Красота в глазах смотрящего

Красота в глазах смотрящего

Содержание

Красота в глазах смотрящего

С чем может быть связано искаженное восприятие своего облика?

Виктор Иосифович Брутман:
Восприятие себя — это очень субъективная категория. Она складывается из множества факторов – возраста, пола, жизненного опыта, национальных и семейных традиции, интересов человека, его среды обитания. В юности большую роль играют друзья, и убеждения в этом возрасте часто навязаны извне. Пока личность не сформирована, подростки стремятся слиться со средой, подражают друг другу. Хорошо, если это явление носит временный характер и уходит по мере взросления. Но есть определенный тип личности, склонный к так называемому застреванию, то есть фиксации мыслей и настроений. Скажем, какую-то девочку подружки назвали толстой, она расстроилась, а потом быстро забыла об этом. А другую девочку одно неосторожное слово привело к многолетним комплексам. При такой «вязкой» психике внешность может стать центральным пунктом в мировоззрении человека.

Можно это проиллюстрировать примерами?

Обычно люди, которым свойственно подобное застревание, упорные, страстные и недоверчивые. Они концентрируются на своем действительном или мнимом физическом изъяне и полагают, что будут счастливы, как только его устранят. Если налицо очевидный дефект, желание его исправить вполне понятно. Но случается, что восприятие своей внешности неадекватно, она кажется себе безобразной все силы уходят на борьбу с вымышленным изъяном. Мне известен случай, когда девушка двадцати лет решила переделать себе нос и делала это 8 раз, причем хирурги спокойно шли на эти операции. В результате ее лицо стало безобразным, хотя от природы оно было совершенно нормальным. Уверен, что у хирургов найдется немало подобных историй. Бывает, что представления об уродстве проявляются в виде так называемого дисморфофобического бреда и выглядят нелепо. У меня был молодой пациент, который внезапно понял, что у него неправильно растут волосы на одной стороне головы. Ему казалось, что все обращают на это внимание и очень стыдился своего недостатка. Сначала он прикрывал голову кепкой, затем перестал выходить из дому, а в результате выбрил себе ту часть головы, где, по его мнению, волосы росли неправильно, и приклеил туда клеем «БФ» шиньон. Эта мера принесла молодому человеку облегчение, и он стал выходить из дома….

А какие еще бывают искажения взгляда на себя?

Нарушения пищевого поведения – анорексия, булимия или анорексия-булимия.

Анорексией чаще страдают девочки, хотя есть и мальчики-аноректики, правда, их значительно меньше. Начинается это расстройство обычно в школьном возрасте и под влиянием внешних факторов — мнения подруг и глянцевый мир с его навязчивыми идеалами худобы. Как правило, анорексии подвержены девочки, конституционально не склонные к полноте, с высоким интеллектом и упорным характером, часто отличницы в школе. Их постоянное самосовершенствование затрагивает и пищевую регламентацию. Они быстро начинают терять массу тела, что в первую очередь, приводит к нарушениям в эндокринной и половой сфере, атрофируются яичники, пропадает менструация. Если процесс вовремя не остановить, человек может погибнуть. По мере нарастания аноректического состояния, оно начинает приносить все больше удовольствия, приходит эйфория, повышенное настроение, но при этом удовлетворения результатами не наступает. Девочки постоянно рассматривают себя в зеркале, а видят там лишь мнимый лишний вес. Стремясь от него избавиться, они принимают слабительные и рвотные препараты или вызывают рвоту механически, что приводит к дополнительному нарушению обмена веществ.

Булимия характеризуется противоположными проявлениями: обжорством, гедонизмом, удовольствием от своей растущей массы тела. Люди достигают 200 кг, не могут встать, но продолжают есть и наслаждаются процессом и результатом.

Но самое тяжелое расстройство – это сочетание булимии и анорексии у одного человека. Такого человека одолевает непреодолимая страсть к еде, а поев, он вызывает у себя рвоту. Я помню свою пациентку, которая жила с младшей сестрой на иждивении матери библиотекаря. Она съедала все продукты, не оставляя ничего, а если мать запирала холодильник, то она избивала ее и силой заставляла его открыть.

А как Вы с позиции нормы и патологии прокомментируете татуировки, пирсинг, желание вводить в свое тело инородные предметы?

С годами я действительно наблюдаю, как растет популярность татуировок, которые перекочевали из криминального мира в наш социум и превратились в некую субкультуру. Но если татуировка противоречит социальному статусу человека, это говорит о некой социальной неадекватности. Например, татуировка у подростков – норма, в другой среде – диссонанс. Человек должен чувствовать границы, условности, этические нюансы социума, в котором он находится. Одну из сотрудниц нашей больницы я попросил прикрывать татуировку на шее волосами, мотивируя это тем, что игривые нотки во внешности нарушают иерархию между врачом и пациентом. Коллега откликнулась на мою просьбу, но бывает так, что человеку неведомы социальные рамки, он становится белой вороной.

А пирсинг – пугающая практика, она обезображивает тело и отнюдь не безвредна для здоровья. Случается, что прокалывание тела становится болезненной потребностью, некоторые даже говорят о сексуальном удовольствии. Стремление прокалывать и надрезать тело говорит о патологических свойствах личности. Правда, сейчас пирсинга стало несколько меньше.

«Уколов красоты» становится все больше, и они практикуются все в более и более юном возрасте. Известны случаи, когда родители вводят ботокс своим детям. Имеет ли это отношение к тому, о чем Вы сейчас сказали?

Поведение человека само по себе ни о чем не говорит, здесь важна его мотивация. Поняв мотивы, можно сделать вывод о том, нормален ли человек или нет. Например, кто-то стоит на голове. Это выглядит дико, а на самом деле человек таким образом снимает себе приступ мигрени или печеночные колики. Другой человек тоже стоит на голове. Но делает это, потому что в таком положении лучше ловятся волны из космоса. Так и за поведение человека, прибегающего к уколам красоты или пластической хирургии, может стоять и норма, и патология.

За рубежом в некоторых клиниках пластической хирургии работают психологи. Сейчас в Европе очень популярна идея о предварительном психологическом мониторинге каждого пациента. Вы находите эту меру нужной?

Психолог необходим. Но это должен быть специально подготовленный медицинский психолог, который будет знать основы психиатрии. Иначе он не сможет сделать правильных выводов.

А при каких внешних признаках хирургу или косметологу стоит насторожиться? И возможно ли вообще на консультации определить, адекватен ли человек?

Если хирург разделяет идею такого мониторинга и считает ее нужной, ему надо перестраивать свою работу и включать в свою бригаду медицинского психолога на постоянной основе. Людей, которые стремятся совершить какие-то действия под влиянием патологических мотивов, очень сложно распознать. Человек может прекрасно диссимулировать, скрывать свои переживания и мотивы. И выявить их может только клиническая беседа и многосторонне обследование.

Есть ли какие-то ярко-выраженные тенденции в стремлении улучшить себя, которые могут скрывать психические расстройства?

В своей среде я вижу это нечасто в силу специфики психиатрической клиники. Такие случаи больше концентрируются в амбулаторной практике. В человеческой популяции всегда есть 1 процент психически больных. Это выявленные случаи. И есть еще 20-30 процентов людей с теми или иными психическими расстройствами, которые почти никогда не попадают в поле зрения психиатров. Концентрация людей со сходными проблемами и проявлениями зависит от селективных групп. Например, среди революционеров больше людей с одними расстройствами, среди музыкантов – с другими, среди математиков – с третьими. Так и в случае с пациентами клиник пластической хирургии, процент не вполне здоровых людей( с различными формами и степенями выраженности дисморфофобии и иной акцентуации ) может достигать 40-50 процентов. А вопрос, о каких именно расстройствах идет речь в этом случае – тема отдельного исследования.

Получается, что с ростом количества людей, которые прибегают к пластике, растет и процент тех, у кого есть отклонения. Но они не обязательно тяжелые и требуют госпитализации. Скажем, женщина, страдающая депрессией, хочет увеличить себе грудь. Это может вообще не иметь отношения к ее психическому состоянию, она просто хочет больше нравиться своему мужу. Но бывают и патологические мотивации, и мы снова возвращаемся к необходимости специальных кадров в клиниках для скрининга.

Красота в глазах смотрящего или почему мы влюбляемся.

Я хотела бы поделиться) тем, что вижу я в человеке, с которым вынуждена была прервать общение во благо себе, ибо для него мои чувства не имеют смысла.
Конечно, в начале, поняв, что пора заканчивать с этой бесперспективной историей, которая в силу нежелания второго ее участника развивать ее в каком-то другом направлении, мне вдруг стало страшно. Хотя, все было понятно изначально: этот мужчина не несет в мою жизнь ничего кроме застоя, но я долго на что-то надеялась. Тем более, что мужчина показывал, хоть и довольно странно, но свою заинтересованность во мне. Меня предупреждали те, кто знал его долгие годы, что с ним я могу «налететь» на весьма неприятные вещи, что он безответственен в плане отношения у людям, но мои чувства к нему были настолько глубоки, что я решила не рубить с плеча, а присмотреться.
Сейчас, когда все окончено и я прошла стадии депрессии, апатии, бессонницы, заниженной самооценки, я ловлю себя на мысли, что только лишь злиться на него-не совсем верный путь. Ведь что-то держало меня в этой истории, что-то не давало бросить все раньше и уйти в сторону. Были и хорошие моменты, когда от мужчины исходил какой-то интерес в мою сторону, желание общаться, и это впервые совпало с моим трепетом в отношении его. Господи, сколько бы я отдала сейчас, напиши он мне хоть одну из тех смсок, что писал тогда.) Поэтому, лишь гневаться и клясть судьбу-ну неверно это. Поэтому, несмотря на прекращение общения, на очевидные минусы, которые были в его отношении ко мне и в его образе жизни, я могу сказать, что до сих пор это мужчина, о котором я думаю каждую секунду, в которого я безумно влюблена, рядом с которым мне хотелось бы жить, разговаривать, рассказывать все то, что происходило и происходит со мной, делиться своими достижениями, слушать, что происходит с ним. Иногда я мысленно с ним разговариваю и мне видится: вот он пришел, он делится со мной чем-то, а вот я готовлю ему борщ, жду его за ужином, а вот я зову его погулять и т.д., и т.п.) как бы то ни было, насколько бы четко и ясно я не сознавала, что с этим человеком не может быть никакого будущего по определению, все равно я вижу его другим, я готова была принять его со всеми его плюсами и минусами, и лишь один минус заставил меня отойти в сторону: неуважение ко мне во всех смыслах этого слова. Где нет уважения, там нет и будущего.
И все же я благодарна за то, что было хорошего, когда я была рядом, или он был рядом, и все радовалось, наполнялось эйфорией, смыслом, интересом.
Сейчас неинтересно.
Но надеюсь, когда-то интерес снова придет, только уже с другим мужчиной. И там все будет иначе.
А тому, кто сейчас занимает все мои мысли, я говорю спасибо. Больно, что больше нет возможности его видеть, ждать встречи и дрожать от счастья от одной только мысли, что вот сейчас, через час, через полчаса, через пять минут, и мы увидимся. Будь счастлив!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *