, не сон, его голос зовет ее — «мамка, мамка!»

Никогда, до последнего издыхания своего, Агафья Мошнина не забыла этого часа, и, быть может, когда взглядывала она на своего сына, ей казалось, что за плечами у него трепещут белые крылья…
Когда Прохора стали учить грамоте, он принялся за дело с большой охотой, быстро стал он успевать в учении, как вдруг — занемог. Тут снова проявилось над ним великое Божье чудо.
Прохор увидел во сне Пресвятую Богородицу. Она обещала посетить мальчика и излечить его. Сновидение свое Прохор рассказал матери. Как-то, вскоре, крестным ходом несли по Курску чудотворную Коренную икону Божией Матери. Несли ее по той улице, где стоял дом Мошниных. Ударил сильный ливень. Для сокращения пути крестный ход свернул через дом Мошниных. Агафья воспользовалась этим случаем и поднесла к иконе больного мальчика. После этого вскоре он стал поправляться и скоро совсем выздоровел.

Прохор был рослый ребенок, с живыми, голубыми блестящими глазами. Он был острый умом, впечатлительный, владел прекрасной памятью, был кроткий и благонравный мальчик.

До сих пор хранится память в Курске о том, что Прохор Мошнин избегал шумных игр со сверстниками. Он предпочитал читать Священное Писание и постоянно ходил в церковь. Любил он зазывать к себе ребят своего возраста и читать им духовные книги.
Прохор продолжал учение. Он прошел Часослов, Псалтирь, писал. У брата его Алексея была в Курске торговля разным деревенским товаром: ремнями, дегтем, бичевками, дугами, лопатами, железом. Прохора старались приучить к торговле, но сердце его к этому не лежало. До торговли он ежедневно ходил к обедне и вечерне. Теперь же он не мог посещать этих служб и вставал рано, чтобы побывать у заутрени.

Сердцем чуяла умная мать Прохора, что не жилец ее мальчик в миру, что иная ждет его доля.
Когда, из того же Курска, стремился в обитель отрок будущий Киевопечерский Феодосий, его мать всячески противодействовала ему в его подвиге. Она жестоко наказала сына, когда увидела на теле его вериги. Когда же он потом ушел из дому со странником, она догнала его и привела его домой, избила и заковала в цепь.
Иначе вела себя умная и благочестивая Агафья Мошнина.

Она решила без ропота уступить сына своего Богу, в добровольную жертву.

Осторожно, чтобы не огорчать мать, и постепенно, Прохор старался вызнать мысли матери, пустит ли она его в монастырь. Он мог заметить, что противодействия не будет, и стал прямо заговаривать об этом предмете. С ним вместе пять человек из курской купеческой молодежи решили начать иноческую жизнь.
Представим себе картину из святых отроческих дней юного Прохора.

Над старым именитым городом Курском раскинулась теплая ласковая ночь. Горят, мигают в небе звезды, полные каких-то высоких мыслей, сияет в небе неугасимая, непроходящая Божия слава. Среди утихнувшего города, в затихшем доме Мошниных, тихие безстрастные огоньки лампад озаряют темные лики икон.
Бережно, чтобы его кто-нибудь не услыхал, подобрался Прохор к иконам, опустился перед ними на колени, смотрит, благоговеет, молится без слов. Полна душа веры, полна душа восторга.
«Господи, Господи, Ты столько сделал для нас!.. Хотел бы воздать тебе хоть малым. Хотелось бы предаться Тебе, одного Тебя только видеть в жизни, Тобою радоваться, Тебе служить… Чем мне воздать Тебе? Возьми Себе мою жизнь, отдаю ее Тебе всю: чувства, мысли, желания, порывы, мечты — Тебе, Тебе Одному»…
И ночь длится… И радость, и жажда жертвы все сильнее и сильнее заполняет непорочную, не познавшую мирского зла, юную душу.
И ангел взлетает над молящимся отроком, и чудный таинственный голос нарекает над ним то имя, которое прогремит потом по всей Руси: «Серафим, Серафим»…

Когда пришло время расставания с матерью, сперва по русскому обычаю все посидели. Потом Прохор встал, помолился Богу, поклонился матери в ноги. Она дала ему приложиться к иконам Спасителя и Богоматери, потом благословила его большим медным крестом. Этот крест хранил он, как величайшую святыню, никогда не снимал его с себя, носил открыто, иногда поверх одежды. С ним же он и скончался.

И вот, Прохор в Сарове.

Саровская пустынь, далекая от больших дорог, затерянная в глубине темниковских лесов, отличалась строгою жизнью иноков. В ней прожил Прохор полвека в великих подвигах.
Ревностный смолоду, великий постник, неустанный работник и молитвенник, он в зрелые годы увеличил свои подвиги. Он один совместил в себе такие подвиги, которые и в отдельности возводили людей до вершины духовной силы: он был отшельник, столпник, молчальник.

Во время жизни его отшельнической в Саровском лесу, к нему приходили медведи, которых он кормил хлебом из своих рук. Тысячу ночей и тысячу дней молился он, стоя неподвижно на двух камнях, под открытым небом, а днем у себя в келье.
После явления и указания ему Богоматери, он открыл двери своей кельи, для наставления монахов и мирян. Народ ехал к нему со всех сторон, принять его благословение, просить его совета, порадоваться на этого ангела Божия, слетевшего с неба на бедную землю.

Небо стало для него родным и близким. Он жил на земле, как бы в небе. После дивной жизни, он скончался тихо, уединенно 2-го января 1833-го года.
Он был найден отшедшим, стоя на коленях в своей келье пред иконой Божией Матери.

И все, что сияло русскому миру в лице старца Серафима, что горело в нем самом, и грело своим огнем других, все это выросло из тех семян, которые заложены в душу Прохора Мошнина его праведною матерью.

Слава праведной наставнице и великому ее сыну!
Дети, любите кроткого и тихого чудотворца, дивного старца Серафима. Зовите его в ваших нуждах и горях.
И как тогда, на лугу, он возьмет вас невидимо на руки и, прижав к своей груди, прошепчет над вами: «Сокровище мое, сокровище!»
И станет вам отрадно от его ласки.

МОЛИТВЕННОЕ ПРАВИЛО
Серафима Саровского детям

Назад

Серафим Саровский жизнь святого…

Батюшка Серафим поступил в Саровскую пустынь в 1778 и поручен был старцу иеромонаху Иосифу. Родиной Серафима Саровского был город Курск, где его отец — Исидор Мошнин имел кирпичные заводы и занимался в качестве подрядчика постройками зданий, церквей и домов.

Преподобный Серафим Саровский родился в 1759 году и назван был Прохором. К тому времени у него еще был старший брат Алексей, потомки которого и сейчас живут в городе Курск. После смерти отца, Прохору (Серафиму) было около 3 лет, и его воспитывала матушка Агафья. То, что Прохор был избранником божьим, это видели все духовно-развитые люди, матушка также не могла не заметить это. Сначала произошел случай, когда мальчик перевалился и упал через перила в недостроенном соборе, при этом оставшись жить. Второй случай, во время болезни, никто не надеялся на его выздоровление, а ему было ночное видение Пресвятой Богородицы, которая обещала его исцелить, так и произошло. В 17 лет Прохор решил посвятить жизнь служению богу и уйти в монастырь. Встал выбор, в какой монастырь идти и Прохор решил сначала попросить наставления от киевских старцев в Киеве, куда он и пошел. Там он получил благословление в Саровскую пустынь. В течение 8 лет юный Прохор был послушником и прошел все степени монастырского искуса, был способен и готов принять монашеское обеты. В августе 1786 года послушника Прохора постригли в сан инока и было дано имя отец Серафим. В октябре 1786 монах Серафим был посвящен в сан иеродиакона. Он ежедневно служил в храме, совершая молитвы и после службы. Господь одарил преподобного Серафима чудесными видениями во время церковных служб: неоднократно он видел святых Ангелов, сослужащих братии. В 1793 году, в возрасте 39 лет, преподобный Серафим был посвящен в сан иеромонаха и продолжал служение в храме.

После смерти настоятеля, отца Пахомия, преподобный Серафим Саровский с благословения настоятеля ушёл в пустынную келлию в нескольких километрах от Дивеевского монастыря, в лесу. Именно здесь он стал уединенно молиться, приходя в обитель только по субботам, перед всенощной и, возвращаясь к себе в келлию после литургии, за которой причащался Святых Тайн.

Серафим Саровский родился в 1759 году и назван был Прохором.

К тому времени у него еще был старший брат Алексей, потомки которого и сейчас живут в городе Курск. После смерти отца, Прохору (Серафиму) было около 3 лет, и его воспитывала матушка Агафья. То, что Прохор был избранником божьим, это видели все духовно-развитые люди, матушка также не могла не заметить это. Сначала произошел случай, когда мальчик перевалился и упал через перила в недостроенном соборе, при этом оставшись жить. Второй случай, во время болезни, никто не надеялся на его выздоровление, а ему было ночное видение Пресвятой Богородицы, которая обещала его исцелить, так и произошло. В 17 лет Прохор решил посвятить жизнь служению богу и уйти в монастырь. Встал выбор, в какой монастырь идти и Прохор решил сначала попросить наставления от киевских старцев в Киеве, куда он и пошел. Там он получил благословление в Саровскую пустынь. В течение 8 лет юный Прохор был послушником и прошел все степени монастырского искуса, был способен и готов принять монашеское обеты. В августе 1786 года послушника Прохора постригли в сан инока и было дано имя отец Серафим. В октябре 1786 монах Серафим был посвящен в сан иеродиакона. Он ежедневно служил в храме, совершая молитвы и после службы. Господь одарил преподобного Серафима чудесными видениями во время церковных служб: неоднократно он видел святых Ангелов, сослужащих братии. В 1793 году, в возрасте 39 лет, преподобный Серафим был посвящен в сан иеромонаха и продолжал служение в храме. После смерти настоятеля, отца Пахомия, преподобный Серафим Саровский с благословения настоятеля ушёл в пустынную келлию в нескольких километрах от Дивеевского монастыря, в лесу. Именно здесь он стал уединенно молиться, приходя в обитель только по субботам, перед всенощной и, возвращаясь к себе в келлию после литургии, за которой причащался Святых Тайн.

Серафим Саровский проводил жизнь в суровых подвигах, со Святым Евангелием никогда не расставался, прочитывая в течение недели весь Новый Завет, читал также святоотеческие и Богослужебные книги. Преподобный Серафим Саровский выучил наизусть много церковных песнопений и воспевал их в часы работы в лесу. Около келлии он развел огород и развел пчёл. Сам себе добывал еду, преподобный держал очень строгий пост, ел один раз в сутки. К нему всё чаще стали приходить, кроме братии, обычные люди — за советом и благословением. Это нарушало его уединение. Спросив благословение настоятеля, преподобный запретил приходить женщинам, а затем и всем остальным, получив знамение, что Господь одобряет его мысль о полном уединении и безмолвии. В затворе преподобный Серафим Саровский приобрел высокую душевную чистоту и получил от Бога особые благодатные дары — прозорливость и чудотворение.

Шло время, а он все жил в одиночестве, работал по хозяйству, много молился, читал и т.д. А вот уже в 1815 году ему было необычное видение, в котором господь повелел не скрывать ему своего дара, а быть доступным и видимым для каждого человека. Серафим Саровский стал принимать всех без исключения, разговаривая и поучая спасению, и жизнь старца приняла новое общественное направление. Благословившись у настоятеля на изменение образа жизни, преподобный открыл двери своей келлии для всех желающих. Старец видел сердца людей, и он, как духовный врач, исцелял душевные и физические болезни молитвой к Богу и благодатным словом. Приходившие к преподобному Серафиму чувствовали его великую любовь и с умилением слушали ласковые слова, с которыми он обращался к людям: «радость моя, сокровище мое».

Преподобный Серафим Саровский 15 лет провел в уединении, в дальней саровской пустыни, она находилась в 5 верстах от Дивеевской обители, среди соснового бора. Его монастырская келья была в братском одноэтажном келейном корпусе, состояла из комнаты с печкой, сеней и крылечка; под полом находилась сложенная из кирпича пещера 3 аршина шириной, куда Старец уединялся для молитв. Близ пустыньки был огород и забор,а пчелы приносили Старцу хороший мед. После смерти преподобного Серафима келью с Дальней пустыньки перенесли в святое Дивеево, в алтарную часть церкви Преображения Господня. К Саровским торжествам 1903 года бревенчатая келья на Дальней пустыньке была восстановлена и место благоустроено.

В 1825 преподобный Серафим Саровский стал просить Господа о благословении на окончание затвора. После видения Богородицы, которая разрешила выйти из затвора, Серафим стал посещать пустынь. И с того времени к отцу Серафиму начали ходить за благословением сначала сестры Дивеевской обители, а потом и сама начальница — Ксения Михайловна. Ближняя пустынька была облагоустроенна в конце жизни Преподобного, когда ему стало трудно ходить к Дальней. В ней он с 1825 года принимал многочисленных посетителей со всей России. Множество чудес происходило здесь по его молитвам. Здесь он смог видеть Пресвятую Богородицу в день Благовещения 25 марта 1831 года. В настоящее время на месте Ближней пустыньки установлен деревянный крест. Рядом — большой памятный камень, на нем табличка с надписью, что это место в 1903 году посетил Государь Николай II.

До самой смерти Серафим Саровский принимал здесь страждущих, исцелял духовно и телесно, наставлял ко благочестию и спасению. В последний год жизни преподобный Серафим стал заметно слабеть и говорил многим о близкой кончине. В это время его часто видели у гроба, стоявшего в сенях его келлии и приготовленного им для себя. Старец сам указал место, где следовало похоронить его, — около алтаря Успенского собора. Первого января 1833 года преподобный Серафим Саровский в последний раз пришел в больничную Зосимо — Савватиевскую церковь к литургии и причастился Святых Тайн, после чего благословил братию и простился, сказав: «Спасайтесь, не унывайте, бодрствуйте, днесь нам венцы готовятся».

Второго января (2.01) келейник Серафима Саровского, отец Павел, в шестом часу утра вышел из своей келлии, направляясь в церковь, и почувствовал запах гари, исходивший из келлии преподобного; в келлии святого всегда горели свечи, и он говорил: «Пока я жив, пожара не будет, а когда я умру, кончина моя откроется пожаром». Когда двери открыли, оказалось, что книги и другие вещи тлели, а сам батюшка стоял на коленях перед иконой Умиление в молитвенном положении, но уже бездыханный. Его чистая душа во время молитвы была взята Ангелами и взлетела к Престолу Бога Вседержителя, верным рабом и служителем которого преподобный Серафим Саровский был всю жизнь.

15 января (2 января) — день памяти преподобного Серафима
1 августа (19 июля) — обретение мощей Серафима Саровского

Дар Серафима Саровского

Даром предвидения обладали монахи, святые и Отцы Церкви.

Но говорили они об этом с осторожностью. Вероятно, поэтому сохранилось сравнительно немного свидетельств о «чудесах» предвидения церковных деятелей.

Среди них – сказание о Серафиме Саровском, причисленном к лику святых монахе Саровской пустыни, что в Тамбовской губернии. Иногда говорят, что его способности были сродни дарованию монаха Абеля. И судьбы их отчасти роднятся. Но есть у них и существенные отличия.

Преподобный Серафим Саровский молится на камне

Родился будущий великий старец 19 июля 1759 года в семье курского именитого купца Исидора Мошнина, имевшего кирпичные заводы и бравшего подряды на постройку каменных зданий и церквей. Был он младшим, вторым сыном семейства. А поскольку отец умер, едва мальчику исполнилось три года, то воспитанием своим он целиком обязан матери, женщине весьма набожной, часто бравшей с собой сына на церковные богослужения.

В церкви же случилось и первое чудо, связанное с именем Серафима. Впрочем, в ту пору его звали еще Прохором – такое имя дали ему родители при крещении в честь апостола Прохора.

Когда мальчику исполнилось семь лет, мать вязала его на осмотр недостроенного храма. Пока взрослые рассуждали о своих делах, быстроногий мальчик добрался почти до верха возводимой колокольни, да и свалился с верхотуры. Мать в ужасе сбежала вниз, но, к удивлению и радости своей, обнаружила, что сын здоров и невредим.

Недуг настиг его три года спустя, когда Прохору было около 10 лет. Отданный в учение, мальчик вскоре занемог и слег. Близкие уж не надеялись на исцеление, когда из Знаменского монастыря в Коренную пустынь был назначен крестный ход с чудотворной Курской-Коренной иконой Знамения. Кстати, говорят, именно он запечатлен на знаменитой картине Ильи Репина «Крестный ход в Курской губернии». И там, если помните, на переднем плане отчетливо видно, как распорядители хода оттирают от иконы инвалида с костылем.

Прохору повезло. Шествие, застигнутое сильным ливнем, само свернуло во двор Мошниных. Агафья, мать Прохора, воспользовалась удобным случаем и поднесла больного сына к иконе. С той поры вроде он и стал поправляться.

Когда Прохор подрос, мать определила его по торговой части, в помощь старшему брату, который уж торговал в Курске разным товаром, имевшим спрос у крестьян: упряжью, бечевками, дугами, лаптями и т. д. Младший сын стал приказчиком в этой лавке, но служил без особой охоты.

До этого он ежедневно ходил и к обедне, и к вечерне. Из-за работы в лавке приходилось пропускать службы, и Прохор поднимался до света, чтобы отстоять заутреню. Он воодушевил «монашеским» настроением нескольких своих товарищей, и они сговорились вместе отправиться к киевским святыням, а потом принять постриг.

Он попросил у матери благословения, и она, поняв, что он чужд мирской жизни, дала сыну волю. Они посидели, по русскому обычаю, на дорожку, и он отправился в путь.

Прохор хотел принять постриг в Саровской пустыни. Она нравилась ему потому, что там было уже много курян, а настоятельствовал отец Пахомий, курский уроженец, хороший знакомый родителей Мошниных.

Но прежде он надумал сходить в Киев, чтобы посмотреть на труды киево-печерских иноков, испросить наставления и советы от тамошних старцев, утвердиться в своих мыслях, помолиться у святых мощей преподобных Антония и Феодосия.

Вместе с Прохором отправились в Киев еще пять человек из купеческих детей. Весь путь прошли пешком, с посохом в руках и котомкой за плечами.

После этого паломничества Прохор вернулся в Курск и прожил там еще около двух лет. Он ожидал окончания строительства Сергиево-Казанского Курского храма, к которому в немалой степени была причастна его семья. И он не хотел покинуть родные места, не побывав в новом соборе.

После этого Прохор более восьми лет жил в обители в качестве послушника. Принять иноческий сан ему запрещал монастырский устав, которым строго-настрого было запрещено посвящать в монахи мужчин моложе 30 лет.

Лишь по достижении необходимого возраста он был удостоен пострига и принял новое имя – Серафим.

А через год был посвящен в сан иеродиакона. Говорят, ему не однажды бывали видения: во время службы Серафим видел ангелов, которые молились вместе с братией. А однажды он даже видел Иисуса Христа, идущего по воздуху от западных дверей храма.

В 1793 году преподобный Серафим был рукоположен в сан иеромонаха и продолжил службу в храме. Затем он обратился к отцу Пахомию за благословением на пустынножительство и получил его перед самой смертью настоятеля.

Так он стал жить в келье, расположенной в нескольких километрах от монастыря.

В обители он появлялся лишь по субботам, причащался и шел назад – в любую погоду.

Пост его был очень строг: Серафим ел только один раз в сутки, а по средам и пятницам совсем воздерживайся от пищи. Одеждой ему многие годы служил один и тот же белый полотняный балахон; носил он также старую камилавку и лапти, а в ненастную погоду – подрясник из черного толстого сукна, кожаную полумантию и бахилы.

Келья его не отапливалась даже в зимние морозы. Спал он, сидя на полу, прислонившись спиной к стене либо положив под голову камень или поленья, и делал это «ради умерщвления страстей».

Вскоре молва о пустыннике распространилась далеко за пределы монастыря. К Серафиму стали приходить за советом не только монахи, но и миряне.

Это сильно отвлекало его, и он вначале запретил приходить к келье женщинам, а после – и всем остальным.

Но однажды к нему нагрянули разбойники и потребовали денег: дескать, тебе мирские носят. А когда Серафим сказал, что ничего не имеет, набросились на него и сильно избили. Видимо, они даже думали, что убили монаха, и бросили его в сенях. Однако, обыскав келью и ничего не обнаружив, кроме нескольких картофелин, разбойники убрались восвояси.

Придя в себя, Серафим, весь в крови, с поломанными ребрами и пробитой головой, добрался до монастыря, где и упал в забытьи. Лечение его продолжалось около пяти месяцев, после чего отец Серафим снова вернулся в свою келью.

Он пробыл там еще несколько лет, после чего вернулся в монастырь, где и начала принимать прихожан, давая им советы по всем случаям жизни. Помогал находить угнанных лошадей и прочий скот, лечил наложением рук, а то и просто давал разумные советы.

Но иногда он предсказывал и развитие событий мирового масштаба. Так, к примеру, известно пророчество Серафима Саровского о трагических событиях русской революции: «…произойдет великая продолжительная война и страшная революция в России, превышающая всякое воображение человеческое, ибо кровопролитие будет ужаснейшее: бунты разинский, пугачевский, французская революция – ничто в сравнении с тем, что будет с Россией. Произойдет гибель множества верных Отечеству людей, разграбление церковного имущества и монастырей, осквернение церквей Господних; уничтожение и разграбление богатства добрых людей, реки крови русской прольются».

В царской семье Романовых бытовало предание о предсказании Серафима Саровского, касавшееся судьбы династии, оно было записано одним отставным генералом и по воле Александра III должно было храниться в архиве жандармского корпуса. Однако, когда было дано высочайшее повеление разыскать столь важный документ, его там не оказалось.

Николай II, имевший достаточно оснований беспокоиться о будущем своей фамилии, продолжил поиски пророчества. В конце концов искомую бумагу обнаружили в департаменте полиции. Можно понять волнение, с которым царь читал строки, относящиеся к его правлению. «В царствование сего монарха, – гласило пророчество, – будут несчастья и беды народные. Настанет смута великая внутри государства, отец поднимется на сына и брат на брата…» Были там и слова, посвященные «войне неудачной», что могло быть отнесено к войне с Японией.

Умер Серафим Саровский в 1833 году в той же келье, где прожил многие годы. Со временем он был причислен к лику святых, и в июле 1903 года были открыты мощи преподобного старца. В советские времена их след затерялся, и они были вновь обнаружены лишь в 1990 году в Казанском соборе Ленинграда и ныне покоятся в Дивеевско-Троицком соборе Нижегородской области. Православная церковь отмечает обретение мощей преподобного Серафима, Саровского чудотворца, 19 июля по старому стилю, т. е. 1 августа по новому.

Город же Саров с 1946 года на 50 лет исчез с географических карт. Дело в том, что после войны там был образован ядерный научно-исследовательский центр, называвшийся сначала Арзамас-75, потом Арзамас-16. Сам город в 1954 году закрытым постановлением правительства РСФСР был переименован в Кремлев, и лишь недавно ему возвращено историческое название.

ПРЕПОДОБНЫЙ И БОГОНОСНЫЙ ОТЕЦ НАШ
СЕРАФИМ, САРОВСКИЙ ЧУДОТВОРЕЦ
2 января/15 января — преставление (1833), второе обретение мощей (1991);
19 июля/1 августа — обретение мощей (1903).


Преподобный Серафим, Саровский чудотворец

ЖИТИЕ

ЖИТИЕ Имя преподобного отца Серафима Саровского широко славится по всей Руси. Он родился 19-го июля 1759 года в Курске от благочестивых и состоятельных родителей — купца Исидора Мошнина и жены его Агафии; во святом крещении наречен был Прохором.

Через три года отрок Прохор лишился своего отца, который незадолго до смерти взялся строить новый храм во имя преподобного Сергия, и труды его по храмостроительству продолжила Агафия. Однажды семилетний Прохор, осматривая с матерью постройку храма, оступился и упал с самого верха колокольни; к величайшей радости матери остался целым и невредимым, в чем она не могла не видеть особого попечения Божия об ее сыне.

Будучи 10 лет, Прохор сильно заболел и был при смерти. В сонном видении явилась ему Царица Небесная и обещала посетить и даровать исцеление. В ту пору несли крестным ходом по Курску чудотворную икону Знамения Божией Матери. Когда проносили ее по улице, где стоял дом Мошниных, пошел дождь, и пришлось проносить икону через Агафьин двор. Вынесла тогда она своего больного сына, и приложился он к иконе, и икону над ним пронесли. С этого дня он стал быстро поправляться.

С любовью прилежал Прохор к книжному учению, изучая Священное Писание и другие божественные книги. Между тем, старший его брат, занимавшийся торговлей, стал приучать к ней Прохора, но сердце отрока не лежало к этому делу: душа его стремилась стяжать себе духовное сокровище, нетленное и неоскудеваевое. Не имея возможности посещать в будничные дни божественную литургию, Прохор не пропускал ни одного дня без посещения храма Божия и с рассветом поднимался, чтобы послушать утреню; в воскресные и в праздничные дни он особенно любил заниматься чтением духовно-назидательных книг, читая вслух своим сверстникам, но более предпочитал уединение и безмолвие. От матери Прохора не утаилось направление ее сына, но она не противоречила его желанию. И вот, когда благочестивому юноше исполнилось семнадцать лет, он твердо решил оставить мир и, с благословения матери, напутствовавшей его медным крестом, с которым с тех пор никогда не расставался, посвятил себя иноческой жизни.

Оставив мир, блаженный отправился сначала на богомолье в Киево-Печерскую лавру, где один прозорливый затворник, по имени Досифей, провидя в юноше доброго подвижника Христова, благословил его идти спасаться в Саровскую пустынь. 20-го ноября 1778 года девятнадцатилетний Прохор Мошнин, в самый канун праздника Введения во храм Богоматери, под вечер пришел в Саров. Ласково принятый настоятелем пустыни, старцем Пахомием, юный Прохор сразу предался иноческим подвигам. С постоянной молитвою он усердно проходил все возлагаемые на него послушания: к службам он приходил первый, выстаивал неподвижно все богослужение; в келье занимался духовным чтением, особенно прилежал Евангелию, посланиям Апостолов, Псалтири, а также творениям св. отцов. Спал он мало и держал строгий пост. Mало этого: его боголюбивая душа жаждет полного уединения в пустыни, где ничто не тревожит и не мешает молитвенному погружению в созерцание Бога. И вот избранник Божий, взяв у старцев благословение, стал в свободное от послушания время уходит в лес. Строгость жизни Прохора привлекала к себе общее внимание братии и многие удивлялись силе его подвигов.

Во время его сильной трехлетней болезни предложенное ему братиией лечение он отклонил, возложив все упование на милость Божию. Когда положение Прохора было крайне опасное, ему явилась Пресвятая Богородица и исцелила его. Вскоре келья, где произошло дивное посещение, была снесена, и на том месте поставлен больничный корпус с храмом.

На 28-м году от рода, 13-го августа 1786 года Прохор подстрижен в иноческий образ с наречением имени Серафим. В декабре 1787 года преподобный был посвящен в сан иеродиакона. 6 лет он почти безпрерывно находился в служении. Бог давал ему силы, — он не нуждался почти в отдыхе, забывал часто о пище и с сожалением уходил из Церкви. Однажды на страстной седьмице во время Божественной литургии ему было знаменательное видение: в необыкновенном свете Серафим узрел Господа нашего Иисуса Христа во образе Сына Человеческого во славе, сияющего неизреченным светом и окруженного Небесными Силами: ангелами, архангелами, херувимами и серафимами. От западных церковных врат шел он по воздуху, остановился против амвона и, воздвигши Свои руки, благословил служащих и молящихся.

В сентябре 1793-го года о.Серафим был рукоположен в сан иеромонаха. 20-го ноября 1794 года после кончины своего наставника, блаженного старца Пахомия, и приняв благословение нового настоятеля, старца Исаии, своего отца духовного, преподобный Серафим оставил обитель для безмолвных подвигов в пустыне.

Келья преподобного Серафима находилась в дремучем сосновом лесу, на берегу реки Саровки, на высоком холме, верст за 5-6 от монастыря, и состояла из одной деревянной комнатки с печкой. Подле кельи преподобный устроил огород, а потом и пчельник.

Одежду преподобный Серафим носил всегда одну и туже, простую,и даже убогую: на голове поношенную камилавку, на плечах полукафтанье как-бы в виде балахона из белого полотна, на руках кожаные рукавицы, на ногах кожанные чулки и лапти; на балахоне его висел неизменно крест, которым благословила его некогда мать, отпуская из дома во святую обитель, а за плечами лежала сумка, в которой подвижник неразлучно носил при себе св. Евангелие.

Все время проходило для ревностного подвижника Христова в непрестанных молитвах и псалмопениях, чтении священных книг и телесных трудах. В холодную пору преподобный собирал сучья и хворост и рубил своим топориком дрова для отопления своей кельи. Летом он работал на своем маленьком огородике, овощами которого он преимущественно питался.

Накануне воскресных и праздничных дней святый Серафим приходил в Саровскую обитель, слушал вечерню, всенощное бдение или утреню, причащался св. Тайн, после чего до вечерни принимал приходивших к нему по своим нуждам братий, и потом, взяв с собой хлеба на неделю, возвращался в свою пустынную келью. Всю первую неделю Великого Поста он проводил в монастыре, причащаясь св.Тайн. С молитвенными подвигами блаженный старец соединял подвиги великого воздержания и поста. В начале своей отшельнической жизни он питался сухим хлебом, впоследствии преподобный Серафим еще более усугубил свой пост, отказавшись даже от хлеба и питаясь овощами своего огорода.

Всякие искушения претерпел о.Серафим в пустыне, не ослабевая в мужестве. Враг нашего спасения — диавол, видя, что не может удалить ревностного подвижника от пустынной жизни, употребил своим орудием злых людей, которые встретив преподобного в лесу, стали требовать от него денег, будто-бы получаемых им от приходящих мирян. Старец отвечал, что он ни от кого не получает денег, но они не поверили и бросились на него. Серафим обладал телесной силою и, с топором в руках, мог бы защищаться, но, опустив топор, сложил крестом на груди руки и кротко сказал: «Делайте, что вам надобно.» Злодеи стали бить старца, cвязав веревками, и, думая, что он убит, бросились в келью для грабежа, но нашли только икону и несколько картофелин; на злодеев напал страх, и они убежали. Между тем Серафим, очнувшись и кое-как развязав себе руки, поблагодарил Господа за безвинное страдание, помолился о прощении грабителей и к утру добрался до обители истерзанный, с запекшейся кровью. Восемь суток он лежал еле живой, не принимая никакой пищи. Отчаявшись за его жизнь, послали за врачами, которые нашли, что голова проломлена, ребра перебиты, по телу смертельные раны, и удивлялись, как старец мог остаться в живых после таких побоев. И опять преподобному Серафиму было дивное видение: Пресвятая Богородица во славе, с апостолами Петром и Иоаном Богословом, явилась к его одру и произнесла в ту сторону, где были врачи: «Что вы трудитесь?» а старцу: «Сей от рода моего!» После этого видения о.Серафим отклонил лечение, умоляя предоставить свою жизнь Богу и Пресвятой Богородице, и в тот же день, почувствовав возвращение сил, встал с постели. Но пять месяцев он провел, оправляясь, в обители, и снова возвратился в пустыню.

Многие, узнав о строгой жизни преподобного отца Серафима, приходили к нему за советом и наставлениями. Умея узнавать и различать людей, старец от некоторых уклонялся, сохраняя молчание. Но тех, кто имел до него действительную духовную нужду, он охотно принимал и с любовью руководил их своими советами, наставлениями и духовными беседами. Даже диким зверям преподобный Серафим внушал влагоговение: многие,посещавшие его в дальней пустыни, видели около него громадного медведя, которого он из рук кормил. При виде таких подвигов великого старца исконный враг рода человеческого вооружился против него всевозможными искушениями и кознями. Так, он наводил на подвижника различные страхования, то испуская за дверями как-будто вой дикого зверя, то представляя, что как-будто скопище народа ломит дверь его кельи, выбивает косяки; по временам, во время молитвенного предстояния, преподобному Серафиму представлялось, что келья его разваливается и со всех сторон врываются с яростным рыком страшные звери. Но все это страшные видения, сопровождаемые иногда и телесными страданиями, благодатный старец превозмогал теплою молитвою и препобеждал силою Честного и Животворящего Креста Господня. Неоднократно старец был искушаем духом честолюбия, избираемый в игумены и архимандриты разных монастырей; но он всегда с непоколебимой твердостью отклонял от себя эти назначения, стремясь к истинному подвижничеству. Диавол воздвиг на него сильную мысленную брань, поддерживая ее с такой силою, от которой падали некоторые из великих подвижников, но с помощью Божией и Пречистой Его Матери преподобный победил все.

Три года преподобный о.Серафим провел в совершенном молчании, ни с кем не говоря ни слова. Желая подражать св. Семиону столпнику, о. Серафим 1000 дней и 1000 ночей простоял на камне. Камней, на которых он стоял, было два: один находился в его кельи, здесь подвижник стоял с утра до вечера, сходя с него только для принятия пищи, а по закате солнца он переходил на камень, находившийся в лесу, и стоял на нем всю ночь до рассвета с воздетыми к небу руками, молясь Богу словами мытаря: Боже, милостив буди мне, грешному! Подкрепляемый благодатью Божией, он мужественно терпел зимой мороз, осенью дождь, летом зной, страдая от мух и комаров и вынося множество нападений духов злобы. Подвиг этот совершался преподобным в такой тайне, что никто не знал о нем, пока он сам не поведал об этом некоторым из братий.

Проходя трудный путь подвигов, преподобный Серафим привел свое тело, особенно ноги, в совершенное изнеможение. Не будучи в силах приходить в монастырь в праздничные дни, для принятия св.Тайн, он навсегда простился с дальней своей пустынькой и после шестнадцатилетнего в ней пребывания 8 мая 1810 года возвратился в монастырь, где подьял на себя новый труднейший подвиг затворничества.

Затворился преподобный на 17 лет, никуда не выходя и понемногу ослабляя строгость своего затвора. Первые 5 лет никто не видел его, и даже брат, приносивший ему скудную пищу, не видел, как старец брал ее. Затем святый старец открыл келейную дверь, и всякий мог приходить к нему, но на вопросы имевших в нем нужду не отвечал, приняв обет молчания пред Богом и безмолвно продолжая свое духовное делание. В келье не было ничего, кроме иконы Богоматери, перед которой теплилась лампада, и обрубка пня, служившего ему стулом.

Дубовый некрашенный гроб стоял в сенях, и старец молился близъ него, готовясь постоянно к переходу от временной жизни к вечной.

Через 10 лет безмолвного затворничества по Вышней воле преподобный Серафим снова отверз свои уста для служения миру — своей любовию, ниспосланной от Бога благодатными дарованиями учительства, прозорливства, чудес и исцелений, своим духовным руководством, молитвою, утешением и советами. Двери кельи его стали открыты для всех — от ранней литургии до восьми часов вечера. Среди многочисленных посетителей являлись к святому Серафиму и знатные лица и государственные деятели, коим он делал соответствующие наставления, поучая их верности святой Православной Церкви и отечеству. Посещали старца и лица царской фамилии; так, в 1825-м году у него принял благословение великий князь Михаил Павлович.

В ноябре 1825-го года преподобный Серафим совсем оставил свой затвор: в сонном видении ему явилась Божья матерь со святителями Климентом Римским и Петром Александрийским и разрешила выйти из затвора и посещать пустынь. Влияние благодатного старца не ограничивалось лишь Саровской пустынью. Исключительное значение он имел для развития местного женского иночества. Особенно трогательны были отношения преподобного Серафима к Дивеевской общине, основанной в 1780 году помещицей Мельгуновой.

За год и десять месяцев до своей кончины преподобный Серафим сподобился на яву двенадцатого в его жизни посещения Богоматери, которое было как бы предзнаменованием его блаженной кончины и ожидающей его нетленной славы.

Первого января 1833года отец Серафим пришел в последний раз в больничную церковь; ко всем иконам поставил свечи и приложился, потом причастился по обычаю святых Христовых Таин. По окончании Литургии он простился со всеми молившимися братиями; все заметили в нем крайнее изнеможение сил телесных, но духом старец был бодр, спокоен и радостен. Вечером того же дня старец пел в своей кельи пасхальные песни.

Второго января часу в шестом братия, войдя в келью преподобного, увидели его стоящим на обыкновенном месте молитвы пред аналоем на коленях. Его руки, сложенные крестообразно, лежали на аналое, на книге, по которой он совершал свой молитвенный труд перед образом Божьей Матери «Умиления», а на руках — голова. Полагая, что он уснул, стали осторожно его будить, но ответа не было: старец Серафим окончил свое земное странствование и в Боге почил на веки.Тело преподобного было положено в приуготовленный им же при жизни дубовый гроб и погребено по правую сторону соборного алтаря.

Весть о кончине святого старца быстро распостранилась повсюду, и вся окрестность Саровская быстро стеклась в обитель. Особенно тяжка была скорбь Дивеевских сестер, потерявших в нем своего любимого духовного отца и попечителя.

В продолжении семидесяти лет со дня кончины преподобного Серафима православные люди во множестве приходили с верой к могиле его и по молитве получали чудесные исцеления от разных болезней душевных и телесных.

В январе 1903 года Святейший Синод в полном убеждении в истинности и достоверности чудес, совершаемых по молитвам старца Серафима, определил признать его в лике святых, благодатию Божиею прославленных, а всечестные останки его — святыми мощами. Торжественное прославление новоявленного угодника Божия было совершено 19 июля 1903 года и сопровождалось многочисленными исцелениями, истекавшими по молитвенному предстательству преподобного Серафима, Саровского Чудотворца.

Молитвами его да сохранит Господь Бог и нас всех от всяких скорбей и болезней! Богу же, дивному во всех святых Своих, да будет всякая честь, слава и поклонение — всегда, ныне и присно, и во веки веков. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *