Космологическое доказательство бытия бога

Космологическое доказательство бытия бога

— один из основных в катафатическом богословии аргументов, призванных разумом подкрепить веру в Бога. Телеология (от греч. telos, род. п. teleos — цель, завершение) — учение о конечных причинах мира, целесообразности его устройства. Согласно Аристотелю, природе внутренне присуща способность к целеполаганию, а X. Вольф считал, что эта способность установлена Богом. Наблюдения за явлениями природы, живыми или косными, подталкивают наш ум к индуктивному выводу об удивительной целесообразности всего существующего, так что мир как бы предстает пред нами единой книгой, в которой все ее знаки-вещи взаимоувязаны; но многие сочетания ее знаков нам сегодня непонятны, и многое в этой книге для нас остается тайной.

Т. д. просто по своей сути: поскольку мир целесообразен, то необходимо бытие Устроителя мира. Высшего Разума; наблюдаемый нами мир порожден целевой причиной. Только Создатель знает конечные цели Своего творения, но не люди. Вместе с тем, глядя на мир и удивляясь ему, люди догадываются о сверхразумной природе конечных целей мироздания.

Т д. может строиться и по другой схеме — как размышление над деятельностью людей и сравнение искусственного с естественным. Созидание искусственного мира предваряется разумным человеческим целеполаганием. Вначале люди составляют план какого-либо сооружения, а затем осуществляют свой план в материале. Но человеку пока не по силам глобальные творения. По чьей же целенаправленной воле возникли галактики, наша Земля, земная жизнь и сам человеческий род? Коль скоро, как известно, кирпичи без строителя сами по себе не складываются в жилище, то тем более невероятно, чтобы без цели и плана вырос из хаоса первоэлементов архисложный универсум.

Такого рода суждения высказывались Сократом, Платоном, стоиками, Цицероном, Фомой Аквинским и многими другими крупными мыслителями. Возражения их противников сводились к оспариванию всеобщего характера гармонии и красоты в мире, к поиску примеров нецелесообразности тех или иных процессов или явлений природы, бесполезности некоторых реалий («Зачем болота, пустыни, чертополох, комары да мухи?»). Приводимые в недавнем прошлом «контрпримеры» по большей части уже отведены современной наукой, а Тд подкреплено учением В. И. Вернадского о ноосфере. Экологи обосновали важную роль болот, пустынь и подобных им «бесполезных» участков земной поверхности в функционировании биогеоценоза.

Более серьезный контраргумент против Т. д. сопряжен с указанием на неистребимое в мире зло: если в мире все целесообразно, а Бог вседобр, то откуда в мире зло? Г Лейбниц в своей «Теодицее» оправдывает Бога: зло целесообразно, ибо без зла невозможно оценивать добро; страдания людей («физическое зло») и их нравственные пороки и преступления («моральное зло») суть «теневые» элементы совершеннейшего порядка вещей — они оттеняют добро. По мнению Лейбница, зло лишь «попущено» всеблагим Богом, но не создано Им. Противники Лейбница (в особенности Вольтер с его «Кандидом») подчас остроумно, но, как правило, неглубоко пытались опровергнуть его «Теодицею». Существует также множество других религиозно-философских доктрин, оправдывающих сосуществование добра и зла в мире. Например, в учении бахаи есть трактовка «зла» как отсутствия добра: зла нет, люди принимают за «зло» либо дефицит добра, либо непонимаемое ими добро. С распространением теории эволюции Ч. Дарвина сложилось мнение, будто наука опровергла Т. д., однако в наши дни сам дарвинизм подвергается мощной атаке со стороны научного креационизма и в ряде отношений признан несостоятельным. Выводы научного креационизма подкрепляют и дополняют телеологический аргумент.

Д. В. Пивоваров

>
Доказательства бытия Божия

© Издательство Сибирская Благозвонница, текст, оформление, 2017

Вместо предисловия

Доказательство – это обоснование истинности или ложности какого-либо утверждения. Доказательство бытия Божия это попытка обосновать истинность утверждения «Бог существует». При этом бытие философская категория, означающая реальность чего-либо вне и независимо от сознания человека. Таково бытие звездного неба, движение светил, смена времен года и множество других явлений окружающего нас мира – они существуют вне зависимости от того, как мы к этому относимся. «Бытие» всего этого доказывает наука.

Однако Бог отличается от всех явлений видимого нам мира. Его нельзя ощутить органами чувств – потрогать, увидеть и так далее. Это значит, что Его бытие не может быть доказано средствами естественнонаучных дисциплин. Он трансцендентен этому миру – то есть Он не является его частью.

Но главное отличие даже не в этом. Все, что окружает нас в этом мире, имеет бытие временное, относительное, конечное, тогда как Бог есть истинное или, как говорят философы, Абсолютное Бытие. Он имеет причину существования в Самом Себе в отличие от всего остального, что имеет источник своего бытия в Нем. В этом понятии о Боге согласны и теисты, и деисты, и пантеисты, то есть все формы религиозного сознания (которые расходятся по вторичным, дополнительным признакам этого понятия) и такие мировые религии, как христианство, иудаизм и ислам.

Как средствами ограниченного разума доказать существование Абсолютного Бытия? Православная Церковь осознает эту проблему, и потому она никогда не стремилась доказать бытие Бога, в отличие, кстати говоря, от римского католицизма, который в Средние века создал целую схоластическую школу рациональных способов подтверждения истин веры. Путь православного доказательства бытия Божия другой – это путь веры, путь очищения своего сердца, потому что блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5, 8).

Однако это не значит, что верующим людям нельзя искать рациональные основания своей веры. Важно, чтобы истины, открывшиеся нашему сердцу, стали очевидны и нашему разуму. Истина бытия Божия познается в процессе религиозного опыта, однако она может стать явной и для нашей религиозной мысли. Как говорит святитель Григорий Богослов, «истина бытия Божия познается не по Его сущности, но по Его действиям, энергиям, опытом и выводом ощущается, и мышлением, и нравственным познанием». С этой целью была разработана система аргументов, которые обычно называются доказательствами бытия Божия.

Доказательства бытия Божия

Доказательства бытия Божия возникли в результате философского творчества знаменитых европейских мыслителей, начиная с Сократа, Платона, Аристотеля и кончая Кантом, Фихте, Шеллингом и Гегелем. В разное время были выдвинуты следующие пять доказательств бытия Божия: космологическое, телеологическое, онтологическое, психологическое и историческое. Знаменитый философ Эммануил Кант, подвергнув критике каждое из них, в свою очередь выдвинул шестое – нравственное.

Однако с глубокой древности вне зависимости от деятельности философов и мыслителей существовало самое простое доказательство, доступное не одним только интеллектуалам, людям умственного труда и ученым. Эмпирическое доказательство, то есть доказательство из опыта, «работало» во все века существования христианства, «работает» оно и в наши дни, стоит лишь приложить усилия.

В качестве дополнения к уже известным доказательствам бытия Божия мы приводим и так называемое материалистическое доказательство – маленький мысленный эксперимент, призванный продемонстрировать, как, рассуждая исключительно в рамках материалистического мировоззрения, с помощью логики можно вывести необходимость существования Бога.

В книге также приводятся аргументы в пользу истины бытия Божия, являющиеся разновидностями основных шести доказательств, но иногда используемые в качестве самостоятельных аргументов.

Космологическое доказательство

Космологическое доказательство бытия Божия исходит из закона причинности, которому подчинено все, что мы видим вокруг себя. Всякая вещь в мироздании (мы это знаем по собственному опыту) имеет причину своего бытия вне себя. Так, бытие детей имеет свою причину в их родителях, у каждой книги есть писатель, который ее обдумал и написал, детали для компьютера изготавливаются на специальных заводах и так далее.

Вселенная в каком-то смысле тоже вещь, включающая в себя множество других вещей, а значит, должна иметь причину своего бытия вне себя. Она «состоит» из материи, существующей во времени и пространстве и обладающей энергией. А раз так, то причина Вселенной должна лежать вне всех этих категорий – то есть быть нематериальна, вечна, не ограничена пространством, не зависима от материальной энергии (иначе говоря, всемогуща). Чтобы для ее существования вновь не потребовалась какая-то другая причина, ее существование не должно быть обусловлено ничем другим кроме нее, то есть она должна быть причиной бытия себя самой. Все это не что иное, как определение Бога Сверхбытия, приведшего в бытие весь тварный мир.

Впервые логика этого рассуждения была высказана древнегреческими философами Платоном и Аристотелем, Авиценна сформулировал ее математически, а Фома Аквинский впервые привел как доказательство бытия Божия. В философии Лейбница также приводится это рассуждение, где Бог называется «достаточным основанием» для существования Вселенной.

В настоящее время, как и до этого, вопрос о первопричине бытия ставится лишь единственной наукой – философией. Естественные науки он не интересует. Более того, подход к этой проблеме пока не выработан. Так, академик Я. Зельдович замечает: «До сих пор физика имела дело с законами, в которые нужно было подставлять начальное условие. Сам же вопрос о начальных условиях лежит пока вне физики. И если не принимать постулата о том, что изначальное дано какой-то Божественной силой, то надо найти научный подход к проблеме выбора начальных условий».

Итак, научного решения проблемы первопричины всего мироздания нет. И, позволим себе заметить, никогда не будет. Наука занимается исследованием этого мира, и у нее нет инструментария для того, чтобы заглянуть за его грань. Это не ее предмет. Это предмет религии.

Нельзя сказать, чтобы материалисты были не согласны с логикой космологического доказательства. Они вовсе не отвергают ее, просто на место первопричины мироздания они ставят не Бога, а материю, которую наделяют свойствами, вполне сопоставимыми со свойствами Божественной природы: так, материя, согласно общепринятому материалистическому мировоззрению, вечна и всемогуща (ведь она создала Вселенную, в которой мы живем). Лишь про нее можно сказать, что она существует в подлинном смысле этого слова, и кроме нее нет ничего. Она премудра и устраивает все самым прекрасным и разумным образом. Механизм, с помощью которого она творит, на современном научном языке называется эволюцией.

В этом смысле современная наука не изобрела ничего нового. Многие языческие народы древности представляли себе происхождение мира так: раньше был вечный хаос, первобытный океан, и из этого темного, бессмысленного скопления стихий возник наш разумно устроенный мир. По сути дела, мировоззрение, лежащее в основе современной теории эволюции, то же самое: мир представляет собой движущуюся материю, которая закономерно развивается от низших форм к высшим, а сознание порождается материей, почему и может быть понятно лишь в связи с ней. Все существующее, от простых камней и до человека, материализм выводит из бесчувственной, безжизненной материи. На вопрос о том, кто создал Вселенную, материализм отвечает: «Природа». И вопрос о том, кто создал природу, является в этом контексте вполне бессмысленным, потому что «она сама себя создала».

Таким образом, спор между религией и материализмом зашел в тупик. Однако в XX веке представление о вечной и развивающей саму себя материи было поколеблено благодаря открытиям именно в научной области. Удар по материализму был нанесен оттуда, откуда меньше всего можно было его ожидать. Прежде всего речь идет об удивительном открытии, которое позволило утверждать, что Вселенная имеет начало во времени. Это открытие принадлежит американскому астроному Хабблу. Хаббл обратил внимание на то, что свет далеких галактик несколько краснее ожидаемого, причем чем дальше от нас та или иная галактика, тем больше излучаемый ею свет смещается в красную сторону спектра. На основании так называемого эффекта Доплера это можно объяснить не чем иным, как удалением от нас галактик. Значит, Вселенная расширяется.

Расчеты показали, что в прошлом Вселенная была сосредоточена в одной точке, значительно меньшей размеров атома. Наука не берется до конца отвечать на вопрос, что представляло собой вещество, сжатое до такой невообразимой степени. Ясно лишь одно: ни о каких известных нам законах природы речи быть не может, они там просто не работали. Сейчас уже почти все крупные космологи и астрофизики разделяют убеждение, что начальная стадия развития Вселенной это первоатом, который в результате так называемого Большого взрыва породил известную нам Вселенную.

Таким образом, современная наука, владеющая мощнейшими современными средствами познания мироздания, пришла к выводам, которые звучат очень знакомо для того, кто укоренен в христианской традиции: мироздание имеет начало во времени; до появления Вселенной не было ни пространства, ни времени; свет действительно возник прежде Солнца и прежде вообще любого другого космического объекта. Остатки этого первозданного света, словно эхо Большого взрыва, сохранились до наших дней в форме реликтового излучения, пронизывающего всю Вселенную. Его открытие произошло в 1965 году. Всякий верующий невольно вспомнит при этом о словах, которые сказал Бог в самом начале творения: Да будет свет. И стал свет (Быт. 1, 3).

Что дало толчок Большому взрыву? Каковы были его причины? На все эти вопросы ответов пока нет. Наука может проследить историю развития нашей Вселенной лишь до момента, предшествовавшего Большому взрыву. В этот момент времени размеры Вселенной равнялись нулю, то есть вся она была сжата в точку, в то время как плотность и температура приближались к бесконечности. К таким выводам позволяет прийти общая теория относительности, однако она неприменима для выяснения, что этому моменту предшествовало. Более того, здесь неприменима и вся современная физика. Итак, на временном пороге нашего мира наука пока вынуждена остановиться. У нее нет власти его перешагнуть и увидеть, что было до начала нашего мироздания.

Разумеется, учеными было выработано несколько теорий, отвечающих на вопрос, что было до начала Вселенной, в которой мы живем. Согласно одной из них, столкновение двух правселенных стало причиной Большого взрыва и рождения нашей Вселенной. Согласно другой теории, у нашей Вселенной был предок, у того, в свою очередь, также был предок и так далее. Так мы уходим в дурную бесконечность Вселенных, порождающих одна другую, а вопрос о причине так и остается открытым: так что же явилось причиной возникновения самой первой Вселенной, породившей последовательно все остальные? Ведь на самом деле это всего лишь попытка уйти от принципиального ответа и не более того.

Христианское богословие учит, что мир возник из ничего. С философской точки зрения, началом бытия может быть как бытие, так и небытие (ничто). Однако мы видели, что, полагая началом бытия (материи) также бытие (материю), мы получали дурную бесконечность, уходящую в прошлое и не имеющую конца, что, по сути, является уходом от решения проблемы.

Скачок между до и после Большого взрыва и возникновения нашей Вселенной непреодолим для материалистического сознания.

То же самое можно сказать и о другом принципиальном скачке – между неживым и живым, который также иногда называют биологическим Большим взрывом. Ученые-эволюционисты, ссылаясь на бесконечно удаленное от нас прошлое, говорят, что жизнь началась с простейшего живого организма, но при этом всячески избегают прямого ответа на вопрос: кто дал жизнь этой первой живой клетке? Утверждают, что она возникла как бы сама собой и сама себя строит. Неорганические вещества постепенно, в результате сложных процессов, соединялись в органические, и на каком-то этапе этого процесса образовалась клетка. Но откуда взялись эти первичные органические вещества?

Вот что говорится в сборнике стенограмм лекций, прочитанных в мае 1957 года на Всесоюзном совещании-семинаре по вопросам научно-атеистической пропаганды: «Итак, все органические вещества, которые мы находим на нашей планете, возникают в результате жизнедеятельности организмов. Получается как бы порочный заколдованный круг: для того чтобы понять, как возникли организмы, нужно выяснить, как возникли в природных условиях хотя бы наипростейшие органические вещества, а органические вещества, оказывается, могут возникнуть только в результате жизнедеятельности организмов. В этом замкнутом круге билась мысль ученых, не находя из него выхода».

И с тех пор мало что изменилось. Еще Луи Пастер в XIX веке первым обратил внимание на то, что в неживой природе молекулы либо зеркально симметричны, либо одинаково часто встречаются как правый, так и левый вариант конфигурации. Молекулы, из которых построены живые организмы, напротив, зеркально асимметричны. Чаще всего они подобны винтам, а во многих случаях ими и являются (например, двойная спираль молекулы ДНК). Но самое главное, эти молекулы встречаются в природе лишь в каком-то одном варианте – либо только левом, либо только правом (так, спираль молекулы ДНК всегда только правая).

Что было причиной этого «Большого биологического взрыва»? Какие предпосылки были у этого, без сомнения, самого важного события в истории планеты Земля? Как именно произошел скачок между неживым и живым? На все эти вопросы ответа нет. Единственное, что можно сказать практически наверняка: сама возможность того, что жизнь возникла в результате медленных эволюционных изменений неорганических веществ, совершенно исключена. Причины «Большого биологического взрыва» так же загадочны и необъяснимы, как и причины возникновения нашей Вселенной.

Постичь, как возникла жизнь, наука не способна. Современным ученым-материалистам приходится неубедительно ссылаться на уникальные и неповторимые условия ранней эволюции нашей планеты, лабораторно воспроизвести которые опять же они не в состоянии. И, скорее всего, никогда не будут в состоянии, потому что так называемый принцип Реди никто и никогда не сможет отменить: живое происходит только от живого, между живым и неживым веществом существует непроходимая граница.

Вот как пишет об этом В. И. Вернадский в своем «Очерке геохимии»: «Мы должны сохранить эмпирический принцип Реди и признать за научный факт, до сих пор не поколебленный, что во все течение геологического времени все время существовала непроходимая граница между живым (другими словами, между совокупностью всех организмов) и косными веществами, что вся жизнь происходит из живого и что в течение всего этого времени имели место те же явления обмена химическими элементами между этими двумя проявлениями природы, как это и теперь наблюдается… Живое вещество всегда, в течение всего геологического времени, было и остается неразрывной закономерной составной частью биосферы, источником энергии, ею захватываемой из солнечных излучений, веществом, находящимся в активном состоянии, имеющим основное влияние на ход и направление геохимических процессов химических элементов во всей земной коре. Обычно косная материя Земли ничего подобного на всем протяжении биллионов лет не представляла и не представляет».

Невозможно перешагнуть барьер, поставленный Творцом между мертвой и живой природой, потому что человек не может создать жизнь. Жизнь может создать лишь Бог, ведь это «не труднее», чем сотворить весь мир из ничего. Таким образом, и эта проблема, стоящая перед современной наукой, научными методами не решаема, поскольку она относится не к области науки, но к области веры.

А это значит, что космологическое доказательство бытия Божия рано сдавать в архив истории. Все, что когда-либо появилось, имеет причину. Вселенная и жизнь когда-то появились. Значит, они имеют свою причину. И, если это не так называемая вечная материя, значит, у мира есть Творец, Который его создал и заботится о нем.

1. Зельдович Я. Собственная жизнь идеи // Литературная газета. 1972. 9 февраля.

2. Наука и религия. Сборник стенограмм лекций, прочитанных на Всесоюзном совещании-семинаре по научно-атеистическим вопросам. – М.: Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний, 1957. С. 114.

Приглашаем посетить сайт

Экономика (economics.niv.ru)

Современный философский словарь (1998)
КОСМОЛОГИЧЕСКОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО БЫТИЯ БОГА

В начало словаря

По первой букве
A-ZАБВГДЕЖЗИЙКЛМНОПРСТУФХЦЧШЭЮЯ

КОСМОЛОГИЧЕСКОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО БЫТИЯ БОГА

КОСМОЛОГИЧЕСКОЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВО БЫТИЯ БОГА — своеобразная рационализация основного догмата авраамических религий о Боге как созидателе мирового порядка (космоса), отвечающая Книге Бытия из Ветхого завета. Оно называется «космологическим» (но не просто «логическим») потому, что апеллирует к эмпирическим свидетельствам о наличии в мире причинно-следственной упорядоченности и распространяет понятие каузальности на весь космос.

Суть доказательства в том, что если каждое явление должно иметь свою причину, будучи следствием этой собственной причины, то и весь мировой порядок в целом должен порождаться своей причиной. Перводвигателем (первопричиной) космоса может быть только Бог. Бессмысленно задавать вопрос о причине, которая, в свою очередь, могла бы породить Бога, ибо такой лукавый вопрос просто уводит мысль в бесконечное повторение одного и того же и вновь заставляет возвращаться к представлению о предельной первопричине космоса.

Иными словами, если согласиться с правомерностью понятия первопричины, то тем самым придется логически запретить вопрос о причине первопричины. Но если кто-то настаивает на последнем, то закрыть этот вопрос можно таким ответом: первопричина есть причина самой себя. Поскольку космос один и тот же, то первопричина должна быть признана неизменной, равной самой себе; тогда она не может находиться в сфере изменчивых явлений, фюзиса, физического мира — ее следует искать за рамками самого космоса, в сфере сверхфизического; она не может быть чем-либо иным, нежели Богом.

Космологический аргумент был отчасти развит Платоном, а затем подвергнут более обстоятельному обсуждению Аристотелем, потом Авиценной. Последующие мыслители (Маймонид, Фома Аквинский, Лейбниц, Вольф и др.) совершенствовали форму доказательства Аристотеля — Авиценны.

Начав с анализа причинных отношений в физическом мире, Аристотель заключил, что должна быть необусловленная причина, иначе будет бесконечный регресс причин. В аргументе Аристотеля есть дилемма: а) если все на свете имеет причину, то и первопричина не может быть признана без ее причины; б) если существует некая беспричинная сущность, то почему именно ее следует именовать первопричиной, которая порождает все явления? Эта дилемма указывает на внутренне противоречивый характер понятия первопричины, т. к. неявно требует согласиться со следующими альтернативными утверждениями: а) принцип причинности всеобщ, б) существуют беспричинные сущности.

В Ветхом завете подобного парадокса нет, ибо в нем о Боге (Иегове, Сущем, о Том, Кто Есть) говорится не как об экзистенции (существовании), но как о Полноте Бытия. В «Полноте» не вычленяют причинно-следственные компоненты взаимодействия.

Критики Аристотеля обратили внимание также на другую слабость его доказательства, обусловленную аксиоматическим статусом самого принципа универсальной причинности. Доказано ли фактически, что каждое явление имеет свою причину и что в мире нет наблюдаемых объектов, которые не были бы каузально обусловлены? Ведь любое утверждение типа «А есть причина Б» не есть продукт прямого наблюдения, поскольку причины часто бывают внутренними и сокрытыми от внешнего взора;

скорее, такое утверждение выводится разумом из серии наблюдений методом неполной индукции и, следовательно, не относится к числу логически достоверных суждений. Позднее Д. Юм усилил недоверие к идее универсальности причинности, показав, что мы часто склонны принимать за «причины» привычность следования одного события за другим. Однако «после этого» вовсе не обязательно означает «по причине этого», доказывал Юм.

Если тогда допустить, что существует не одна, а множество ничем не обоснованных причин, то почему первопричиной мира надо признать Бога, а не какую-либо иную первопричину? Разве не может быть несколько первопричин, подобно тому, как могут существовать одновременно несколько самых высоких людей на Земле одинакового роста? В доказательстве Аристотеля не было ответа на этот вопрос, и на него взялся ответить — в защиту единобожия — Авиценна. Арабский богослов вычленяет два рода вещей: а) есть вещи, существующие благодаря другим вещам, б) есть самодостаточные сущности, не имеющие ни внешних, ни внутренних причин. Если бы у самодостаточной сущности была своя внутренняя причина, то она существовала бы не сама по себе, а из-за порождения ее одной из ее частей. Тогда в целом она не является самодостаточной. Следовательно, самодостаточной может быть только простая, несоставная сущность.

Теперь предположим от противного, говорит Авиценна, что в мире есть не одна, а несколько первопричин. Коль скоро их множество и они объединены между собой общим свойством «быть первопричиной», то это множество сложно и не может быть названо самодостаточным. Должно быть нечто одно и причем простое, которому это множество было бы обязано своим существованием и объединяло их воедино. Эта причина — бытие Бога.

Долгое время доказательство Авиценны казалось достаточно строгим, пока в конце XIX — начале XX в. Г. Кантор не построил теорию бесконечных множеств. Составляет ли каждый класс предметов единый, цельный предмет, причем непременно сложный по своему составу? Вовсе не обязательно. Например, кот — организм, однако сумма котов не есть кот, не есть организм. Так что если сложные сущности обусловлены, то класс, составленный из сущностей, не обязательно есть сущность сложная, и, следовательно, этот класс может быть не обусловленным, не иметь своей причины. Вскрытые в нашем веке математиками и логиками парадоксы, связанные с идеей множества всех множеств и с понятием бесконечного множества, ослабляют формальную убедительность космологического доказательства Аристотеля — Авиценны.

Существуют и другие варианты космологического доказательства. Так, например, если согласиться с принципом близкодействия (т. е. с утверждением, что передача импульса от тела к телу требует времени и осуществляется с конечной скоростью), то физический мир трудно признать бесконечным по числу составляющих его тел и процессов. Допустим, что тело А имеет причину своего движения в теле В, а тело В — в С и т. д., и спросим, бесконечен ли ряд тел в космосе? Если этот ряд бесконечен, то для передачи начального импульса от некоего тела ? до интересующего нас тела А может потребоваться бесконечное время, т. е. к настоящему времени тело А еще не получило этого импульса и не вызвано к жизни. Однако мы эмпирически констатируем изменения окружающих нас тел, факт их движения. Не следует ли тогда допустить, что ряд от ? до А конечен, а само начальное ? — внешняя для космоса первопричина и причина самого себя? ? неподвижен, приводит в движение весь космос; ? — Бог.

Это доказательство имеет свои слабости: принцип близкодействия не может объяснить одновременную целостность космоса (упорядоченность всех явлений мира); помимо внешнего причинения бывают и имманентные причины изменения (самоизменения) тела;

цепь мировых причин может быть замкнута на себя по типу круговорота и вовсе не обязательно должна быть вытянута в одну линию. В противоположность принципу близкодействия, принцип дальнодействия объясняет, почему бесконечный мир един и способен к мгновенной проводимости импульса от одного полюса мира к другому. Б. Спиноза в «Этике» обсудил возможность взгляда на природу как причину самой себя; в его аргументации есть свои уязвимые места.

Д. В. Пивоваров

В начало словаря

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *