Книги о семье романовых

Книги о семье романовых

>«Дивный свет» и другие – 5 книг о царской семье, жизни и последних днях

Александр Боханов

Николай II

Историк и автор ряда книг об истории царской семьи Александр Боханов написал одну из самых подробных биографий Николая II. Боханов не скрывает своей симпатии к последнему русскому императору и описывает его как царя-мессию и помазанника Божьего. При этом не идеализирует его как героя и объективно рассказывает обо всех фактах его биографии.

Потом будет потрачено много слов и бумаги на выяснение вопроса: знал или не знал «сам Ленин» о подготовке убийства царской семьи. Одни уверенно утверждают: «Знал». Другие же, с не меньшей категоричностью, говорят «нет». Оправдатели большевиков, в том числе упоминавшийся уже французский «мэтр» Ферро, приводят в качестве «бесспорного аргумента» известный факт: отсутствие документов, удостоверяющих санкцию центральных властей в Москве. Подобное странно слышать от профессионала: очень многие события в истории не отражены документами прямого действия. Надо считать Ленина или очень глупым, или очень беспечным человеком, чтобы думать, что он, в совершенстве владея мастерством демагогии и конспирации, стал бы отдавать письменные приказы. Ни главарь, ни его окружение на это никогда бы не пошли. Они были не только циничными и аморальными, но и умными.

Роберт Мэсси

Николай и Александра. История любви и тайна смерти

Книга американца и лауреата Пулитцеровской премии Роберта Мэсси вышла в 1967 году. С этой книги начался «роман» писателя с российской историей: позже он напишет еще книги о Петре I и Екатерине Великой. Мэсси заинтересовался историей царской семьи, когда его собственный сын заболел той же болезнью, что и цесаревич Алексей: у мальчика тоже обнаружили гемофилию. Роман об отношениях последнего русского императора и его супруги написан на документальных источниках, в книге использованы материалы из архивов Колумбийского и Йельского университетов.

Впоследствии книга была экранизирована в 1971 году, фильм получил две премии «Оскар».

Всю зиму Алексей Николаевич был полон сил и здоровья. Но после того как охранники разрушили ледяную гору, лишив мальчугана возможности расходовать свою неуемную энергию, он принялся изобретать разные опасные игры, и никто не мог заставить его от них отказаться. Спускаясь с лестницы на салазках, на которых прежде спускался с горы, наследник получил травму. Началось внутреннее кровоизлияние в нижней части живота. Даже в Спале пять лет назад мальчик не испытывал таких страданий. Боль усиливалась, становясь невыносимой. И тогда, сквозь стоны, мальчик проговорил: «Мама, я хочу умереть. Я не боюсь смерти, но я так боюсь того, что они с нами сделают». Распутина не было в живых, некому прийти было на помощь, некому было послать телеграмму, сама же государыня ничем не могла помочь сыну. В письме к Вырубовой императрица сетовала, что сын «очень похудел, первые дни напоминали Спалу, помнишь. Сижу целый день у него, обыкновенно держу ногу, так что я стала похожа на тень».

Великий князь Александр Михайлович

Воспоминания

Александр Михайлович был внуком Николая I, другом детства Николая II и супругом его сестры Ксении. В 1918 году он покинул Россию для участия в Парижской мирной конференции, а затем, после отказа других стран помочь белому движению, навсегда остался во Франции и больше никогда не возвращался в Россию. В эмиграции он написал книгу воспоминаний, где в том числе рассказывает жизни императорской семьи.

Люди умирают ежеминутно, и мы не должны были бы придавать особого значения смерти тех, кого мы любим. Но тем не менее смерть Императора Александра III окончательно решила судьбу Poccии. Каждый в толпе присутствовавших при кончине Aлeксандра III родственников, врачей, придворных и прислуги, собравшихся вокруг его бездыханного тела, сознавал, что наша страна потеряла в лице Государя ту опору, которая препятствовала России свалиться в пропасть. Никто не понимал этого лучше самого Никки. В эту минуту в первый и в последний раз в моей жизни я увидел слезы на его голубых глазах. Он взял меня под руку и повел вниз в свою комнату. Мы обнялись и плакали вместе. Он не мог собраться с мыслями. Он сознавал, что он сделался Императором, и это страшное бремя власти давило его.

Пьер Жильяр

При дворе Николая II. Воспоминания наставника цесаревича Алексея

Француз Пьер Жильяр был наставником цесаревича и наследника престола Алексея. Он был вместе с семьей Романовых с 1905 года, пережил с ними дни революции и сопровождал их в Тобольск. После убийства царской семьи он вернулся на родину и написал полные любви к молодым Романовым воспоминания. В книге описана повседневная жизнь царской семьи, их окружения и последние дни царской семьи.

Через несколько минут я увидел, как мимо моего окна прошел Нагорный с больным ребенком на руках. Позади него шли великие княжны, нагруженные дорожными кофрами и маленькими сумками с личными вещами. Я попытался выйти, но меня грубо оттолкнули внутрь вагона.

Я вернулся к окну. Татьяна Николаевна шла последней, неся свою маленькую собачку и с трудом волоча тяжелый коричневый чемодан. Шел дождь, и я видел, как ее ноги утопали в грязи. Нагорный пытался прийти к ней на помощь, но его грубо оттолкнул один из комиссаров. Несколько минут спустя повозки с детьми направились к городу.

И я даже не подозревал, что никогда больше не увижу их, этих людей, среди которых провел столько лет! Я был уверен, что за нами вернутся и мы все вновь будем вместе.

Монахиня Нектария (Мак Лиз)

Дивный Свет. Жизнь Александры Федоровны Романовой, последней Всероссийской Императрицы

В книгу вошли письма супругу, детям и сестре, дневники и записи императрицы Александры Федоровны начиная с детства и до трагических событий 1918 года. В подлинных документах, собранных православной монахиней скита блаженной Ксении Петербургской в Северной Калифорнии Нектарией Александра Федоровна предстает как истинная христианка, верная жена и любящая мать. В книге также содержатся ее записки о воспитании детей и опыте семейной жизни.

Главным центром жизни любого человека должен быть его дом. Это место, где растут дети – растут физически, укрепляют свое здоровье и впитывают в себя все, что сделает их истинными и благородными мужчинами и женщинами. В доме, где растут дети, все их окружение и все, что происходит, влияет на них, и даже самая маленькая деталь может оказать прекрасное или вредное воздействие. Где бы ни воспитывался ребенок, на его характере сказываются впечатления от мест, где он рос. Самое богатое наследство, которое родители могут оставить детям, это счастливое детство, с нежными воспоминаниями об отце и матери. Оно осветит грядущие дни, будет хранить их от искушений и поможет в суровых буднях жизни, когда дети покинут родительский кров.

Воспоминания участников убийства Царской семьи

Воспоминания участников убийства Царской семьи

Цикл программ основан на архивной аудиозаписи 1964 г.

9 передач

В эфире с 16 июля 2018 г., 17:10

АНОНС

Страшная дата 2018 года – 100 летие жестокого, бесчеловечного убийства Царской семьи.

В доме Ипатьева в Екатеринбурге в ночь с 16 на 17 июля 1918 года жертвами чекистов стали 11 мучеников: Николай Александрович Романов, Александра Федоровна Романова, Великие княжны Ольга Николаевна, Татьяна Николаевна, Мария Николаевна, Анастасия Николаевна, Цесаревич Алексей Николаевич, Лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин, повар Иван Михайлович Харитонов, горничная Анна Степановна Демидова, камердинер Алоизий (Алексей) Егорович Трупп.

Сегодня мы уже очень много знаем о произошедшем 100 лет назад. Убийство царской семьи детально изучено и это изучение продолжается. Архивы хранят множество уникальных документов. Среди них – аудиозапись 1964 года с воспоминаниями убийц о содеянном.

В 1964 году еще оказались живы участники убийства царской семьи чекисты Никулин и Родзинский. В девяти наших программах вы услышите фрагменты этой аудиозаписи воспоминаний убийц.

Передачи 1 – 4
Запись 13 мая 1964 года

Григорий Петрович Никулин, чекист, один из убийц Царской семьи. Второе лицо после организатора процесса убийства – Юровского. Лично стрелял. Также участвовал в немедленном разграблении вещей убитых. Умер в возрасте 70 лет.

Передачи 5 – 9
Запись 15 мая 1964 года

Исай Иделевич Родзинский, чекист, один из убийц царской семьи. Лично не стрелял. Активно помогал убийцам. Лично участвовал в надругании над телами убитых и сокрытии следов преступления. Умер в возрасте 89 лет.

https://www.grad-petrov.ru/wp-content/uploads/2018/07/obyav_Vospominaniya-tsareubijts_ML.mp3

Цитата 1 (чекист Никулин):

«…Состояние наше было очень тяжелое. Мы с Юровским ждали какого-нибудь конца. Мы понимали, конечно, что какой-нибудь конец должен наступить. И вот в одно прекрасное время… да, утром 16-го июля Юровский мне говорит: “Ну, сынок, меня вызывают туда, в президиум исполкома к Белобородову, я поеду, ты тут оставайся”. И так часика через три-четыре он возвращается и говорит: “Ну, решено. Сегодня в ночь… Сейчас город объявляется на осадном положении, уже сейчас же. В эту ночь мы должны провести ликвидацию… должны ликвидировать всех”.

Вопрос – как? Была директива: сделать это без шума, не афишировать этим, спокойно. Как? Ну, было у нас всяких вариантов несколько. То ли подойти к каждому по количеству членов и просто в кровати выстрелить.

– В спящих, да?

– В спящих, да. То ли пригласить их в порядке проверки в одну из комнат, набросать туда бомб. И последний вариант возник такой, самый, так сказать, удачный по-моему, — это под видом обороны этого дома (предполагается нападение на дом) пригласить их для их же безопасности спуститься в подвал. Значит, это было примерно так часиков в 11 вечера, когда мы… Юровский пошел к Боткину, побудил его, они легли в одиннадцать, может быть в начале двенадцатого. Спать они ложились, конечно, рано. Побудил я его и сказал ему, что вот так и так. Мы будем, конечно, обороняться. Будьте любезны сообщить семье, чтобы они спустились. Перед тем как приступить непосредственно к расстрелу, к нам прибыли в помощь, вот, Михаил Александрович Медведев, он работал тогда в ЧК. Кажется, он был членом президиума, я не помню сейчас точно. И вот этот товарищ Ермаков, который себя довольно неприлично вел, присваивая себе после главенствующую роль, что это он все совершил, так сказать, единолично, без всякой помощи. И когда ему задавали вопрос: “Ну, как же ты сделал?” – “Ну, просто, говорит, брал, стрелял – и все”. На самом же деле нас было исполнителей 8 человек: Юровский, Никулин, Медведев Михаил, Медведев Павел – четыре, Ермаков Петр – пять, вот я не уверен, что Кабанов Иван – шесть. И еще двоих я не помню фамилий».

Цитата 2 (чекист Родзинский):

«А вот что получилось с похоронами, так сказать, с укрытием следов. Получилась нелепая вещь. Нелепость заключалась вот в чем. Казалось бы, с самого начала нужно было продумать, куда деть, дело-то ведь было очень серьезное. Паче чаяния, если бы белогвардейцы обнаружили бы эти останки, знаете, что бы они устроили? Мощи. Крестные ходы, использовали бы ж темноту деревенскую. Поэтому вопрос о сокрытии следов был важнее даже самого выполнения. Подумаешь там перестрелять, не важно даже с какими титулами они там были. А вот ведь самое ответственное было, чтобы укрыть, чтобы следов не осталось, чтобы никто использовать это не мог в контрреволюционных целях. Это самое главное было. А об этом и не думали. И это дело пошло на откуп Ермакову, что ли. Товарищ такой был. Считали, он местный человек, он все знает, как упрятать, а куда он думал упрятать – никого это не интересовало. Он у нас в ЧК не работал. Он был известен как местный человек, и руководство местное решило, видимо, что вот, мол, он знает, чего, куда и как. Привлекли его для этого, и получилось с этим, знаете, страшенное дело. Кстати сказать, во время расстрела у изгороди этого дома бродил Голощекин. Он ходил с той целью, чтобы понять, мог ли кто-нибудь услышать, что там происходило.

Да, так вот, надо было упрятать. Куда? Зарыть – чепуха, могут разрыть потом, найти по свежим следам. То же вот, что проделали – спустили в шахты. Надо было понимать заранее, что это не путь, хотя бы потому, что будут знать, что здесь расстреляны, то уж как-нибудь проверят эти шахты, найдут. А что получилось. Этот самый товарищ Ермаков после того, как все это было проделано, повезли по его указанию в одну шахту…

Послали в разведку двух человек. А приехали мы на лошаденках. Мы с Юровским посоветовались и решили, чтобы он поехал и доложил, во-первых, что сделано, и, во-вторых, решили, что надо сюда обязательно керосин, серную кислоту. Ведь придется нам орудовать. И потом питание для группы. И он уехал. И вернулся потом уже с грузовиком. Вот так было дело. Вернулся и привез все эти бутылки с серной кислотой и керосину полно, что-то еще там хорошего горючего. Он приехал уже поздно. И мы тут по очереди ходили дорогу охранять и в деревушку ходили. Кстати, там есть у этого исследователя показания из этой деревни, мы туда ходили по очереди молоко пить. И там, кстати, говорили, что тут облава идет на уголовных. Это единственная деревня была поблизости, больше ничего не было.

Ну, а когда Юровский вернулся, и разведчики наши через некоторое время пришли и тоже доложили, что нашли заброшенную где-то в балке шахту. Ну, это шахта была глубинная, потому что они лазали в нее и сказали, что там внизу топка и засосет. Мы тут грузила приготовили. Ну, решили так, что часть сожжем, а часть спустим в шахту, либо всех сожжем. И что всех изуродуем все равно, потом иди различи. Нам важно, чтобы не оставалось количества. И, потому что по этому признаку можно было узнать захоронение. Ну, а так что же, ну расстрелянные были люди, брошены, а кто? Царь или кто.

Но вот погрузили мы их на машину, весь этот штабель и решили двигаться по указанию этих товарищей, которые ходили в разведку. Шли мы так тоже с тяжелым сердцем, не зная, что же это будет за укрытие. Так толковали: то ли все это вообще сжечь к черту, думали об этом. Видимо, так бы и поступили, хотя мы туда и двигались.

Но тут произошло неожиданное. Вдруг наша машина на каком-то проселке там застряла, оказалась трясина. Дело было к вечеру. Мы немного проехали. Мы все эту машину вытаскивали, еле-еле вытащили. И тут у нас мелькнула мысль, которую мы и осуществили. Мы решили, что лучшего места не найти. Мы сейчас же эту трясину расковыряли. Она глубокая бог знает куда. Ну, тут часть разложили этих самых голубчиков и начали заливать серной кислотой, обезобразили все, а потом все это в трясину. Неподалеку была железная дорога. Мы привезли гнилых шпал, проложили маятник, через самую трясину. Разложили этих шпал в виде мостика такого заброшенного через трясину, а остальных на некотором расстоянии стали сжигать».

Какая книга самая лучшая о династии Романовых?

Мне очень понравилась книга Вольдемара Балязина «Тайны дома Романовых», «Правительницы России». Я из этих книг взяла много нового для себя. Особенно разного рода слухи о том, что случилось с тем или иным императором.

Многим нравится книга Коняева Н. М. Подлинная история Дома Романовых. Я ее несколько лет не могу прочесть. Она в принципе сводится к тому, что Петр Первый был исчадием ада, и остальные Романовы искупали его прегрешения вплоть до расстрела семьи последнего императора.

Мне понравился 2-х томник Торопцева А.П.: Романовы на троне империи и Расцвет и падение Дома Романовых. Довольно кратко о 300-летнем правлении династии.

«Гопода Романовы» Марии Евгеньевой хороша тем, что дает краткую характеристику каждому из Романовых, буквально 2-3 страницы. Можно иметь первоначальное мнение о представителях рода.

Стаффан Скотт «Романовы» — история рода за период 1613 — 1999 года. Интересно читать о Доме

Романовых в изгнании. Написано с юмором.

Романы советских времен не беру во внимание. Они искажали историю. Особенно была разочарована «Нечистой силой». Когда читала воспоминания Юсупова, ловила себя на том, что рассказ о смерти Распутина по сути переписан у Юсупова. Просто Пикуль не думал, что когда — то будут опубликованы воспоминания Юсупова.

Все книги по-своему интересны. И чем больше их читаешь, тем интереснее судьба Дома Романовых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *