Комментарии к новому завету

Комментарии к новому завету

О комментариях Джона МакАртура

Толкование Нового Завета продолжает оставаться для меня наградой и Божественным общением. Моей целью всегда было тесное общение с Господом посредством понимания Его Слова и, на основании этого опыта, разъяснение значения того или иного отрывка народу Божьему. Говоря словами Неем. 8:8, я стараюсь » толкование» к тексту из Слова Божия, чтобы люди могли истинно слышать, что Бог говорит им, и отвечать Ему.

Народ Божий нуждается в понимании Бога, что в свою очередь требует познания Его Слова истины (2 Тим. 2:15), чтобы Его Слово могло вселяться в нас обильно (Кол. 3:16). Поэтому в своём служении я ставлю упор на то, чтобы способствовать живому проникновению истин Слова Божьего в сердце Его народа.

Для меня этот труд – источник живительного вдохновения.

Данная серия толкований на книги Нового Завета отражает вышеприведенную цель – объяснение и применение Священного Писания. Некоторые толкования преследуют, главным образом, лингвистические задачи, другие – большей частью теоретические, а некоторые – в основном гомилетические. Эта книга посвящена, в основном, толкованию и объяснению. Она не впадает в лингвистические тонкости, а лишь затрагивает область языкознания в тех случаях, когда это способствует более точному изложению. Книга также не претендует на исчерпывающее богословское обоснование, но освещает основные доктрины Писания в каждом его отрывке и показывает связь каждого отрывка со всем Писанием. Она не относится и к разряду гомилетических, хотя каждая законченная мысль рассматривается как единая глава с чётким планом и логическим обоснованием идеи. Большинство истин поясняются на примерах, и указывается на их связь с другими местами Писания. После установления контекста определенного отрывка, я старался внимательно следовать за развитием мысли и рассуждением автора.

Я молюсь о том, чтобы каждый читатель во всей полноте понял, что Дух Святой говорит ему через эту книгу Слова Божьего, с тем, чтобы Его откровение могло поселиться в разуме верующих и принести плод большего послушания и верности – во славу нашему великому Богу. Джон МакАртур.

Мавзолей Барклая-де-Толли в Йыгевесте, Эстония
(1349 г.)

О, вождь несчастливый! Суров был жребий твой:
Все в жертву ты принес земле тебе чужой.
Непроницаемый для взгляда черни дикой,
В молчанье шел один ты с мыслию великой.
И, в имени твоем звук чуждый невзлюбя,
Своими криками преследуя тебя,
Народ, таинственно спасаемый тобою,
Ругался над твоей священной сединою…
Пушкин о Барклае-де-Толли в стихотворении «Полководец», 1835 г.

(автор-составитель текста Р. Римша)

Биографию Михаила Богдановича (Михаэля Андреаса) Барклая-де-Толли можно встретить на многих сайтах в Интернете, а вот информации о месте его упокоения, последнем пристанище, чрезвычайно мало. Данной страничкой попытаемся закрыть этот пробел. Как известно, в 1818 году у великого полководца обострилась болезнь сердца — военные труды, перенесенные лишения и раны подорвали здоровье главнокомандующего. По пути в Германию на лечение на минеральные воды генерал-фельдмаршал умер 25 мая (13 мая по старому стилю) в Восточной Пруссии, на 57-м году жизни.

Произошло это во время вынужденной остановки из-за недомогания Барклая-де-Толли на мызе Штилитцен (Жиляйтшен; ныне пос. Нагорное Черняховского района Калининградской области России) в шести верстах от восточнопрусского города Инстербург (ныне г. Черняховск). Сердце Барклая-де-Толли было похоронено на небольшом возвышении в 300 метрах от мызы Штилитцен, а набальзамированный прах доставлен в имение Бекгоф, в 1,5 км от нынешнего эстонского населенного пункта Йыгевесте. Прусский король Фридрих Вильгельм III выслал в Жиляйтшен почетный караул, который сопровождал траурный кортеж до самой русской границы.

В 1821 г. на месте смерти Барклая Фридрих Вильгельм III велел поставить обелиск, над которым работал берлинский архитектор и художник К.Ф. Шинкель. Надписи на обелиске (на русском и немецком языках) гласят: «Достойному полководцу, проложившему себе стезю славы мужеством и храбростью во многих боях и ознаменовавшемуся победами, предводительствуя союзными войсками в войне, освободившей народы в 1813, 1814, 1815 годах, соорудил сей памятник Король Фридрих Вильгельм III»; «Князь Михаил Богданович Барклай-де-Толли, Российской Империи фельдмаршал, Главнокомандующий 1-ою армией, член Государственного совета и кавалер орденов Российской империи: Святого Апостола Андрея Первозванного, Святого Александра Невского, Святого Георгия 1-го класса, Святого равноапостольного князя Владимира 1-й степени, Святой Анны 1-го класса и жалованный шпагою, алмазами изукрашенною, орденами королей прусских Черного и Красного орла, императрицы Австрии Марии Терезии командор, короля французского Святого Людовика Почетного легиона 1-й степени, шведским орденом Меча 1-й степени, короля Великобритании орденом Бани 1-й степени, нидерландским Военным орденом 1-й степени и короля Саксонии орденом Святого Генриха. Родился в 1760 г.; скончался 25 мая 1818 г.». Из Шотландии, где с XI века жили представители рода Барклаев, были привезены 24 липы, образовавшие ведущую к обелиску аллею. Памятник пользовался почетом у немецкого населения и содержался в надлежащем порядке.

«Государство потеряло в его лице одного из самых ревностных слуг, — писал Александр I жене генерал-фельдмаршала, выражая свои соболезнования, — армия — командира, который показывал пример высочайшей доблести, а я – товарища по оружию, чья верность и преданность всегда были мне дороги». В том же году император присвоил имя Барклая-де-Толли 4-му гренадерскому Несвижскому полку. Траурный кортеж с телом полководца по приказу императора Александра проследовал в Ригу. Возглавлял печальную церемонию начальник генерального штаба, будущий фельдмаршал генерал Дибич. 11 июля 1818 года Рига была объята трауром. На мостах висели черные полотнища, а в рижских церквах били в колокола. День был объявлен нерабочим. Траурный катафалк направился в гарнизонный храм Петра и Павла. В сегодняшнем концертном зале «Аве Сол», по одной версии, неделю, по другой — сорок дней, стоял гроб с телом Барклая-де-Толли. Пока его не увезли в имение Хелме, а затем в Бекгоф, родовое имение вдовы полководца.

В самом Йыгевесте полководец бывал редко, но известно, что он любил гулять по берегу реки Вяйке Эмайыги. Постройки имения Бекгоф до наших дней не сохранились, будучи разрушенными в годы 2-й мировой войны. На эстонском языке об имении можно прочитать на сайте Ассоциации замков и поместий Эстонии здесь.

Спустя пять лет, в 1823 г. вдова Барклая-де-Толли построила в Йыгевесте по проекту петербургского архитектора Аполлона Феодосиевича Щедрина мавзолей в строгом классическом стиле, который сохранился до наших дней. По своей форме фасад мавзолея символизирует триумфальную арку. На фронтоне портика помещен герб Барклая-де-Толли и его девиз: «Верность и терпение». Над фронтоном расположено полукруглое окно с цветными стеклами, долженствующее символизировать солнце, постоянно освещающее могилу генера-фельдмаршала. Автор надгробного монумента внутри мавзолея – скульптор Василий Иванович Демут-Малиновский, он же автор памятника Барклаю-де-Толли в Тарту.

Надгробный монумент выполнен из гранита, мрамора, порфира и бронзы. На фоне трехметрового гранитного обелиска, на пьедестале из белого мрамора, стоит бронзовый бюст полководца в натуральную величину, рядом с ним – фигура богини войны Афины Паллады, венчающей героя лавровым венком. С левой стороны бюста — фигура Скорбящей России, оплакивающей потерю великого человека. У подножия бюста – бронзовая подушка с античным мечом, боевыми орденами, античным шлемом, княжеской короной и фельдмаршальским жезлом. На цоколе монумента – бронзовый рельеф, изображающий вступление русских войск в предместье Парижа – Монмартр. Венчает обелиск в верхней части изображение семи звезд, расположенных по кругу, символизирующих семь великих побед полководца. На стенах мавзолея – мемориальные доски с биографией военачальника, перечислением походов и сражений, в которых участвовал Барклай-де-Толли. Надписи выполнены в старинной орфографии, с «ятями». Дата рождения, указанная на стене мавзолея, ошибочна.

До недавнего времени через старинный парк к мавзолею вела прямая аллея из высоких пирамидальных лиственниц.

Однако во время январской бури 2005 года деревья погибли и ныне мавзолей открыт взорам посетителей в обширной перспективе. На эстонском об этом можно прочесть здесь. Видимо тогда же было заменено мощение дорожки и скамейки. Перед входом на аллею — информационный стенд с кратким жизнеописанием Барклая-де-Толли на двух языках — эстонском и английском.

Внутреннее помещение мавзолея размером примерно 3х3 метра, посередине идет лестница вниз, перекрытая заградительным шнуром. В подземном помещении мавзолея видны два гроба – князя (слева) и его супруги. Черный бархат гроба княгини был заменен, в то время как бархатная обивка дубового гроба князя сохранилась оригинальной. Во время 2-й мировой войны гроб княгини был вскрыт, но впоследствии восстановлен. Последний раз саркофаги вскрывались около 60 лет назад, и было констатировано хорошая сохранность останков, мумифицировавшихся, но с узнаваемыми чертами.

Рядом с мавзолеем похоронен сын полководца Эрнст Магнус Барклай-де-Толли (1789-1871) с супругой Леокадией (1807-1852). Первоначально предполагалось, что мавзолей предназначен для всех членов семьи полководца, однако Магнус отказался быть похороненным в мавзолее, полагая себя недостойным лежать подле своего знаменитого отца. Детей у Магнуса не было, и княжеский титул Барклая был оставлен в наследство сыну приемной дочери Кристли.

Во время 2-й мировой войны во время перестрелок обе стороны старались сохранить мавзолей великого полководца. Ибо немцы, как и россияне, также считали его своим. Ныне рядом с мавзолеем можно видеть памятник солдатам Советской армии, павшим в боях 2-й мировой войны осенью 1944 г. на берегу реки Вяйке Эмайыги (архитектор Алан Мурдмаа). На памятнике более 300 имен.

Мавзолей Барклая-де-Толли посещало в 1970-е годы около 30 000 посетителей ежегодно. Доступ в крипту с гробами посетителям запрещен для сохранения нужного микроклимата, на них можно лишь посмотреть с наземного уровня мавзолея. Мавзолей ныне считается наиболее известным туристическим объектом в Валгаском уезде и Хелмеской волости Эстонской Республики.

В течение 35 лет смотрителем мавзолея была Вильве Треэс, которая не только поддерживала порядок в музее, но и изучала историю семьи Барклая-де-Толли и рассказывала об этом многочисленным туристам. В последние годы, когда на поддержание мавзолея бюджетных средств почти не отпускалось, она все равно не могла оставить работу и ушла только потому, что сырое подземелье все-таки подорвало здоровье. Вильве изучала не только жизнь и заслуги самого Михаила Барклая-де-Толли, но всю историю бывших владельцев поместья. Она одна знала правду о захоронениях последней войны, расположенных на территории музея. Знала и относилась к погибшим воинам, как к собственным сыновьям.

Кстати, для тех, кто встречает в Интернете на турсайтах текст подобного содержания: «Валга. Через город проходит государственная граница с Латвией. Латвийская часть города называется Валка. Среди достопримечательностей овальная церковь Св. Иоанна и мавзолей Барклая де Толли» — сообщаем, что эта информация ошибочна. Мавзолей расположен в 30 км на север от города Валка. Контактные данные по вопросам, связанным с мавзолеем, можно найти на этой странице. Возможно, кому-нибудь будет интересно знать, что приблизительно в 10 км к югу от Йыгевесте, в городке Тырва с 1998 г. открыта гостиница De Tolly Hotel.

Но в сердцах людей Барклай-де-Толли навечно сохранился таким:

Портрет Барклая де Толли работы Дж. Доу относится к числу лучших произведений художника. Образ Барклая на этом портрете проникнут сдержанным лиризмом. Высокая, затянутая в узкий мундир фигура погруженного в задумчивость полководца одиноко вырисовывается на фоне лагеря русских войск под Парижем и далекого неба, еще затемненного тяжелой тучей – последним отзвуком отшумевшей грозы.

Использованные источники:

Посмотреть ссылки на сайты о роде Барклаев де Толли и обсудить их на нашем форуме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *