Когда сожгли джордано бруно

Когда сожгли джордано бруно

ДжорданоБруно — великий итальянский ученый, философ, поэт, пламенный сторонник и пропагандист учения Коперника. С 14 лет обучался в доминиканском монастыре и стал монахом, сменив подлинное имя Филиппо на Джордано. Глубокие знания получил путем самообразования в богатой монастырской библиотеке. За смелые выступления против догматов церкви и поддержку учения Коперника Бруно вынужден был покинуть монастырь. Преследуемый церковью он долгие годы скитался по многим городам и странам Европы. Везде он читал лекции, выступал на публичных богословских диспутах. Так, в Оксфорде в 1583 г. на знаменитом диспуте о вращении Земли, бесконечности Вселенной и бесчисленности обитаемых миров в ней он, по отзывам современников, «раз пятнадцать заткнул рот бедняге доктору» — своему оппоненту.
В 1584 г. в Лондоне вышли его основные философские и естественнонаучные сочинения, написанные на итальянском языке. Наиболее значительным был труд «О бесконечности вселенной и мирах» (миром называли тогда Землю с ее обитателями). Вдохновленный учением Коперника и глубокими общефилософскими идеями немецкого философа XV в. Николая Кузанского, Бруно создал свое, еще более смелое и прогрессивное о мироздании, во многом предугадав грядущие научные открытия.
Идеи ДжорданоБруно на целые столетия обогнали его время. Он писал «Небо… единое безмерное пространство, лоно которого содержит все, эфирная область, в которой все пробегает и движется. В нем — бесчисленные звезды, созвездия, шары, солнца и земли… разумом мы заключаем о бесконечном количестве других»; «Все они имеют свои собственные движения… одни кружатся вокруг других». Он утверждал, что ни только Земля, но и никакое другое тело не может быть центром мира, так как Вселенная бесконечна и «центров» в ней бесконечное число.

Он утверждал, что изменчивость тел и поверхности нашей Земли, считая, что в течение огромных промежутков времени «моря превращаются в континенты, а континенты — в моря».
Учение Бруно опровергало священное писание, операющееся на примитивные представления о существовании плоской неподвижной Земли. Смелые идеи и выступления Бруно вызывали ненависть к ученому со стороны церкви. И когда в тоске по родине Бруно вернулся в Италию, он был выдан своим учеником инквизиции. Его объявили в богоотступничестве. После семилетнего заточения в тюрьме его сожгли на костре в Риме на площади Цветов. Теперь здесь стоит памятник с надписью «ДжорданоБруно. От столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжен костер».

Комментарии к Джордано Бруно

Ссылки по теме Джордано Бруно:

  • Джордано Бруно
  • Галилео Галилей
  • Лебедь
  • История лунных карт
  • Полеты к Луне
  • Оливковое масло Оливковое дерево в Древнем Египте считалось символом чистоты и мира, но также оно несет большую пользу для здоровья — оно нормализует давление, работу сердца и пищеварительного тракта

    Число 108 — не обычное число, оно несет в себе самую большую эффективность и является числом, завершающим определенный цикл

    Поиск и бронирование авиабилетов через интернет освобождает от разъездов по городу и стояния в очередях и позволяет подыскать удобный рейс в спокойной домашней обстановке

    Принимая за основу герметическую традицию, Бруно понимает Магию как совокупность священных действий, отражающих божественные законы Вселенной. Вселенная – это единое целое, оживленное Anima Mundi, всепроникающей Космической Душой.

    Таким образом, во Вселенной все связано между собой вибрациями взаимной симпатии, по принципу сообщающихся сосудов. Как вверху, так и внизу. Если воздействовать на какую-нибудь точку Вселенной, то это воздействие и его последствия будут отражаться и на всех остальных по принципу резонанса, словно волны, расходящиеся по поверхности воды после того, как в нее брошен камень.

    Все есть Музыка Сфер, и все является частью мистической души и тела Вселенной. Все связано между собой невидимыми нитями симпатий и антипатий, сочетания и несочетания.

    Искусство мага состоит в том, чтобы подключиться к этой Музыке Сфер, стать частью этой бесконечной «сети» симпатий, пронизывающих всю Вселенную, понимать суть космического принципа аналогии и уметь владеть им и таким образом стать проводником гармонии Неба на Земле.

    Бруно говорит о трех видах магии, о священных действиях, соответствующих законам и познанию трех миров: метафизической магии, или теургии, математической магии и натуральной магии, или магии Природы.

    Для Бруно магия в таком понимании является не отдельной специальностью и не отдельным видом познания, а образом жизни, универсальной философией, путем Ученичества. Истинный маг должен сочетать в себе достоинства ученого, философа (мудреца), мистика и героя, «этот человек способен дойти до такого уровня совершенства внутри себя, чтобы трансформироваться, превратить себя в Образ – отражение Вселенной и завоевать таким способом мощь, которую несет сама Природа».

    О ВООБРАЖЕНИИ И ПАМЯТИ

    Для Бруно эти механизмы дают возможность прямого применения божественных принципов Магии. В их основе лежит стремление и возвращение к добру, к истине и к прекрасному. Сила, движущая ими, – это Героическая Любовь и Героический Энтузиазм.

    Воображение и память являются двумя сторонами единого процесса познания Божественного через Природу. Воображение – как путь, канал Души, связь между «Небом» и «Землей», миром «Вечного» и миром «Преходящего». Память не просто как процесс запоминания, а как искусство, дающее возможность зафиксировать следы Бога в Природе.

    Оба они являются лучшей терапией для Души и для Духа, пробуждающей в человеке его глубокие потенциалы и силы, связанные с «воспоминанием о Вечном».

    Искусство памяти основывается на использовании ментальных, символических, архетипальных образов, связанных одной архетипальной нитью. Эти символические образы, оживленные воображением, организованные в особом «священном пространстве сознания» и создающие таким способом своего рода «семью архетипальных символов», размещаются внутри комплексной системы динамичных колес, вращающихся и взаимодействующих между собой, подобно созвездиям на небе.

    Каждый ученик, пользуясь системой колес, понимает сочетание создающих их символов и их постоянную трансформацию в соответствии с состоянием своей души и сознания, под обязательным руководством Учителя.

    Живые архетипальные символы, с которыми он работает, дают доступ к источникам универсального познания.

    О ГЕРОЕ

    Проявляя сверхчеловеческие усилия, Герой стремится к тому, чтобы вырваться из объятий материи, освободиться от притяжения всего преходящего и недолговечного, так как душа его, исполненная истинной Ностальгии, тяги к Вечному, к Божественному, испытывает настоящие страдания, осознавая, как далеко он находится от всего этого.

    Цель Героя состоит не только в том, чтобы слиться с Божественным, но также и в том, чтобы, двигаясь к нему, стать проводником Божественных Принципов и Идей через Мечту, за которую можно было бы сражаться на земле.

    Движущей силой на этом пути является Небесная Любовь в самом высоком смысле этого слова, «Любовь, дающая крылья», проявляющаяся в том числе через мистический энтузиазм Героя.

    Для того, чтобы Герой мог выполнить свою миссию, осуществить Мечты и слиться в конечном итоге с Божественным, он должен столкнуться с семью формами слепоты внутри себя и вокруг и пробудить в себе семь добродетелей, составляющих природу Героя.

    Смерть Бруно

    История повторяется. Конец философа начинается с измены его учеников. В 1591 году молодой аристократ Джованни Мочениго приглашает Бруно в Венецию, в свой дом, с просьбой обучить его «тайнам философии». Отношения учителя и ученика с самого начала складываются плохо. Мелочная, поверхностная и эгоистичная природа Мочениго, пронизанная страхом и праздноверием и требующая «экзотической информации», не могла объять широкие дали и глубокую мудрость учения Бруно.

    Практически сразу он начинает обвинять Бруно в «демоническом пакте с дьяволом» и, противореча самому себе, упрекает его в «неисполнении данного ему обещания», обвиняя учителя в том, что тот учит его абстрактным моральным теориям и не открывает тайн магии. Чтобы отомстить за обиду и неудавшийся шантаж, он пишет донос на Бруно и предает его инквизиции «по велению совести и приказу исповедника». В ночь ареста Бруно Мочениго крадет все его рукописи и передает их дальше «по назначению», став, таким образом, виновником уничтожения ценнейших философских трудов. Он же передает в руки инквизиции тот материал, на основании которого философа осуждают на смерть.

    Пребывание Бруно в тюрьмах инквизиции было долгим и мучительным. Ситуация ухудшается, когда в 1593 году его переводят в тюрьму инквизиции в Риме, где он и остается до дня своей казни.

    В течение семи лет философа содержат в тюрьме в ужаснейших условиях, подвергают постоянным допросам и мучительным телесным пыткам, надеясь сломить его волю, добиться его раскаяния и отречения от всех своих идей и учений, признания заключенной в них ереси.

    Все документы и свидетельства современников подтверждают, что Бруно держался с непоколебимым мужеством, твердостью и непримиримостью. Чем дольше продолжались пытки, тем сильнее становилось священное упорство философа, отвечающего на все вопросы одними и теми же словами: «Я не должен и не желаю отрекаться, мне не от чего отрекаться, я не вижу оснований для отречения…»

    Смертный приговор Бруно был изложен инквизицией в пяти документах: «Призвав имя господа нашего Иисуса Христа и его преславной матери приснодевы Марии… называем, провозглашаем, осуждаем, объявляем тебя, брата Джордано Бруно, нераскаянным, упорным и непреклонным еретиком… Ты должен быть отлучен, как мы тебя отлучаем от нашего церковного сонма и от нашей святой и непорочной Церкви, милосердия которой ты оказался недостоин…»

    Услышав приговор, в зловещей тишине Джордано Бруно произносит последние слова перед смертью: «Кажется, что вы с большим страхом произносите приговор, чем я выслушиваю его».

    Образцом чудовищного лицемерия является просьба о более мягкой казни для Бруно – «без пролития крови, учитывая посмертную судьбу» его «еретической души». На самом деле просьба состояла в том, чтобы из двух форм казни, предусмотренных для еретиков, выбрать вторую – осужденного не четвертовать раскаленными щипцами (так как в этом случае его душа попадет в ад), а сжечь без пролития крови (такой вариант оставляет еще шанс на пребывание души в раю).

    Казнь состоялась 17 февраля 1600 года на Площади Цветов в Риме. Отмечая очередной церковный праздник, город бурлил сотнями тысяч паломников. Во всех церквях читались мессы, распевались псалмы, шествия с образами святых отовсюду направлялись к собору Святого Петра. Костры на Кампо ди Фьори входили в обычную программу праздника. Еще папа Климент VIII провозгласил, что перед началом церковных торжеств нужно воздать хвалу Господу святым делом – осуждением и сожжением еретиков. Казнь Бруно происходила под утро, при свете факелов. Чтобы продлить мучения казнимого, сначала развели небольшой костер и постепенно усиливали огонь, подбрасывая сухой хворост. Все то время, пока пламя постепенно пожирало тело философа, его живой взгляд не переставал скользить по собравшейся толпе. Бруно умер молча, не проронив ни слова, не издав ни стона.

    Так ушла с арены этого мира Душа одного из благороднейших людей эпохи Возрождения, оставив за собой божественные следы.

    В качестве эпитафии мы процитируем слова профессора X. А. Ливраги: «Никогда не забывайте: следы Титана разные, но звезды, отражающиеся в этих следах, – всегда одни и те же…»

    Елена Сикирич,

    президент культурной ассоциации

    «Новый Акрополь» в России

    >О ПРИЧИНЕ, НАЧАЛЕ И ЕДИНОМ

    Джордано Бруно

    » Персоналии » Джордано Бруно

    Джордано Бруно — итальянский ученый, философ, поэт, последователь Коперника. С 14 лет он учился в доминиканском монастыре, затем постригся в монахи. При этом он сменил своё настоящее имя (Филиппо) на Джордано. Но не церковное образование сделало Бруно великим: он практически всё своё свободное время проводил в богатой монастырской библиотеке, изучая произведения известных учёных.
    За выступления против обычаев церкви и поддержку учения Коперника Бруно подвергся гонениям и вынужден был покинуть обитель. Джордано долго скитался по городам и странам Европы, читая лекции и пропагандируя учение Коперника. К тому времени Бруно настолько хорошо познал его суть, что мог легко заткнуть рот любому своему противнику.

    В 1584 году в Англии вышли его основные философские и естественнонаучные работы. Наиболее выделялась книга «О бесконечности вселенной и мирах». Взяв за основу учение Коперника и идеи немецкого философа Николая Кузанского, Бруно создал свою теорию, в которой предугадал многие научные открытия будущего.

    Бруно первым высказал идею о бесконечности Вселенной. Именно поэтому учёный считал, что центром её не может быть не только Земля или Солнце, но и ни какое-либо иное космическое тело. Бруно также высказал возможность существования миллионов других планет и звёзд, не видимых людьми. Верные мысли учёный высказывал и относительно строения земли, утверждая, что с течением времени «моря превращаются в континенты, а континенты — в моря».

    Идеи Джордано Бруно прямо противоречили священному писанию, в котором говорилось о плоской форме Земли и других недостоверных фактах. Выступления Бруно сделали его главным врагом католической церкви, которая в те времена не знала жалости к своим противникам. Однажды Бруно решил побывать на своей исторической родине, где и был выдан одним из своих учеников. Инквизиторы объявили Джордано еретиком и после семи лет заключения в тюрьме сожгли на костре в центре Рима на площади Цветов. Сейчас на этом месте стоит памятник великому учёному. Надпись на памятнике гласит «Джордано Бруно. От столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжен костер».

    От грамотности до безбожия — один шаг! Так всегда считали «святые отцы» и поэтому объявляли еретиками и сжигали тех, кто двигал вперед подлинную науку.

    В XVI веке церковь свирепо преследовала ученых, которые в интересах развития медицины и борьбы с болезнями изучали анатомию человека. Знать строение человеческого тела — «темницу души» — считалось великим кощунством. Но бельгийский студент Лувенского университета Везалий хотел знать правду о строении тела человека и тайно похищал трупы казненных преступников, чтобы потом анатомировать их в своей каморке. Когда впоследствии Везалий стал профессором университета в Падуе, успех его лекций внушил зависть другим профессорам, а когда он издал свой трактат «О строении человеческого тела», его обвинили в ереси. Ведь он осмеливался утверждать, что у каждого человека имеется 24 ребра! А в библии сказано, что бог сотворил Еву из ребра Адама, следовательно, у мужчин должно быть только 23 ребра.

    Вначале Везалий храбро отбивался от всех нападок, но вскоре его затравили и сломили его мужество. Он попал в руки инквизиции, которая предписала ему совершить паломничество в Иерусалим. На обратном пути корабль наскочил на скалы и пошел ко дну. Волны выбросили Ве-залия на пустынный остров Занте, где он вскоре погиб от болезни и голода.

    Николай Коперник, монах-каноник, написал сочинение «Об обращении небесных миров». Десятки лет наблюдал он в телескоп за движением небесных тел и понял, что Земля не центр мира, как провозглашала религия, что Земля движется вокруг Солнца, как и другие планеты, и, кроме того, она вращается вокруг своей оси, отчего происходит смена дня и ночи. Однако в Священном писании сказано, что бог сотворил Солнце и Луну, чтобы они освещали Землю, потому что Земля — центр вселенной…

    По учению же Коперника центром мира является Солнце, и в сравнении с небом Земля не более как точка, ничтожество, вращающееся в неизмеримом мире, в котором небесных тел бесконечно много.

    Учение Коперника полностью расшатывало все основы христианского мировоззрения, и поэтому в течение многих лет книгу Коперника нельзя было опубликовать. Она появилась только в 1543 году, когда Копернику было уже 70 лет и он лежал на смертном одре.

    В 1553 году протестанты-кальвинисты сожгли на костре выдающегося испанского ученого, мыслителя и врача Мигуэля Сервета. Медики того времени предполагали, что кровь разлита во всем теле человека. Сервет впервые доказал, что кровь течет по особым кровеносным сосудам, и близко подошел к открытию законов кровообращения и газообмена в человеческом организме. Но, кроме того, этот смелый ученый и мыслитель посмел отрицать некоторые нелепости христианства.

    Сервет был вынужден бежать от преследований испанской инквизиции во Францию, в город Лион, а оттуда в Женеву, где царил новый религиозный деятель Кальвин. Этот реформатор ввел более простое и дешевое церковное устройство, упростил католическое вероучение, оставив только основные догматы. Его учение стало называться кальвинизмом. Папа объявил это ученье ересью, но среди горожан и купцов в Швейцарии новое учение имело успех.

    Кальвин, как и католическое духовенство, ненавидел все проявления свободного разума и поэтому велел схватить и бросить в тюрьму Сервета. Там его подвергли жестоким пыткам, а затем приговорили к смерти на костре.

    Кальвин был так жесток, что распорядился сжечь еретика на медленном огне, чтобы продлить его мучения. В костер были брошены сырые вязанки хвороста, и Сервета поджаривали на огне два часа. В невыносимых мучениях этот мужественный человек нашел в себе силы крикнуть инквизиторам: «Неужели у вас не хватило украденных у меня при аресте золотых монет и золотой цепи, чтобы купить сухих дров?»

    В честь замученного Сервета в разных местах были воздвигнуты четыре памятника. Три из них поставлены друзьями Сервета, «чтобы служить уроком и предупреждением его противникам». Четвертый же поставлен в 1903 году в Женеве кальвинистской церковью. На этом памятнике сделана надпись: «Почтительные и признательные сыновья Кальвина, нашего великого преобразователя, совершившего ошибку, которая была ошибкой его века, и горячо преданные свободе совести, мы в соответствии с истинными принципами Реформации и Евангелия, воздвигли этот памятник в знак раскаянья».

    Протестантская церковь была так же фанатична, как и католическая. В 1547 году по приказанию того же Кальвина после жестоких пыток был казнен Грюэ за то, что отрицал бессмертие души. Казнены и многие возражавшие учению Кальвина, с которыми он расправлялся самым беспощадным образом.

    В конце XVI века был заключен в свинцовую тюрьму в Венеции бенедиктинский монах, Джордано Бруно, один из величайших мыслителей человечества, за то, что посмел развивать учение Коперника. С необыкновенной страстностью и убежденностью Бруно учил о бесконечности вселенной и бесчисленности миров. Он низвел Солнце до роли простой звезды и проповедовал, что существует бесконечное число звезд, подобных нашему Солнцу, и ни одно из них не находится в центре вселенной, так как «вселенная не имеет предела и края, но безмерна и бесконечна». Бруно первый высказывал мысль о возможности населенности других миров. Он неутомимо боролся за научные знания, противопоставляя науку бессмысленной религиозной вере, и вся его жизнь протекала в острой борьбе с врагами науки, с духовенством и католической церковью. Бруно остроумно высмеивал догматы и «таинства» христианской религии, дерзко и горячо выступал против папской власти. Он написал несколько памфлетов и комедий, в которых не только осмеивал суеверия, папство и догматы веры, но изобличал всю «священную ослиность» религии и схоластики, которые прививают народу покорность и невежество.

    Он протомился в тюрьме восемь лет и на все вопросы инквизиторов и на обвинения в ереси отвечал, что он верит только в истину. Он был осужден, и инквизиторы постановили: «Принять дальнейшие меры и передать монаха Джордано Бруно светской власти для выполнения приговора». Затем в присутствии римского губернатора его отлучили от церкви и прочли приговор, в котором отмечался его греховный образ жизни и «братская любовь» к нему инквизиторов. Они обращались к губернатору с просьбой, чтобы он принял еретика в свое ведение и по своему усмотрению подвергнул заслуженной каре. В своем обращении они писали: «Умоляем вас, однако, умерить суровость вашего приговора в отношении его тела, так, чтобы ему не грозила смерть от пролития крови. Так постановили мы, кардиналы, инквизитор и генерал, чьи подписи следуют ниже». Эти фразы имели целью снять ответственность с церкви и в то же время внушить губернатору, что передаваемый в его власть еретик должен быть сожжен.

    Это происходило в Риме. На осужденного надели белый саван, размалеванный чертями и красными языками пламени, на голову — высокий колпак. Осужденного повели на площадь Цветов, где должна была состояться казнь. У подножия костра Бруно хотел говорить с народом, но ему заткнули рот кляпом. Монахи запели молитву, Бруно взвели на костер и приковали к столбу. Груды стружек облили смолой и бросили в нее зажженный факел. Дым черной пеленой застлал перед глазами несчастного окружавшую его толпу и весь мир. Бруно погиб (1600 г.), не издав ни одного стона, ни одного крика.

    В 1582 году тосканский правитель Медичи, опасаясь гнева духовенства и папы, изгнал из Пизы Галилея, которому пришлось без гроша уехать в Падую. В 1615 году папа Павел V, «презирая науки и ученые учреждения», официально признал ересью ученье о движении Земли. В 1632 году инквизиция предала суду Галилея. Удрученный летами и болезнью, Галилей с опасностью для жизни предпринял путешествие в Рим, где перед судом инквизиции в церкви Санта-Мария у него вырвали отречение. На коленях, в одной рубахе, перед полным составом духовного суда и при большом стечении народа, 70-летний великий астроном был вынужден отречься от истины и признать ложд>. Только покорность спасла его от смерти на костре.

    Но легенда о Галилее рассказывает, что он после официального отречения продолжал утверждать, что Земля вертится.

    После смерти Галилея, проведшего остаток жизни в тюрьме, инквизиция потребовала все письма и рукописи великого ученого и сожгла их на костре.

    В 1597 году астроном Тихо Браге вынужден был покинуть родину, так как был объявлен еретиком и безбожником за свои научные работы.

    В следующем, 1598, году знаменитый астроном Кеплер, открывший законы движения планетной системы, вынужден был бежать из Штирии в Венгрию от преследований ревностных католиков. Через год он снова спасался бегством, а в 1615 году его отлучили от церкви. В том же году схватили и бросили в тюрьму его мать по обвинению в колдовстве и в ереси- Вскоре ее приговорили к сожжению на костре, якобы за сношения с дьяволом, чему будто бы научила ее тетка, тоже сожженная на костре. Через два года духовенство организовало нападение на квартиру Кеплера, и он снова был вынужден бежать. А в 1630 году, совершив последнюю поездку, он умер, оставив в наследство своей семье семь грошей денег, носильное платье, которое было на нем, и две рубашки.

    Как и на Западе, православное духовенство тоже старалось ограничить стремление к знанию. Еще в XVI веке в Москве, когда дьяк Иван Федоров открыл первую типографию, московское духовенство обвинило печатников в ереси и натравило на разгром типографии темный люд. Печатный станок был разбит, шрифты разбросаны, помещение сожжено, а первые печатники Иван Федоров и Петр Мстиславец принуждены были бежать из России в Литву.

    Православное духовенство, как и католическое, преследовало просвещение, боясь потерять свою власть над людьми, и считало ересью и колдовством всякое новое открытие. В XVI веке при царе Иване Грозном русский изобретатель «смерд Никитка, боярского сына Лупатова холоп» сделал летательный аппарат из дерева и пробовал летать. Это вызвало страшное возмущение духовенства, и изобретателя казнили. «Человек не птица, — гласил церковный приговор. — Аще же приставит себе крылья деревянны, противу естества творит. То не божье дело, а от нечистой силы. За сие дружество с нечистой силой отрубить выдумщику голову. Тело окаянного пса бросить свиньям на съедение. А выдумку, аки дьявольской помощью снаряженную, после божественной литургии, огнем сжечь».

    При Петре I, когда стали сооружать канал между Волгой и Доном, духовенство протестовало и говорило, что один бог может управлять реками и напрасно человек хочет соединить течение рек, которые разъединены самим богом.

    Джордано Бруно был одним из великих мыслителей и поэтов эпохи Возрождения. Философия привела его на костер. Главным обвинителем против него было его учение о бесконечности Вселенной и множестве миров. Семь лет томился Бруно в тюрьмах инквизиции, ибо судьи не теряли надежды, что он отречется от своих научных убеждений. Однако Бруно предпочел смерть отречению от своей философии. 17 февраля 1600 года он был с особой торжественностью сожжен на костре в Риме на campo dei Fiori.
    Он родился в 1548 году в Ноле, провинциальном городе неаполитанского королевства. В 1562 году Бруно поступил в монастырь Святого Доминика, в тот самый монастырь, где за три столетия перед тем жил и творил Фома Аквинский. Вероятнее всего, Бруно поступил в монастырь, чтобы окончить там свое образование. В те времена монастыри считались центрами философской жизни, помимо того, они обеспечивали монахам средства к существованию и предоставляли им достаточно досуга для занятий науками и богословием.
    При поступлении в монастырь Филипп Бруно переменил свое имя на Джордано. В промежутках между учеными занятиями Бруно, тайком от своего монастырского начальства, написал комедию «Светильник» и сатиру в форме диалога «Ноев ковчег». В 1572 году, 24-х лет от роду, Бруно получил сан священника в Кампанье. Вдали от бдительного монастырского ока он познакомился с трудами Коперника «Об обращении небесных тел».
    Как только он возвратился из Кампаньи опять в монастырь, его обвинили в недостаточной почтительности к святым реликвиям. Было перечислено 130 пунктов, по которым брат Джордано отступил от учения католической церкви. К ним присоединилось обвинение, что он вынес из своей кельи все иконы, оставив лишь Распятие.

    Надеясь встретить у прокуратора в Риме больше сочувствия, чем в родном монастыре, Бруно отправился в Рим. Вскоре ему стало известно, что дело его ухудшилось, так как в монастыре были найдены принадлежавшие Бруно творения Иоанна Златоуста и Иеронима с замечаниями Эразма Роттердамского. Рассчитывать Бруно было не на что. Он сбрасывает монашеское одеяние и отправляется в Геную. Говорят, что, убегая из Рима, Бруно встретил у ворот своего товарища по ордену, который пытался его задержать и отправить в тюрьму. Но Бруно столкнул его в волны Тибра, где ревностный служитель церкви нашел достойную смерть.

    В Генуе Бруно пробыл всего три дня: там свирепствовала чума, что заставило его поскорее оставить город. Оттуда он перебрался в Ноли, а через пять месяцев — в соседнюю Савону, через две недели он переехал в Турин, а затем — в Венецию. В то время Венеция, подобно Генуе, страдала от чумы. После двухмесячного пребывания, Бруно оставил Венецию и переселился в Падую, а затем — после нескольких месяцев скитаний — решает перебраться в Женеву. Из Женевы Бруно отправился в Лион, но, не найдя там работы, в середине 1578 года перебрался в Тулузу, которая славилась в то время своим университетом. Бруно получил там вакантную кафедру философии и в течение двух лет читал лекции.
    «Студенты университета, — писал хроникер того времени, — вставали в четыре часа утра, слушали обедню, а в пять сидели уже в аудиториях с тетрадями и свечами в руках». Бруно, ярый противник Аристотеля, не стеснялся критиковать великого философа, авторитет которого считался в то время непоколебимым. Логика и физика Аристотеля, вместе с астрономической системой Птолемея, считались тогда нераздельными частями христианской веры. В 1624 году, четверть столетия после смерти Бруно, парижский парламент издал декрет, запрещавший публично поддерживать тезисы против Аристотеля, а в 1629 году тот же парламент по настоянию Сорбонны постановил, что противоречить Аристотелю — значит идти против церкви.
    Отрицательное отношение к Аристотелю и к ученому сословию тогдашнего времени создало всюду для Бруно враждебную атмосферу. Когда в мае 1580 года Генрих Наваррский занял город и его окрестности, Бруно простился с университетом и отправился в Париж. А далее — Оксфорд, Лондон и снова Париж, потом Цюрих — Бруно не мог долго оставаться в одном городе — непримиримость к учению Аристотеля и Птолемея создавала ему врагов. Он писал и издавал книги, читал лекции. Чтобы понять причину ненависти к Бруно, необходимо воспроизвести тогдашнее представление об устройстве Вселенной. Сущность Аристотеле-Птолемеевской системы заключалась в учении о Земле, как центре Вселенной, вокруг которой вращались Луна, Солнце и звезды. Земля помещалась в центре небесного свода, представляемого огромным шаром, который в свою очередь состоял из десяти твердых, шарообразных поверхностей, вставленных одна в другую и прозрачных как кристалл. Самая крайняя из этих так называемых сфер, с неподвижными звездами, совершала движение с востока на запад, как бы вокруг оси, проведенной через центр Земли. Второе движение, происходившее внутри вращения первой сферы, имело обратное направление и соответствовало движению Солнца, Луны и семи планет, причем каждое из этих тел двигалось по своей собственной сфере. Наконец, за пределами всех этих сфер с прикрепленными на них небесными телами средневековая мысль поместила Эмпирей — вечное царство золотого эфира, где праведники созерцают Вседержителя и где незыблемо покоится престол апостола Петра.
    Сам Коперник, утверждая, что Земля и планеты вращаются вокруг Солнца, думал, что за отдаленной планетой — Сатурном — находится кристаллическая сфера неподвижных звезд. Бруно предвосхитил современную космологию.
    Он утверждал:
    1. Земля имеет лишь приблизительно шарообразную форму: у полюсов она сплющена.
    2. Солнце вращается вокруг своей оси.
    3. Вокруг звезд вращаются бесчисленные планеты, для нас невидимые, вследствие большого расстояния.
    4. Мир и системы их постоянно изменяются, и как таковые они имеют начало и конец, вечной пребудет лишь лежащая в основе их творческая энергия.
    После пятнадцати лет скитаний Бруно возвратился на родину, в Венецию. Риск, которому подвергал себя Бруно, был велик еще и потому, что прежний процесс не считался законченным.
    23 мая 1592 года Бруно был арестован и препровожден в тюрьму инквизиции. В это самое время Галилей начинал читать курс математики, и все шесть лет, в продолжение которых Галилей занимал кафедру математики, Бруно провел в заточении.
    Копии допросов Бруно были направлены в Рим, оттуда 17 сентября последовало решение: требовать от Венеции выдачи Бруно для суда над ним в Риме. Общественное влияние обвиняемого, число и характер ересей, в которых он подозревался, были так велики, что венецианская инквизиция не отважилась сама окончить этот процесс.
    Римское инквизиционное судилище (конгрегация) состояло из нескольких кардиналов под личным руководством папы.
    Великим инквизитором на процессе Бруно был кардинал Мадручи; следующее за ним по влиянию место занимал кардинал Сан-Северино, который называл Варфоломеевскую ночь «днем великим и радостным для всех католиков». Экспертом в деле Бруно был кардинал Белармин.
    27 февраля Бруно был перевезен в Рим. В Римских тюрьмах он провел шесть лет, не соглашаясь признать свои научные и религиозные убеждения ошибкой. 14 января 1599 года Бенжамин представил восемь еретических положений, извлеченных из сочинений Бруно. Три недели спустя папа приказал предъявить эти тезисы как еретические, «если признает он их такими — хорошо; не признает — дать ему на размышление 40 дней».
    Но срок этот истек без результата. 21 декабря, при общем обходе заключенных, Бруно опять спрашивали, желает ли он отречься от своих заблуждений. Великий узник твердо заявил, «что он не может и не хочет отречься, что ему не от чего отрекаться, что он не знает, в чем его обвиняют». Это заявление лишь ускоряло развязку. Тщетно посылала конгрегация для переговоров с Бруно генерала ордена Ипполита Марию и его викария Павла Мирандолу. Бруно отказался признать представленные ему тезисы за еретические и с негодованием прибавил: «Я не говорил ничего еретического, и учение мое неверно передано служителями инквизиции».
    20 января 1600 года состоялось последнее, заключительное заседание по делу Бруно. Его святейшество одобрил решение конгрегации и постановил о передаче брата Джордано в руки светской власти. 9 февраля Бруно был отправлен во дворец великого инквизитора кардинала Мадручи и там, в присутствии кардинала и самых знаменитых теологов, его принудили преклонить колено и выслушать приговор. Он был лишен священнического сана и отлучен от церкви. После того его сдали на руки светским властям, поручая им подвергнуть его «самому милосердному наказанию и без пролития крови». Такова была лицемерная формула, означавшая требование сжечь живым.
    Бруно держал себя с невозмутимым спокойствием и достоинством. Только раз он нарушил молчание: выслушав приговор, философ гордо поднял голову и, с угрожающим видом обращаясь к судьям, произнес следующие слова, ставшие потом историческими:
    «Быть может, вы произносите приговор с большим страхом, чем я его выслушиваю». Из дворца Мадручи Бруно был отвезен в светскую темницу. Казнь назначили на 12 февраля. Инквизиция еще не теряла надежды, что она устрашит этого удивительного еретика близостью мучительной казни и заставит его, как раскаявшегося ренегата его собственной философии, вернуться в лоно католической церкви. Но и на этот раз надежды судей не оправдались. Бруно не отрекся. «Я умираю мучеником добровольно, — сказал он, — и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесется в рай». Таким образом еще раз предоставленный ему срок истек бесполезно и наступил день 17 февраля 1600 года.
    В Римской Кампаньи цвела и благоухала итальянская весна. Жаворонки щебетали в голубом эфире; в миртовых рощах пели соловьи. В самом Вечном городе хоругви и звон колоколов возвещали большое торжество. Клемент VIII, тот мудрый и благочестивый папа, которому удалось вернуть Генриха IV в лоно католической церкви, праздновал свой юбилей. Рим кишел пилигримами из всех стран. Одних кардиналов съехалось до пятидесяти; вся католическая церковь, в лице ее высших сановников, собралась около своего папы и ожидала сожжения Бруно. Представители религии любви предвкушали зрелище предсмертных мук умирающего философа.
    «Суровость приговоров святой инквизиции, — говорит Шиллер, — могла быть превзойдена лишь тою бесчеловечною жестокостью, с какой приводились они в исполнение. Соединяя смешное с ужасным, увеселяя глаз оригинальностью процессии, инквизиция ослабляла чувство сострадания в толпе; в насмешке и презрении она топила ее сочувствие. Осужденного с особой торжественностью везли на место казни; красное как кровь знамя предшествовало ему; шествие сопровождалось совокупным звоном всех колоколов; впереди шли священники в полном облачении и пели священные гимны. За ними следовал осужденный грешник, одетый в желтое одеяние, на котором черною краскою были нарисованы черти. На голове у него был бумажный колпак, который оканчивался фигурой человека, охваченного огненными языками и окруженного отвратительными демонами. Обращенным в противоположную сторону от осужденного, несли Распятие: ибо спасения уже не существовало для него. Отныне огню принадлежало его смертное тело; пламени ада — его бессмертная душа. За грешником следовали духовенство в праздничном одеянии, правительственные лица и дворяне; отцы, осудившие его, заканчивали ужасное шествие. Можно было подумать, что это труп, который сопровождают в могилу, а между тем это был живой человек, муками которого теперь должен был так жестоко развлекаться народ. Обыкновенно эти казни совершались в дни больших торжеств; к этому времени накопляли побольше жертв, чтобы численностью их увеличить значение праздника. В особенно торжественных случаях при казнях присутствовали короли, они сидели с непокрытыми головами, занимая места ниже Великого Инквизитора, которому в эти дни принадлежало первое место. Да и кто бы мог не трепетать перед трибуналом, рядом с которым не садились сами короли?»
    Такое аутодафе было приготовлено 17 февраля для Бруно. Сотни тысяч людей стремились на campo dei Fiori и теснились в соседних улицах, чтобы, если уж нельзя попасть на место казни, то, по крайней мере посмотреть процессию и осужденного. И вот он появился — худой, бледный, состарившийся от долго заключения; у него каштановая окладистая борода, греческий нос, большие блестящие глаза, высокий лоб, за которым скрывались величайшие и благороднейшие человеческие мысли. Свой последний ужасный путь он совершал со звенящими цепями на руках и ногах; на вид он был как будто выше всех ростом, хотя в действительности был ниже среднего. На этих некогда столь красноречивых устах теперь играла улыбка — смесь жалости и презрения. Осужденный поднялся по лестнице, ведущей на костер. Его привязали цепью к столбу; внизу зажгли дрова… Бруно сохранял сознание до последней минуты; ни одной мольбы, ни одного стона не вырвалось из его груди; все время, пока длилась казнь, его взор был обращен к небу.
    9 июня 1889 года в Риме на campo dei Fion был открыт памятник Бруно. Перед его статуей преклонили знамена 6000 депутаций со всего мира. Статуя изображает Бруно во весь рост. Внизу на постаменте надпись:
    «Джордано Бруно — от столетия, которое он предвидел, на том месте, где был зажжен костер».

    9 февраля инквизиционный трибунал своим приговором признал Бруно «нераскаявшимся, упорным и непреклонным еретиком». Бруно был лишён священнического сана и отлучён от церкви. Его передали на суд губернатора Рима, поручая подвергнуть его «наказанию без пролития крови», что означало требование сжечь живым.В ответ на приговор Бруно заявил судьям: «Вероятно, вы с большим страхом выносите мне приговор, чем я его выслушиваю», и несколько раз повторил: «Сжечь — не значит опровергнуть!».По решению светского суда 17 февраля 1600 года Бруно предали сожжению в Риме на площади Цветов (итал. Campo dei Fiori). Палачи привели Бруно на место казни с кляпом во рту, привязали к столбу, что находился в центре костра, железной цепью и перетянули мокрой верёвкой, которая под действием огня стягивалась и врезалась в тело. Последними словами Бруно были: «Я умираю мучеником добровольно и знаю, что моя душа с последним вздохом вознесётся в рай» Филиппо Бруно родился в семье солдата Джованни Бруно, в местечке Нола близ Неаполя в 1548 году. В 11 лет его привезли в Неаполь изучать литературу, логику и диалектику. В 15 лет в 1563 он поступил в монастырь Святого Доминика. Здесь в 1565 он стал монахом и получил имя Джордано. В 1572 году 24-летний Джордано становится католическим священником. В Кампанье, в провинциальном городе Неаполитанского королевства, молодой доминиканец впервые отслужил свою обедню. В 1575 году, во время пребывания в монастыре св. Доминика, Джордано навлёк на себя подозрения в чтении запрещенных книг, кроме того, он выносил из кельи иконы и оставлял лишь Распятие.

    Начальству пришлось начать расследование его деятельности. Не дожидаясь результатов, Бруно переехал в 1576 году в Рим, но, посчитав это место недостаточно безопасным, двинулся на север Италии (Генуя, Турин, Венеция). В 1579 году он оказывается зачисленным в Женевский университет, однако на диспуте его вновь преследует обвинение в ереси. Теперь уже со стороны кальвинистов. Перебравшись в начале 1580 года в Тулузу, Бруно почти 2 года читает курс философии. Летом 1581 года Бруно переезжает в Париж, где становится преподавателем Сорбонского университета. Здесь Бруно публикует свои первые работы по мнемонике («Тени идей»). Там на Бруно обратил внимание присутствовавший на одной из его лекций король Генрих III Французский, на которого произвели впечатление знания и память Бруно. Он пригласил Бруно ко двору и предоставил ему несколько лет (до 1583) спокойствия и безопасности, а позднее дал рекомендательные письма для поездки в Англию. В 1591 году Бруно принял приглашение от молодого венецианского аристократа Джованни Мочениго по обучению искусству памяти и переехал в Венецию. Однако вскоре отношения Бруно и Мочениго испортились. 23 мая 1592 года Мочениго направил венецианскому инквизитору свой первый донос на Бруно, в котором писал Я, Джованни Мочениго, доношу по долгу совести и по приказанию духовника, что много раз слышал от Джордано Бруно, когда беседовал с ним в своём доме, что мир вечен и существуют бесконечные миры… что Христос совершал мнимые чудеса и был магом, что Христос умирал не по доброй воле и, насколько мог, старался избежать смерти; что возмездия за грехи не существует; что души, сотворённые природой, переходят из одного живого существа в другое. Он рассказывал о своём намерении стать основателем новой секты под названием «новая философия». Он говорил, что Дева Мария не могла родить; монахи позорят мир; что все они — ослы; что у нас нет доказательств, имеет ли наша вера заслуги перед Богом. 25 мая и 26 мая 1592 года Мочениго направил на Бруно новые доносы, после чего философ был арестован и заключён в тюрьму. 17 сентября из Рима поступило требование к Венеции о выдаче Бруно для суда над ним в Риме. Общественное влияние обвиняемого, число и характер ересей, в которых он подозревался, были так велики, что венецианская инквизиция не отважилась сама окончить этот процесс. 27 февраля 1593 года Бруно был перевезён в Рим. В римских тюрьмах он провёл шесть лет, не соглашаясь признать свои натурфилософские и метафизические убеждения ошибкой. 20 января 1600 года папа Климент VIII одобрил решение конгрегации и постановил передать брата Джордано в руки светской власти. На 400-летие смерти Бруно кардинал Анджело Содано назвал казнь Бруно «печальным эпизодом», но, тем не менее, указал на верность действий инквизиторов, которые, по его словам, «сделали всё возможное, чтобы сохранить ему жизнь». Глава Римско-католической церкви также отказался рассмотреть вопрос о его реабилитации, считая действия инквизиторов оправданными. http://book-online.com.ua/read.php?book=1089&page=71#s71_n0

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *