Когда начинаются новые сутки

Когда начинаются новые сутки

Категория: Школа

Сутки. Ритмичная смена дня и ночи… Неповторимая красота этих явлений одинаково впечатляет человека и в детстве, и в глубокой старости. Разве может не волновать, к примеру, летний рассвет? Вот постепенно тает ночная мгла, медленно гаснут звезды, пылает заревом восток, природа пробуждается от сна. И вдруг в каждой капле утренней росы отображается восход Солнца, несущего всему живому свет, тепло, радость жизни.

Постепенно поднимаясь вверх, Солнце достигает своего наивысшего положения на небе (момент верхней кульминации), после чего медленно опускается вниз, чтобы на несколько часов снова скрыться за горизонтом. Спустя 30—40 минут после захода Солнца, когда закончатся вечерние сумерки, на небе появляются первые звезды. И снова все засыпает. Это правильное чередование дня и ночи, являющееся отображением вращения Земли вокруг своей оси, и дало людям естественную единицу времени — сутки.

Итак, сутки — это промежуток времени между двумя последовательными одноименными кульминациями Солнца. За начало истинных солнечных суток принимают момент нижней кульминации центра диска Солнца (полночь). В согласии с традицией, которая пришла к нам из Древнего Египта и Вавилонии, сутки делятся на 24 часа, каждый час — на 60 минут, каждая минута — на 60 секунд. Время T, измеренное от нижней кульминации центра диска Солнца, называется истинным солнечным временем.

Но ведь наша Земля является шаром!

Поэтому в тот момент, когда, скажем, житель Киева утверждает, что Солнце находится в нижней кульминации, и спокойно ложится спать, в Южно-Сахалинске уже утро и люди спешат на работу. А это значит, что каждой точке земного шара, географическая долгота которой Я, соответствует свое собственное (местное) время, которое будет одинаковым лишь для пунктов, находящихся на одном и том же географическом меридиане. Географическая долгота наблюдателя А, измеряется обычно в градусах, минутах и секундах дуги, при переводе ее в часовые единицы исходят из расчета, что 15° = 1h,15 = lm, 15″ = Is, 1° = 4т, 1° = 4m.

Например, географическая долгота г. Харькова X = 36°15 = 2h25m.

Среднее солнечное время. Измерения показывают что продолжительность истинных солнечных суток на протяжении года неодинакова. Наибольшую длину они имеют 23 декабря, наименьшую 16 сентября, причем разница в их продолжительности в указанные дни составляет 51 секунду. Это обусловлено двумя причинами:

1) неравномерным движением Земли вокруг Солнца по эллиптической орбите;

2) наклоном оси суточного вращения Земли к плоскости эклиптики.

Очевидно, что пользоваться при измерении времени такой нестабильной единицей, как истинные сутки, нельзя. Поэтому в астрономии было введена понятие среднего солнца. Это — фиктивная точка, которая на протяжении года равномерно перемещается вдоль небесного экватора. Промежуток времени между двумя одноименными последовательными кульминациями среднего солнца называется средними солнечными сутками. Время, измеренное от нижней кульминации среднего солнца, называется средним солнечным временем. Именно среднее солнечное время и показывают наши часы, ими мы пользуемся во всей своей практической деятельности.

Разность между средним солнечным временем 1м (средним местным временем наблюдателя) и истинным солнечным временем T, измеренная на том же меридиане, называется уравнением времени (рис.):

Рис. Изменение уравнения времени на протяжении года. На правой шкале указано местное среднее солнечное время на момент, когда центр диска Солнца находится в верхней кульминации

Величину уравнения времени η на начало каждых суток можно найти, в любом астрономическом календаре.

Поясное, декретное и летнее время. В конце прошлого века земной шар был разбит через каждые 15° по географической долготе на 24 часовых пояса с тем, чтобы внутри каждого пояса, имеющего номер N (N изменяется от 0 до 23), часы указывали одно и то же поясное время — Тn — среднее солнечное время географического меридиана, проходящего через середину этого пояса. При переходе от поясак поясу в направлении с запада на восток время на границе пояса скачком увеличивается ровно на один час. В качестве нулевого принят пояс, расположенный (по долготе) в полосе ±7°,5 от гринвичского меридиана. Среднее солнечное время этого пояса, обозначаемое То или UT, называется гринвичским или всемирным. Почти вся европейская часть СССР находится во втором часовом поясе (N=2), центральный меридиан которого, соответствующий восточной географической долготе 30°, проходит вблизиЛенинграда и Киева. Очевидно, что кульминации Солнца на центральном меридиане 2-го пояса происходят на 2 часа раньше, чем на гринвичском меридиане, на 2 часа раньше здесь начинаются и сутки. Во многих странах мира в летние месяцы года практикуется переход на время соседнего, расположенного к востоку часового пояса. В СССР стрелки часов, переведенные Декретом Совнаркома от 16 июня 1930 г. на один час вперед, и сегодня («впредь до отмены») отсчитывают вместо поясного декретное время Тд. Связь этого времени с пояснымТп, местным Тм и всемирным То определяется соотношениями.

Итак, на вопрос: «По какому времени вы живете?» житель г. Харькова (N = 2) ответит: «По декретному времени второго часового пояса».

С 1981 г. в нашей стране также введено летнее время: ночью в последнее воскресенье марта стрелки часов переводятся на один час вперед по сравнению с декретным временем, а ночью в последнее воскресенье сентября возвращаются обратно.

Звездные сутки. Выше говорилось о вращении Земли вокруг своей оси относительно Солнца. Оказалось удобным и даже необходимым ввести еще одну единицу времени — звездные сутки как промежуток времени между двумя последовательными одноименными кульминациями одной и той же звезды. Так как, вращаясь вокруг оси, Земля еще и движется по своей орбите, то звездные сутки короче солнечных почти на четыре минуты. В году же звездных суток ровно на единицу больше, чем солнечных.

За начало звездных суток принят момент верхней кульминации точки весеннего равноденствия. Отсюда звездное время s — это время, истекшее с момента верхней кульминации точки весеннего равноденствия. Оно измеряется часовым углом точки весеннего равноденствия t¡.Его можно определить по формуле s = а +t, где а и t — прямое восхождение и часовой угол любой звезды. Отсюда следует, что звездное время s равно прямому восхождению светила, находящегося

Тп, местным Тм и всемирным То определяется соотношениями

Зачем нужно знать об этом? Уравнение времени говорит о том, что истинное Солнце в своем движении на небесной сфере то «обгоняет» среднее, солнце, то «отстает» от него, и если мы время измеряем по среднему солнцу, то тени от всех предметов отбрасывают из-за их освещения истинным Солнцем! Предположим, что кто-то решил построить здание лицом к югу. Желаемое направление ему укажет полуденная линия: в момент верхней кульминации Солнца, когда оно, пересекая небесный меридиан, «проходит над точкой юга», тени от вертикальных предметов падают вдоль полуденной линии по направлению к северу.. Поэтому для решения задачи достаточно подвесить на нити грузик и в упомянутый момент времени вбить колышки вдоль отброшенной нитью тени.

Но установить «на глаз», когда центр диска Солнца пересекает небесный меридиан, невозможно, этот момент следует рассчитать заранее. Для этого наблюдатель должен знать свою географическую, долготу λ.

Очевидно, что археолог, интересующийся ориентацией древних строений (пирамид, храмов и др.), решает обратную задачу — направление одной из главных стен здания уже есть, необходимо установить совпадает ли оно с направлением полуденной линии…

Звездное время используем для определения того, какие участки звездного неба (созвездия) будут видны над горизонтом в то или другое время суток и года. Как уже отмечалось, в каждый конкретный момент времени в верхней кульминации находятся те звезды, для которых а = s. Рассчитывая звездное время s, и определяем условия видимости звезд и созвездий.

Через Берингов пролив и по водам Тихого океана приблизительно вдоль меридиана 180° от северного полюса к южному протянулась линия перемены даты. Отсюда на нашей планете начинаются новый день, новые сутки и новый год.

Начинается новый день

Приди, Дух Святой

Бенни Хинн

Посвящение

Посвящается моей дорогой дочери Элише, чей нежный дух доставляет столько радости. Я молюсь, чтобы она испытала чудесное прикосновение Святого Духа в своей жизни в раннем возрасте и чтобы Иисус Христос был всегда превозносим в ее жизни и через ее жизнь, чтобы приводить других ко Кресту на Голгофе.

Благодарности

Спасибо Рику Нэшу и Шерил Памквист за помощь в редактуре при работе над рукописью, а также моим друзьям, помощникам и сотрудникам за поддержку и вдохновение.

Глава 1

Начинается новый день

Атланта — красивый город, сердце Юга и драгоценный камень в его короне. Но не стоит обольщаться — в августе там жарко и влажно. А когда ты сидишь в автомобиле посреди большой дорожной пробки и машины куда ни глянь: перед тобой, позади тебя и тянутся вдаль, сколько может видеть глаз, а полуденное солнце сияет прямо над головой, вот тогда жарко по-настоящему!

Итак, мы были в августе в Атланте, в окружении машин всех размеров и форм, которые медленно ползли вдоль по «Интерстейт-75». Наш фургон стал подобен сауне на колесах. Но еще одно обстоятельство делало мое положение ужасным: я опаздывал на собственное евангелизационное собрание,

«Почему мы не двигаемся, Джин? — осведомился я. — Куда едут все эти люди?»

Когда мы поехали, Джин Полина, администратор и моя правая рука, объяснил, что из-за собраний «с чудесами» и предварительного футбольного матча дороги в центре Атланты полностью запружены.

Мы направлялись в «Омни Колизеум» в деловом центре Атланты, где наше собрание с чудесами должно было начаться в 19.00. Хотя «Омни» был рассчитан на 18500 посадочных мест, уже было ясно, что вечером зал будет заполнен. Судя по заказам на парковку автобусов и места для групп, а также учитывая численность хора, помощников, ассистентов, гостей и общей публики, мы полагали, что будут заняты все места. А пробка, в которой мы находились, наводила на мысль, что к «Колизеуму» съезжалось гораздо больше народу, чем мы планировали.

«Сколько еще ехать, Джин?» — спросил я.

«Трудно сказать, но мы двигаемся теперь немного быстрее».

«Надеюсь, что так. Мы опаздываем».

Джин увидел, что я погрузился в раздумье и, хорошо зная меня, догадался, о чем я думал.

«Пастор, Чарли сказал, что начальник пожарной команды работает с нами, чтобы принять как можно больше народу. Мы сделали все возможное, чтобы подготовиться к наплыву людей».

Мы продолжали продвигаться по автостраде в машине, напоминавшей теперь печку, как вдруг зазвонил сотовый, телефон — это был Чарли Мак-Куен, координатор моих собраний.


«Привет, Чарли. Как там дела в „Омни»»? — спросил я.

«Пастор, чудеса уже происходят! Зал полон, и сила Божья с нами! Люди встают из инвалидных колясок, и атмосфера заряжена силой Божьей и внутри и снаружи! Мы такого еще не видели! Святой Дух уже работает, хотя служение еще не началось! Бог делает здесь гораздо больше того, о чем мы молились. Пастор, все так восхитительно!»

«Пусть Богу достанется вся слава, Чарли. Мы приедем через несколько минут. До скорой встречи».

Когда я выключил телефон и задумался о том, что Чарли сказал мне, Господь напомнил мне из Писания: «А Тому, Кто действующею в нас силою может сделать несравненно больше всего, чего мы просим, или о чем помышляем, Тому слава в Церкви во Христе Иисусе во все роды, от века до века. Аминь» (Еф. 3:20,21).

Я прошептал благодарственную молитву Господу за Его верность. «Спасибо, Господь, за то, что Ты делаешь. Это воистину Твое деяние, а не мое. Господь, ты такой чудесный, и я так сильно люблю Тебя». Я размышлял над тем, что сказал Чарли, и снова ощутил себя наполненным благоговением и удивлением перед Божьей благодатью и милостью.

(Когда ты будешь читать эту книгу, дорогой друг, знай: я молюсь, чтобы ты открыл, что «не воинством и не силою, но Духом Моим, говорит Господь» (см. Зах. 4:6). Если ты жаждешь силы Божьей, продолжай читать эту книгу, ибо в ней я буду делиться с тобой тем, что узнал от Святого Духа относительно Его замечательной, творящей чудеса силы, которая доступна и тебе, и мне.)

Джин прервал мои раздумья: «Мы почти приехали, пастор. Я уже вижу „Омни»».

Мы въехали в «Колизеум» через служебные ворота и остановились. Большая дверь закрылась за нами, я вышел из фургона и направился к комнате, приготовленной для меня. Телевизионный монитор был уже включен, когда я вошел в нее. Я прибавил громкости. Люди хлопали в ладоши и кричали! В секции для инвалидов царила суматоха! Чудеса уже происходили, я видел это на мониторе! И я мог чувствовать присутствие Божье, которое было таким сильным даже в моей комнате. Это было незабываемо!

Я словно прилип к монитору, удивленный, что сила Божья стала проявляться еще до начала служения… Кто-то бегал взад и вперед по залу…

Это было восхитительно! Чудеса происходили прямо на моих глазах! «Как прекрасен Бог!», — подумал я и, продолжая смотреть на монитор, заплакал, восхищенный Божьей любовью и преданностью. Я был поражен тем, что происходило! Оператор дал крупный план нескольких секций в зале, и я смог разглядеть лица людей. Я наблюдал множество эмоций — от смеха и возбуждения до слез радости и обожания, — но одно общее чувство предстало передо мной: жажда, жажда испытать славное прикосновение Господа.

Я продолжал смотреть на монитор и думал: «Я знаю лучше, чем кто-либо из присутствующих, что люди приходят не для того, чтобы увидеть Бенни Хинна. Почему? — Я и сам бы не пошел послушать Бенни Хинна. Я палец о палец не ударил бы, чтобы послушать, как я проповедую. Я знаю лучше всех сегодня вечером, что эти люди пришли не потому, что я здесь; они пришли, потому что Господь Иисус здесь!»

Место из пророка Исаии быстро пришло мне на ум; там Бог говорит: «Славы Моей не дам иному» (Ис. 48:11), За годы служения я понял, что славой Бог делиться не будет.

Кто-то может спросить: «Что двигало теми, кто проделал долгий путь, чтобы приехать за несколько часов до начала собрания?»

Мне ответ ясен, поскольку еще не так давно я сам тоже стоял в ожидании, когда начнут пускать на собрание Кэтрин Кульман, полный веры и надежды получить что-то от Бога. И именно жажда вела меня, та жажда, что еще есть у меня и сегодня, а также стремление пережить славное прикосновение Его присутствия.

Сегодня я жажду еще больше, чем раньше. И эта жажда, и это стремление познать Его и славу Его присутствия только усиливаются. Чем больше я знаю Его, тем больше хочу знать о Нем.

Да, я уподобляю себя этим чудесным людям, посещающим наши собрания, поскольку я сам, как и они, имел настолько сильную духовную жажду, что не тревожился ни о долгих переездах, ни о многочасовых ожиданиях начала собрания, лишь бы испытать присутствие Божье еще раз.

Тысячи людей, заполняющих залы и стадионы по всему свету, имеют разное происхождение и различные нужды, но они едины в одном: в глубоком желании раствориться в силе и чуде работы Святого Духа.

Только вчера

Кажется, только вчера я тоже стоял у дверей Первой пресвитерианской церкви в Питтсбурге, Пенсильвания, в 6 утра декабрьским днем 1973 года, ожидая, когда откроют двери на собрание, которое полностью изменило мою жизнь.

Если ты читал «Доброе утро, Святой Дух», тебе уже известно кое-что о моей жизни. Мой друг Джим Пойнтер пригласил меня поехать вместе с ним на автобусе из Торонто, где я тогда жил со всей семьей, до Питтсбурга на собрание, проводимое знаменитой исцеляющей евангелисткой Кэтрин Кульман, вот почему мы и оказались там холодным утром.

Тот день оставил у меня в памяти неизгладимое впечатление. Воздух был холодным и колючим, так что даже дышалось с трудом. Люди вокруг меня оделись очень тепло — на головах шапки, на ногах большие сапоги. Мы притопывали ногами, потирали руки, прижимая их поплотнее к телу, чтобы согреться на сильном холодном ветру. Мы старались встать ближе друг к другу в тщетных попытках хоть немножко согреться.

С большой неохотой ночь уступила место холодному рассвету, который осветил мрачный город. Стали видны большие здания, асфальт и бетон, окружавшие церковь со всех сторон, словно город вырос сам по себе, как вырастают кукурузные поля вокруг фермы где-нибудь в Индиане. Церковь казалась в полутьме то собором, то крепостью с устремленными ввысь шпилями, искусно сделанными укреплениями и внушительными дверями. Светлый камень, из которого была построена церковь, почернел от времени и смога, придавая зданию особенно мрачный вид.

Джим Пойнтер рассказал мне немного о Кэтрин Кульман и о ее служении — этого хватило, чтобы убедить меня поехать, но было явно недостаточно, чтобы заставить меня ожидать многого от ее собрания.

И все же я на что-то надеялся. В своем сердце я жаждал и ожидал большего и — о, как я нуждался в этом в те годы!

Традиция и переезд

Ты знаешь, я родился и провел свое детство в прибрежном городе Яффе, в Израиле, там, где изрезанный берег Святой Земли встречается с бирюзой Средиземного моря под безоблачным небом и жарким солнцем.

Вместе с пятью братьями и двумя сестрами я рос в «интернациональной» семье, и мое детство прошло под влиянием разных культур, перемешавшихся в этом городе-космополите. Это было весело, хотя порой смущало меня. Моя мать Клименция была армянкой по происхождению. Мой отец Костанди родился в семье греков. Я был крещен в греческой православной церкви, но посещал католическую начальную школе. Я говорил по-французски в школе, по-арабски дома и на иврите в городе.

Но я говорил не очень хорошо. С раннего детства, если я испытывал даже небольшое давление или эмоциональный стресс, я начинал заикаться.

Другие дети смеялись надо мной. Мои учителя полагали, что я безнадежен. И что еще хуже, будучи старшим сыном, я чувствовал, что стал огромным разочарованием для всей семьи.

И хотя мой отец был чудесным человеком и любил меня, он говорил слова, ранившие меня до глубины души: «Из всех моих мальчиков ты — тот, из которого никогда ничего не получится». Пожалуйста, не пойми неправильно, мои отец был замечательным человеком, добрым и щедрым, и я любил его, но так он говорил, и, что хуже всего, я верил ему!

Можешь ли ты представить, как это ранило меня? Когда мое чувство собственного достоинства угасло, я замкнулся от мира и от людей, окружавших меня. У меня еще живы воспоминания, как в школе я прятался в дальнем углу игровой площадки день за днем, в то время как прочие дети весело играли. Я делал все, что мог, чтобы избежать отвержения.

Хотя я был еще очень юн, я погрузился в религиозную набожность в католической вере, поскольку это было единственным, что доставляло мне хоть какое-то утешение. Много часов я провел на коленях на каменных полах, проговаривая «Благодатную Марию», «Апостольский символ веры» или «Господню молитву». Я предавался молитве и учению, дабы стать хорошим студентом. Все, что было связано с католическим образованием, притягивало мое внимание. Я проводил так много времени в монастыре, где располагалась школа, что фактически жил там. Но от этого чувство пустоты и одиночества не исчезало — оно лишь притуплялось, но ненадолго.

В годы моего детства над Израилем постоянно висела угроза войны. Я смутно помню, как родители периодически говорили об этом. Но в 1967 году угроза стала реальностью: «Шестидневная война». Не думай, что по причине ее краткости эти шесть Дней было легко пережить; уверяю тебя, что это не так. Я помню, как бежал в школу в тот день, когда объявили, что началась война. Глядя в прошлое, я осознаю, что война была быстрой и решительной, но приготовления к ней были долгими, горькими и полными тревоги. Соседи Израиля объединились против него, выдворили ооновских миротворцев и их формирования, размещенные на Синае. Была задействована и общественная и частная дипломатия, — но это не дало результатов. Те дни были ужасны.

Новое начало

В следующем 1968 году мы эмигрировали в Канаду. До того времени я знал лишь жизнь в жарком солнечном Израиле и чувствовал себя спокойно в религиозной среде католических школ. И вот я был вырван из в общем-то предсказуемого будущего и брошен в море неизвестного. Я должен был подстраиваться под то, к чему не привык или не был подготовлен. Я переехал в новую страну, не зная, что ожидает меня.

Более трудного переезда для меня едва ли можно представить, поскольку, оказавшись в Торонто, я вынужден был адаптироваться к новому континенту, к новой стране, к новой культуре и даже к новому климату. Внезапно я столкнулся с новым языком, с новым окружением, с новым домом, и мне предстояло освоиться е другой одеждой, которая больше подходила для холодной, снежной погоды. Я должен был познакомиться с новой школой и теми предметами, которые были связаны с новой культурой. Я начал сразу же изучать новую форму правительства и знакомиться с новыми праздниками и традициями этого общества. Все было таким незнакомым!

Не нужно объяснять, что переезд в Торонто лишь усилил мое чувство одиночества и изоляции. Но у Бога было для меня гораздо лучшее будущее, чем прошлое, лучшее, чем я ожидал, ибо именно в Канаде я был рожден свыше. В новой стране я вошел в общение с Иисусом Христом. Подобно Павлу я сказал: «Я все почитаю за сор ради совершенства познания Христа Иисуса». Бог вел меня всем этим путем до Торонто, чтобы я смог найти Его Сына, и это изменило мою жизнь навсегда.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *