Королев курчатов келдыш

Королев курчатов келдыш

Королёв, Курчатов, Келдыш

► ЛИТВИНОВ Виктор Яковлевич (1925-1999) «С.П. Королёв, И.В. Курчатов, М.В. Келдыш». 1990 г.
► Фотография С.П. Королёва, И.В. Курчатова и М.В. Келдыша. Август, 1959 г. Москва. (АРАН. Ф.1729. Оп.1. Д.48).


XX век дал удивительные примеры человеческого гения: появились авиация, ракеты, космонавтика, электроника, радио, телевидение, вычислительная техника… Блага от этих изобретений, как и порождённые ими проблемы, прямо или косвенно затронули всех землян. Человек овладел невиданными ранее средствами созидания и глобальными по возможностям орудиями разрушения и уничтожения. Разбуженная человеческим гением атомная энергия необычайно усилила процесс, названный научно-технической революцией.
У каждой революции – свои герои. На сей раз это выдающиеся представители науки и техники. Общеизвестно, какую исключительную роль в новейшей истории сыграли С.П. Королев, И.В. Курчатов и М.В. Келдыш.
Академик Сергей Павлович КОРОЛЁВ (1906/1907 по н. ст. – 1966) – создатель советской ракетно-космической техники, обеспечившей стратегический паритет и сделавшей СССР передовой ракетно-космической державой. Он первым в мире сумел вырваться в космос – по его инициативе и под его руководством осуществлён запуск первого искусственного спутника Земли (1957) и первого космонавта планеты Юрия Гагарина (1961).
Академик Игорь Васильевич КУРЧАТОВ (1903-1960) – основатель и первый директор Института ядерных энергий, один из основоположников использования ядерной энергии в мирных целях. Под его руководством был сооружён первый в Москве циклотрон (1944), первый в Европе атомный реактор (1946), созданы первая советская атомная бомба (РДС-1, 1949), первая в мире термоядерная бомба (РДС-6с, 1953), первая в мире промышленная атомная электростанция (Обнинская АЭС, 1954), первый в мире атомный реактор для подводных лодок (1958) и атомных ледоколов (атомный ледокол «Ленин», 1959), крупнейшая установка для проведения исследований по осуществлению регулируемых термоядерных реакций (1958).
Академик Мстислав Всеволодович КЕЛДЫШ (1911-1978) был привлечён к работам по созданию атомного оружия и перевооружению армии на ракетную технику. Первая в мире крылатая ракета прошла испытания (1959) и показала более высокие характеристики, чем разрабатывающаяся в те же годы американская «Навахо». Он внёс выдающийся вклад в развитие прикладной математики и механики. Годы, когда пост Президента АН СССР занимал Келдыш, были периодом значительных достижений советской науки; в этот период были созданы условия для развития новых разделов науки – молекулярной биологии, квантовой электроники и др.
А когда эти три Великих Человека подружились (сначала возник дуэт Королёва с Келдышем в 1948 году, а с 1957 года, после запуска первого искусственного спутника Земли, образовалось уже трио с Курчатовым), они приняли все важнейшие решения по созданию ракетно-ядерного щита СССР, обеспечившего паритет между сверхдержавами – Советским Союзом и Соединенными Штатами и тем самым сохранившим миру мир.
► ЕФАНОВ Василий Прокофьевич (1900-1978) «Портрет академика И.В. Курчатова». 1960 г.
► 1960. Фотография. В мастерской художника на Масловке у портрета И.В. Курчатова с академиком Александровым и другими физиками.

► ЕФАНОВ Василий Прокофьевич (1900-1978) «Портрет академика И.В. Курчатова». 1969 г.
Холст, масло. 95 x 110 см.
Министерство культуры РСФСР. Москва.

► ДУДНИК Степан Ильич (Иудович, 1914-1996) «Первый покоритель космоса Ю.А. Гагарин и С.П. Королёв».

Похоронены в некрополе у Кремлёвской стены в Москве.

«Была создана летающая атомная лаборатория»

Глава НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук побеседовал с советником президента НИЦ КИ Николаем Кухаркиным об истории атомной отрасли, применении ядерной энергии в авиации и космосе и защите человека от вредных излучений.

Михаил Ковальчук: Курчатовский институт, решая проблему создания советского атомного оружия, стал родоначальником множества направлений. В 1954 году родилась атомная энергетика: Курчатов запустил первую АЭС в Обнинске. В 1958-м была спущена на воду первая советская атомная подводная лодка «Ленинский комсомол», а первый в мире ледокол с ядерной силовой установкой — он назывался «Ленин» — появился в 1959-м. После первого этапа разработки подводной лодки и ледокола настала пора задуматься о применении ядерных технологий в авиации и космосе. Курчатовский институт заложил тогда основы и этого направления.

Глава НИЦ «Курчатовский институт» Михаил Ковальчук

Фото: пресс-служба НИЦ «Курчатовский институт»

Президент Владимир Путин в послании Федеральному собранию показал несколько новых видов вооружений нашей страны, в том числе крылатую ракету с атомным двигателем. Это совершенно новая разработка, к ней причастны множество предприятий. Но возможной она стала только потому, что на протяжении многих десятилетий в стенах Курчатовского института и многих других советских НИИ проводились фундаментальные исследования в области ядерных технологий, атомной науки и техники. Создавались прототипы, которые послужили базой для такого рывка вперед сегодня.

Николай Кухаркин: Как только Курчатов доказал возможность цепной реакции и запустил в 1946 году на территории нашего института первый атомный реактор Ф-1, ученые тут же занялись поиском применений для этой технологии. Не только же оружейный плутоний производить: возможности атомной энергии неизмеримо шире. В выступлениях тех лет Курчатова, его коллег звучит мысль, что нужно думать о мирном использовании атомной энергии и, конечно, о создании двигателей. Оборонные задачи в тот момент имели большое значение, поэтому у Курчатова и Александрова первые идеи таких двигателей были связаны с лодками, самолетами и т.д. Были разговоры и о баллистических ракетах, но тогда это еще казалось неблизкой перспективой.

Начать решили с авиационных разработок — пилотируемых самолетов и крылатых ракет. Успехи были и в том, и в другом: Туполев создал самолет Ту-95, Мясищев — стратегический бомбардировщик М-3. Были основания полагать, что на их основе можно построить и атомный самолет. В то же время в КБ Лавочкина развивалось и направление высоко- и низколетящих крылатых ракет.

Для нас очень сложной оказалась проблема излучений. Самолет пилотируемый, экипаж надо защищать от излучений реактора как можно лучше. Некоторые вещи фундаментального плана не были понятны. Понятно было, как защититься от прямого потока излучений, рассчитать его, исходя из конструкции реактора. Но радиация рассеивается воздухом и попадает в кабину пилота со всех сторон. Вклад отраженного от воздуха излучения достаточно большой, поэтому нужно было со всех сторон защищать или реактор, или кабину, или и то и другое. И таких фундаментальных вопросов было множество.

В Курчатовском институте шли теоретические разработки, расчеты. Мы опирались на теорию, но необходимы были и эксперименты: надо было поднимать реактор повыше над землей, создавать летающую лабораторию. И тут к Игорю Васильевичу поступила информация, что в США такую систему уже создали…

М. К.: Мы шли тогда с американцами ноздря в ноздрю.

Н. К.: Именно так. Мы узнали, что у них летает такая лаборатория, но конкретных сведений, что там за реактор и как все устроено, не было. Знали только, какой самолет. По грузоподъемности он был похож на Ту-95. Игорь Васильевич сразу обратился к Туполеву, и тот поддержал.

Была создана летающая атомная лаборатория в специально переоборудованном туполевском самолете. Поставили туда реактор, разработанный и изготовленный в КБ Кузнецова в Куйбышеве, и начались экспериментальные работы.

Советский турбовинтовой стратегический бомбардировщик-ракетоносец ТУ-95

Фото: РИА Новости/О. Грачев

Помимо решения основной задачи — изучения рассеянного излучения, особенно хочу отметить фундаментальные медико-биологические исследования того периода. В тот момент было не очень понятно влияние на живой организм гамма-излучения, нейтронов различных энергий. Нужно было все досконально изучить, измерить. Для разработки дозиметрических приборов был создан Специализированный научно-исследовательский институт приборостроения — СНИИП. Институт биофизики тоже делал для нас такое оборудование и проводил медико-биологические исследования. Интересно, что уже тогда для исследований на летающей лаборатории с помощью представителей Семипалатинского полигона был организован виварий.

М. К.: И это еще в 1950-е годы!

Н. К.: Я ездил к командиру полигона. Нам выделили собак и крыс. Условия, конечно, были не такие, как сейчас в Курчатовском институте, но тем не менее начало было положено.

Хотелось измерить взаимное влияние излучений и вибрации, которая неизбежна на самолете, и атмосферы, которой дышал экипаж, поэтому проводили и такие опыты.

М. К.: Мы и сегодня в институте ведем масштабные исследования воздействия радиации на живое, начиная с уровня стволовой клетки, генома, структуры белка, когнитивных функций. Сегодня одно из важнейших направлений — изучение влияния малых доз радиации, потому что с этим связано пребывание на Луне, на Марсе и полеты в дальний космос.

Работы сложные, дорогостоящие и очень долговременные: фактически начались они в 1950-е годы. Но сегодня наши возможности по изучению влияния радиации на организмы — одни из лучших в мире. Есть богатейший опыт и накопленные результаты.

То же касается разработки атомного самолета и крылатой ракеты. Первое техническое задание было утверждено Келдышем, Курчатовым и Александровым.

Н. К.: Первый отчет о возможности создания такой техники — это 1954 год.

М. К.: Как видим, в основе новых изделий, которые появляются сегодня, лежат фундаментальные работы наших ученых, сделанные 60 с лишним лет назад. Кстати, в том, что касается применения ядерной энергии в космосе, мы ведь тоже были фактически первыми?

Академики Академии наук СССР: Сергей Королев, Игорь Курчатов, Мстислав Келдыш, Василий Мишин

Фото: РИА Новости

Н. К.: В 1958 году у нас в институте встретились «три К» — Королев, Келдыш и Курчатов, — есть знаменитая фотография этой встречи. Курчатову, конечно, хотелось что-то сделать для космоса и вообще атомную энергию применить в авиации, в космосе. Но первое, что для этого нужно, — испытать тепловыделяющий элемент высокотемпературного ядерного реактора. Поэтому Курчатов предложил создать в Семипалатинске исследовательский реактор ИГР. Сам он предложил его назвать ДОУД-3 («До третьего удара»). У него было уже два инсульта, он серьезно болел. Тем не менее Игорь Васильевич сумел очень быстро организовать эту работу, экспедицию Курчатовского института вместе с центром Келдыша. Потом привлекли Николая Доллежаля. Реактор построили, быстро разработали тепловыделяющие элементы. То, что создали в те времена, в принципе годится и сегодня. Использование ядерных ракетных двигателей на низких орбитах и во время старта связано с загрязнением, но это не означает, что такие установки не могут использоваться в космосе. Всегда есть место, где они покажут себя с лучшей стороны. Ни в коем случае нельзя это направление закрывать.

М. К.: Если говорить об атомной энергетике в космосе, то здесь есть два направления. Первое — ядерные ракетные двигатели, второе — источники энергии. Как правило, задачи создания двигателя и источника, сопряжены.

В космосе есть важнейшая специфика: там теплоотдача происходит очень сложным образом. Нет конвекции, нет движения воздуха, поэтому механизмы съема тепла принципиально иные. Непреобразованное тепло отводится только излучением. Эффективность теплоотвода зависит от температуры в 4-й степени. Поэтому, оказалось, что выгодно использовать термоэмиссию, либо термоэлектрическое преобразование. Мы шли в этих направлениях, создавая конструкции совершенно разного типа. Была серия установок «Ромашка», был «Енисей», которую потом переименовали в «Топаз».

Н. К.: Другая серьезная проблема работы с ядерной установкой в космосе, — это невозможность что-то исправить. На обычном самолете или в лодке можно подойти и что-то починить, а в космос если уж запустил, то всё. Поэтому необходимо на Земле многими испытаниями доказать надежность системы. В Курчатовском институте для этого построили специальные стенды, на которых были испытаны шесть установок. Только после этого решили, что одну из них можно запускать в космос.

М. К.: СССР первым вывел атомную установку в космос?

Н. К.: Деловую — да. Американцы, испытав маломощную опытную установку, прекратили свои исследования, потому что столкнулись с трудностями. Где-то они нас опережали, но часто побеждали и мы.

М. К.: Символом этих побед стали установки «Бук» и «Топаз», которые работали на орбите.

22 июня 1941 года исследования урана в СССР были прерваны войной. Но через несколько месяцев после этого советское руководство получает агентурную информацию о начале масштабных работ по урановой проблеме в Великобритании и США. Физик Георгий Флеров с фронта направляет письма Сталину, министру высшего образования СССР Кафтанову и Курчатову, обосновывая необходимость возобновить работы по этому направлению. «Вот уже 10 месяцев прошло с начала войны, и всё это время я чувствую себя и действительно очутился в положении человека, пытающегося головою прошибить каменную стену», — пишет Флеров Сталину. «Переоцениваю ли значение «проблемы урана»? Нет, это неверно, и единственное, что делает урановые проекты фантастическими, — это слишком большая перспективность в случае удачного решения задачи», — сказано в письме. 12 апреля 1943 года вице-президент Академии наук СССР Александр Байков подписал распоряжение № 121 о создании Лаборатории № 2 АН СССР. Основная задача этой структуры — создание ядерного оружия. Начальником лаборатории стал Игорь Васильевич Курчатов. Этот день считается датой основания Курчатовского института. Академик Курчатов отчитывается о пуске первого в Евразии ядерного реактора Ф-1. Эта установка начала функционировать 25 декабря 1946 года. Результаты исследований на Ф-1 стали основой для проектов более сложных промышленных реакторов. Атомные бомбардировки США японских городов Хиросимы и Нагасаки заставили советское руководство ускорить работы по созданию нового оружия. 20 августа 1945 года был создан Специальный комитет при ГКО СССР для координации работ по созданию ядерного оружия. Его руководитель Лаврентий Павлович Берия получил чрезвычайные полномочия и неограниченное финансирование. Научным руководителем проекта стал Курчатов. 29 августа 1949 года был произведен взрыв РДС-1 — первой советской атомной бомбы. 29 октября 1949 года Сталин подписал указ о присвоении академику Курчатову и некоторым другим участникам проекта звания Героя Социалистического Труда. В ответ на столь высокую оценку результатов работы Лаборатории № 2 участники атомного проекта направляют письмо Сталину. Они обещают с еще большей энергией и самоотверженностью работать над дальнейшим развитием порученного дела.

Н. К.: Американцы признали наше первенство. Мы провели с ними совместные исследования и разработки, но они закрыли эту тематику. Конечно, продолжать ее надо. Нам надо развивать и электрореактивные двигатели, которые тоже в Курчатовском институте зародились. Для них требуется ядерный источник энергии.

М. К.: Успехи, о которых мы сегодня говорим, обеспечивают нашу безопасность и движение вперед. Такие разработки возможны только в том случае, если у страны есть успешная история развития науки, фундаментальных исследований, превращения их в технологии, создания специализированной инфраструктуры. Эта цепочка всегда у нас была развита. Более того, система научного руководства — сопровождения разработки от идеи до промышленной реализации — это тоже залог успеха. Такая система была создана в нашей стране. Надеюсь, что она, эффективно развиваясь и совершенствуясь, позволит нам двигаться вперед очень интенсивно.

Например, колоссальный задел в области создания принципиально новой ядерной установки — с термоэлектрическим прямым преобразованием энергии — дал нам возможность разработать новый вид атомной электростанции — малой мощности. Такие установки оказываются безальтернативными при освоении Арктики. Там нет необходимости поставить мощную станцию, потому что нет потребителей. И электрические сети строить невозможно — вокруг острова и лед. Поэтому нужно много небольших установок, которые бы не нуждались в постоянном обслуживании. Фактически речь идет об «атомной батарейке». Ее на заводе изготовили, привезли, поставили, а через 15–20 лет просто заменили.

И это принципиально новое направление стало возможным только потому, что полвека назад в Курчатовском институте стартовали работы по созданию установок для авиации и космоса. Они были начаты благодаря усилиям таких ученых, как Николай Евгеньевич Кухаркин.

Мишин, Василий Павлович

В Википедии есть статьи о других людях с такой фамилией, см. Мишин.

17 января 1966 — 22 мая 1974

Василий Павлович Мишин
2-й Главный конструктор ОКБ-1 — ЦКБЭМ
Предшественник Королёв, Сергей Павлович
Преемник Глушко, Валентин Петрович
Рождение 5 (18) января 1917

  • Бывалино, Теренинская волость, Богородский уезд, Московская губерния, Российская империя
Смерть 10 октября 2001 (84 года)

  • Москва, Россия
Место погребения
  • Троекуровское кладбище
Партия
  • КПСС
Образование
  • Московский авиационный институт
Учёное звание академик РАН
Профессия конструктор ракетно-космической техники
Деятельность ракетостроение
Награды

Место работы
  • Московский авиационный институт

Васи́лий Па́влович Ми́шин (5 января 1917, дер. Бывалино, Богородский уезд, Московская губерния — 10 октября 2001, Москва) — конструктор ракетно-космической техники. Академик Российской академии наук, Герой Социалистического Труда. Лауреат Ленинской премии.

Один из основоположников советской практической космонавтики. Соратник С. П. Королёва, продолживший его работы в области космонавтики.

Биография

Молодость

После школы-семилетки он поступил в 1932 в фабрично-заводское училище при Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ), получил рабочую квалификацию слесаря и был направлен на работу в цех особых заданий ЦАГИ. Параллельно учился на вечерних подготовительных курсах при ВТУЗе и в 1935 поступил в Московский авиационный институт (МАИ). Во время учёбы в институте занимался в аэроклубе МАИ, в планерной и лётной секциях, и стал инструктором-планеристом.

Работа в КБ

После окончания МАИ в 1941 был направлен в авиационное КБ В. Ф. Болховитинова, где в военные годы принимал участие в создании систем вооружения самолётов, в том числе и первого ракетного истребителя БИ-1. За удачные технические решения Мишин удостоен в 1945 году первой награды — ордена Красной Звезды.

В 1945 Мишина командируют в Германию, где в составе спецгруппы он занимался изучением немецкой баллистической управляемой ракеты ФАУ-2 (А-4). Там встретился с С. П. Королёвым, и они стали ближайшими соратниками в создании первых советских баллистических ракет, ракет-носителей и космических аппаратов. В 1946 С. П. Королёва назначили главным конструктором баллистических ракет дальнего действия. Первым заместителем главного в ОКБ-1 (ныне РКК «Энергия» им. С. П. Королёва) стал В. П. Мишин, и в этом качестве он работал до января 1966 года, когда ушёл из жизни С. П. Королёв. Как его преемник на посту главного конструктора и начальника ЦКБЭМ (ОКБ-1), В. П. Мишин руководил этим предприятием с 1966 по 1974.

Деятельность Мишина в 1945—1974 насыщена успехами в научной деятельности. Его вклад в создание ракетно-космической техники во многом способствовал успешному запуску первой межконтинентальной ракеты Р-7 в августе 1957, выведению на орбиту первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957, первому полёту человека в космос 12 апреля 1961.

Разработки

Мишин возглавлял большой комплекс исследований и проектных разработок по созданию баллистических ракет, начиная с первой ракеты — Р-1, которая имела дальность полёта 270 км. Её первый запуск состоялся в 1948 году. В апреле 1949 приступили к созданию серии геофизических ракет: Р-1 А, −1Б, −1В, −1Е , поднимавших научную аппаратуру на высоту до 110 км; Р-2А с дальностью полёта 590 км, в октябре 1950 года было проведено зондирование атмосферы до высоты 210 км: −5Б, −5В, −5Р (с марта 1953 года выполнялись исследования космического пространства). В 1953 году была разработана оперативно-тактическая ракета Р-11 подвижного наземного базирования с дальностью полёта 270 км (принята на вооружение в 1955 году). Она работала на высококипящих компонентах топлива, что позволяло хранить и транспортировать ракету в заправленном состоянии. Первая советская стратегическая ракета Р-5 с дальностью полёта до 1200 км и отделяющейся головной частью была создана в 1953 году, а в 1955 появилась ракета Р-11 ФМ с базированием на подводной лодке, несущая ядерный заряд. Эта ракета положила начало морской ветви развития советской ракетной техники. Ракета Р-5М с ядерным зарядом испытана 2 февраля 1956 года. За создание ракеты Р-5 в 1956 году В. П. Мишин был удостоен звания Героя Социалистического Труда.

В 1957 году была разработана межконтинентальная баллистическая ракета Р-7, построенная по двухступенчатой схеме (стартовая масса — 280 т). Появление этого оружия имело большое значение для обороны СССР. С помощью ракеты Р-7 был запущен первый искусственный спутник Земли. Она послужила базовой конструкцией для создания трёхступенчатой ракеты-носителя «Восток», которая сделала возможными запуск тяжёлых спутников, первые полёты автоматических аппаратов к Луне и пилотируемые космические полёты.

Следующей модификацией Р-7 стала четырёхступенчатая ракета-носитель «Молния». Она позволила осуществить межпланетные полёты автоматов к Марсу и Венере, увеличить массу аппаратов для полётов к Луне (в том числе с мягкой посадкой на лунную поверхность) и вывести на орбиту спутники серии «Молния» (радио- и телевизионная связь с районами Дальнего Востока и Сибири).

На основе носителя «Восток» была разработана ракета-носитель «Восход». С её помощью были совершены пилотируемые космические полёты с двумя и тремя космонавтами и выход космонавта в открытый космос.

Усовершенствованный ракетно-космический комплекс «Союз» использовался в программах «Салют», «Союз», «Союз» — «Аполлон», «Салют-6» — «Союз» — «Прогресс», «Мир» и МКС. Многие из этих проектов были задуманы ещё при жизни академика Королёва.

Вместе с ним работала плеяда учёных и инженеров, среди которых В. С. Авдуевский, А. П. Абрамов, В. П. Бармин, К. Д. Бушуев, Л. А. Воскресенский, Б. А. Дорофеев, А. М. Исаев, В. И. Кузнецов, А. Ю. Ишлинский, В. П. Макеев, А. И. Осташев, Г. И. Петров, Н. А. Пилюгин, Б. В. Раушенбах, М. Ф. Решетнёв, Б. Е. Черток, Е. В. Шабаров, И. Е. Юрасов, и многие другие специалисты. В этом творческом союзе важную роль играл академик Мишин. Его технические решения отличались не только оригинальностью, но и рациональностью, многие из них и в настоящее время составляют основной фонд проектно-конструкторских разработок. Под руководством и при участии Василия Павловича были реализованы такие проекты, как орбитальная станция «Салют», КК «Союз», «Прогресс», «Зонд», унифицированный разгонный блок «Д» с нетоксичными компонентами топлива (использовался для запуска АМС серий «Венера», «Вега», геостационарных спутников «Радуга», «Горизонт», «Экран»). Много сил и творческой энергии В. П. Мишин вложил в создание тяжёлого носителя «Н-1» (стартовая масса 2820 т) и лунного пилотируемого комплекса ЛЗ (масса 95 т), который планировалось запустить к Луне с помощью ракеты «Н-1». Работы над ней в ОКБ-1 начались ещё в 1959 году.

В мае 1974 года на основании письма в ЦК КПСС, подписанного руководящими работниками ОКБ-1, в том числе и Дмитрием Ильичем Козловым, Василий Павлович Мишин за существенные просчёты в руководстве ЦКБЭМ и допущенные провалы в космической программе был снят с поста главного конструктора. После этого экспериментальная отработка ракеты-носителя «Н-1» была прекращена, несмотря на готовность двух ракет к испытаниям. По мнению ведущих специалистов-разработчиков, шансы на успешные испытания этих ракет были весьма высокие. Решение о закрытии работ они считают ошибочным, поскольку оно отбросило советскую ракетно-космическую технику на много лет назад. В. П. Мишин, освобождённый от должности главного конструктора, очень тяжело переживал решение о прекращении работ по данному проекту.

В 1974 году нам было ещё не поздно взять реванш в лунной гонке. Четыре неудачных пуска H1 дали богатейший опыт для создания надёжной ракеты-носителя. На конец 1974 года готовился пуск H1 № 8 с новыми многоразовыми двигателями, прошедшими ОТИ. На ракете-носителе были реализованы сотни доработок по результатам предыдущих четырёх пусков, а также придуманных «на тот случай, если…» Будущая лунная база, огромная МКБС, экспедиция на Марс, космические радиотелескопы с антеннами диаметром в сотни метров, многотонные спутники связи, висящие на геостационарной орбите, — всё это во вполне осязаемых проектах было связано с H1. Только теперь до нас начало доходить, что мы действительно теряем вместе с H1 межпланетные и другие не столь фантастические перспективы.

— Черток Б. Е. Ракеты и люди. Лунная гонка

Участие Мишина в других разработках:

  • 1959 — запуски межпланетных станций «Луна-1-3»;
  • 1961 — запуск АМС «Венера-1»;
  • 1961 — первый пуск чрезвычайно важной для обороны страны МБР Р-9;
  • 1962 — создание космического автоматического спутника-разведчика «Зенит»;
  • 1965 — выведение на орбиту первого спутника связи «Молния-1»;
  • 1966 — первый пуск МБР РТ-2;
  • 1968 — облёт Луны и возвращение на Землю пилотируемого корабля «Зонд» в автоматическом режиме.

В 1958 году Мишина избрали членом-корреспондентом АН СССР, а в 1966 году — академиком.

Работа королёвского конструкторского бюро в 1946—1974 годах в области создания новейших ракетных средств вооружения и выполнения военных и гражданских ракетно-космических проектов была очень результативной. Это был период становления и интенсивного развития ракетной техники и космонавтики в СССР.

Научная работа

С 1974 года Мишин работал в Московском авиационном институте заведующим кафедрой проектирования и конструкции летательных аппаратов. Василий Павлович был одним из создателей этой кафедры в 1959 году (с этого года профессор) и возглавлял её более 30 лет, до 1974 года — по совместительству. На кафедре сложился сильный научно-педагогический коллектив, она всегда отличалась тесными связями с промышленностью. В. П. Мишин привлёк к работе в МАИ крупных специалистов из РКК «Энергия»: С. О. Охапкина, А. П. Абрамова, В. Ф. Рощина, И. М. Рапопорта, Р. Ф. Аппазова, В. К. Безвербого. На кафедре были подготовлены тысячи молодых специалистов, защищены десятки докторских и более сотни кандидатских диссертаций. Среди воспитанников Василия Павловича — многие известные учёные и специалисты, ряд членов Российской академии наук.

На кафедре были созданы крупные научно-педагогические школы, уникальные научные и учебные лаборатории, изданы многочисленные учебники и монографии. Мишин — автор монографий, учебников и учебных пособий. Наиболее известные из них — «Баллистика управляемых ракет дальнего действия» (1966 г.) и «Основы проектирования летательных аппаратов» (1985) — настольные книги не одного поколения специалистов ракетно-космической техники.

В 1968 году в МАИ был создан факультет летательных аппаратов, впоследствии — аэрокосмический факультет. Его основой стала кафедра Мишина. Мишин был одним из организаторов и признанных руководителей советских научной и научно-педагогических школ проектирования баллистических ракет, ракет-носителей и космических аппаратов. Он всегда был генератором новых, нестандартных идей и решений. Он получил выдающиеся результаты по разработке современных концепций проектирования ракет-носителей многоразового использования и новые принципы построения самолётов с реактивными органами управления, осуществляющими вертикальные взлёт и посадку.

Мишин вёл общественно-научную работу, в частности возглавлял комиссию по научному наследию Ф. А. Цандера, готовил к изданию книгу о творческом пути С. П. Королёва, возглавлял учёный совет в Политехническом музее, постоянно участвовал в работе Академии наук, экспертного совета по авиационной и ракетно-космической технике ВАК РФ, программных научно-технических конференций, состоял в редколлегиях ряда журналов общества «Знание».

Мишин был лауреатом Ленинской и Государственной премий, награждён многими орденами и медалями. АН СССР присудила Мишину Золотую медаль академика С. П. Королёва (№ 1). Был избран действительным членом Международной академии астронавтики.

Неоднозначность восприятия

Несмотря на значительные научные достижения, деятельность Василия Мишина воспринимается многими ветеранами ракетно-космической отрасли негативно. Наталия Королёва в книге «C. П. Королёв. Отец» свидетельствует о многочисленных случаях малодушия, проявленных Мишиным ещё на посту заместителя Генерального конструктора. 8 лет пребывания его на посту Генерального конструктора (1966—1974) были самыми провальными с технологической точки зрения и привели к глубокому организационному кризису структуры, созданной Королёвым, — практической дезинтеграцией ЦКБЭМ и Завода экспериментального машиностроения (ЗЭМ).

Начав воплощать в жизнь проект Сергея Королёва по космическим кораблям «Союз», Мишин, стремясь угодить правительству, принимал решения о запуске аппаратов с многочисленными недоработками. Это привело к двум трагедиям, в которых погибли 4 советских космонавта (чего не случалось ни до, ни после Мишина), и последовательным неудачам на орбите (в основном связанным со стыковкой). Аварийные запуски ракеты Н-1 также явно показали неспособность Генерального конструктора эффективно контролировать работу подчинённых. Именно провал советской лунной программы послужил причиной смещения Мишина с этой должности и назначению на неё Валентина Глушко. Резкой критике подверг Мишина в своих личных дневниках Н. П. Каманин:

Причиной срыва этого полёта к Луне стала грубейшая ошибка Мишина и его помощников. Тюлин был в бешенстве и при разговоре с Мишиным по телефону (Мишин в Евпатории) нагрубил ему, обозвав м….ом. Вечером Тюлин ещё «кипел» и, рассказывая мне о неприятных разговорах с начальством (Устинов, Смирнов), дал Мишину убийственную, но верную характеристику: «Глупый индюк. Гонору у него в пять раз больше, чем было у Королёва, а уменья — в десять раз меньше». Мне с первых шагов Мишина как Главного конструктора было ясно, что он — не тот «конь», который сможет вывезти наш «космический воз». Непрерывная цепь промахов и ошибок, неорганизованность, легкомыслие и неуменье заставить людей планово работать — вот неполный перечень итогов работы Мишина.

— Каманин Н. П. Скрытый космос. Книга третья. 1967 г., 9 апреля

В кинематографе

  • Одним из персонажей художественного фильма «Укрощение огня» (1972; СССР), снятом по мотивам биографии Сергея Королёва, является соратник первого Главного конструктора ОКБ-1, фигурирующий под именем Евгений Огнев. Принято считать, что прототипом этого персонажа является Валентин Глушко. Однако Огнев, сыгранный актёром Игорем Горбачёвым, внешне больше похож на Василия Мишина.
  • В телесериале «Битва за космос» (2005; Россия, США, ФРГ, Великобритания), посвящённом соперничеству СССР и США в космической гонке, роль Василия Мишина исполнил британский актёр Джон Варнаби.

Награды и премии

  • Герой Социалистического Труда (1956);
  • три ордена Ленина (1956, 1961, 1967);
  • Орден Октябрьской Революции (1971);
  • Орден Трудового Красного Знамени;
  • Орден Красной Звезды (1945);
  • Ленинская премия (1957);
  • Государственная премия СССР (1984);
  • Благодарность Президента Российской Федерации (4 июня 1999 года) — за большой вклад в развитие отечественной науки, многолетний добросовестный труд и в связи с 275-летием Российской академии наук.

Сочинения

  • Мишин В. П. Введение в машинное проектирование летательных аппаратов. — М.: Машиностроение, 1978. — 128 с.
  • Мишин В. П. Почему мы не слетали на Луну?. — М.: Знание, 1990. — 61 с. — ISBN 5-07-001569-9.
  • Мишин В. П. Основы авиационной и ракетно-космической техники: Учебное пособие. — М.: Изд-во МАИ, 1998. — 227 с. — ISBN 5-7035-2080-0.
  • Мишин В. П. От создания баллистических ракет к ракетно-космическому машиностроению. — М.: Информационно-издательский центр «Информ-Знание», 1998. — 126 с. — ISBN 5-8032-0001-8.

Дневники и воспоминания

  • Мишин В. П. Дневники. Записи и воспоминания (1960—1974 годы) / Под общей редакцией чл.-корр. РАН О. М. Алифанова.. — Воронеж: Кварта, 2014. — Т. 1—3.
  • Мишин В. П. Записки ракетчика. Воспоминания, дневники, интервью. — Изд. 2-е, перераб. и доп.. — М.: Фонд «Русские витязи», 2017. — 562 с. — ISBN 978-5-9908748-6-2.

Примечания

  1. Черток Б. Е. Ракеты и люди. Лунная гонка. — 2-е изд. — М.: Машиностроение, 1999. — 538 с. — 5 027 экз. — ISBN 5-217-02942-0.
  2. «Космос-154»
  3. Распоряжение Президента Российской Федерации от 4 июня 1999 года № 175-рп «О поощрении работников Российской академии наук»

Литература

  • Белоглазова Е. Т. Совершенно секретный генерал. — М.: Герои Отечества, 2005. ISBN 5-98698-012-3;
  • Берег Вселенной / под редакцией А. С. Болтенко — Киев: Феникс, 2014. ISBN 978-966-136-169-9;
  • Иванченко Ю. В. России прерванный полёт. — М.: Рестарт, 2010.
  • Каманин Н. П. Скрытый космос. — М.: Инфортекс-ИФ, 1995;
  • Осташев А. И. Сергей Павлович Королёв — гений XX века. Прижизненные личные воспоминания об академике С. П. Королёве. — М.: ГОУ ВПО МГУЛ 2010. ISBN 978-5-8135-0510-2;
  • Позамантир Р. Д., Бондаренко Л. К. К космическим высотам — из глубины веков: Калининград — Королёв. — М: Московский журнал, 1998;
  • С. П. Королёв: Энциклопедия жизни и творчества / под редакцией В. А. Лопоты. РКК «Энергия» им. С. П. Королёва, 2014. ISBN 978-5-906674-04-3;
  • Черток Б. Е. Ракеты и люди. — М.: Машиностроение, 1999. — ISBN 5-217-02942-0.
  • Позамантир Р. Д. «Ракетно-космический наукоград Королёв». — М.: ИП Струченевская О.В., 2018. — 260 с. — ISBN 978-5-905234-12-5.

Ссылки

  • Василий Павлович Мишин
  • Профиль Василия Павловича Мишина на официальном сайте РАН
  • Космический мемориал — В. П. Мишин
  • Люди науки
  • Люди Богородского края
  • В. П. Мишин — ракетчик и его эпоха
  • Могила В. П. Мишина на Троекуровском кладбище
  • История РКК «Энергия» с 1946 по 2011 год. Три тома в электронном виде.
  • Мишин Василий Павлович// Семейные истории
  • Фото покорителей космоса
  • Дневники Василия Мишина в открытом доступе

Василий Павлович Мишин: биография


Василий Павлович Мишин (5 .01.1917—10.10.2001)

  • Конструктор ракетно-космической техники.
  • Один из основоположников советской практической космонавтики. Соратник С. П. Королёва, продолживший его работы в области космонавтики.
  • Герой Социалистического Труда;
  • Лауреат Ленинской и Государственной премий СССР;
  • Заслуженный изобретатель РСФСР;
  • Академик Академии наук СССР;
  • Член Международной академии астронавтики;
  • Заместитель, а затем Главный конструктор Центрального Конструкторского бюро экспериментального машиностроения (2-й Главный конструктор ОКБ-1 — ЦКБЭМ, позже — НПО Энергия)
  • Преподаватель кафедры проектирования и конструкции космических аппаратов Московского Авиационного института имени Серго Орджоникидзе

Родился 17 января 1917 года в деревне Бывалино, Павловско-Посадского уезда Московской губернии в обычной крестьянской семье.
Рано потеряв отца, начал работать в колхозе, но учебу не бросил, хотя в школу приходилось ходить за десять верст.
После школы-семилетки поступил в 1932 в фабрично-заводское училище при Центральном аэрогидродинамическом институте (ЦАГИ), получил рабочую квалификацию слесаря и был направлен на работу в цех особых заданий ЦАГИ.
Параллельно учился на вечерних подготовительных курсах при ВТУЗе и в 1935 поступил в Московский авиационный институт (МАИ). Во время учёбы в институте занимался в аэроклубе МАИ, в планерной и лётной секциях, и стал инструктором-планеристом.
Работа в КБ
После окончания факультета вооружения МАИ в 1941 был направлен в авиационное КБ В. Ф. Болховитинова, где в военные годы принимал участие в создании систем вооружения самолётов, в том числе и первого ракетного истребителя БИ-1. За удачные технические решения Мишин удостоен в 1945 году первой награды — ордена Красной Звезды.
Дипломный проект Василий Павлович разрабатывал в ОКБ-293 авиаконструктора-новатора В.Ф. Болховитинова, где и остался работать.
Хотя оригинальные истребители ОКБ-293 на вооружение ВВС не пошли, разработанные для них В.П. Мишиным дистанционно управляемые двухпулеметные установки были использованы на ряде серийных боевых самолетов других ОКБ, за что молодой специалист В.П.Мишин получил первую государственную награду – орден Красной Звезды.
В годы войны главной задачей ОКБ-293 стало создание ракетного истребителя-перехватчика БИ. При этом основные трудности возникли при разработке его двигательной установки.
Василий Павлович включился в сложную работу по ее доведению, ответственность за которую была возложена на А.М. Исаева.
Освоение на практике нетривиальных исаевских методов работы с ЖРД вызвало у Мишина широкий интерес ко всем проблемам ракетной техники.
Необходимо вспомнить, что в то время работы по созданию ракетных перехватчиков не пользовались вниманием Наркомата авиапромышленности.
Отношение к ним изменилось только после появления на фронте в 1944 году немецких реактивных истребителей.
По приказу И.В. Сталина на базе НИИ-3 и ОКБ-293 был создан НИИ ракетной авиации (НИИ-1). Первоначально НИИ-1 планировалось превратить в головной центр развития всей ракетной техники, и одним из первых его оригинальных проектов стал проект высотной исследовательской ракеты, разработанный В.П. Мишиным на основе двигателя самолета БИ.
К концу войны стало известно, что немцы в развитии жидкостных ракет ушли далеко вперед, и В.П. Мишин, наряду с другими ведущими сотрудниками НИИ-1, в 1945 году был командирован в Германию на поиски немецких «ракетных тайн», где в составе спецгруппы он занимался изучением немецкой баллистической управляемой ракеты ФАУ-2 (А-4).
Именно Василий Павлович с детективными приключениями нашел значительную часть технической документации ракеты Фау-2 (А-4), а затем в организованном под его руководством расчетно-теоретическом бюро был восстановлен почти полный комплект этой документации.
Такие успехи не могли пройти мимо внимания С.П. Королёва, назначенного в начале 1946 года Главным инженером института «Нордхаузен».
Там они стали ближайшими соратниками в создании первых советских баллистических ракет, ракет-носителей и космических аппаратов. В 1946 С. П. Королёва назначили главным конструктором баллистических ракет дальнего действия. Первым заместителем главного в ОКБ-1 (ныне РКК «Энергия» им. С. П. Королёва) стал В. П. Мишин, и в этом качестве он работал до января 1966 года, когда ушёл из жизни С. П. Королёв. Как его преемник на посту главного конструктора и начальника ЦКБЭМ (ОКБ-1), В. П. Мишин руководил этим предприятием с 1966 по 1974.
С 1946 года в течение 20 лет он был бессменным Первым заместителем С.П. Королёва и его ближайшим соратником-единомышленником.
Сергей Павлович ценил В.П. Мишина за его талант конструктора, несмотря на резкость и сложность характера своего заместителя.
Первой полностью собственной разработкой конструкторского бюро, которое возглавил Королев, стал проект ракеты Р-3 с дальностью 3000 км.
За разработку расчетно-теоретического обоснования проекта ответственность была возложена на руководителя проектного бюро 3-го отдела НИИ-88 В.П. Мишина.
Однако двигателисты не смогли вовремя создать для Р-3 нужный двигатель.Над НИИ-88 (ЦНИИмаш) нависла серьезная угроза срыва задания государственной важности. В этой непростой ситуации именно В.П. Мишин первым решился довести до С.П. Королёва созревшее у проектантов предложение отказаться от Р-3 и сразу перейти к разработке межконтинентальной ракеты Р-7, временно удовлетворив запросы военных созданием стратегической ракеты Р-5. Это и было сделано.

Следует также отметить значительный личный вклад Василия Павловича в создание принципиально новой во всех отношениях межконтинентальной баллистической ракеты Р-9А, предопределившей в процессе разработки революцию в криогенной технике.
Принятые в этом проекте решения в дальнейшем нашли осуществление и в проекте Н-1, и в проекте ракеты-носителя «Энергия», не говоря о верхних ступенях ракет-носителей «Союз» и «Молния».
Неожиданная смерть С.П. Королёва 14 января 1966 года оставила его преемника В.П. Мишина один на один со всеми, с кем работал и умел справляться Королев, имевший огромнейший авторитет.

Василий Павлович понимал, что он не сможет полностью заменить Королева и не может пользоваться его методами работы, поэтому начал существенную перестройку организации всех работ в ОКБ-1, получившем новое название – Центральное конструкторское бюро экспериментального машиностроения (ЦКБЭМ).
На этой перестройке он существенно потерял темпы работ и поддержку многих королевских соратников, но все же сохранил основной состав и тематику ЦКБЭМ и его филиалов.
Дело постепенно пошло. В ЦКБЭМ наконец-то был создан корабль «Союз» и первая орбитальная станция «Салют», доведена до летных испытаний лунная ракета-носитель Н-1.
Но не обошлось без трагедий.
При испытаниях «Союза-1» погиб космонавт В.М. Комаров, при возвращении с «Салюта» погиб первый экипаж станции (Г.Т. Добровольский, В.Н. Волков, В.И. Пацаев).
После четырех неудачных пусков Н-1 В.П. Мишин предполагал модернизировать как ракету, так и всю лунную программу в целом, но государственное руководство к этому времени потеряло всякий интерес к этой программе…
В 1974 году В.П. Мишин был освобожден от руководства ЦКБЭМ.
В дальнейшей своей деятельности он сосредоточился на преподавании в МАИ (еще в 1959 году он организовал кафедру проектирования и конструкции космических аппаратов), где проработал до последних дней своей жизни.
В. П. Мишин скончался 10.10.2001, похоронен в Москве на Троекуровском кладбище.

В 11.04.2003 в Королеве на доме, где в 1951-1955 жил В. П. Мишин открыта мемориальная доска.
Разработки
Деятельность Мишина в 1945—1974 насыщена успехами в научной деятельности. Его вклад в создание ракетно-космической техники во многом способствовал успешному запуску первой межконтинентальной ракеты Р-7 в августе 1957, выведению на орбиту первого искусственного спутника Земли 4 октября 1957, первому полёту человека в космос 12 апреля 1961.
Мишин возглавлял большой комплекс исследований и проектных разработок по созданию баллистических ракет, начиная с первой ракеты — Р-1, которая имела дальность полёта 270 км. Её первый запуск состоялся в 1948 году. В апреле 1949 приступили к созданию серии геофизических ракет: Р-1 А, −1Б, −1В, −1Е , поднимавших научную аппаратуру на высоту до 110 км; Р-2А с дальностью полёта 590 км, в октябре 1950 года было проведено зондирование атмосферы до высоты 210 км: −5Б, −5В, −5Р (с марта 1953 года выполнялись исследования космического пространства). В 1953 году была разработана оперативно-тактическая ракета Р-11 подвижного наземного базирования с дальностью полёта 270 км (принята на вооружение в 1955 году). Она работала на высококипящих компонентах топлива, что позволяло хранить и транспортировать ракету в заправленном состоянии. Первая советская стратегическая ракета Р-5 с дальностью полёта до 1200 км и отделяющейся головной частью была создана в 1953 году, а в 1955 появилась ракета Р-11 ФМ с базированием на подводной лодке, несущая ядерный заряд. Эта ракета положила начало морской ветви развития советской ракетной техники. Ракета Р-5М с ядерным зарядом испытана 2 февраля 1956 года. За создание ракеты Р-5 в 1956 году В. П. Мишин был удостоен звания Героя Социалистического Труда.
В 1957 году была разработана межконтинентальная баллистическая ракета Р-7, построенная по двухступенчатой схеме (стартовая масса — 280 т). Появление этого оружия имело большое значение для обороны СССР. С помощью ракеты Р-7 был запущен первый искусственный спутник Земли. Она послужила базовой конструкцией для создания трёхступенчатой ракеты-носителя «Восток», которая сделала возможными запуск тяжёлых спутников, первые полёты автоматических аппаратов к Луне и пилотируемые космические полёты.
Следующей модификацией Р-7 стала четырёхступенчатая ракета-носитель «Молния». Она позволила осуществить межпланетные полёты автоматов к Марсу и Венере, увеличить массу аппаратов для полётов к Луне (в том числе с мягкой посадкой на лунную поверхность) и вывести на орбиту спутники серии «Молния» (радио- и телевизионная связь с районами Дальнего Востока и Сибири).
На основе носителя «Восток» была разработана ракета-носитель «Восход». С её помощью были совершены пилотируемые космические полёты с двумя и тремя космонавтами и выход космонавта в открытый космос.
Усовершенствованный ракетно-космический комплекс «Союз» использовался в программах «Салют», «Союз», «Союз» — «Аполлон», «Салют-6» — «Союз» — «Прогресс», «Мир» и МКС. Многие из этих проектов были задуманы ещё при жизни академика Королёва.
Вместе с ним работала плеяда учёных и инженеров, среди которых В. С. Авдуевский, В. П. Бармин, К. Д. Бушуев, Л. А. Воскресенский, А. М. Исаев, В. И. Кузнецов, А. Ю. Ишлинский, В. П. Макеев, Г. И. Петров, Н. А. Пилюгин, Б. В. Раушенбах, М. Ф. Решетнёв, Б. Е. Черток и многие другие специалисты. В этом творческом союзе важную роль играл академик Мишин. Его технические решения отличались не только оригинальностью, но и рациональностью, многие из них и в настоящее время составляют основной фонд проектно-конструкторских разработок. Под руководством и при участии Василия Павловича были реализованы такие проекты, как орбитальная станция «Салют», КК «Союз», «Прогресс», «Зонд», унифицированный разгонный блок «Д» с нетоксичными компонентами топлива (использовался для запуска АМС серий «Венера», «Вега», геостационарных спутников «Радуга», «Горизонт», «Экран»). Много сил и творческой энергии В. П. Мишин вложил в создание тяжёлого носителя «Н-1» (стартовая масса 2820 т) и лунного пилотируемого комплекса ЛЗ (масса 95 т), который планировалось запустить к Луне с помощью ракеты «Н-1». Работы над ней в ОКБ-1 начались ещё в 1959 году.
В мае 1974 года на основании письма в ЦК КПСС, подписанного руководящими работниками ОКБ-1, в том числе и Дмитрием Ильичем Козловым, Василий Павлович Мишин за существенные просчёты в руководстве ЦКБЭМ и допущенные провалы в космической программе был снят с поста главного конструктора. После этого экспериментальная отработка ракеты-носителя «Н-1» была прекращена, несмотря на готовность двух ракет к испытаниям. По мнению ведущих специалистов-разработчиков, шансы на успешные испытания этих ракет были весьма высокие. Решение о закрытии работ они считают ошибочным, поскольку оно отбросило советскую ракетно-космическую технику на много лет назад. В. П. Мишин, освобождённый от должности главного конструктора, очень тяжело переживал решение о прекращении работ по данному проекту.
Участие Мишина в других разработках:

  • 1959 — запуски межпланетных станций «Луна-1-3»;
  • 1961 — запуск АМС «Венера-1»;
  • 1961 — первый пуск чрезвычайно важной для обороны страны МБР Р-9;
  • 1962 — создание космического автоматического спутника-разведчика «Зенит»;
  • 1965 — выведение на орбиту первого спутника связи «Молния-1»;
  • 1966 — первый пуск МБР РТ-2;
  • 1968 — облёт Луны и возвращение на Землю пилотируемого корабля «Зонд» в автоматическом режиме.

В 1958 году Мишина избрали членом-корреспондентом АН СССР, а в 1966 году — академиком.
Работа королёвского конструкторского бюро в 1946—1974 годах в области создания новейших ракетных средств вооружения и выполнения военных и гражданских ракетно-космических проектов была очень результативной. Это был период становления и интенсивного развития ракетной техники и космонавтики в СССР.
Научная работа
С 1974 года Мишин работал в Московском авиационном институте заведующим кафедрой проектирования и конструкции летательных аппаратов. Василий Павлович был одним из создателей этой кафедры в 1959 году (с этого года профессор) и возглавлял её более 30 лет, до 1974 года — по совместительству. На кафедре сложился сильный научно-педагогический коллектив, она всегда отличалась тесными связями с промышленностью. В. П. Мишин привлёк к работе в МАИ крупных специалистов из РКК «Энергия»: С. О. Охапкина, А. П. Абрамова, В. Ф. Рощина, И. М. Рапопорта, Р. Ф. Аппазова, В. К. Безвербого. На кафедре были подготовлены тысячи молодых специалистов, защищены десятки докторских и более сотни кандидатских диссертаций. Среди воспитанников Василия Павловича — многие известные учёные и специалисты, ряд членов Российской академии наук.
На кафедре были созданы крупные научно-педагогические школы, уникальные научные и учебные лаборатории, изданы многочисленные учебники и монографии. Мишин — автор монографий, учебников и учебных пособий. Наиболее известные из них — «Баллистика управляемых ракет дальнего действия» (1966 г.) и «Основы проектирования летательных аппаратов» (1985) — настольные книги не одного поколения специалистов ракетно-космической техники.
В 1968 году в МАИ был создан факультет летательных аппаратов, впоследствии — аэрокосмический факультет. Его основой стала кафедра Мишина. Мишин был одним из организаторов и признанных руководителей советских научной и научно-педагогических школ проектирования баллистических ракет, ракет-носителей и космических аппаратов. Он всегда был генератором новых, нестандартных идей и решений. Он получил выдающиеся результаты по разработке современных концепций проектирования ракет-носителей многоразового использования и новые принципы построения самолётов с реактивными органами управления, осуществляющими вертикальные взлёт и посадку.
Мишин вёл общественно-научную работу, в частности возглавлял комиссию по научному наследию Ф. А. Цандера, готовил к изданию книгу о творческом пути С. П. Королёва, возглавлял учёный совет в Политехническом музее, постоянно участвовал в работе Академии наук, экспертного совета по авиационной и ракетно-космической технике ВАК РФ, программных научно-технических конференций, состоял в редколлегиях ряда журналов общества «Знание».
Неоднозначность восприятия
Несмотря на значительные научные достижения, деятельность Василия Мишина воспринимается многими ветеранами ракетно-космической отрасли негативно. Наталия Королёва в книге «C. П. Королёв. Отец» свидетельствует о многочисленных случаях малодушия, проявленных Мишиным ещё на посту заместителя Генерального конструктора. 8 лет пребывания его на посту Генерального конструктора (1966—1974) были самыми провальными с технологической точки зрения и привели к глубокому организационному кризису структуры, созданной Королёвым, — практической дезинтеграцией ЦКБЭМ и Завода экспериментального машиностроения (ЗЭМ).
Начав воплощать в жизнь проект Сергея Королёва по космическим кораблям «Союз», Мишин, стремясь угодить правительству, принимал решения о запуске аппаратов с многочисленными недоработками. Это привело к 2 трагедиям, в которых погибли 4 советских космонавта (чего не случалось ни до, ни после Мишина), и последовательным неудачам на орбите (в основном связанным со стыковкой). Аварийные запуски ракеты Н1 также явно показали неспособность Генерального конструктора эффективно контролировать работу подчинённых. Именно провал советской лунной программы послужил причиной смещения Мишина с этой должности и назначению на неё Валентина Глушко. Резкой критике подверг Мишина в своих личных дневниках Н. П. Каманин.
Награды и звания:

  • Герой Социалистического Труда
  • лауреат Ленинской и Государственной премий
  • Заслуженный изобретатель РСФСР
  • золотые медали им. академика С.П.Королева АН СССР и имени В.Г. Шухова Российского союза научных и инженерных организаций, и другие медали и ордена
  • действительный член Международной академии астронавтики

: В. П. Мишин. Почему мы не слетали на Луну?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *