Католическая молитва за усопших

Католическая молитва за усопших

18 февраля 1847 года синодальный обер-прокурор, граф Н. А. Протасов, предложил Святейшему Синоду отношение Великого Князя Михаила Павловича о сообщении сведения относительно постановлений, которые должны быть соблюдаемы насчет церковного поминовения иноверцев-христиан православными священниками там, где нет иноверных священников (ксендзов и пасторов). Ссылаясь на указ Святейшего Синода от 24 августа 1797 года, разрешающий священникам православного исповедания, при неимении вблизи иноверных священников, провожать тела умерших чинов инославно-христианских исповеданий в ризах и эпитрахили и опускать в землю с пением «Святый Боже» и пр., Великий Князь спрашивал, между прочим, и о том: могут ли полковые священники совершать по таковым чинам домовые панихиды и включать их в церковное поминовение в родительские субботы? «Не имея в виду постановлений, определяющих сии случаи, – пишет Князь, – я был, однако же, личным свидетелем погребения по обрядам Православной Церкви генералов христианского иноверческого исповедания (перечисляются примеры); кроме сего, по покойным генерал-адютантам Веймарне 1, Веймарне 2 и д.т.с. Рюле, также лютеранского исповедания, совершаемы были православными священниками (в г. Видзохе) домовые панихиды».

Спрошенный по этому предмету, Московский митрополит Филарет конфиденциальным письмом, от 25 февраля 1847 года, на имя графа ответил отрицательно.»Вера и молитва веры, – писал святитель,– споспешествуют спасению. Если бы сии люди поверили благодати и молитве Православной Церкви, то присоединились бы к ней. Если же не присоединились, то это признак, что не имели веры. Без веры не полезна молитва. Молитва учреждена в Церкви не как благовидный обряд, но как духовная помощь и орудие к привлечению благодати Божией, милующей и спасающей. Что касается, в особенности, до лютеран и реформаторов: они, по догматам своих вероисповеданий, не верят молитвам за усопших. Не странно ли было бы навязывать им духовную помощь, которой они не требуют и которой они и существования не признают? Какую цель могут иметь молитвы о таких усопших, разве глумление лютеранских и реформатских догматиков? Надобно также принять в рассуждение и то, что ослабление церковных правил, по снисхождению к иноверным, более или менее причиняет смущение и соблазн православным ревнителям церковных правил и дает раскольникам повод к укоризнам на православную Церковь. Но образность не смущать и не соблазнять своих, без сомнения, выше обязанности делать угождение чужим».

Святейший Синод определением от 10–15 марта 1847 года постановил: «Полковое православное духовенство по таковым (т. е. иноверно-христианским чинам) не может совершать домовых панихид» (См.: Собрание мнений и отзывов Филарета, митр. Моск. Том дополнит. СПб., 1887. № 56).

+ + +

Свои соображения Московский Владыка основывает на следующих апостольских и соборных правилах: 1) Апостольское правило 10-е: «Аще кто с отлученными от Церкви помолится, хотя бы то было в доме: таковый да будет отлучен». 2) Антиохийского собора правило 2-е: «Да не будет позволено имети общения, ниже сходится в домы и молитися с находящимися вне общения церковного. Чуждающихся собрания одной Церкви не приимати и в другой Церкви». 3) Лаодикийского собора правило 6-е: «Не попускати еретикам, коснеющим в ереси, входити в дом Божий». Толкование:»Несть достойно еретиком в Церковь Божию входити; аще и великий Василия Уалента Царя, еретика суща, к исполнению верных прият, – не было бо еще сего Собора, и се правило не было изложено». 4) Лаодикийского собора правило 33: «Не подобает молитися с еретиком или отщепенцем». В толковании на сие правило в пример отщепенства приводятся овдиане, иже убо веру имеют, якоже и соборная Церковь, и со всеми на месте не молятся, и хулят епископов, богатства ради и проч.

«Если апостольское правило не позволяет молиться с принадлежавшими к Православной Церкви, – замечает митр. Филарет, – но отлученными от нее за тяжкий грех или за упорство в каком-либо неправославном мнении, которые могут еще покаяться и возвратиться в Церковь, то кольми паче правило сие имеет силу к устранению от общения церковных молитв тех, которые никогда не принадлежали к Православной Церкви, и не будут принадлежать к ней, каковы жившие и умершие вне Православной Церкви?»

«2-е правило Антиохийского Собора запрещает молиться с находящимися вне общения церковного. Очевидно, что римско-католики, лютеране, реформаторы находятся вне общения Православной Церкви. Следственно, правило запрещает молиться с ними».

«33-е правило Лаодикийского Собора запрещает молиться с отщепенцем. Толкование сказывает, что здесь разумеются даже и такие люди, иже веру имеют, якоже и Соборная Церковь, но, упорству, в некоторых особенных мнениях отделяются от нее. Из сего с тем более полною силою происходит заключение, что под сие правило подходят римско-католики, лютеране, реформаторы».

По словам преосвященного Феофана (Говорова, затворника), «в церкви поминать можно только принадлежащих Церкви. Как она (лютеранка) не принадлежит Церкви, то поминать ее там не следует».

– «Еврейку-лютеранку надо предоставить воле Божией благой» (Письма в Боге почившего еп. Феофана. Тамбов, 1897. С. 197).»Спрашиваете, как поминать умерших в сектантстве родителей ваших? – читаем в другом письме того же святителя. – В своей частной молитве поминайте их и молитесь о них <…>, в церкви же нечего их поминать. Церковь молится о чадах своих, да сохраняют веру свою и преуспевают в ней, о сущих же вне Церкви молится – обратить их к вере и присоединить к Церкви. Как обращение сие должно совершиться здесь, на земле, то и сила молитвы отграничивается пребыванием тех, о коих идет молитва <…>. Предайте Богу участь родителей своих и молитесь о них в своей частной молитве» (Там же. С. 348).

Смерть и молитвы об умерших

Подробности Категория: Литургия Опубликовано 24.10.2014 18:12

Человек – это неразрывное единство тела и души. Смерть же разлучает бессмертную душу с умирающий телом. Она противна человеческой природе и именно поэтому так болезненна для нас, поэтому мы так ее боимся. Церковь учит нас, что в конце земного странствия каждого человека ждут три вещи: смерть, суд Божий, небо или ад.

Покинув этот мир, душа тут же предстает пред Богом для суда, который мы называем частным (после конца света будет еще суд окончательный, всеобщий). В одно мгновение душа видит все свои деяния и получает от Бога познание их добра либо зла. Встреча с Господом – огромное счастье для души, которое или продолжится в вечности, или станет суровым упреком совести и страданием для души, которая отвергла Бога и навсегда будет отлучена от Него. Человеческая душа всегда соглашается с приговором суда Божьего, который всегда справедлив и неотвратим.

Некоторые спасенные души после смерти оказываются все же еще не совсем готовыми к жизни с Богом. Поэтому они нуждаются в покаянии за своих грехи и в очищении от привязанности к ним. Такие души, как учит Церковь, сразу же после частного суда идут в чистилище, т.е., с одной стороны, уже радуются спасению, но, с другой стороны, страдают, потому что не могут быть с Богом, Которого уже увидели. Мы можем помочь им, молясь о них и жертвуя за них добры дела и выпадающие на нашу долю страдания. Ведь вместе с этими душами мы составляем Церковь Христову: мы помогаем им, а они – нам.

Лучшая молитва – это св. Месса. Те, кто любит умерших близких, стараются поддержать их и в другом мире в надежде встретиться с ними в вечности в Царствии Божьем. Так родился древний обычай (

У католиков принято служить за умерших так называемые григорианские Мессы. Когда св. Папа Григорий Великий (540-604 гг.) был еще аббатом римских бенедиктинцев, у одного из умерших братьев были найдены деньги. В те времена для монаха это было преступлением. Св. Григорий в поучение другим приказал похоронить останки за стенами монастыря на неосвященной земле. Но, заботясь о душе усопшего, он велел служить за него тридцать дней подряд по одной св. Мессе. Когда совершалась последняя из них, умерший монах явился аббату и поблагодарил его за эти богослужения, потому что Евхаристии значительно сократили срок его очищения. Так зародилось убеждение, что после 30 Месс Господь в Своем милосердии избавит душу от мучений и введет ее на небеса.

В Греции и на христианском Востоке в православных странах особыми дня молитвы об умершем являются 3, 9 и 40 день после его смерти. Связано это с представлением, согласно которому душа, покинув тело, два дня остается на земле, а на третий в первый раз предстает пред Богом. Затем ангелы шесть дней показывают ей небо, а на девятый день она во второй раз предстает перед Создателем. Потом ангелы оставляют душ в аду, где она ходит по двадцати мытарствам и познает свои грехи. Наконец, на сороковой день она в третий раз предстает пред Богом, Который выносит окончательный приговор. Католическое богословие подчеркивает, что Бог есть Дух и не живет в каком-то определенном месте. Он обитает вне времени и пространства в нематериальном мире. Небо – это жизнь с Ним, а ад – вечное отлучение от Него. Человек сразу же после смерти узнает свое окончательное предназначение, которое заслужил своей любовью либо эгоизмом.

Библейская символика 3, 9 и 40 дней в Православной Церкви истолковывается следующим образом: третий день – воскресение Иисуса и прославление к Троице, девятый день отмечается в честь девяти ангельских хоров, а сороковой день – напоминание о вознесении Христа на сороковой день после воскресения.

В эти дни на Востоке справляют поминки по умершему, что сопровождается трапезами.

В данной традиции как таковой нет ничего плохого, но нужно следить затем, чтобы пища не стала важнее молитвы. И, конечно же, соблюдение этого обычая необязательно, особенно если поминальные обеды приносят серьезные финансовые трудности для семьи усопшего. Кто любит его, то не забудет о нем помолиться.

Молитва об умерших, участие в похоронах – это свидетельство и доказательство нашей веры в воскресение. Они позволяют нам чаще вспоминать о цели нашей жизни на земле, что помогает лучше использовать время, отпущенное Богом.

О. Цезары Пачей

Прот. Петр Перекрестов

Можно ли молиться вместе с католиками?


Многие православные люди участвуют в общих мероприятиях с католиками: обсуждают актуальные проблемы общества, обмениваются опытом социальной работы. Такие межконфессиональные мероприятия часто начинаются и заканчиваются общей молитвой. Но ведь церковные правила запрещают молиться с инославными! В чем смысл такого запрета, не устарел ли он? На эти вопросы корреспонденту «Нескучного сада» ответил клирик кафедрального собора иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость» города Сан-Франциско протоиерей Петр Перекрестов.


– Отец Петр, канонический запрет молиться с инославными относится только к молитвам на богослужении?
– Церковные каноны запрещают не только молиться с еретиками, но и входить в их храмы, трапезничать с ними, вместе мыться в бане и даже лечиться у них. Надо учесть, что в первые века, когда эти каноны были приняты, все еретики были людьми знающими, убежденными, шли против христианского учения не по невежеству, а из гордости. И врачи не только осматривали пациента и назначали лечение, но и молились и долго беседовали, тема веры была в то время актуальна. То есть на приеме у врача-еретика пациент неизбежно познакомился бы с его ересью. Для неискушенного в богословии человека это соблазн. То же самое в бане – там не только мылись, но много времени проводили в беседах. Каноническое правило актуально и в наши дни, просто жизнь изменилась. В секулярном мире мало говорят о религии, вероятность религиозных диспутов в бане или на приеме у врача почти нулевая. Но если применить этот запрет к сегодняшней жизни, то я убежден, что неподготовленному человеку, плохо знающему нашу веру, нельзя долго беседовать с сектантами, тем более впускать их в дом на чашку чая (а многие сектанты – иеговисты, мормоны – ходят с проповедью по домам). Соблазнительно это, неполезно и опасно для души.
Некоторые считают, что запрет на совместную молитву относится только к богослужению, а в начале какого-то общего собрания помолиться можно. Я так не думаю. «Литургия» с древнегреческого переводится как «общее дело». Молитва на литургии – не частная молитва каждого прихожанина, это молитва общая, когда все молятся едиными устами, единым сердцем и единой верой. И для православного любая общая молитва имеет какой-то литургический смысл. Иначе в ней нет силы. Как можно молиться с человеком, если он не почитает Божию Матерь и святых?
– В современном секулярном мире представители не только других конфессий, но и других религий воспринимаются скорее как союзники по отношению к абортам, эвтаназии, другим явлениям. Казалось бы, что плохого, если они вместе помолятся?
– На Западе сейчас доминирует идея, что нет ничего важного, непреодолимого. То есть у вас своя вера, у меня своя, и лишь бы мы друг другу не мешали. Мешать, конечно, не надо, и мы должны любить всех людей, уважать их чувства. Мне приходилось бывать на отпеваниях католиков – родственников наших прихожан. Я там присутствовал из уважения к покойнику и его семье, но не молился за богослужением. О каждом из этих людей я могу помолиться келейно, как молюсь каждый день о моей бабушке-католичке: «Господи, помилуй рабу Твою». А потом уже «Упокой, Господи…» и по-православному поминаю всех моих православных родственников. Но по этой бабушке я не могу служить панихиду, вынимать за нее частички на проскомидии. Церковная молитва – молитва за членов Церкви. Бабушка знала о Православии, сделала свой выбор, надо его уважать, а не притворяться, что она была православной. Молитва – это любовь, но любовь должна помогать. Допустим на минуту, что наша церковная молитва об упокоении инославных, иноверцев и неверующих услышана Богом. Тогда по логике все они должны предстать перед Судом Божьим как православные. А они не понимали или не хотели понимать Православия. Мы им только навредим такой «любовью».

Пример подлинно христианской любви к неправославным людям показал святитель Иоанн (Максимович) – я составил книгу о нем, недавно вышедшую в Москве. Он часто посещал больницы, в которых лежали инославные и иноверные. Владыка вставал на колени и молился за каждого больного. Не знаю, может быть, кто-то из них молился вместе с ним. Это была действенная молитва – исцелялись евреи, мусульмане, китайцы. Но это не называется, что он молился с инославными. А когда на приходе он увидел, что в метрическую книгу вписали одним из крестных католика, издал указ, чтобы из всех метрических книг вычеркнули имена инославных восприемников. Потому что это нонсенс – как может ручаться за воспитание крещаемого в православной вере неправославный человек?
– Но разве плохо перед общей трапезой с католиком вместе прочитать «Отче наш»?
– Это, наверное, иногда допустимо. В любом случае я должен помолиться перед едой. Если собираются разные люди, обычно читаю молитву про себя, крещусь.

Но если кто-то другой предложит помолиться, православный человек может предложить: давайте прочитаем «Отче наш». Если все христиане разных конфессий – прочитают про себя каждый по-своему. В этом не будет измены Богу. А экуменические молитвы на больших собраниях, на мой взгляд, сродни супружеской измене. Такое сравнение мне кажется уместным, поскольку в Евангелии отношения Христа и Его Церкви описываются как отношения Жениха (Агнца) и его жены-Невесты (Церкви). Вот и давайте рассмотрим проблему не с позиции политкорректности (тут мы точно не найдем ответа), а в контексте семьи. В семье есть свои правила. Семью связывает любовь, а с понятием любви тесно связано понятие о верности. Понятно, что в миру всем приходится общаться со многими людьми другого пола. С ними можно иметь деловые отношения, дружить, но если мужчина вступает с другой женщиной в связь, это измена и законное (для его жены) основание для развода. Так и молитва… Вопрос о молитве с инославными обычно ставится либо людьми душевными, для которых главное – хорошие отношения, либо, чаще всего, апологетами экуменизма. Да, главное – любовь, Бог есть Любовь, но Бог есть и Истина. Нет истины без любви, но и любви без истины. Экуменические молитвы как раз размывают истину. «Пусть Бог у нас разный, но мы верим в Бога, и это главное» – в этом суть экуменизма. Понижение высокого. В восьмидесятые годы в экуменическое движение активно влились православные. Ответьте мне, пожалуйста, благодаря свидетельству Православия на экуменических собраниях хоть один человек перешел в Православие? Мне такие случаи неизвестны. Если и были отдельные случаи (реально всех приводит к вере Сам Господь, а для Него все возможно), они замалчивались хотя бы потому, что они не соответствуют экуменическому духу – толерантности и терпимости ко всем и вся. Я знаю случаи, когда люди приезжали в Россию, молились в храмах на литургии и переходили в Православие. Или ездили в монастыри, видели старцев и переходили в Православие. Но чтобы кого-то экуменические ассамблеи привели к истине, я не слышал. То есть плодов такая совместная молитва не приносит, а по плодам мы познаем правильность наших действий. Следовательно, в общей экуменической молитве нет смысла. И я считаю, что сегодня запрет на молитву с еретиками актуален как раз применительно к экуменическим собраниям.
– Вместе заседаем, обсуждаем вопросы, обмениваемся опытом социальной работы и одновременно считаем их еретиками?
– Конечно, мы сегодня стараемся не называть никого еретиками. Это не только некорректно, но и неэффективно. Я же начал с того, что в первые века каждый еретик сознательно шел против единой Церкви. Сегодня, в секулярном мире, большинство приходит к вере в сознательном возрасте, и, как правило, люди начинают с религии или конфессии, традиционной для их страны, семьи. При этом многие интересуются другими религиями, хотят больше о них узнать. В том числе и о Православии. «Здравствуйте! Вы – еретик!» – начнем мы разговор с таким человеком? Его интерес к Православию исчезнет. Наша же задача противоположная – помочь людям прийти к истине. Если человек искренне интересуется Православием, хочет разобраться, читает книги, общается с православными священниками и богословами, в какой-то момент он сам осознает, что его религиозные взгляды по определению Православной Церкви – ересь. И сделает свой выбор. В США последние годы идет быстрый рост православных общин, и в основном за счет коренных американцев. Почему американцы переходят в Православие? Они видят традицию, неизменность Христовой веры. Видят, что другие Церкви идут на уступки миру в вопросах женского священства, однополых браков, а Православие хранит верность заповедям. Вы в России это не так ощущаете, а для нас это реальная проблема – в Сан-Франциско в каждом квартале есть храмы разных конфессий.
Надо разделять сотрудничество и совместную молитву. Это разные вещи. Нам есть чему поучиться у инославных: у протестантов – знанию Писания, миссионерской напористости, у католиков – социальной деятельности. И мы не говорим, что все они погибшие и пропавшие. Мы только стоим на том, что Христос основал одну Церковь и только одна Церковь имеет полноту благодати и истины. Конечно, есть очень набожные, благочестивые католики, которые ежедневно причащаются на своих мессах. Особенно простые люди в Италии или Испании – там благочестие сохранилось. В Америке же католики стараются адаптироваться к духу времени. И вопрос о совместной молитве тоже этого духа, новый вопрос. Люди оскорбляются, когда объясняешь им, что не можешь участвовать в совместной с ними молитве. Особенно на официальных мероприятиях, когда на молитву все облачаются, протестанты тоже надевают специальные одежды. Для них это уже литургическое действо, пожалуй, единственное, так как у них нет Евхаристии. И всех, кто в этом действе участвует, они воспринимают как единомышленников. Это большой соблазн. В Зарубежной Церкви почти половина духовенства – люди, перешедшие в Православие из католичества или из англиканской церкви. Они очень чувствительны к таким явлениям, понимают, что компромисс в вопросах общей молитвы приведет к нежелательным последствиям. Поэтому еретиками мы никого не называем, со всеми стараемся сохранить добрососедские отношения, но стоим на истинности своей веры. А экуменические молитвы делают человека равнодушным к истине.
– Православные люди в России очень любят произведения Клайва Стейплза Льюиса. Англиканина. Его книги продаются во многих православных храмах, и они, действительно, по духу очень близки Православию. Неужели, если бы сегодня Льюис был жив и приехал в Россию, православные отказали бы ему в совместной молитве?
– Я сам очень люблю Льюиса, а у моей матушки это просто любимый писатель. Его книги – замечательный мостик от чисто земного, секулярного восприятия жизни к духовному. Нельзя сразу давать неподготовленным людям – духовным младенцам – твердую пищу. Без подготовки они святых отцов просто не поймут. И трудно представить для новоначальных литературу лучше книг Льюиса. Но мы с матушкой убеждены, что, живи Льюис в наше время, он бы перешел в Православие (в его время в Англии это было очень сложно, означало отказ от своих предков, семьи). Если бы ему с любовью объяснили, почему не могут вместе с ним молиться. А если бы сказали, что никакой разницы нет, он почти православный, можно молиться, зачем ему было бы переходить в Православие?
Замечательный пример есть в Евангелии – беседа Христа с самарянкой. Он ее спрашивал, она отвечала, наверное, Спаситель молился и до встречи, и во время беседы, не знаю, молилась ли она, но общей молитвы не было. А после беседы она обратилась, побежала рассказывать всем, что встретила Мессию! Самаряне тогда для евреев были еретики. Надо открывать свою веру, ее красоту, истинность, можно и нужно молиться за каждого человека, но общая молитва с человеком другой веры только введет этого человека в заблуждение. Именно поэтому от нее надо воздерживаться.

Беседовал Леонид Виноградов
27.04.2010 18:18


Протоиерей Петр Перекрёстов родился в 1956 году в Монреале. Отец его был сыном белого офицера, мать эмигрировала из СССР. С детства прислуживал в храме, учился в церковно-приходской школе. Окончил Троицкую семинарию в Джорданвиле, в магистратуре занимался русским языком и литературой, служил диаконом в Торонто. В 1980 году рукоположен во священники и переехал в Сан-Франциско. Клирик храма иконы Божией Матери «Всех скорбящих Радость».

Источник: Журнал Нескучный сад, №2 (37). 2009

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *