Кто переходил через Альпы

Кто переходил через Альпы

Битва при Сентготхарде

Битва при Сентготхарде
Основной конфликт: Австро-турецкая война (1663—1664)
Дата 1 августа 1664
Место Сентготхард
Итог Решительная победа христианского войска
Противники

Габсбургская монархия
Священная Римская империя
Франция
Савойское герцогство
Рейнская лига

Османская империя

Командующие

Раймунд Монтекукколи
Леопольд Вильгельм Баден-Баденский
Жан де Колиньи-Салиньи

Фазыл Ахмед-паша

Силы сторон

от 28 000 до 40 000

50 000-60 000 по одним данным;
60 000 регулярных войск и 60 000 −90 000 нерегулярных по другим

Потери

2000 — 6000

16 000 — 22 000

Медиафайлы на Викискладе

Битва при Сентготхарде — сражение, произошедшее 1 августа 1664 года между войсками Габсбургской монархии, прочих земель Священной Римской империи, Франции и ряда более мелких государств Европы с одной стороны, и Османской империи с другой стороны. Битва закончилась полной победой христианской армии и стала ключевым моментом Австро-турецкой войны 1663—1664 годов. Через неделю после битвы был подписан Вашварский мир. Битва состоялась на поле на левом берегу реки Рабы между деревнями Сентготхард и Могерсдорф, в настоящее время здесь проходит австро-венгерская граница. В австрийских источниках известна, как «Битва при Могерсдорфе».

Предыстория

Битва при Сентготхарде

Австро-турецкая война 1663—1664 годов началась со вторжения турецкой армии в Трансильванию, трансильванский князь Иоанн Кемени бежал в Вену в поисках австрийской поддержки. Император Леопольд I, не желая, чтобы Трансильвания была аннексирована Османской империей, вступил в войну. В 1663 году османская армия из 100 тысяч человек под командованием великого визиря Фазыл Ахмеда Кёпрюлю вторглась в Габсбургскую Венгрию и в сентябре взяла Нове-Замки. Для отпора им имелось лишь 12 тысяч человек под командованием Раймунда Монтекукколи и 15 тысяч венгерско-хорватских войск Николая Зринского.

В январе 1663 года император Леопольд I, понимая, что собственных войск для победы недостаточно, созвал Имперский парламент, призывая германских и европейских монархов на помощь «против неверных», и преуспел. Отчаянное положение вынудило императора принять помощь даже от заклятых врагов — протестантских немецких князей и Франции. Людовик XIV прислал корпус из 6 тысяч человек во главе с Жаном де Колиньи-Салиньи. В состав французского корпуса входил и знаменитый полководец Людовик II де Бурбон-Конде. Армия собиралась медленно, но турки предоставили противнику время, занятые борьбой в Славонии и Южной Венгрии с венгерско-хорватской армией Николая Зринского. Только летом 1664 года османская армия двинулась на Вену. Монтекукколи с армией укрепился на берегах реки Рабы неподалёку от Сентготхардского аббатства.

Битва

Силы христианской армии состояли из:

  • Габсбургская монархия: 5 000 пехоты и 5 900 кавалерии
  • Священная Римская империя: 6 200 пехоты и 1 200 кавалерии
  • Франция: 3 500 пехоты и 1 750 кавалерии
  • Рейнская лига: 600 пехотинцев, 300 кавалерии

Прочие силы состояли из хорватской кавалерии, частей венгерской пехоты, частей Савойского герцогства и других.

Данные о численности турецкой армии противоречивы. Согласно одним источникам они составляли 50 000-60 000, по другим данным численность только регулярных османских сил — янычар и сипахов составляла около 60 000 человек, дополнительно у турок было 60 000 — 90 000 нерегулярных солдат.

Монтекукколи перехватил турецкую армию во время попытки форсировать Рабу, но разобщенность командиров не позволила эффективно управлять разнородным христианским войском. 1 августа значительная часть турецкой армии всё же сумела форсировать реку рядом с аббатством и отбросила австрийцев от реки. В конце концов Монтекукколи сумел убедить Колиньи, командовавшего французами, и маркграфа Бадена Леопольда-Вильгельма, начальника имперских сил, объединить армию под его верховным руководством и атаковать турок, перегруппировывавшихся после форсирования реки. Атака была неожиданной для турок, в полном замешательстве они бросились назад к реке, значительное их количество утонуло при бегстве. Хотя Фазыл Ахмед-паша имел в распоряжении боеспособные части, которые ещё не переправлялись через Рабу, паническое бегство авангарда привело к тому, что он предпочёл отступить.

Потери турок были существенны, около 16-22 тысяч. Особенно усиливало тяжесть потерь, что уничтожены были лучшие, наиболее боеспособные части. Потери союзников составили от 2 до 6 тысяч и в основном пришлись на имперский контингент.

Принц Конде записал в своем дневнике:

Среди неверных началась паника. Тяжелая одежда очень мешала им плыть. Тех, кто мог плавать, топили те, кто не умел. Многие, правда, доплыли до противоположного берега, но или не могли взобраться на него, или их расстреливали французские стрелки: прежде всего тех, кто добрался до берега. Произошло страшное побоище; на другой берег попало очень мало турок

Последствия и значение

Крест на месте битвы

Хотя многие в Европе, особенно хорватское и венгерское дворянство, ожидали, что Габсбурги перейдут после победы в Сентготхардской битве в контрнаступление и освободят захваченные турками исторические венгерские и хорватские земли, император предпочёл завершить кампанию и подписать с турками мир. Мирное соглашение, известное как Вашварский мир, было подписано через неделю и оставляло туркам даже часть освобождённых в ходе войны территорий.

Хотя освобождение Венгрии входило в число стратегических целей Габсбургов, на протяжении всего своего правления Леопольд более заботился о стратегическом противодействии Людовику XIV, нежели о войне с турками. В этот период на испанский трон вступил умственно и физически больной Карл II, за его смертью должно было последовать практически неизбежное столкновение с Францией (оно и произошло, но позже, и вошло в историю как Война за испанское наследство). Хотя Карл II прожил дольше, чем ожидалось, непримиримые противоречия между Францией и остальной Европой привели к целой череде военных конфликтов в 70-90 года, причём Австрия была участников всех антифранцузских коалиций. На таком политическом фоне император не испытывал желания глубоко увязать в конфликте с турками. Кроме того Леопольд боялся, что французы, не слишком желанные временные союзники, в случае продолжения войны на венгерской территории будут подговаривать венгерскую и хорватскую знать восстать против австрийского правления.

Недовольство позорным миром вылилось во внутреннюю дестабилизацию империи. Заговор магнатов, который в Венгрии возглавил Ференц I Ракоци, а в Хорватии Пётр Зринский и Фран Крсто Франкопан (см. заговор Зринских-Франкопана), был раскрыт и подавлен, однако нанёс существенный урон внутреннему миру и единству Габсбургской державы.

Значение сентготхардской победы, тем не менее, было велико. Она на 20 лет остановила турецкие нападения на Габсбургскую монархию и позволила австрийцам подготовиться к решающей войне с османами, после победы в которой Австрия стала самой мощной державой Центральной Европы.

> В литературе

Битва при Сентготхарде вдохновила Райнера Марию Рильке на создание поэмы «Песнь о любви и смерти корнета Кристофа Рильке».

Примечания

  1. 1 2 3 Géza Perjés: The Battle of Szentgotthárd (1664), Vasi Szemle (Vas Review), 1964.
  2. Black & Murphey, Ottoman Warfare, 1500—1700, pp.48-49
  3. 1 2 Wilson, German Armies: War and German Politics, 1648—1806, p. 43
  4. Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XVII веке. Часть 2. Сборник. М., 2002

Литература

  • «Записки Монтекукколи, генералиссимуса императорских войск…» (перевод Я. С. Семченкова, Монреаль, 2012, ISBN 978-1-927480-28-1).
  • Stanford J. Shaw. History of the Ottoman Empire and Modern Turkey. — Cambridge University Press, 1976. — Vol. 1. Empire of the Gazis: The Rise and Decline of the Ottoman Empire 1280–1808. — 368 p. — ISBN 9780521291637, ISBN 0521291631 (paperback), ISBN 0521212804 (hardback).
  • Jeremy Black & Rhoads Murphey, Ottoman Warfare, 1500—1700, Routledge, 1999.
  • Peter H. Wilson, German Armies: War and German Politics, 1648—1806, Routledge, 1998.
  • John P. Spielman, Leopold I of Austria (1977) ISBN 0-8135-0836-3
  • Charles W. Ingrao, The Habsburg Monarchy 1618—1815 (1994) ISBN 0-521-78505-7
  • Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XVII веке. Часть 2. Сборник. М., 2002.

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

LCCN: sh85127167 · NKC: ph910570

Полёт к вершинам: как Суворов взял Сен-Готард.

Первой победой, одержанной Суворовым в ходе своего Швейцарского похода, серию материалов о котором я недавно начал, стало сражение за перевал Сен-Готард. Впервые армия Суворова должна была вести боевые действия в условиях высокогорья, не имея никакого альпийского снаряжения, да и опыта скалолазания не имея тоже. Тем не менее, Суворов повёл своих «чудо-богатырей» на штурм перевала.


Александр Васильевич Суворов

К своему походу в Альпы Суворов постарался подготовиться всестороне — в том числе и теоретически. Понимая, что большинство его бойцов гор никогда и в глаза не видывали, а уж чтобы лазать по ним, о том и речи не идёт, он выпустил руководство для боевых действий в горах, в котором весьма подробно изложил тактику штурма высокогорных позиций. Это руководство предписывало атаковать горы в рассыпном строю, численность отряда, который следовало рассыпать, определялась в зависимости от ширины горы, а остальные войска в сомкнутом строю наступали следом за стрелками. Чтобы не нести напрасных потерь, Суворов настоятельно подчёркивал необходимость укрываться от вражеского огня в складках местности.
Кроме того, Александр Васильевич полагал малоэффективным огонь снизу по врагу, занявшему оборону на вершине горы — ибо во-первых, противник плохо виден, а во-вторых, пули не долетают. Напротив, тот, кто контролирует вершину, имеет все возможности для эффективного прицельного огня, ибо наступающий враг перед ним как на ладони. А значит, если противник по каким-то причинам вершину горы не занял, армии предписывалось немедленно занять вершину и оттуда открывать огонь на поражение. Если же была возможность обойти высокогорную позицию с флангов, предписывалось предпринимать обходные манёвры, а не тратить напрасно время и человеческие жизни в лобовых атаках.

Было и ещё одно предписание Суворова. Если авангард, наступающий в рассыпном строю, по каким-то причинам не мог подняться наверх, идущим за ним войскам приказывалось во что бы то ни стало рваться на вершину и бить врага в штыки, не обращая внимания ни на огонь, ни на потери. Сурово — но Александр Васильевич чётко просчитывал варианты, опираясь на знание особенностей тогдашних вооружений. На перезарядку однозарядных кремнёвых ружей требовалось значительное время, так что противник, давший залп, на несколько десятков секунд становился беззащитен — и этим временем нужно было воспользоваться, чтобы сблизиться с ним и сойтись в рукопашной. Расчёт — на то, что всех враг просто не успеет перестрелять. Если же залечь на горном склоне — просто станешь для врага удобной мишенью. Отличительной чертой Суворова всегда оставалось стремление беречь солдатские жизни.


Армия Суворова выступает к Сен-Готарду. С картины А. Коцебу.

Позиции на кручах швейцарских Альп занимала дивизия французского генерала Лекурба, знатока горной войны. Общая численность войск Лекурба составляла 8500 человек. Непосредственно оборону Сен-Готарда держала одна из бригад этой дивизии под командованием генерала Гюдена де ля Саблоньера численностью 4300 человек, большинство из которых занимало оборону по гребню гор, плюс один батальон прикрывал дорогу на кантон Вале, а ещё два стояли на перевале между долинами Тавеч и Урзерн. Высота перевала Сен-Готард составляла 2018 метров, причём с южной стороны — откуда, собственно, и шла армия Суворова — он имел очень крутой склон, тогда как с северной, с которой французы могли перебрасывать резервы, склон был пологим. Так что на стороне Гюдена была удобная для обороны позиция и доступные резервы, причём не только собственные: Лекурб в любое время мог перебросить ему в помощь вторую бригаду своей дивизии, которая под командованием генерала Луазона держала оборону в районе Урзерн — Гешенен — Альтдорф.
Зато на стороне Суворова было численное превосходство. Александр Васильевич находился в рядах корпуса генерала Виллима Христофоровича Дерфельдена, своего давнего соратника, ветерана Фокшанской битвы. Корпус Дерфельдена состоял из двух дивизий под командованием генералов Повало-Швейковского и Ферстера, а также авангардного отряда суворовского любимца генерала Петра Ивановича Багратиона. В общей сложности — 10 тысяч человек при 15-ти пушках. Плюс к тому, по пути своего следования Суворов присоединил к своим войскам несколько небольших австрийских отрядов, благодаря чему численность его войск возросла до 15 тысяч. Второй русский корпус — под командованием генерала Андрея Григорьевича Розенберга, ветерана Итальянской кампании, — двигался более длинной дорогой в обход Сен-Готарда, в расчёте на то, чтобы атаковать французов с тыла. Суворов имел при себе хорошего проводника — им стал местный житель Антонио Гамба, швейцарский патриот с боевым опытом, хорошо знавший Альпы. Наконец, не будем забывать и о самом Суворове, имевшем непререкаемый авторитет в армии. Генералы хорошо знали его по годам совместной службы, на каждого из них Суворов мог вполне положиться — а они точно так же могли положиться на полководческий гений своего главнокомандующего.


Французский генерал Сезар-Шарль-Этьен Гюден де ля Саблоньер,
командующий обороной Сен-Готарда.

Наступательную операцию против Сен-Готарда Суворов начал на рассвете 24 сентября. Началась операция в полном соответствии с руководством, разработанным Суворовым, с комбинированной лобовой атаки французских позиций рассыпным строем стрелков, поддержанных сомкнутыми колонными мушкетёров и гренадер. Однако, наступление развивалось медленно. Войска, отягощённые оружием и амуницией, в одежде, плохо приспособленной для скалолазания, с трудом поднимались на крутой склон Сен-Готарда. Наступление затруднялось и неблагоприятными погодными условиями: день выдался холодный, с неба лил проливной дождь, потоки холодной воды слепили солдатам глаза, одежда моментально размокла, камни делались скользкими. Лишь к двум часам пополудни бойцы Суворова подошли к деревне Айроло, занятой французским передовым отрядом, который отошёл, не принимая боя. Зато Гюден теперь точно знал, что его атакуют.

Лобовую атаку русских французы отбили. Однако, Суворов не был бы Суворовым, если бы не приготовил противнику сюрприза. В то время, как мушкетёры и гренадеры лезли в лоб на перевал, сковывая силы Гюдена, егеря под командованием Петра Ивановича Багратиона направились в обход. Лёгкая пехота русской армии приучалась передвигаться без дорог, скрытно от противника, Суворов сделал её девизом поговорку «Как снег на голову». Багратион с успехом реализовал эти особенности русских егерей. Не зря Суворов доверил свой авангард этому человеку: грузин родом, Пётр Иванович хорошо понимал, что такое горы и как по ним надлежит передвигаться и как в них воевать. По левому берегу реки Тичино егеря Багратиона обошли левый фланг французов, сбили заслон из тысячи стрелков и оказались у Гюдена в тылу, открыв по его солдатам сверху убийственный огонь. Этот обход был сопряжён с большим риском: не забудем, что лил дождь, и мокрые скользкие камни представляли собой крайне ненадёжную опору. Однако он возымел своё действие: чтобы не быть окружённым, Гюден начал поспешно отводить свои войска выше. Не стоял на месте и Багратион, и как только французы заняли новую оборону, он снова показался со своими егерями у них в тылу. И снова егеря открыли убийственный огонь, помня завет своего главнокомандующего: поражать врага сверху.


Генерал Пётр Иванович Багратион в бою при Сен-Готарде командовал русским авангардом.
Именно его рискованные манёвры в тылу оборонявшихся французов
решили исход сражения.

В 16 часов начало темнеть. К этому времени в тылу французов находился не только авангардный отряд Багратиона, но и наступавший по правому берегу Тичино (т.е., ещё левее от французов, если смотреть с их стороны) отряд Барановского, а правый фланг французов обходили австрийцы Штрауха и русский полк под командованием Ведецкого. Именно в это время Суворов отдал приказ об общем штурме Сен-Готарда — одновременно в лоб, силами дивизий Повало-Швейковского и Ферстера, и с тыла — силами авангардных отрядов. Эта атака возымела успех: опасаясь быть отрезанным от тылов и уничтоженным в окружении, Гюден де ля Саблоньер отдал приказ оставить перевал и отступить к деревне Госпенталь. Перевал оказался в руках русских войск. Путь в Швейцарию был открыт.

Генерал Лекурб по достоинству оценил опасность. И поспешил Гюдену на выручку с бригадой Луазона. Лишь незначительную часть своих сил он оставил в районе деревни Урзерн. Подойдя к Госпенталю, Лекурб собирался было контратаковать — но в это время ему сообщили об атаке на Урзерн корпуса Розенберга. От контратаки пришлось отказаться и занять оборону в Госпентале, чтобы в случае необходимости подать помощь защитникам Урзерна.


Французский генерал Клод-Жак Лекурб.

Заметим, что, строя план атаки Сен-Готарда, Суворов как будто полностью игнорировал корпус Розенберга. Успеет он подойти на выручку своим или не успеет — было под большим вопросом. Как выяснилось, Александр Васильевич не ошибся. Розенберг со своими войсками, хоть не принял участия в штурме Сен-Готарда, но с утра не вылезал из боёв. Сначала Андрей Григорьевич, удачно сочетая лобовую атаку авангардным отрядом Милорадовича с обходным манёвром Мансурова сбил два французских батальона с горы Криспаль, оттеснив их к озеру Оберальп. Затем всеми силами своего корпуса Розенберг навалился на французские позиции у озера, атаковав их одновременно в лоб и с обоих флангов.Такой атаки кратно превосходящими силами французы не выдержади и откатились к деревне Урзерн. К вечеру, под покровом тумана, русские атаковали Урзерн и очистили деревню от оккупантов. Здесь Розенберг со своим корпусом и заночевал.

А Суворов тем временем повёл войска Дерфельдена на приступ Госпенталя. Бой отличался взаимным упорством, не раз русские и французы бросались друг на друга в штыки. Лишь с наступлением полной темноты Лекурб, получив известие, что Розенберг занял Урзерн (всё-таки идея послать один из корпусов в обход сыграла Суворову на руку!), под покровом ночи вывел свои войска из Госпенталя и отступил к перевалу Фурка, где ожидал приказаний последний батальон из бригады Гюдена. Туда же отступили и французы, оборонявшие Урзерн. В итоге Лекурб снова собрал под своим командованием всю свою дивизию. Побросав в реку Рейс всё лишнее, вплоть до пушек и зарядных ящиков, французы всю ночь форсированным маршем шли через перевал Бетцберг и к утру 25 сентября заняли оборону у Чёртова моста и селения Гешенен, снова преградив Суворову путь. Так завершился бой за Сен-Готард.

В этом бою русская армия потеряла 2000 солдат и офицеров убитыми и ранеными. Раненых согласился принять на попечение расположенный близ Госпенталя католический монастырь, принадлежавший ордену бернардинцев. В тот же монастырь на попечение монахов Суворов распорядился передать и раненых французов: поверженный враг для Александра Васильевича врагом более не являлся. Русских раненых монахи выходили — и после окончания войны большинство из них благополучно вернулось в Россию.


Суворов в монастыре Сен-Готард. На переднем плане русские гренадеры несут на носилках
раненого офицера, а монах-бернардинец указывает им путь.
Суворов — на белом коне, униженные позы встречающих его монахов красноречиво демонстрируют,
что братия изрядно натерпелись от французских оккупантов и готовы оказать освободителям
любые услуги.

С Сен-Готардским сражением неразрывно связана одна красивая, но, если разобраться, то довольно-таки подлая легенда. Согласно ей, русские солдаты, увидев кручи Сен-Готарда, на которых засели французы, возроптали и категорически отказались идти в наступление. Прибывшему Суворову они заявили, что летать не умеют, а посему взять позиции французов никак не представляется возможным. В ответ на это Суворов сорвал с головы шляпу и крикнул: «В таком случае ройте мне здесь могилу! Суворов никогда не отступал. Вы наступать не хотите — значит, Суворов умрёт здесь. Ройте мне могилу. Я не отец вам более!» Солдаты, потрясённые этой пламенной речью, со слезами на глазах просили прощения, после чего ринулись на штурм и сбросили французов с перевала.

Что ж, Суворов был прекрасным знатоком солдатской психологии. И увлечь подчинённых в бой мог, что называется, не напрягаясь. Вот только история эта, сочинённая ушлыми журналистами — по сути своей, плевок в лицо рядовым участникам Швейцарского похода, тем самым, кто своей кровью купил суворовскую победу. Плевок в память всех геройски павших при штурме Сен-Готарда. И не случайно, что, раз появившись на свет, эта легенда немедленно встретила резкие возражения со стороны выживших ветеранов Швейцарского похода, включая генерала П.И. Багратиона. Историк Вячеслав Лопатин, автоор ЖЗЛовской биографии Суворова, проанализировав воспоминания ветеранов, пришёл к категорическому выводу: данная легенда никакого отношения к реальности не имеет.

Что же было? А было то, что в начале наступательной операции солдаты багратионовского авангардного отряда несколько замешкались. Суворов прибыл к ним и обратился с вопросом (вероятно, заданным раздражённым тоном — в бою не до вежливости): «Почему стали? Или не хотите идти?» «Помилуйте, Александр Васильевич! — наперебой отвечали солдаты. — Да спаси нас Бог от этого. Впереди встали, и нам, отец ты наш, идти некуда!» Суворов поскакал вперёд, и вскоре выяснил причину заминки: дорогу наступающим войскам преградили… два офицера, русский и австрийский, горячо спорившие о политике венского кабинета. Русский офицер осыпал австрийского штабного работника упрёками, обвиняя гофкригсрат в измене, австриец начал оправдываться, и ссора затянулась, грозя сорвать всё наступление. Суворов объявил австрийцу строгий выговор, а русского офицера распорядился взять под арест до первого боя с врагом, после чего темпы наступления выправились.


Сен-Готардский бой. Суворов ведёт свои войска в атаку.

Подведём итоги. В бою на Сен-Готарде Суворов проявил незаурядное полководческое мастерство, умело сочетая лобовые удары с обходными манёврами. Столь же умело он использовал для достижения победы личные особенности своих подчинённых командиров и хорошее знание солдатской психологии. Повинуясь воле такого командующего, продумавшего тактику боевых действий на непривычном театре заранее, а в ходе боя лично находившегося в рядах атакующих, армия быстро приноровилась к суровым условиям боевых действий в горах и одержала над французами убедительную победу. В то же время надо отдать должное и французскому командующему генералу Лекурбу: начав сражение в меньшинстве, он распоряжался войсками уверенно и грамотно, что позволило ему избежать полного разгрома и организованно отступить на новые позиции. Результатом этого стало сражение на Чёртовом мосту.
____________________________________
При написании статьи использованы:
1) Шишов А.В. Генералиссимус Суворов. — М.: Олма-пресс, 2003.
2) Лопатин В.С. Суворов. — М.: Молодая Гвардия, 2012.
3) Шарковский А. Штурм перевала Сен-Готард.

Штурм перевала Сен-Готард

В конце лета 1799 года А. В. Суворов, по совместному решению императоров России и Австрии, с 20-тысячным русским войском должен был перейти из Итальянского на Швейцарский ТВД (театр военных действий) и принять там командование над объединенной русско-австрийской группировкой. Тем самым союзные войска не просто усиливались, а отдавались в подчинение победоносному полководцу для решительных боевых действий против французской армии в Швейцарии, которой командовал генерал Массена. 4 сентября 1799 года Суворов был с корпусами генералов Дерфельдена и Розенберга возле Таверны у подножья Монте-Ченере. Ему оставалось три дневных перехода до Сен-Готарда.

Численность русских войск чуть превышала 16000 человек: авангард князя Багратиона – 2500 штыков при 4 орудиях, дивизия генерала Повало-Швейковского – 4400 штыков при 6 орудиях, дивизия генерала Ферстера – 3100 штыков при 5 орудиях, корпус генерала Розенберга – 6000 штыков при 10 орудиях. Каждому соединению приданы были по 20 пионеров (саперов) и до полусотни конных казаков для разведки и боевого охранения. Основная часть казаков охраняла обоз. Русских сопровождали австрийские соединения: бригады Штрауха и Уафенберга численностью соответственно 4500 и 2000 штыков.

В Таверне войска задержались из-за отсутствия провианта и вьючных животных. Того и другого ждать пришлось 5 дней. Войска выступили в поход только 10 сентября рано утром, двумя колоннами. 15-тысячная левая колонна – корпус генерала Дерфельдена (состояла из авангарда Багратиона, дивизий Повало-Швейковского и Ферстера) – шла на перевал Сен-Готард и достигла его подножья 12 сентября. Войска остановились в 10 верстах от Айроло, где занимал позиции передовой отряд французов. Суворов выжидал, пока вторая часть русских войск обойдет Сен-Готард с тыла. Правая колонна – корпус Розенберга (около 6000 штыков) – шла в обход, здесь авангардом командовал генерал Милорадович. К 12 сентября войска Розенберга подошли к селению Урзерн. Это селение находилось в тылу района обороны французской бригады генерала Гюденя численностью 4300 штыков, она стояла на пути главных сил Суворова через Сен-Готард. Силы французов занимали следующие позиции: три батальона находились на гребне перевала (их боевые порядки были выдвинуты немного вниз по склону в сторону Айроло), один батальон 67-й полубригады стоял у перевала Фурка (прикрывал дорогу на кантон Вале), два батальона располагались у Оберальпа, на перевале между долинами Тавеч и Урзерн. Боевые порядки другой бригады, генерала Луазона, численностью свыше 4200 человек, были растянуты по всей долине верхней Рейсы от Урзерна до Альтдорфа. В Альтдорфе располагался штаб генерала Лекурба (командира дивизии).

Русские войска переходят перевал Сен-Готард

13 сентября корпус Дерфельдена тремя колоннами начал подъем на Сен-Готард. Авангард Багратиона и дивизия Швейковского шли по долине реки Тичино: Багратион по левому берегу, Швейковский – по правому. Около 2 часов дня передовые отряды Багратиона атаковали французские пикеты, затем предприняли обход оборонительной линии противника у Айроло и начали подниматься по крутому склону горы правее французских позиций. Главные силы русского авангарда стали подниматься по горному склону в обход левого фланга французов, правее Багратиона совершали обходной маневр несколько батальонов русской пехоты во главе с генералом Барановским. Им противостояло около 1000 французских стрелков, чей губительный огонь не смог остановить наступательного порыва русских гренадер. В обход правого фланга французов были направлены батальон австрийской пехоты Штрауха и полк русской пехоты Ведецкого. По дороге на Айроло в центре русских боевых порядков в колоннах продвигались дивизии Швейковского и Ферстера. Они были остановлены сопротивлением республиканцев, занявших позиции перед Айроло. Завязался упорный бой, но появление на левом фланге солдат Багратиона и Барановского заставило французов отойти назад, чтобы избежать окружения.

Князь Италийский, Граф Суворов-Рымникский Александр Васильевич

Французы оставили Айроло. Республиканцы укрепились на новой позиции, выше по склону, в районе Госписа; над крутым скальным поясом заняла позиции бригада Гюденя, усиленная стрелками Луазона. Дивизии Швейковского и Ферстера пошли на приступ этой практически неприступной позиции в лоб. Три атаки французы отбили с большим для себя трудом. Русские потеряли в них около 1200 человек убитыми и ранеными. В это время Багратион со своими гренадерами по крутым скалам поднимался правее места боя. Около 4 часов дня сам Суворов повел русских солдат на приступ, в это время на левом фланге французов появился отряд Багратиона, что стало ошеломляющей неожиданностью для обороняющихся. Французы оставили свои позиции и отошли за перевал, ближе к селению Госпенталь.

Русские войска около Госписа. На перевале Сен-Готард

На поле боя к Госпенталю прибыл французский резерв – часть бригады Луазона во главе с генералом Лекурбом. Он уже было намеревался начать контратаку, как получил информацию, что у него в тылу, в районе Оберальпа, появились русские войска (корпус Розенберга). В результате Лекурб вынужден был ограничиться обороной, благо местность это позволяла.

Одновременно с основными силами Суворова на рассвете 13 сентября корпус Розенберга начал движение от селения Тавеч вверх по рейнской долине. Ему преграждали путь лишь два французских батальона. Сначала боевое охранение русских, казаки, завязали перестрелку с передовыми пикетами республиканцев. Потом в дело вступил авангард Милорадовича, вслед за ним пошел в бой полк Ребиндера и батальон Кашкина. Русская пехота быстро поднялась по склону горы вверх и атаковала французов на штыках. В это время полк Мансурова обошел позиции республиканцев справа. Последним ничего не оставалось, как бросить занимаемые позиции и отойти к озеру Оберальп и закрепиться на его берегах. Тем временем к полю боя подтянулся весь корпус, русские имели явное численное преимущество над противником. Розенберг перегруппировал свои силы и бросил их в наступление на французов. Милорадович атаковал правый фланг, Ребиндер обрушился на центр, а Мансуров – на левый фланг неприятеля. Французы отошли к селению Урзерн. Наступал вечер, высоты покрылись туманом, русские войска под его прикрытием сблизились с французами почти вплотную, ударили в штыки. Противник не выдержал натиска и в беспорядке отступил в сторону Госпенталя и Гешена, оставив победителю свою артиллерию. Французов от преследования спасла наступившая ночь. Розенберг остановил свой корпус и встал лагерем у селения Урзерн.

В это время Лекурб как мог сдерживал натиск главных сил Суворова. Упорный бой перед селением Госпенталь продолжался дотемна. С наступлением ночи французские войска и здесь оставили свои позиции и отступили к перевалу Фурка. На этом битва за Сен-Готард была завершена. Суворов (корпус Дерфельдена) встал на ночь лагерем в Госпентале. Солдаты видели бивуачные огни лагеря Розенберга у селения Урзерн, а те, соответственно, у Госпенталя – огни лагеря корпуса Дерфельдена. И те, и другие принимали своих за неприятеля; только к утру ситуация прояснилась. Потери русских составили около 2000 человек убитым и ранеными. Лекурб, не желая покидать оборонительную линию окончательно, собрал остатки своих войск и совершил ночной марш по горам в долину Гешенен. Там он занял оборонительные позиции и снова встал на пути армии Суворова.

Флигель-рота

Легендарный Швейцарский поход русской армии под командовани¬ем фельдмаршала А.В. Суворова является одной из самых знаменатель¬ных и героических страниц нашей истории. В течении восемнадцати дней, с 10 (21) сентября — 28 сентября (9 октября) 1799 года, со¬вершая свой поход по Альпийским горам, лишенная достаточного коли¬чества продовольствия и фуража, брошенная на произвол судьбы союз¬никами — австрийцами, в тяжелейших погодных и природных условиях горной местности, ведя почти непрерывные бои с частями французов, армия Суворова показала всему миру силу духа и мужество русских солдат и офицеров, подтвердив высочайшую репутацию нашей армии и ее гениального полководца.

Сама переброска русской армии Суворова из Италии в Швейцарию была если не преступлением, то одним из величайших просчетов алчных венских кабинетных стратегов. Австрия желала избавиться от победо¬носных русских войск для закрепления освобожденных территорий Се-верной Италии под скипетром императора Франца II, а Англия хотела ослабить влияние России в Италии и Средиземноморье. Представителям Лондона и Вены удалось уговорить императора Павла I принять новый операционный план боевых действий, разработанный австрийским гофк¬ригсратом. Следуя ему, Суворов был должен оставить Италию и соеди¬ниться у Цюриха с корпусами генерала Римского — Корсакова и принца Конде, заменив находившиеся там австрийские войска. Задача, постав¬ленная перед русским командующим, состояла в том, чтобы вытеснить армию генерал-аншефа Массены из Швейцарии, а в следующую кампанию наступать оттуда во Францию — на Париж!

С военной точки зрения данный план был абсурден, точнее пер¬вая его часть. Удар на Париж от Рейна по кратчайшему расстоянию был вполне логичен. Суворов, мнение которого не обсуждалось и не спра¬шивалось, был поставлен перед свершившимся фактом вывода войск эрц¬герцога Карла из Швейцарии. Еще одним подлым ударом по Суворову бы¬ло то, что его не назначили официально главнокомандующим на немецко-швейцарском театре военных действий, как это было в Италии.

Австрийский командующий, получив приказ из Вены, приступил к выводу своих войск из Швейцарии 18(29) августа, сразу же после при¬бытия на театр военных действий корпуса Римского-Корсакова. Прав¬да, осознавая, что, таким образом, русские войска, уступающие по чис¬ленности французам почти в 2,2 раза (56000 штыков у Массены против 27000 штыков и сабель у Римского- Корсакова), могут быть подвергну¬ты атаке и окружению со стороны противника, эрцгерцог временно ос¬тавил в Швейцарии войска своего центра и левого крыла — 22000 чело¬век под командованием генерала Готце. При этом, не имея возможности использовать в условиях горной местности свою достаточно многочис¬ленную кавалерию (3000 сабель), Римский-Корсаков был вынужден ос¬тавить ее за Рейном у Шифгаузена.

Преждевременный, если не сказать предательский отвод войск эрцгерцога на другой театр боевых действий крайне осложнял и так уже неблагоприятно складывающуюся для союзников обстановку. Ведь еще до ухода эрцгерцога Карла, французы предприняли 18 (29) — 20 (31) августа наступление силами дивизий Тюрро, Лекурба и Шабрана на левый фланг австрийского расположения — отряды Елачича, Штрауха и Рогана. Австрийцы были опрокинуты с большими потерями и французы овладели перевалами: Симплоном, Гримзелем, Фуркой, Обер-Альпом, Сен-Готардом, Урнзерской долиной реки Ройсы и долиной Линты. Та¬ким образом, союзники потеряли ключевые позиции, прикрывавшие выход в Северную Италию.

При подобном стечении обстоятельств Суворов принял решение немедленно выступить в Швейцарию, но ему удалось это сделать только 31 августа (11 сентября) после капитуляции Тортоны и пресечения попытки генерала Моро деблокировать крепость. Форсируя марш, чтобы наверстать потерянное из-за возвращения к Алессандрии время, Су¬воров прибыл 4 (15) сентября в Таверне, маленькое местечко располо¬женное в предгорьях Альп. Здесь русские войска должны были сменить колесный обоз на вьючный и двинуться дальше. Однако как это уже бы¬ло неоднократно в Италии, подвела австрийская интендантская служба. В своем докладе на научной конференции, посвященной 200-летию Альпийского похода русской армии, состоявшейся в г. Андерматт 24-25 сентября 1999 года, австрийский военный историк Манфред Раушенштей¬нер, ссылаясь на документы Генерального штаба и Интендантского уп¬равления императорской армии сказал следующее: «Австрийская интен¬дантская служба предприняла все возможное для того, чтобы обеспе¬чить союзные русские войска необходимым количеством вьючных живот¬ных и провиантом, однако русские потребляли хлеба намного больше, чем австрийцы, а в разоренном крае не так легко было собрать все необходимое». При этом он скромно умолчал о том, что мулов было собрано в несколько раз меньше, чем требовалось, а рядом с театром боевых действий находилась неразоренная войной территория Австрии и что императорские войска снабжались всем необходимым точно и в срок.

Австрийцы стараются не упоминать очевидные вещи. Ведь еще 17 августа в своем донесении императору Францу I Суворов писал: «… я должен просить высочайшей милости вашего императорского величества, чтобы российские войска, назначенные в Швейцарию, снабжены были не¬обходимыми запасами, амунициею, орудиями, зарядами, патронами, пон¬тонами с потребною прислугою и упряжью, а также надлежащим числом офицеров генерал — квартирмейстерского штаба; …». Подобная прось¬ба звучит в донесении русского фельдмаршала и от 23 августа. Алек¬сандр Васильевич Суворов, прибыв в Таверне, не нашел там ничего о чем он так настоятельно просил австрийцев. В результате 617 сентября императору Францу было направлено донесение следующего содержания: » Я пришел сюда 415 числа: следовательно сдержал свое слово; не без труда сделал я в 6 дней такой переход, на который считали нужным не менее 8 дней. Но здесь не нашел я ни одного мула и да¬же не имею никаких известий о том, когда прибудут они. Таким обра-зом поспешность нашего похода — осталось бесплодною; решительные выгоды быстроты и стремительности нападения — потеряны для предсто¬ящих важных действий. …»

Подобное отношение союзников к русской армии было нетерпи¬мым. Отношения между Россией и Австрией становились все более натя¬нутыми. В своем донесении императору Павлу I от 9/20 сентября фель¬дмаршал, указывая на двуличность австрийцев, писал: «… Австрийс¬кий генерал Даллер с своими комиссарами обманывает нас двуличными, постыдными обнадеживаниями, и уже пятые сутки стоим мы праздно у Таверны…».

Вместо 1429 мулов русская армия получила от австрийцев, да и то с задержкой в несколько дней, только 650 вьючных животных. Кроме того, с погонщиками мулов австрийское интендантство заключило конт¬ракт на маршрут до подножия Альп. Суворову пришлось заключать с ни¬ми новые контракты. Как упоминает в своих записках адъютант великого князя Константина Павловича граф Комаровский, его высочество первым подал мысль использовать вместо мулов казачьих лошадей, что и было сделано, после сбора необходимых подручных материалов для устройс¬тва вьюков.

Вот что писал Тизенгаузен: «Уже в Айроло начались превратности, сопровождавшие нас в этом швейцарском походе. По условиям, в Айроло мы должны были получить 40 горных пушек со снаряжением и на мулах, а также 800 голов этих животных для перевозки провианта для наших частей. Но ничего из упомянутого здесь не оказалось, что стоило нам потери нескольких важных дней. Австрийские власти стали приносить непозволительные извинения, объясняя, что ожидали нас позже, хотя в этом походе у них была возможность убедиться, что медленные австрийские маневры чужды русским, и Суворов давно привык двигаться форсированным маршем. В конце концов 40 горных орудий были доставлены, но без 800 предназначенных для перевозки провианта лошаков и снова с явными отговорками, что, дескать, такое количество голов найти было бы очень трудно. Чтобы более не терять времени, фельдмаршал приказал навьючить на каждую из тысячи наших казачьих лошадей по два мешка с провиантом. Однако это нам мало помогло, так как большинство столь тяжело нагруженных бедных животных на горном марше сорвалось в пропасть, и мы потеряли и лошадей, и провиант. Как только этот приказ был спешно исполнен, князь Суворов приказал немедля атаковать Сен-Готард. Одна часть войска должна была атаковать французов на горе, а другая обойти их по горам, что было очень трудной задачей, и затем снова соединиться с первым отрядом в долине Урзерн с другой стороны Сен-Готарда».

Сохранился документ, из которого следует, что у казаков под транспортировку провианта и боеприпасов было взято 1002 лошади, за что казакам была роздана денежная сумма равная 1002 гульденам, по одному гульдену за лошадь.

1021 сентября 1799 года основные силы русской армии должны были выступить из Таверне в поход в направлении Беллинцона – Айроло — Тремола — Сен-Готард. Обходная колонна генерала от инфантерии А.Г. Розенберга должна была выступить из лагеря на двое суток рань¬ше — 8/19 сентября в направлении Беллинцона — Бьяска — Донджо — Ди¬сентис — Тенеч — Урзерн. 1223 сентября в Дацио у подножия Сен-Го¬тардского массива к основным силам русской армии должен был присое-диниться отряд австрийцев под командованием полковника Штрауха.

Каковы были природные условия, общая обстановка на театре боевых действий и планы наступления союзной армии?

Центральная часть Швейцарии, где разворачивались боевые действия армии Суворова, представляет собой труднопроходимые или непроходимые горные хребты, разделяющие речные долины, которые со¬общаются между собой отдельными горными проходами и перевалами. В связи с этим кордонная система развертывания войск получила в Швей¬царии широкое развитие. В соответствии с требованиями «кордонной системы» войска противников были разбросаны отдельными группами с целью прикрыть как можно больше горных проходов.

Французская армия генерал-аншефа Андре Массены была раз¬вернута следующим образом:

— Левым флангом у Базеля, где стояла дивизия Шабрана (9200 чел.), от Базеля до устья р. Аар дивизия Клейна (4600 чел.).

— Главные силы (37000 чел.) вдоль нижнего течения р. Аар и по р. Лиммат, где они занимали труднопроходимые на склонах хребта Альбис.

— На Нижней Линте от Цюрихского озера до Везена — дивизия Сульта (12700 чел.). От Гларуса до Сен — Готарда дивизия Лекурба (11300 чел.).

— На крайнем правом фланге несколькими группами на Симплонском перевале, у Вогоньи и у Бедретто дивизия Тюрро (9600 чел.).

Всего у Массены, не считая гарнизонов в швейцарских городах (ок. 8000 чел.), было порядка 84500 человек. Следует отметить что в состав этих войск входили 6 Гельветических полубригад, сформирован¬ных из уроженцев Швейцарских кантонов, численность которых не пре¬вышала 3000 — 4000 боеспособных солдат.

Союзные войска располагались на театре боевых действий сле¬дующим образом:

— Левофланговая группа Науендорфа (8000 чел) из войск эрц¬герцога Карла для связи с Суворовым у Базеля. На Ааре, Лиммате и у Цюриха Корсаков (24000 чел.), кавалерийская группа этого корпуса под командованием генерала Гудовича (3200 чел.) находилась на пра¬вом берегу Рейна в районе Шафгаузен, Эглизау.

— Готце на Нижней Линте (10500 чел.), отряд Елачича (5000 чел.) у Сарганса. Отряд Линкена (4000 чел.) в долине Переднего Рей¬на у Иланца, отряд Ауфенберга (3180 чел.), подчиненный Линкену — в той же долине у Диссентиса.

— Отряд полковника Штрауха (4500 чел.) у Биаско в долине Ти¬чино. У Гравелоне отряд полковника принца Рогана (2500 чел.).

Всего союзные войска, вместе с армией Суворова, насчитывали 84200 человек.

Таким образом силы противников были примерно равны, но учи¬тывая недоверие между русскими и австрийцами, а также то обстоя¬тельство, что Массена держал сосредоточенными у Цюриха около 43% вверенных ему войск, которые в любой момент могли перейти в наступ¬ление, а Суворов еще только начал свое движение в Швейцарию, поло¬жение союзной армии было крайне тяжелым.

Из-за упразднения императором Павлом I в русской армии Ге¬нерального штаба Суворову на протяжении всей кампании 1799 года приходилось пользоваться услугами австрийских штабных офицеров. Так было и при подготовке к Швейцарскому походу. Не зная местности, пу¬тей движения и расположения сил противника невозможно планировать какие — либо военные операции, поэтому Суворов составил свой план наступления «План общей атаки на выступившие в малые швейцарские кантоны неприятеля и продолжения операции по удачном первом разви¬тии» на основании рапортов генерала Готце и полковника Штрауха, хо¬рошо знавших местные условия. Помогал составлять план и подполков¬ник Вейротер, состоявший старшим квартирмейстерским офицером при штабе Суворова. Успех операции зависел от концентрического наступ¬ления всех групп союзных войск. Главный удар наносил Суворов, ата¬ковавший на два дня раньше других отрядов. Этот удар через Сен-Готард вдоль долины Ройса должен был смять дивизию Лекурба, т.е. левое крыло Массены. Далее Суворов мог уже практически беспрепятс¬твенно соединиться в районе Швиц — Эйзендельн с войсками Линкена и Готце. Затем, объединенные силы союзников, имея численное превос¬ходство, планировали выйти на правый фланг и в тыл основной группи¬ровке войск Массена.

Полная версия «Штурм перевала Сен-Готард и бой За Чертов Мост» .

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *