Клавдия устюжанина барнаульское чудо

Клавдия устюжанина барнаульское чудо

Краткий вариант

Кратко, история о Барнаульском чуде звучит следующим образом:

«В 1964 году в Барнауле во время операции по поводу рака кишечника умерла женщина – простая продавщица Клавдия Устюжанина, не верящая в Бога. Тело её отнесли в морг, где оно пролежало 3 дня, а потом умершая удивительным образом ожила, причём вскоре выяснилось, что раковая опухоль у неё бесследно исчезла. После воскрешения бывшая атеистка стала христианкой и убежденной проповедницей веры в Господа».

Христианами Вам могут быть предаставленны разные варианты этой истории, первое что Вам стоит сделать, это сослаться на основной православный первоисточник этой истории, письма Клавдии, записанное её сыном. Как правило, христиане преподносят один из искажённых вариантов, что даёт сильный козырь в руки критика.

1. искажение изначального текста

Православные издания искажают эту историю, а христаине повторяют искажённые версии не затрудняясь поиском первоисточника.

Основная информация и все документальные свидетельства о воскрешение идут из книги ТОЧКА ОМЕГА. Часть 2., написанной Ю. Воробьевским. http://www.rus-sky.org/history/library/omega/omega2.htm Здесь впервые описывается история появления письма Клавдии и первичный текст письма, дан скан первой страницы справки с диагнозом. В дальнейшем, большинство историй пишутся именно опираясь на текст из данной книги, но и текст письма и подробности истории и наличие документов значительно искажаются.

Например, воинствующий атеизм, пробуждение в морге, и другие искажения первоначальной истории в угоду соответсвующим православным догматам и традициям, вымышленны современными журналистам. Для сравнения я привёл три истории (изначальный вариант — 1, первый уровень искажения — 2, второй уровень искажения — 3), которые рекомендую читать в параллелях, очень проясняет ситуацию о тех, кто нам рассказывает о чудесах и благочестие. Рекомендуйте это чтение христианам.

Три варианта истории из православной литературы Наиболее часто приводимые христианами. Если христиане ссылаются на уфологические источники или эзотерические, то не рекомендую заниматься лишней работой по сличению. Как правило, искажения в них даже больше, чем в православных изданиях.

Примеры искажений.

1.1. Документы в подтверждение?

Первоначальный вариант (1).

«Бумага от 30 мая. Буквальная цитата: «Во время операции была клиническая смерть. Больная выписана с железнодорожной больницы под наблюдение онкодиспансера…»»

Искажение (2)

«Бумага от 30 мая. Следующий документ: «Свидетельство о смерти».

Следующий — «Больная выписана под наблюдение врачей…»»

Одна запись превратилась в три документа.

1.2. Рак чего?

Первоначальный вариант (1).

«Вырезать что-либо из желудка было бесполезно, так как он весь был охвачен раком; было выкачано 1,5 литра гноя».

Искажение (2)

«»Моя мама рассказывала мне, что видела свое тело со стороны. Во время операции она стояла между врачами и с ужасом смотрела на свой разложившийся кишечник» «.

Искажение (3)

«В 1964 году 19 февраля в 11 часов дня меня оперировали, была обнаружена злокачественная опухоль с разложившимся кишечником. Во время операции я умерла. Когда разрезали мой живот, я стояла между двумя врачами и с ужасом смотрела на свою болезнь. Весь желудок был в раковых узлах, а также и мелкие кишки».

Желудок поменялся на кишечник.

1.3. Голос Бога?

Первоначальный вариант (1).

«Когда они подошли ко мне близко (не доходя 1,5 или 2 метра — о.А.), то Женщина спросила: «Господи, куда ее?» Я услышала голос, который ответил Ей: «Ее надо спустить обратно, она не в срок умерла»».

Искажение (2)

«Подойдя к моей маме, Она подняла глаза кверху и спросила: «Господи, а ее куда?» Мама сильно вздрогнула. Только тут она поняла, что умерла. И вдруг она услышала необычайный голос, доносившийся откуда-то сверху. Голос был настолько красивый и любящий, что забыть его было невозможно: «Она взята до времени за добродетели ее отца и непрестанные его молитвы»».

Искажение (3)

«Господи, куда ее? Она стояла, сложив руки на груди, а глаза подняла кверху. Тогда я сильно вздрогнула, поняв, что я умерла, а душа находится на небе, а тело на земле; и я сразу поняла, что у меня много грехов и придется мне за них отвечать. Я стала горько плакать. Я повернула голову, чтобы мне увидеть Господа, но никого не вижу,— а голос Господа слышу. Он сказал: верни ее на землю, она пришла не в срок, добродетель ее отца и непрестанные его молитвы умилостивили Меня».

Изменеён ответ Бога, появилась версия об отце — молитвеннике.Причем в одном случае за молитвы отца она в награду взята на небо до времени, а в другой случае молиты отца являются поводом вернуть её на землю.

В окончание стоит провести контратаку и задать вопрос православным.

Зачем православные издания искажают уже имеюшийся, вполне православный, вариант истории с Клавдией?

Другие православные издания

2. Первоисточники.

Почти все данные о произошедшем с клавдией мы полчаем во-первых из письма (1) Клавдии, записанного её сыном, священником, как он утверждает из её слов. Во-вторых из воспоминаний Протоиерея Валентина Бирюкова (4), который впервые встретился с Клавдией в течение года после случившегося и встречался ешё 5 раз, кроме того, у нас есть опровержение (5) оперировавшего врача (Неймарка), который в 1998 году ответил разоблачением на публикацию о этом чуде.

Сравнение записей Бирюкова и сына Устюжиной, говорит о том, что текст происходящего менялся, хотя и не в столь значительнной степени. Так что само письма можно считать достоаточно близким отражением версии самой Устюжиной о происходящем.

Пример:

от Сына:

«На западной стороне я увидела ворота, напоминающие своей формой царские врата в храме Божием.

Сияние же: от них было настолько сильное, что если бы можно было сравнить сияние золота или другого какого металла драгоценного с их блеском, то оно было бы в сравнении с этими вратами углем.
Вдруг я увидела, что с востока по направлению ко мне идет высокого роста Женщина. Строгая, одетая в длинное одеяние (как я узнала позднее – монашеское), с покрытой головой. Видно было строгое лицо, концы пальцев рук и часть ступни при ходьбе. Когда Она становилась ногою на траву, то та сгибалась, а когда убирала ногу, то трава разгибалась, принимая свое прежнее положение (а не так, как бывает обычно). Возле Нее шел ребенок, который доставал Ей только до плеча. Я старалась увидеть его лицо, но мне так это и не удалось, потому что он все время поворачивался ко мне или боком, или спиной. Как я узнала позже, это был мой Ангел хранитель».

от Бирюкова:

«А на восточной стороне она увидела блестящие врата высотой примерно с девяти или десятиэтажный дом — ни один человек в мире не может такую красоту создать! Даже изобразить не сможет. Врата блестящие, как солнце, разноцветные, цвета движутся, играют, сияющие искры летают… «Прекрасно, тепло. А где нахожусь — не знаю. И захотелось мне узнать — а ни одного человека нет. Ароматный воздух… Забыла, что жила на земле, забыла, что умирала, и даже Андрюшу забыла. И вдруг через эти овальные врата с воздуха идут мама и дочка (так я их тогда восприняла) в монашеском одеянии коричневого цвета. Идут быстро. Дочка плачет, что-то у мамки просит. Мамка не обращает внимания, идет прямо ко мне»».

Совершенно очевидно, что свидетельство (5) профессора-хирурга, непосредственного участника событий, заслуживает никак не меньшего доверия, чем рассказы сына Клавдии и его последователей.

Почти все утверждения Неймарка подтверждаются другими источниками, а различия с версией Устюжаниной только в следующем:

Неймарк утверждает, что во время операции диагноз злокачественной опухоли не подтвердился, операция прошла успешно и после операции Клавдия два дня провела в реанимации, но быстро шла на поправку. Клавдия же утверждает, что во время операции был обнаружен желудок изъёденный раком, что она умерла, лежала три дня в морге, откуда была переведена в палату (более подробно смотрите дополнительный материал).

3. Документы

1. Свидетельство сына:

«- Верьте, так и было, — заверил священник Андрей. — Теперь врачи говорят, что мама лежала в реанимации. Но я помню, меня подвели к маме, и помню слова «в уста не целуй, целуй в лобик». Меня бы в реанимацию, наверно, не пустили…» (6).

На самом деле в морг не пускают детей и посетителей (если не стоит вопрос об опознание). Только в палату. Реально морг, это несколько голых трупов, часть из них вскрыты, где-то параллельно идёт вскрытие. Такое зрелище не для посторонних. Потому, описанная картина могла быть именно в палате.

2. Запись в медицинской карте:

В тексте, повествуюшем о воскресение Клавдии мы читаем:

Бумага от 30 мая. Буквальная цитата: «Во время операции была клиническая смерть. Больная выписана с железнодорожной больницы под наблюдение онкодиспансера…»

Но в своём письме Клавдия пишет «В марте 1964 года я легла на повторную операцию…»

Т.е. эта запись появилась даже позже, чем прошла вторая операция, когда уже вся документация должна была быть закрыта.

Вывод, фикция эта запись. Вероятно, раньше эта фикция появиться не могла, т.к. карта уже была исписана после мартовской операции. Интересно, что подобную запись должен был оставить оперироваший хирург, езё после первой операции, вместе и с другой записью — о неподтверждение диагноза, но этого сторонники чуда не хотят демонстрировать.

3. Справка с диагнозом.

На справке выписанной 10 марта 1964 года написан диагноз – «неоплазма с МТС» — в обыденной речи – рак с метастазами. Справка сохранилась до наших дней. Скан справки.

Первое, что брасается в глаза, это отсутстиве подписей и печатей на справки, т.е., уже по этому это не медицинский документ. Любой её мог выписать, а подлинные справки всегда имеют подпись и печать. Честно говоря такая откровенная фикция поражает.

Можно продолжить размышления

Далее, сама Клавдия пишет (1), что магазин сдала 17 февраля, а операция проводилась 19 февраля (Неймарк подтверждает, что в Феврале). Кроме того » Мертвой пробыла я трое суток (умерла 19 февраля 1964 г., ожила 22 февраля). Через несколько дней, не зашив как следует горло и оставив СВИЩ в боку живота, меня выписали домой». Т.е. ещё в феврале.

А на справки написано, что поступление было 3 феараля, а выписка 10 марта.

Опять не сходится.

Интересно, что сам Неймарка подтверждает, больная поступила с диагнозом «рак поперечно-ободочной кишки», но на операции выяснилась другая причина заболевания». И у Клавдии должна была быть эта справка, с направлением, но о ней не говорят.

При этом справка датируемая до 17 февраля.

И потому, я могу предложить другую версию. В области кляксы (не позволяющей разобрать учереждение) и после обреза справки, где должны быть печати и подписи сокрыта иная правда, а именно, что это справка по направлению, и дата выписки февральская 10. II , просто исправленна на мартовскую – 10. III . Всего-то дорисовать палочку.

Но для обхяснения появления записи в медицинской карте, справки без подписей и печатей возможно и более простое объяснение. Человек с повреждённой психикой был уверен, что от него правду продолжают скрывать и специально не дают ему документов. и потому, думая что посутупает правильно, он начинает эти документы подделывать. Так появилась нелепая запись в от 30 мая, справка без подписей и печатей, а возможно и свидетельство о смерти.

4. Свидетельство о смерти Клавдии.

Никаких документальных доказательств смерти Клавдии не сохранилось. Нейморк и другие врачи (6) утверждают, что смерть была только клиническая, а потом пациентка два дня пролежала в реанимации. Священники утверждают, что умерла и воскресла. Самым сильным доводом является свидетельство Анатолия Берестова, доктором медицинских наук и настоятеля домового храма Преп. Серафима Саровского при московском Институте трансплантологии и искусственных органов: «Действительно, я встречался с этой женщиной в 60-х на Ярославском вокзале, — поделился иеромонах. — Детали я подзабыл. Она рассказывала, что в состоянии клинической смерти умерла на операционном столе. Я видел свидетельство о смерти ….» (6). Но с другой стороны интересны и слова священника, которого Клавдия видела пока была на том свете: «Ничего подобного не было, — говорит священник Николай Войтович. — И свидетельство о смерти она мне не показывала. У неё была клиническая смерть, я говорил после с врачами. И она могла, конечно, разные картины увидеть, когда отходила от наркоза. Когда она объявилась, я не придал значения её рассказам. Потом в Томске на проповеди священник сказал о “барнаульском чуде”, из Томска сюда поехали толпы народа. Но в Барнауле это чудом не считают » (6) .

Если так, то Берестов увидел нечто, что появилось уже значительно позже воскресения, иначе бы тоже увидел и Войтович. Но почему-то эта справка не сохранилась.

Если клавдия три дня пролежала в морге, то почему не было вскрытия? Почему справка появилась до выскрытия тела? Почему так быстро удалось получить справку?

Кроме того

Одним из доводов является телеграмма брату, но была ли такая телеграмма на самом деле? Нет никаих данных. В подтверждение чуда говорят о комиссии, которая собралась по поводу случившегося, но опять никаких доказательств этому не приводят. В некоторых статьях появляется ещё упоминание справки о смерти, но как правило это искажение первоначальной истории (см. Пример.1.1)

4. Шизофрения?

Читая первоначальную историю, странные ведения Клавлии, у меня складывается впечатление, что писал человек с повреждённой психикой. Не удивительно, страшная болезнь, любимый сын останется один, от таких переживаний вполне можно потерять рассудок. В письме Нейморка и свидетельстве соседей Клавдии есть такая подробность:

Нейморк

«Устюжанина пропагандировала свою святость и организовала бизнес, производила омовение и использованную воду продавала как святую» (5).

Соседи:

» Это же аферистка, эта Клавка. Обычная аферистка. Всем рассказала, что воскресла, к ней начали люди приезжать, думая, что она святая. Если бабка согбенная приедет с пустыми руками, она и на порог не пускала, а если с баулами подарков приедут, то пустит. Они её в ванную посадят, ж… ей моют, а сами потом воду пьют. Тьфу. — После этих слов женщина, не пожелавшая представиться, ушла в дом, не попрощавшись » (6).

А теперь вернёмся, к пожалуй единственому аргументу, более менее серьёзному в пользу истории Клавдии:

Анатолий Берестов утверждает:

«Действительно, я встречался с этой женщиной в 60-х на Ярославском вокзале, — поделился иеромонах. — Детали я подзабыл. Она рассказывала, что в состоянии клинической смерти умерла на операционном столе. Я видел свидетельство о смерти и справку из психдиспансера о шизофрении. Но в справках никогда не писалось «шизофрения», ставился код. Значит, кому-то нужно было наделить её этой справкой, чтобы ей не верили? Она произвела на меня впечатление нормального спокойного человека. Говорила, что очнулась в морге, и служитель увидел её розовые ноги. О том, что было, я сужу только по её рассказу. Я, как медик, всё спрашивал её: “Как это могло быть?” Она отвечала: “Не знаю”. Жаловалась на плохой сон, на то, что власти угнетают»(6).

Наверное, это и будет самым простым объяснением видений Клавдии, фиктивных и нелепых документов, неавдекватного поведения с распространением воды, которой она умывалась.

П.С.

Атеисты не остановились на достигнутом и сделали запрос в минестерство:

Запрос атеистов по поводу по поводу публикации непроференной информации в СМИ
«14 марта 2003 г., на электронный адрес Президента Российской Федерации В. В. Путина мной ( А. М. Крайнев, на то время председатель атеистического общества Москвы — прим. Крот) было направлено письмо о лженаучных публикациях в СМИ. В качестве примера приложена копия одной из недавних статей подобного рода из «Независимой газеты» («НГ» от 26.02.2003, адрес: http :// ng . ru / science /2003-02-26/15_ teleport . html ) «.
26 марта пришел ответ из Администрации Президента следующего содержания:
Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее на имя Президента Российской Федерации по информационной сети «Интернет», направлено на рассмотрение в Министерство Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

но «воз» и ныне там

«Когда религиозность соединяется со страстью

к чудесному, тогда конец всякому здравому смыслу

и свидетельство людей теряет всякий авторитет»

(Дэвид Юм, английский философ и историк).

Барнаульское чудо прот. Андрей Устюжанин

Георгиевна

Рассказ об истинных событиях, происшедших в городе Барнауле с Клавдией Устюжаниной в 1964 году
Рассказ К.Н. Устюжаниной дословно записан ее сыном протоиереем Андреем Устюжаниным
Я, Устюжанина Клавдия Никитична, родилась 5 марта 1919.г. в селе Ярки Новосибирской области в многодетной семье крестьянина Никиты Трофимовича Устюжанина. В семье нас было четырнадцать детей, но Господь не оставлял нас Своей милостью.
В 1928 г. я лишилась матери. Старшие братья и сестры пошли работать (я была в семье предпоследним ребенком). Отца народ очень любил за его отзывчивость и справедливость. Он помогал нуждающимся всем, чем только мог. Когда он заболел брюшным тифом, то тяжело пришлось семье, но Господь не оставил нас. В 1934 г. отца не стало.
После семилетки я пошла учиться в техникум, а затем окончила курсы шоферов (1943 – 1945 гг.). В 1937 г. я вышла замуж. Через год родилась дочь Александра, но через два года она заболела и умерла. После войны я потеряла мужа. Тяжело было одной, приходилось работать на всяких работах и должностях.
В 1941 г. у меня стала болеть поджелудочная железа, и я стала обращаться к врачам за помощью.
Вышла второй раз замуж, детей у нас долго не было. Наконец в 1956 г. у меня родился сын Андрюша. Когда ребенку исполнилось 9 месяцев, мы с мужем разошлись, потому что он сильно пил, ревновал меня, плохо относился к сыну.
В 1963 – 1964 гг. я вынуждена была лечь в больницу на обследование. У меня была обнаружена злокачественная опухоль. Однако, не желая меня расстраивать, мне сказали, что опухоль доброкачественная. Я хотела, чтобы мне сказали правду, ничего не скрывая, но мне сообщили только, что карточка моя находится в онкологическом диспансере. Придя туда и желая узнать правду, я выдала себя за свою сестру, которая интересуется историей болезни родственницы.

Мне ответили, что у меня злокачественная опухоль, или так называемый рак.
Прежде чем лечь на операцию, мне нужно было, в случае смерти, устроить сына и произвести опись имущества. Когда опись была сделана, то стали у родственников спрашивать, кто возьмет к себе моего сына, но все от него отказались, и тогда оформили его в детский дом.
17 февраля 1964 года я сдала дела в своем магазине, а 19 февраля была уже на операции. Проводил ее известный профессор Израиль Исаевич Неймарк (еврей по национальности) вместе с тремя врачами и семью практикантами-студентами. Вырезать что-либо из желудка было бесполезно, так как весь он был охвачен раком; было выкачано 1,5 литра гноя. Прямо на операционном столе наступила смерть.
Сам процесс отделения моей души от тела я не чувствовала, только вдруг увидела я свое тело со стороны так, как мы видим, например, какую-нибудь вещь: пальто, стол и т. п. Вижу, как вокруг моего тела суетятся люди, стараясь вернуть меня к жизни.
Я все слышу и понимаю, о чем они говорят. Чувствую и переживаю, но дать им знать, что я здесь, не могу.
Вдруг я оказалась в близких и родных мне местах, там, где меня когда-либо обижали, где я плакала, и в других трудных и памятных мне местах. Однако я не видела возле себя никого, и сколько ушло времени на то, чтобы я могла побывать в этих местах, и каким способом осуществлялось мое передвижение – для меня все это осталось непостижимой тайной.
Неожиданно я оказалась в совершенно незнакомой мне местности, где не было ни жилых домов, ни людей, ни леса, ни растений. Тут я увидела зеленую аллею, не очень широкую и не очень узкую. Хоть я и находилась на этой аллее в горизонтальном положении, но лежала не на самой траве, а на темном квадратном предмете (примерно 1,5 на 1,5 метра), однако из какого он был материала, я не могла определить, так как была не в состоянии осязать его своими руками.
Погода была умеренная: не очень холодно и не очень жарко. Я не видела, чтобы там светило солнце, однако нельзя сказать, чтобы погода была пасмурной. У меня появилось желание спросить у кого-нибудь о том, где я нахожусь. На западной стороне я увидела ворота, напоминающие своей формой царские врата в храме Божием. Сияние же: от них было настолько сильное, что если бы можно было сравнить сияние золота или другого какого металла драгоценного с их блеском, то оно было бы в сравнении с этими вратами углем (не сияние, а материал. – Прим. ред.).
Вдруг я увидела, что с востока по направлению ко мне идет высокого роста Женщина. Строгая, одетая в длинное одеяние (как я узнала позднее – монашеское), с покрытой головой. Видно было строгое лицо, концы пальцев рук и часть ступни при ходьбе. Когда Она становилась ногою на траву, то та сгибалась, а когда убирала ногу, то трава разгибалась, принимая свое прежнее положение (а не так, как бывает обычно). Возле Нее шел ребенок, который доставал Ей только до плеча. Я старалась увидеть его лицо, но мне так это и не удалось, потому что он все время поворачивался ко мне или боком, или спиной. Как я узнала позже, это был мой Ангел хранитель. Я обрадовалась, думая, что когда они подойдут поближе, то я смогу узнать у них, где нахожусь.
Все время ребенок что-то просил у Женщины, гладил Ее руку, но Она очень холодно обращалась с ним, не внимая его просьбам. Тогда я подумала: «Какая Она безжалостная. Если бы мой сын Андрюша просил у меня чего-нибудь так, как просит у Нее этот ребенок, то я бы даже на последние деньги купила ему то, что он просит».
Не доходя 1,5 или 2 метра Женщина, подняв кверху глаза, спросила: «Господи, куда ее?» Я услышала голос, который ответил Ей: «Ее надо спустить обратно, она не в срок умерла». Это был как бы плачущий мужской голос. Если бы можно было его определить, то это был бы баритон бархатного оттенка. Когда я услышала это, то поняла, что нахожусь не в каком-то городе, а на небесах. Но вместе с тем у меня появилась надежда на то, что я смогу спуститься на землю. Женщина спросила: «Господи, на чем ее спустить, у нее короткий волос?» Я вновь услышала ответ: «Дай ей косу в правую руку, под цвет ее волос».
После этих слов Женщина вошла в ранее виденные мною ворота, а Ее ребенок остался стоять возле меня. Когда не стало Ее, то я подумала, что если эта Женщина говорила с Богом, то и я могу, и спросила: «У нас на земле говорят, что у вас здесь где-то рай есть?» Однако ответа на вопрос мой не последовало. Тогда я еще раз обратилась к Господу: «У меня остался маленький ребенок». И слышу в ответ: «Я знаю. Тебе жаль его?»
– «Да», – отвечаю и слышу: «Так вот, Мне вас каждого в три раза жальче. А вас у Меня столько, что нет числа такого. Вы по Моей благодати ходите, Моей благодатью дышите и Меня же по-всякому склоняете». И еще я услышала: «Молись, век мизерный жизни остался. Не та молитва сильна, которую ты где-то вычитала или выучила, а та, которая от чистого сердца, стань в любом месте и скажи Мне: «Господи, помоги мне ! Господи, дай мне!» Я вас вижу, Я вас слышу».
В это время вернулась Женщина с косою, и я услышала голос, обращающийся к Ней: «Покажи ей рай, она спрашивает, где здесь рай есть».
Женщина подошла ко мне и протянула надо мной Свою руку. Как только Она так сделала, меня как будто током подбросило, и я сразу же оказалась в вертикальном положении. После этого Она обратилась ко мне со словами: «Ваш рай на земле, а здесь вот какой рай», — и показала мне по левую сторону. И тут я увидела великое множество людей, тесно стоящих друг ко другу. Все они были черные, обтянутые обгорелой кожей. Их было так много, что, как говорится, яблоку негде было упасть. Белыми были только белки глаз и зубы. От них шел такой невыносимый смрад, что когда я уже ожила, то еще некоторое. время ощущала его. Запах в туалете по сравнению с ним как духи. Люди переговаривались между собой: «Эта с земного рая прибыла». Они старались узнать меня, но я никого из них не могла опознать. Тогда Женщина сказала мне: «Для этих людей самая дорогая милостыня на земле – вода. Одной каплей воды напивается бесчисленное множество людей».
Потом Она вновь провела рукой, и людей не стало видно. Но вдруг я вижу, что в мою сторону движутся двенадцать предметов. Своей формой они напоминали тачки, но только без колес, однако не было видно и людей, которые перемещали бы их. Эти предметы передвигались самостоятельно. Когда они подплыли ко мне, Женщина дала мне косу в правую руку и сказала: «Наступай на эти тачки и иди все время вперед». И я пошла вначале правой ногой, а потом приставляя к ней левую (не так, как мы ходим – правой, левой).
Когда я таким образом дошла до последней – двенадцатой, то она оказалась без дна. Увидела я и всю землю, да так хорошо, четко и ясно, как мы и ладонь-то свою не видим. Увидела храм, возле него магазин, в котором я последнее время работала. Я сказала Женщине: «Я работала в этом магазине». Она ответила мне: «Я знаю». А я подумала: «Если Она знает, что я там работала, то выходит, что Она знает, и чем я там занималась».
Увидела я и наших священников, стоявших к нам спиною и в гражданской одежде. Женщина спросила меня: «Узнаешь ли ты кого-нибудь из них?» Присмотревшись к ним повнимательнее, я указала на о. Николая Вайтовича и назвала его по имени-отчеству, как это делают светские люди, В этот момент священник обернулся в мою сторону. Да это был он, на нем был костюм, которого раньше я никогда не видела.
Женщина сказала: «Становись сюда». Я ответила: «Здесь нет дна, я упаду». И слышу: «Нам и надо, чтобы ты упала». – «Но я разобьюсь». – «Не бойся, не разобьешься». Затем Она тряхнула косою, и я очутилась в морге в своем теле. Как или каким способом я вошла в него – не знаю. В это время в морг внесли мужчину, у которого была отрезана нога. Кто-то из санитаров заметил во мне признаки жизни. Сообщили об этом врачам, и они приняли все необходимые меры ко спасению: дали мне кислородную подушку, сделали уколы. Мертвой пробыла я трое суток (умерла 19 февраля 1964 г., ожила 22 февраля).Через несколько дней, не зашив как следует горло и оставив свищ в боку живота, меня выписали домой. Громко говорить я не могла, поэтому произносила слова шепотом (повредили голосовые связки). Когда я еще находилась в больнице, мой мозг оттаивал очень медленно. Это проявлялось таким образом. Например, я понимала, что это моя вещь, но как она называется, сразу вспомнить не могла. Или когда ко мне приходил мой сын, то я понимала, что это мой ребенок, но как его звать – не могла сразу вспомнить. Даже тогда, когда я находилась в таком состоянии, если бы меня попросили рассказать о том, что я видела, я бы это сразу исполнила. С каждым днем мне становилось лучше и лучше. Незашитое горло и свищ в боку живота не давали мне правильно есть. Когда я что-нибудь ела, то часть пищи проходила через горло и свищ.
В марте 1964 г. я легла на повторную операцию для того, чтобы узнать о состоянии своего здоровья и чтобы зашили мне швы. Повторную операцию проводила известный врач Алябьева Валентина Васильевна. Во время операции я видела, как врачи копаются в моих внутренностях, а желая знать мое состояние, задавали мне различные вопросы, и я отвечала на них. После операции Валентина Васильевна в сильном волнении сказала мне, что в организме нет даже и подозрения на то, что у меня был рак желудка: все внутри было как у новорожденной.
После повторной операции я пришла на квартиру к Израилю Исаевичу Неймарку и спросила его: «Как вы могли так ошибиться? Нас, если мы ошибемся, судят». А он ответил: «Это было исключено, так как я все это видел сам, видели это все присутствовавшие со мной ассистенты, и, наконец, это подтвердил анализ».
По милости Божией, первое время я чувствовала себя очень хорошо, стала ходить в церковь, причащаться. Все это время меня интересовал вопрос: Кто была Та Женщина, Которую я видела на небе? Однажды находясь в храме, я узнала Ее образ на одной из икон Божией Матери (Казанская икона. – Прим. ред.) Тогда я поняла, что это была Сама Царица Небесная.
Рассказав о. Николаю Вайтовичу о том, что было со мной, я упомянула о костюме, в котором его тогда видела. Он был очень поражен услышанным и несколько смущен тем обстоятельством, что этот костюм он до того времени ни разу не надевал.
Враг рода человеческого стал строить различные козни, много раз я просила Господа показать мне злую силу. До чего же неразумен человек! Подчас мы и сами не знаем, что просим и что нам нужно. Однажды мимо нашего дома с музыкой проносили покойника. Мне стало интересно, кого хоронят. Я открыла ворота, и – о ужас! Трудно представить состояние, которое охватило меня в тот момент. Предо мной предстало неописуемое зрелище. Это было настолько ужасно, что нет слов выразить то состояние, в котором я оказалась. Я увидела множество злых духов. Они сидели на гробе и на самом покойнике, и все вокруг было заполнено ими. Носились они в воздухе и радовались, что завладели еще одной душой. «Господи, помилуй!» – невольно вырвалось из моих уст, я перекрестилась и закрыла калитку. Я стала просить Господа помочь мне и в дальнейшем перенести козни злого духа, укрепить мои немощные силы и слабую веру.
Во второй половине нашего дома жила семья, которая была связана со злой силой. Они старались найти различные способы, чтобы испортить меня, но Господь до поры и времени не допускал этого. В то время у нас были собака с кошкой, на которых постоянно нападал злой дух. Стоило им съесть что-либо, подброшенное этими колдунами, как бедные животные начинали неестественно корежиться и изгибаться. Мы им быстро выносили святую воду, и злая сила сразу оставляла их.
Однажды, по допущению Божию, им удалось испортить меня. В это время мой сын находился в интернате. У меня отнялись ноги. Несколько дней я пролежала одна без пищи и воды (тогда еще никто не знал о случившемся со мною). Мне оставалось одно – уповать на милость Божию. Но неизреченна Его милость к нам грешным. Однажды утром ко мне пришла пожилая женщина (тайная монашка) и стала за мной ухаживать: убирала, готовила. Руками я владела свободно, и, чтобы я могла с их помощью садиться, к задней спинке кровати, у ног, привязали веревку. Но враг рода человеческого старался погубить душу различными путями. Я чувствовала, как в моем сознании происходила борьба двух сил: зла и добра. Одни мне внушали: «Ты теперь никому не нужна, больше тебе такой, какой ты была раньше, никогда не быть, поэтому лучше тебе не жить на этом свете». Но мое сознание озарялось другой, уже светлой, мыслью: «Но ведь живут же на свете калеки, уроды, почему же я не должна жить?» Опять подступали злые силы: «Все тебя называют дурой, так задушись». А другая мысль отвечала ей: «Лучше дурою да жить, чем умною да гнить». Я чувствовала, что вторая мысль, светлая, ближе и роднее мне. От сознания этого становилось спокойнее и радостнее. Но враг не оставлял меня в покое.
Однажды я проснулась от того, что что-то мешало мне. Оказалось, что веревка была перевязана от ног к изголовью кровати, а мою шею обвивала петля…
Я часто просила Матерь Божию и все Небесные Силы исцелить меня от моего недуга. Однажды ухаживающая за мной матушка, переделав домашнюю работу и наготовив еду, закрыла все двери на запоры, легла на диван и уснула. Я в то время молилась. Вдруг вижу, как в комнату вошла высокого роста Женщина. С помощью веревки я подтянулась и села, стараясь разглядеть вошедшую. Женщина подошла к моей кровати и спросила: «Что у тебя болит?» Я ответила: «Ноги». И тут Она стала медленно удаляться, а я, стараясь получше Ее рассмотреть, не замечая того, что делаю, стала постепенно опускать свои ноги на пол. Она еще дважды задала мне этот вопрос, и столько же раз я ответила, что у меня болят ноги. Вдруг Женщины не стало. Я, не сознавая, что стою на ногах, прошла в кухню и стала оглядываться, недоумевая, куда могла деться эта Женщина, и подумала, что она что-то взяла. В это время проснулась матушка, я ей рассказала о Женщине и своих подозрениях, а она с удивлением сказала: «Клава! Ведь ты ходишь!» Только тогда я поняла, что произошло, и слезы благодарности за совершенное Божией Матерью чудо покрыли мое лицо. Дивны дела Твои, Господи!
Недалеко от нашего города Барнаула находится источник, который называется Пеканский («ключик»). Много людей получали там исцеление от различных недугов. Со всех сторон съезжались туда люди, чтобы попить святой воды, помазаться чудотворной грязью, но главное, чтобы исцелиться. Необычайно холодная, обжигающая тело вода в этом источнике. По милости Божией, я несколько раз побывала на этом святом месте. Мы каждый раз добирались туда на попутных машинах, и каждый раз я получала облегчение.
Однажды, попросив шофера уступить мне место, я повела машину сама. Приехали мы на источник, стали купаться. Вода – ледяная, но не было случая, чтобы кто-то заболел или хотя бы получил насморк. Искупавшись, я вышла из воды и стала молиться Богу, Божией Матери, святителю Николаю и вдруг вижу, как в воде появилась Божия Матерь, виденная мною во время моей смерти. С благоговением и теплым чувством смотрела я на Нее. Так продолжалось несколько минут. Постепенно лик Божией Матери стал исчезать, и вот уже нельзя было ничего различить. Это чудо видела не я одна, но многие присутствующие здесь люди. С благодарной молитвой обратились мы ко Господу и Божией Матери, явившим нам грешным Свою милость.
Слава в вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение!
https://azbyka.ru/fiction/barnaulskoe-chudo/
Эту статью я читала несколько лет назад. Сейчас ее отредактировали: убрали все эмоции; рассказ о том, что Клавдия общитывала и обвешивала на работе; о том как родственники переругались из-за ее добра; о том, что называла батюшку дармоедом; что после воскресения на нее были гонения . В общем все то что придает этому рассказу достоверность.

1964 год. 19 февраля. 11 часов дня. Больной сделали операцию. Оперировал профессор Израиль Исаич Неймар в присутствии десяти врачей. При операции была обнаружена злокачественная опухоль с разложившимся кишечником, откуда выкачали 1,5 литра гноя. Во время операции больная умерла в 2 часа дня. И душа с телом рассталась. Труп ее вынесли в ледник в 4 часа дня. С этой минуты началось видение Клавдии.

РАССКАЗ КЛАВДИИ

Когда я летела вниз, то по пути мне показывали те места, где и когда я была от юности моей. На чем я летела, не знаю, на воздухе или на облаке, объяснить не могу. Во время моего полета я находилась в лежачем положении, а когда долетела до первой поднебесной, день был неясный, пасмурный. Когда я остановилась, то точно лежала, а на чем, не знаю, как бы на фанере, но она была мягкая и черного цвета. И вижу я аллею, не широкую, но длинную, конца не видать, а вдоль аллеи кустарники невысокие, не знаю, что это за деревья. На кустарниках прутики очень тоненькие, а листочки заостренные с обеих сторон. Не знаю, я не понимала этого, куда я прибыла, в город или еще куда.

Вижу я, по этой алле идет очень красивая женщина, а за ней шел юноша, как я думала по-земному.

Вижу, что этот юноша плачет и что-то как будто просит у Нее, а Она не обращает на него внимания. Я подумала, что это за мать, что ребенок просит, а она не хочет ему дать. Я бы для своего сына Андрейки ничего бы не пожалела, что бы он ни попросил. Подошла ко мне эта Женщина и говорит: «Господи, куда ее девать»? Тут я повернула голову, чтобы мне увидеть Господа, но никого не увидела, а голос Господа слышала. Господь сказал: «Вернуть ее назад. Она пришла не в срок». Тут только я поняла, что нахожусь на небесах. А эта прекрасная женщина — Царица Небесная, юноша, который шел за Ней и плакал, и упрашивал Ее — это был мой Ангел Хранитель. Тогда Царица Небесная говорить Господу: «Не на чем ее спустить, у нее короткие волосы»: И слышу я голос Господа: «Пойди и подбери косу под цвет ее волос, дай ей косу толстым концом в правую руку». Она пошла за косой, а я смотрела, куда она пошла.

Царица Небесная подошла к Большим Вратам и ушла к дверям у которых строение или переплет был в косую линию, как у царских врат в алтаре, красота их неописуемая, и свет исходил из них такой, что невозможно было смотреть. Подошла она к вратам и они сами открылись перед Ней. Царица Небесная вошла внутрь, а я остановилась. Около меня остался Ангел Хранитель, но лицо он мне не показал. У меня появилось желание спросить и вместе с тем пожаловаться Господу, и я сказала: «Господи, у меня остался ребенок маленький». И слышу голос Господа Бога: «Тебе жаль своего ребенка»? Я ответила, что мне очень жаль своего сына, а Господь говорить: «Тебе жаль своего ребенка, а Мне вас всех в три раза больше жаль, каждого из вас. Какой путь вы избрали в жизни неправильный. Зачем стремитесь наживать себе богатство большое? Зачем творите всякие неправды»? И Господь показал мне, как и кто тащил мои пожитки. И говорит мне Господь: «Вот видишь, как расхищают твое имущество и кому все это пошло. Имущество твое все расхитили, ребенка сдали в детдом, а твоя грязная душа пришла сюда служить сатане и жертву ему творить.

Еще сказал Господь: «Спасайте, спасайте свои души, молитесь, век мизерный остался, скоро приду судить Mир». — «Господи, как мне молиться, я не знаю молитв». А Господь сказал, что молиться нужно от чистого сердца, такая молитва будет Мне угодна и приятна. А потом стала я просить показать мне рай. Говорю: «Господи, у вас тут рай есть»? Но Господь не ответил. А когда пришла Царица Небесная, то Господь сказал Ей, чтобы Она показала рай. И вот Она провела рукой надо мной и я мгновенно встала. Когда же я встала, Она и говорить мне: «У вас на земле рай для грешников, а здесь для них вот какой рай», — подняла покрывало на левой стороне. И я увидела, что там стоят черные, как горелые люди. Они как скелеты и их несметное число, и от них исходит злосмрадный запах. Когда я сейчас вспоминаю, то ощущаю тот смрад нестерпимый и боюсь умирать, чтобы не попасть туда. А люди эти все стонут, и гортани у них иссохли, они просят пить. Царица Небесная говорила им, что вы ели, пили, а теперь здесь терпите. Слышно мне, как эти люди говорят: «Эта душа пришла из земного рая, от нее ароматный запах». Может, кто из моих родных и знакомых там, в этом аду? Царица Небесная показала мне этих черных людей и сказала: «Хотя бы кто каплю воды дал им! У вас в земном раю дорога милостыня и даже эта капля воды. Подавайте милостыню, кто сколько может, от чистого сердца и от всей души, как сказал Господь в Евангелии».

Когда Царица Небесная показала мне все, пришло время спускать меня оттуда. Появились тачки, но колес у них не было, а двигались они в количестве 12 штук. Царица Небесная говорить мне: «Становись правой ногой в тачку, а потом ставь левую ногу». Так я и сделала, переходила все, ступая в тачку правой ногой и потом левой, а Царица Небесная шла рядом со мной. Когда я подошла к последней тачке, там дна не было и в отверстие был виден наш город, он был очень далеко. Царица Небесная сказала мне: «Спускай правую ногу вперед, а потом левую. Я говорю: «Боюсь, упаду». А Она и говорить, что так им нужно, чтобы я упала. «Так я же убьюсь»? — «Нет, ты не убьешься». Она дала мне в правую руку толстый конец косы, а тонкий взяла себе. Коса была сплетена в три пряди. Царица Небесная тряхнула косой и я полетела вниз.

В это время меня обнял Ангел Хранитель. Когда я летела, то видела, как по земле едут машины, как люди на работу идут. Видела, что летела над площадью Нового рынка, но не приземлилась, а полетела к тому же леднику, где лежало мое тело. Долетела до тела, а как вошла душа в тело, я не знаю. Когда я открыла глаза, то вижу, что в ледник на носилках принесли мужчину, которому поездом отрезало обе ноги, и он истек кровью. Его мертвого принесли в ледник, а я пошевелилась и увидела, как носильщики подошли ко мне. Они сняли мертвого с носилок, а меня забрали на носилки, принесли в операционную и вызвали врача. Пока пришел врач, я уже заговорила. Потом меня положили в палату и решили, что я проживу не боле 3—10 дней. Это было 26 февраля 1964 года в 6 часов утра; я пролежала в больнице 31 день. Труп мой был полузамерзшим и постепенно отходил. Питали меня искусственно. Через 21 день мое состояние улучшилось и меня выписали домой. Немного побыла я дома, а потом забрали меня в городскую больницу на повторную операцию и на укладку моих внутренностей. Когда я умерла, то врачи анатомировали меня и смотрели, где и как прошла опухоль. Тогда внутренности мои все скинули как попало и зашили. Врачам интересно было проверить, как я могла ожить, когда кишечник был полумертвый и язык был вырезан. Они хотели меня усыпить перед операцией, я отказалась и сказала, что буду терпеть без усыпления. Врачи все разрезали и стали все снова выталкивать, а я лежала неусыпленная и все слышала, как они ворошили внутренности. У меня все было чистое и здоровое, нигде не было никакого следа, где видно было бы, что тут было отрезано и болело. Все внутренности мои обновились, как у новорожденного. При операции мне было нисколько не больно. А врачи меня испытывали: «Вот, Клава, ты теперь выздоровеешь и выйдешь замуж»! А я им говорила: «Давайте, давайте скорее, а то мне плохо». Так они спрашивали раза три: «Клава, тебе больно»? А я им отвечала, что мне нисколько не больно. Они видят, что я в своем уме и больше не стали спрашивать. А когда сделали последний шов, то главный врач Валентина Васильевна, которая делала операцию, вышла в коридор, упала на стул и зарыдала. Ее спрашивали: «Что, умерла Клава»? А она говорила, что не умерла, но какое у нее явилось терпение? За все время операции она даже ни одного стона не издала. Это ей, по видимому, помог Бог!

Еще рассказывает Клавдия, что когда она лежала в городской больнице под наблюдением Валентины Васильевны (главврача), то профессор Неймар, который делал первую операцию, неоднократно пытался уговорить главврача каким-либо образом умертвить Клавдию, но Валентина Васильевна не соглашалась и долгое время не отходила от нее. День и ночь главный врач сама поила и кормила Клаву, опасаясь, как бы кто не отравил ее.

Сейчас Клавдия Никитична жива и здорова, живет со своим сыном Андрейкой, который учится в 6-м классе. Клава чувствует себя хорошо и славит Господа Бога и Царицу Небесную.

Вторую операцию делала главврач Алябьева Валентина Васильевна в присутствии многих врачей из разных больниц. Директор мединститута говорил, что это небывалый случай в мировой истории, это могла сделать только великая сила Бoжия. До операции Клавдия Никитична работала заведующей магазином. Жила хорошо и роскошно в своем домике, где и сейчас проживает со своим сыном, но только не по-мирски, а по воле Божией. Ее посещают очень много людей великих, верующих и неверующих, всех она встречает как братьев и сестер. Адрес этой женщины: Алтайский край, город Барнаул, улица Надежды Крупской, дом 96. Устюжанина Клавдия Никитична.

Воскрешение Клавдии Устюжаниной

Рассказ протоиерея Андрея Устюжанина о смерти и последующем воскрешении его матери Клавдии

Родилась раба Божия Клавдия в семье благочестивых родителей в селе Ярки Новосибирской области в 1919 году; она была предпоследним ребенком. Ее мать умерла в 1928 году. Отец, побывав в ГУЛАГе, также вскоре умер (в 1934 году). Отец Клавдии был нищелюбивым, верующим; всегда с охотой давал в долг, никогда не требуя ничего назад. Взять хотя бы такой факт: до начала раскулачивания ее отец, Никита Тимофеевич, ежегодно засевал по три гектара земли пшеницей, чтобы раздавать урожай нуждающимся односельчанам. В семье, кроме Клавдии, было тринадцать детей, поэтому когда отца посадили, приходилось очень трудно; даже просили милостыню. Однажды мальчишки ограбили Клавдию — забрали весь хлеб и подаяние, и семья осталась голодной.
Незадолго до войны Клавдия вышла замуж. Муж вернулся с фронта очень больным. Вскоре она вышла замуж во второй раз. От второго брака родился сын (ныне о. Андрей). Еще с начала войны Клавдию стали беспокоить желудочные боли, которые со временем усиливались, а в 1964 году врачи обнаружили опухоль и настоятельно рекомендовали лечь на операцию. Чтобы узнать характер опухоли, Клавдия пошла на хитрость и, назвавшись собственной сестрой, попросила в регистратуре историю своей болезни. Диагноз гласил: злокачественная опухоль поджелудочной железы.
В феврале 1964 года ее положили на операцию в железнодорожную больницу г. Барнаула, где она в то время проживала. Оперировал ее знаменитый хирург — Израиль Исаевич Неймарк.
Еще до войны Клавдия переехала в Барнаул, там устроилась работать в продовольственный магазин. К слову сказать, магазин стоял рядом с церковью. Хотя Клавдия в Бога не верила, но не была Его непримиримой противницей. Иногда она заходила в церковь, ставила свечи за упокой. Поначалу путалась, записывала на панихиду имена живых и мертвых. Также иногда молилась за упокой ближних и в домашней молитве.
Хотя оперировавший хирург был очень искусен в своей профессии, все-таки Клавдия умерла под скальпелем. Рак был очень обширен и, по сути, вырезать было нечего.
Первые секунды после смерти Клавдия описывала так. Вдруг она увидела себя стоящей в стороне от операционного стола. Видела и слышала, как сетовали врачи и ассистенты, пытаясь вернуть к жизни ее тело. Клавдия говорила им, что делать этого не нужно, но врачи не слышали ее. Когда же все способы реанимации были испробованы, брюшину умершей сшили и тело отправили в морг. Затем душа ее начала путешествовать по всем местам, где она побывала в своей жизни от рождения до смерти; оказалась даже на том месте, где мальчишки отобрали у нее подаяние. На третьи сутки душа вознеслась на небо.
Клавдия рассказывала об этом так: «Я находилась в каком-то бескрайнем пространстве. Это был как бы туман, но в то же время и не туман, и уходил он в бесконечность». Сама она лежала на темном квадратном предмете, похожем на плотную материю, который находился на очень длинной аллее с сочной зеленой травой. Источник света был неясен, свет исходил отовсюду; аллея также начиналась в бесконечности. На западной стороне стояли Царские врата, сделанные из сияющего светоносного металла, гораздо более драгоценного, чем земные золото и платина.
Вскоре Клавдия увидела, что по аллее к ней идут высокая женщина в монашеском одеянии и плачущий юноша (как она подумала, ее сын).
Все это время юноша о чем-то просил сию Жену, гладил Ей руку, но Она довольно сурово отказывала его слезным мольбам.
Клавдия еще подумала тогда: «Какая Она жестокая! Да если бы мой сын, Андрюша, так со слезами молил, я бы на последние деньги купила то, что он просит». При этом Клавдия заметила, что когда Женщина наступала на траву, она приминалась, когда же убирала ногу, переступая, трава возвращалась в прежнее положение. Вскоре Женщина ответила идущему рядом юноше (как потом Клавдия узнала, это был ее Ангел-хранитель): «Сейчас спросим у Господа, что делать с душей сей». И только тут Клавдия поняла, что она вознесена на небо.
Тут Жена, воздев руки, спросила: «Господи, что с душей сей?»
И откуда-то с высоты раздался сильный и властный, но в то же время полный скорби и слез голос: «Отошли эту душу назад. Она не в срок умерла». Затем Женщина спросила: «Господи, у нее волосы стрижены, на чем ее спустить?» Господь ответил: «Возьми косу в цвет ее волос и опусти ее». После этого Женщина вышла в Царские врата, юноша же остался возле Клавдии.
Когда Женщина ушла, Клавдия подумала: «Если Она говорила с Богом, то и я могу». И она сказала: «У нас на земле говорят, что у вас где-то здесь рай есть». Ответа не последовало. Тогда она еще раз обратилась к Господу: «У меня остался маленький ребенок». И услышала в ответ: «Я знаю. Тебе жаль его?» -«Да», — ответила она. И слышит: «Так вот, Мне вас каждого в три раза жальче. А вас у Меня столько, что нет числа такого. Вы по Моей благодати ходите, Моей благодатью дышите и Меня же по-всячески ругаете». И еще она услышала: «Не та молитва сильна, которую ты где-то вычитала или выучила, а та, которая от чистого сердца. Встань и скажи Мне: «Господи, помоги мне!» Я вас вижу, Я вас слышу».
В это время вернулась Матерь Божия с косой. И тогда раздался голос, обращенный к Ней: «Покажи ей рай, она спрашивает, где здесь рай есть». Богородица подошла и простерла над Клавдией Свою руку. Как только Матерь Божия это сделала, Клавдию будто током подбросило и она сразу же оказалась в вертикальном положении. После чего Богородица сказала: «Ваш рай — на земле. А здесь вот какой рай ваш». И провела рукой по левую сторону. И тут Клавдия увидела огромное множество людей, стоящих плотно друг к другу. Все они были черные, как головешки; белыми были только зубы и белки глаз. Но самое непереносимое — это смрад, исходивший от них; вонь из ямы для отбросов — французские духи по сравнению с тем смрадом. Эта вонь еще долго терзала ее уже после воскресения.
Как впоследствии ей объяснили старцы Троице-Сергиевой Лавры (в частности, архимандрит Кирилл), это были показаны души грешников, вымоленных Церковью из ада. Господь избавил их от страданий, но в рай не пустил, ибо в земной жизни они много грешили, но мало каялись, либо не каялись вообще. (Это как раз указывает на отсутствие католического Чистилища, ибо если бы Церковь не молилась, никто бы и не очистился. Но даже и очищенный сразу в рай не попадет, а то и вовсе вплоть до Страшного Суда будет оставаться в преддверии рая. Отсюда можно заключить, что Клавдии было показано истинное состояние ее души, которая могла попасть только в этот «рай».)
Тут Матерь Божия сказала Клавдии: «Для этих людей самая дорогая милостыня на земле — вода. Одной каплей воды напивается бесчисленное множество людей». Потом Она вновь провела рукой и людей не стало видно. Тем временем Клавдия увидела, что в ее сторону движутся двенадцать предметов, напоминавших по форме тачки, но только без колес. Когда они подплыли к ней, то Богородица дала косу в правую руку и сказала: «Наступай на эти тачки и иди все время вперед».
Когда они дошли до двенадцатого предмета, тот оказался без дна. Тут Клавдия увидела всю землю, причем так отчетливо, как на своей ладони. Затем увидела город Барнаул, свой дом, церковь, возле нее — магазин, в котором работала. Клавдия сказала тогда: «Я работала в этом магазине». Богородица ответила: «Я знаю». (Услышав это, Клавдия подумала: если Она знает, что я там работала, то знает, и чем я там занималась.)
В храме увидела она и священников, стоявших к ним спиною, и людей в гражданской одежде. Матерь Божия спросила: «Узнаешь ли кого-нибудь из них?» Клавдия указала на о. Николая Войтовича, по светской привычке назвав его по имени-отчеству. В этот момент священник обернулся в ее сторону. Затем Матерь Божия повелела: «Становись сюда». Клавдия возразила: «Здесь нет дна, я упаду». — «Не бойся, не разобьешься», — вновь повелела Богородица. Затем тряхнула косой, бывшей в правой руке Клавдии. Та шагнула вниз и очутилась в морге в своем теле.
По воспоминаниям Клавдии, ей было невыносимо противно входить в собственный труп, но неодолимая сила втолкнула ее туда. Тело Клавдии начало оживать, делать судорожные движения (тем более что на нее уже успели навалить другие трупы). Смотрители морга, увидев, что «мертвец» шевелится, вызвали «скорую помощь», и Клавдию отвезли в реанимацию: но не в железнодорожную больницу, где она умерла, а в другую.
Попущением Божиим Клавдию не успели забрать из морга и похоронить.
Отец Андрей не уточнил — почему; видимо, тут сказалось несколько причин. Во-первых, родственникам поздно сообщили о смерти — на вторые сутки. Пока они давали телеграммы (родня у Клавдии была многочисленной), пока занимали деньги на похороны, копали могилу, прошло еще время. Наконец придя забирать тело, родственники узнали, что умершая… ожила и увезена в больницу.
Старший брат Клавдии даже получил две телеграммы. Одну с текстом: «Клавдия умерла». А на другой день вторую: «Клавдия воскресла».
После двухмесячной реанимации (мертва она была трое суток, отчего восстановление шло медленно) Клавдию выписали домой. Пищу ее организм долго не принимал; у нее было два свища — один в горле, а другой в боку, справа, поэтому вся пища туда и выходила. Работа мозга тоже восстанавливалась медленно. Когда ей подавали вещь и спрашивали: «Это твоя вещь?», она отвечала: «Да». Но на вопрос, как это называется, не могла ответить.

Также на вопрос: «Это твой сын (либо иной родственник)?» — отвечала: «Да». А как зовут, вновь не могла вспомнить.
Когда здоровье Клавдии поправилось, ее снова положили в больницу (туда, где она проходила реанимацию) для повторного вскрытия и определения тяжести заболевания. На этот раз Клавдию оперировала хирург Алябьева Валентина Васильевна. Муж Алябьевой был родственником мужа Клавдии, поэтому она знала историю воскресения Клавдии и настояла на операции. Из операционной Валентина Васильевна вышла со слезами радости и недоумения. Она сказала: «Вы знаете, у нее нет никакого рака. Ее внутренности розовые, как у ребенка. Она полностью здорова».
Окончательно поправившись и желая избавиться от сомнений, Клавдия пошла домой к хирургу И. И. Неймарку. Открыв бывшей пациентке дверь, он был сильно ошарашен. Клавдия спросила: «Израиль Исаевич, как вы могли ошибиться, ведь вы знаменитый хирург? Если мы в торговле ошибаемся, то нас строго наказывают». На что Неймарк ответил: «Я не мог ошибиться, ибо состояние ваших внутренностей видел не только я, но и весь персонал операционной; там были сплошные метастазы. Это во-первых. Во-вторых, анализы однозначно указывали: опухоль злокачественная. В-третьих, мы боролись за вашу жизнь. Ничего не помогало — ни уколы, ни кислород».
Клавдия окончательно убедилась, что все это было не сном и она была действительно мертва трое суток. Когда она пошла после выздоровления в церковь, то на Казанской иконе Божией Матери узнала Жену, беседовавшую с ней на небесах; Ее одеяние и облик были такими же, как на этой святой иконе.
Через год после воскресения ВТЭК признал Клавдию полностью здоровой. Ее снова пригласили работать в магазин (хотя она и сдала все дела, но приказа об увольнении не было). Но постоянно что-то мешало, вдруг нападала хворь и Клавдия не могла выйти на работу. Господь направлял ее на другой путь — путь проповедничества. Ибо тысячи и тысячи людей узнали о ней, сотни побывали в ее доме. Многие благодаря этому обрели веру.
Однако диавол боролся: были случаи, когда соседи писали в соответствующие инстанции, дабы пресечь нескончаемый поток паломников, идущих к Устюжаниным. Это в конце концов послужило причиной переезда семьи из Барнаула в город Струнино Владимирской области. Тем более что в КГБ ей однозначно заявили: «Если не прекратите проповеди, — найдем способ, чтобы вы больше не воскресли».
Но переезд в г. Струнино был промыслительным, ибо это позволило Клавдии бывать в святых местах; в частности, в Троице-Сергиевой Лавре. Старец Кирилл (Павлов) так говорил ей: «Господь воскресил тебя по молитвам твоего родителя, который удостоился небесных обителей за нищелюбие, милостыню и невинные страдания в лагерях».
Раба Божия Клавдия Никитична Устюжанина после первой смерти 19-22 февраля 1964 года прожила еще более 14 лет. Скончалась в г. Струнино Владимирской области. Сын ее — протоиерей Андрей Устюжанин — служит в Свято-Троицком храме Успенского женского монастыря г. Александрова Владимирской области.
Рассказ о. Андрея не голословен, ибо у него на руках находятся документы: медицинские заключения о причинах смерти (история болезни, заключение консилиума врачей), а также о воскрешении (история болезни с заключениями о последующем выздоровлении, о результате повторной операции (диагноз — отсутствие опухоли и метастаз), о полностью здоровой желудочно-кишечной системе).

Дополнения и уточнения к описанному случаю
о воскрешении Клавдии Устюжаниной

В 1996 году в издательском доме «Вокруг света» вышла брошюра, подготовленная Николаем Леоновым, — «Две жизни и две смерти Клавдии Устюжаниной». В связи с этим хотелось бы внести некоторые поправки и дополнения.
Например, в брошюре указано, что труп Устюжаниной имел значительные повреждения. Отец Андрей, рассказывая эту историю, оговорился вскользь, что студенты попрактиковались на трупе его матери. Результатом этой практики были перерезанное горло и поврежденные голосовые связки, а также незашитый живот (его только взяли на скобки).
Еще ранее, в 1993 году, издательство «Трим» выпустило книгу «Православные чудеса ХХ века», где также описывается этот случай. Но, к сожалению, материал не был детально проверен. Взять хотя бы эпизод, когда Господь будто бы отправил Клавдию в ад. По свидетельству отца Андрея, этого не было. Или, например, в книге описывается, как хирург Неймарк с группой ассистентов врывается в операционную, когда В. В. Алябьева производит повторное вскрытие. Мало того, что он, якобы, мешал операции, но еще и, оказывается, пытался уговорить Алябьеву отравить Клавдию (?!). Затем авторы, скрупулезно следуя канонам оперного жанра, сталкивают Устюжанину и Неймарка в споре (во время операции!) по вопросам едва ли не вселенского уровня, из которого оперируемая с честью вышла победителем.
Бросается в глаза и третья ложь, на которую, кстати, указывает и Николай Леонов. Это то, что Клавдия Никитична (дочь репрессированного, «кулака», врага народа)была видным партийным работником. Ложью является и то, что она без конца пьянствовала и вообще вела разгульный образ жизни…
Как в таких случаях говорят, оставим это на совести авторов.
Хотелось бы коротко прокомментировать некоторые подробности, отмеченные в брошюре. Например, такая важная подробность: Матерь Божия говорила Клавдии, что одной каплей воды (т. е. милостыни) напивается множество людей. Это еще раз показывает, что усопшие нуждаются в молитвенном поминовении.
Также подробно описан характер преследований Клавдии. А они шли как со стороны соседей, занимавшихся колдовством, так и со стороны безбожных властей. Соседи усердно насылали на Клавдию порчу, отчего она слегла с параличом ног. Никакое лечение не помогало. И лишь только Богородица, явившаяся по усердным мольбам болящей, исцелила ее.
Клавдия рассказывала об этом так: «Я в это время молилась и вдруг вижу, как в комнату вошла высокого роста Женщина. Она подошла к моей кровати и спросила: «Что у тебя болит?» Я ответила: «Ноги». И тут Она стала медленно удаляться… Удаляясь, Она еще дважды задала мне все тот же вопрос, и столько же раз я ответила: «Ноги». Вдруг Женщины не стало. Я, не сознавая, что стою на ногах, прошла на кухню и стала оглядываться, недоумевая, куда могла подеваться та Женщина».
Проснувшаяся при этом хожалка, тайная монахиня, в ответ на рассказ Клавдии сказала ей с удивлением: «Клава, да ведь ты же ходишь!» И только тут она поняла, какое чудо с ней произошло.
Власти тоже не оставляли Клавдию Никитичну в покое. К тому же и соседи активно сигнализировали о паломниках, осаждавших дом Устюжаниных. Сначала пытались запугать вызовами в прокуратуру, а потом целых семь раз созывали судебные заседания, которые по воле Божией всегда срывались (сын Андрей вместе с друзьями становился на колени и читал акафисты Богородице и святителю Николаю). Один раз даже вызвали сорок лжесвидетелей. Но случилось чудо: в сердцах вдруг пробудилась совесть, и они начали обвинять судей в давлении на свидетелей и даже подкупе. Вместо суда над Клавдией началась ее защита; при этом в шуме и горячке кто-то заехал судье по уху.
Тогда власти решили применить тактику 37-го года. Поэтому, увидев однажды у своего дома «воронок», Клавдия встретила сына у школы за много кварталов от дома и сказала, что надо уезжать. Андрюша сначала было возразил, ибо был голоден, но мать попросила его потерпеть. И тут он сам вспомнил, что много раз за мамой приходили дяди в военной форме, но, к счастью, ее не бывало дома. А однажды был случай, когда Клавдии Никитичне пришлось прятаться в шкафу. Чувство тревоги матери передалось сыну, и он безропотно последовал за ней.
Бросив все, в чем были уехали они из дома и в конце концов поселились в г. Струнино, неподалеку от святой обители Сергия Радонежского.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *