Карташев а в

Карташев а в

Российский общественный деятель, правозащитник, глава Комиссии по безопасности Общественной палаты РФ, председатель президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России». Кандидат политических наук, кандидат экономических наук.

Семья

Отец — Владимир Анатольевич Цветков, мать — Татьяна Викторовна Цветкова — ныне пенсионеры.

В прошлом отец работал в КГБ. Брат — Андрей Цветков, сотрудник органов прокуратуры.

Жена — Сабина Алановна Цветкова. Как и муж, занимается общественной деятельностью, имеет много должностей: Исполнительный директор, председатель Благотворительного совета Общероссийской общественной организации «Офицеры России»; заместитель председателя Общественного совета при ГУ МВД России по ЦФО РФ; заместитель председателя Общественного совета при УФСИН по г.Москве; продюсер, руководитель оперного шоу «Aнгелы».

Биография

Антон родился 15 июля 1978 года в Москве. В 1995 году закончил педагогическую гимназию N 825.

В том же году поступил в Московскую государственную юридическую академию им. О. Е. Кутафина, которую окончил в 2000 году.

В 2007 году с отличием защитил диплом Российской академии государственной службы при Президенте РФ по специальности «Государственное и муниципальное управление» (кафедра национальной безопасности).

По непроверенным данным, в начале 2000-х годов работал в ФСБ.

В 2008 году прошел переподготовку на базе Российской академии государственной службы по программе «Государственный и управленческий контроль».

В 2004 году стал кандидатом экономических наук, тема диссертации: «Основные направления формирования и системы развития экономической системы государственного регулирования и поддержки индивидуальных предпринимателей», Московская финансово-юридическая академия). А в 2007 году защитил кандидатскую по политологии в Военном университете (тема диссертации: «Политический механизм формирования правовой культуры в современной России»).

В 2007 — 2012 годы был председателем наблюдательного совета Общероссийского общественного фонда «Офицеры России».

С 2012 г. — по настоящее время — председатель президиума Общероссийской общественной организации «Офицеры России». Главный редактор журнала «Офицеры», информационно-правоохранительного портала «Офицеры России».

В 2008 — 2012 годы — член Общественного совета г.Москвы, член президиума Общественного совета г.Москвы, председатель Комиссии по защите прав граждан и их объединений, взаимодействию с правоохранительными и судебными органами.

По окончании деятельности Общественного совета г.Москвы был избран председателем экспертного совета при Комиссии по безопасности Московской городской Думы.

Член Общественного совета при Министерстве обороны России.

Цветков возглавляет и входит в ряд общественных советов при правоохранительных и других силовых и контрольных ведомствах федерального и регионального уровня, а также экспертных советов органов государственной власти.

Председатель Общественной наблюдательной комиссии г. Москвы по осуществлению общественного контроля за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и содействия лицам, находящимся в местах принудительного содержания.

Руководитель межкомиссионных рабочих групп по общественному контролю за реализацией государственных программ г.Москвы «Развитие транспортной системы на 2012—2016 годы» и «Безопасный город на 2012—2016 годы».

Руководитель рабочей группы «По общественному контролю и усовершенствованию системы распространения билетов в Большой театр».

Председатель Общественного совета при Управлении Федеральной службы судебных приставов по г.Москве.

В 2014 году избран членом Общественной палаты РФ, возглавил комиссию по безопасности и взаимодействию с ОНК.

Антон Цветков разработал и реализует правозащитные программы, такие как «Своих не бросаем», «Право знать» (бесплатная информационно-правовая справочная система, доступ к которой обеспечивается через сеть информационных терминалов установленных в силовых ведомствах и учреждениях, признана социально-значимым проектом и финансово поддержана Президентом РФ).

Является постоянным независимым наблюдателем на санкционированных и несанкционированных акциях, митингах и других массовых мероприятиях.

Занимается благотворительной деятельностью.

Член Союза журналистов России и Союза журналистов Москвы.

Вел авторские информационно-аналитические программы: «Территория закона» («РИА Новости») и «Офицеры» (радио «Русская Служба Новостей»).

Регулярно выступает в СМИ как эксперт по вопросам безопасности, деятельности правоохранительных и других силовых и контрольных ведомств, по проблемам противодействия коррупции, а также по социальным проблемам и вопросам здорового образа жизни.

Увлекается спортом: тяжелой атлетикой и боксом.

Январь 2015 года. Парламент Чеченской Республики внес в Госдуму законопроект, ужесточающий наказание для террористов, а также для оказывающих им содействие родственников.

Антон Цветков прокомментировал это так: «Всецело поддерживаю усиление ответственности, причем как для самих террористов, так и для их сообщников. Под сообщниками я понимаю всех, кто не только оказывал непосредственную помощь преступникам, но знал о готовящемся теракте и молчал».

Скандалы, слухи

В Интернете есть информация о заимствованиях в кандидатской диссертации Цветкова «Политический механизм формирования правовой культуры в современной России», защищенной в 2007 году в Военном университете.

Сообщество борьбы с фальсификацией научных работ «Диссернет» утверждает, что примерно половина кандидатской Цветкова без ссылок сворована из чужих работ.

Первое резонансное появление Цветкова в СМИ связано с днем оглашения приговора Pussy Riot. В тот день у Хамовнического суда было задержано несколько десятков человек — среди них был и сопредседатель движения «Солидарность» Гарри Каспаров. По словам Цветкова, бывший чемпион мира по шахматам покусал одного из сотрудников полиции.

«Мои помощники ясно видели, как он укусил прапорщика полиции, преградившего ему путь из автобуса, в который его посадили и откуда он пытался вырваться», — утверждал Цветков, пообещав инициировать судебное разбирательство против Каспарова. Однако тогда дело было замято.

Избрание нового состава Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы завершилось скандалом: большинство мест в ней заняли выходцы из правоохранительных органов, а главой стал руководитель организации «Офицеры России» Антон Цветков.

Правозащитники старой формации, работавшие в столичном ОНК под председательством Валерия Борщева, категорически против «цветковцев» — людей, поддерживающих Антона Цветкова, которого многие считают лоббистом силовых структур.

Правозащитники опасаются, что с приходом «цветковцев» столичная ОНК станет лояльной властям и, как следствие, бессмысленной.

По мнению Борщова «Цветков — непростая фигура. Он странная личность, у него двухэтажный офис и квартира на Таганке, его общение с властными и силовыми структурами очень тесное, он входит в три общественных совета: ГУ МВД, Министерства обороны и аппарата судебных приставов. Он выполняет определенную миссию, для него правозащитники — враги, он должен их уничтожить».

Антон Цветков получил нецензурное прозвище в среде московских политических активистов, прозвавших его «подментованным ***ком», а в более корректной форме — «подментованным юристом».

27 ноября 2012 года в отделение ОВД «Якиманка» были доставлены 15 активистов, протестовавших против нарушения прав заключенных в колонии Копейска. Пришедший туда Цветков стал доказывать активистам, что те намеренно шли на провокации против полицейских, а потому задержаны совершенно законно.

Один из задержанных в свою очередь обратился к Цветкову приведенной выше нецензурной фразой, за что по требованию правозащитника был осужден на 15 суток ареста по статье «Мелкое хулиганство».

Как сообщала одна из участниц движения «Солидарность»Надежда Митюшкина:

«У господина Цветкова в ОНК есть своя команда, с которой они часто посещали ОВД после задержаний на «Стратегии 31″. Если задержанный по незнанию показывал им ссадину, синяк или порванную одежду, то они потом шли к полицейским, докладывали, и именно этот человек подлетал под 19.3, а остальным оформляли 20.2».

Биография

Родился в семье уральского горняка. Окончил пермскую семинарию (1894) и Санкт-Петербургскую духовную академию (1899). В Санкт-Петербургской духовной академии преподавал историю русской церкви (1900—1905). Позднее преподавал на петербургских Высших женских курсах (1906—1918).

Активный участник Религиозно-Философских собраний в Санкт-Петербурге в 1901—1903 годах. Личный друг и участник религиозной общины, в которую входили Зинаида Гиппиус, Дмитрий Мережковский, Дмитрий Философов, Мариэтта Шагинян.

Активный сотрудник издания «Новый путь», редактировавшегося Д. Мережковским и З. Гиппиус. Печатался под псевдонимом Т. Романский.

В 1912 году Карташёв сблизился с политическими объединениями.

Был членом Великого востока народов России, входил в Верховный совет этой организации с 1905 по 1917 год.

После февраля 1917 года вступил в партию кадетов, входил в состав её ЦК, был одним из лидеров правого крыла. В марте 1917 «либеральный богослов» Карташёв был назначен товарищем обер-прокурора синода.

Работал редактором-издателем газеты «Вестник жизни». Был председателем Религиозно-философского общества в Петербурге (с 1909 по 1917 год).

С 25 марта 1917 года — товарищ обер-прокурора святейшего Синода; с 25 июля 1917 — обер-прокурор синода. Первый министр вероисповеданий Временного правительства (1917).

От имени Временного правительства открыл 15 августа 1917 года Поместный собор Русской Православной Церкви и принял в его работе деятельное участие.

Арестован вместе с другими министрами Временного правительства во время октябрьских событий в ночь с 25 на 26 октября 1917 года. Пребывал в заключении в Петропавловской крепости до начала февраля 1918 года, откуда выпущен под обещание не предпринимать активного противодействия советской власти.

В 1917—1918 годах входил в кружок «Воскресение».

Эмиграция

В январе 1919 года выехал из России в Эстонию. В правительстве Юденича занимал пост министра исповеданий.

Был активным деятелем русской эмиграции — занимал должность председателя Русского национального комитета в Финляндии, затем в Париже, член епархиальных собраний и епархиального совета Русского экзархата вселенского престола, участник съездов Русского студенческого христианского движения (РСХД). Вместе с С. П. Мельгуновым был одним из редакторов и идеологов парижского еженедельника «Борьба за Россию».

Преподавал русскую историю на историко-филологическом факультете русского отделения Парижского университета.

Был одним из основателей и профессором Свято-Сергиевского богословского института в Париже (1925—1960). Учениками его являлись: Иван Мейендорф, П. Ковалевский, Александр Шмеман.

Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Литература о жизни и научном творчестве

  1. Автобиография Антона Владимирович Карташёва (1875—1966) // «Вестник Русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк. — 1960. — № 58—59. — С. 57—61.
  2. Антощенко А. В. А. В. Карташёв и становление Русского православного института в Париже // Международные «Макарьевские чтения», посвященные 210-летию со дня основателя Алтайской духовной миссии св. Макария. — Горно-Алтайск: Горно-Алтайский государственный университет. — 2002. — С. 89—93.
  3. Антощенко А. В. Антон Владимирович Карташёв (1875—1960) // «Историки России XVIII—XX веков». Вып. 4-й. — М., 1997. — С. 94—104.
  4. Бычков С. П. Антон Владимирович Карташёв — историк русской православной церкви: Автореф. дис. …канд. ист. наук: (07.00.09). — Екатеринбург: Ин-т истории и археологии УрО РАН. — 1999.
  5. Веритинов Н. Человек великого разума // «Возрождение». — 1960. — № 106. — С. 107—112.
  6. Зеньковский В. В. Памяти проф. А. В. Карташёва // «Вестник русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк, 1960. — № 58—59. — С.

    61—62.

  7. Кассиан (Безобразов) Антон Владимирович Карташёв // «Православная мысль». — Париж. — Вып. 11. — С. 9—16.
  8. Кассиан (Безобразов) Антон Владимирович Карташёв // Труды Православного богословского тнститута в Париже. — Вып. 11. — Париж, 1957. — С. 9—16.
  9. Князев А. П. Памяти профессора А. В. Карташёва // «Вестник русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк, 1960. — № 58—59. — С. 64—72.
  10. Константин, архимандрит. Памяти А. В. Карташёва // «Православная Русь». — 1960. — № 18. — С. 9.
  11. Мейендорф И. А. В. Карташёв — общественный деятель и церковный историк // «Вопросы истории». — № 1. — 1994. — С. 169—173.
  12. Митрофанов Георгий, протоиерей. Антон Владимирович Карташёв — русский богослов и церковный историк, государственный и общественный деятель. // Посев, 2002, № 10-11.
  13. Никольский Л. М. Памяти учителя // «Вестник русского студенческого христианского движения». — Париж — Нью-Йорк, 1960. — № 58—59. — С. 62—63.
  14. Херасков И. М. А. В. Карташёв. К пятидесятилетию ученой и педагогической деятельности // «Возрождение». — 1951. — № 14.

КАРТАШЁВ Антон Владимирович , российский историк Церкви, богослов, церковный, общественный и государственный деятель.

Окончил Пермскую духовную семинарию (1894), по окончании Санкт-Петербургской духовной академии (1899) был оставлен профессорским стипендиатом по кафедре русской церковной истории. С 1901 года участвовал в петербургских Религиозно-философских собраниях и связанном с ними журнале «Новый путь», где помещал (под псевдонимами) статьи по церковным вопросам. Испытал влияние идей Д. С. Мережковского и З. Н. Гиппиус. Публицистика Карташёва вызвала недовольство руководства академии, и Карташёв предпочёл из неё уйти. Печатался в различных газетах и журналах, в 1905-17 служил в Публичной библиотеке (ныне РНБ), одновременно преподавал на Бестужевских курсах. С 1909 председатель Религиозно-философского общества в Санкт-Петербурге. После Февральской революции 1917 Карташёв вступил в Конституционно-демократическую партию, вошёл в состав Временного правительства: обер-прокурор Синода , а по упразднении этой должности — министр вероисповеданий . Стремясь к восстановлению независимости Церкви от государства, способствовал созыву Поместного собора (1917-18). В ходе Октябрьской революции 1917 вместе с другими членами Временного правительства был арестован, провёл 3 месяца в заключении. Соучредитель Братства Святой Софии (1918-22).

Реклама

В 1919 году Карташёв эмигрировал через Финляндию в Париж. Являлся основателем и председателем Русского национального комитета (1921-40). Профессор истории России на русском отделении Сорбонны (1922-39). Активно участвовал в создании Русского студенческого христианского движения (РСХД). Был одним из основателей и профессором Православного Свято-Сергиевского богословского института в Париже (1925-60), где преподавал историю Церкви (общую и русскую), а также (из-за нехватки преподавателей) Ветхий Завет и еврейский язык. Доктор церковных наук (1944).

Книга Карташёва «На путях к Вселенскому собору» (1932) посвящена понятию соборности-кафоличности Церкви как мистического и реального объединения всех её членов в различных формах — от Евхаристического собрания и прихода до Вселенского собора. В сочинении «Ветхозаветная библейская критика» (1947) поставлен вопрос о необходимости использования метода исторической критики в православной библеистике. В главной книге «Очерки по истории Русской Церкви» (тома 1-2, 1959) Карташёв продолжил традицию систематического изложения истории РПЦ , доведя её до начала 19 века. Особое внимание в «Очерках» уделено вопросу о взаимоотношениях Церкви и государства. Учение о благотворном союзе (симфонии) между ними было идеалом Карташёва на протяжении всей его жизни. Идея «священного царства», воспринятая Россией от Византии и до некоторой степени воплотившаяся в жизни Московской Руси, по убеждению Карташёва, в конечном счёте восходила к определению Халкидонского собора 451 о соединении Божественной и человеческой природы в личности Богочеловека Иисуса Христа. «Борьба за Халкидон» была стержневой темой деятельности Карташёва и как учёного, и как политического деятеля.

Соч.: Воссоздание Святой Руси. Париж, 1956; Вселенские Соборы. Париж, 1963; Жизнь историка в переписке с другом (А. В. Карташев — С. П. Каблуков, 1909-1917) // Мир историка: историографический сборник Омск, 2005. Вып. 1.

Лит.: Кассиан (Безобразов), еп. А. В. Карташев // Православная мысль. 1957. №11; Мейендорф И., протоиерей А. В. Карташев — общественный деятель и церковный историк // Вопросы истории. 1991. №1; Сахаров А. Н. Апостол истории «Святой Руси» // Отечественная история. 1998. №5; Бычков С. П. А. В. Карташев и русское религиозно-философское возрождение в начале XX в. // Мир историка: идеалы, традиции, творчество. Омск, 1999; Нивьер А. Православные священнослужители, богословы и церковные деятели русской эмиграции в Западной и Центральной Европе 1920-1995. Биографический справочник. М.; Париж, 2007; Русские писатели-богословы: библиографический указатель.

М.: Терра, 1992. — 686 с. – ISBN 5-85255-103-1.
Файл отображает страницы издания.Классический всеохватывающий труд по истории русской Церкви историка и богослова А.В. Карташева (1875-1960).Введение
Период Киевский, или домонгольский
Распространение христианства
Церковное управление в киевский период
Епархии и епископы
Органы епархиального управления
Церковные законы
Средства содержания высшей иерархии
Приходское духовенство
Взаимоотношения властей, церковной и государственной
Монашество в до-монгольское время
Христианизация русского народа
А. Вера
B. Нравственность (личная и общественная)
Воспитание власти государственной
Насаждение просвещения
Разобщение с западом
Библиография Киевского периода
Московский период
А. От нашествия монголов до отпадения юго-западной митрополии
Судьбы Русской митрополии.
Развитие ее отношений к греческой церкви, с одной стороны, и к русской государственной власти, с другой (XIII-XVI вв.)
М. Кирилл (1249-1281 гг.)
Максим (1287-1305 гг.)
Петр (1308-1326 гг.)
Фегност (1328-1353 гг.)
Алексий (1353-1378 гг.)
Борьба за единство Русской Митрополии
Михаил по прозванию (фамилии) Митяй
Пимен
Митрополит Киприан (1390-1406 гг.)
Митрополит Фотий (1408-1431 гг.)
Герасим (1433-1435 гг.)
Исидор (1436-1441 гг.)
Церковное самоуправление Москвы по изгнании м. Исидора
Митрополит Иона (1448-1461 гг.)
Окончательное разделение Русской митрополии (1458 г.)
Феодосий (1461-1464 гг.)
B. От разделения митрополии до установления патриаршества (1496-1596)
Митрополит Феодосий (1461-1464 гг.)
Филипп (I) (1464-1473 гг.)
Геронтий (1473-1489 гг.)
Зосима (1490-1494 гг.)
Симон (1495-1511 гг.)
Живейший вопрос для Московского богословия
Преподобный Нил Сорский (1433-1508 гг.)
Историософский вывод
Варлаам (1511-1521 гг.)
Даниил (1521-1539 гг.)
Иоасаф (1539-1542 гг.)
Макарий (1542-1563 гг.)
Стоглавый Собор
Афанасий (1564-1566 гг.)
Герман
Св. Филипп (1566-1568 гг.)
Кирилл IV (1568-1572 гг.)
Антоний (1572-1581 гг.)
Дионисий (1581-1587 гг.)
Иов
Богословские споры. Стяжательство и нестяжательность
Публицистика князя-инока Вассина
Максим Грек
Ереси
Предтечи стригольников
Стригольники
Ересь жидовствующих
Ересь Башкина и Косого
Дело игумена Артемия
Дело дьяка Висковатого
Юго-западная митрополия
От разделения Русской Церкви в 1458 году до Брестской унии 1596 года
Список западно-русских православных митрополитов, правивших с 1458 по 1596 гг.
Великие князья литовские, ставшие с 1386 года вместе и королями польскими
Общее положение русской Церкви в литовско-лольском государстве
Состояние церковных дел при отдельных митрополитах
Митрополит Григорий Болгарин (1458-1473 гг.)
Митрополит Мисаил (1475-1480 гг.)
Митрополит Сименон (1480-1488 гг.)
Иона Глезна (1488-1494 гг.)
Митрополит Макарий (1494-1497 гг.)
Митрополит Иосиф I Болгаринович
Митрополит Иона II (1503-1507 гг.)
Митрополит Иосиф II Солтан (1507-1522 гг.)
Внутренние церковные взаимоотношения
Положение в бывшей Галицкой митрополии
Митрополит Иосиф III (1522-1534 гг.)
Митрополит Макарий II (1534-1555 гг.)
Вопрос о Галицкой митрополии
Общая характеристика положения православной церкви за первую половину XVI века:
правление Сигизмунда I (1506-1548 гг.)
Протестантизм в Польше и Литве
Сигизмунд II Август вел. князь Литовский с 1544 г. и король польский с 1548 по 1572 гг.
Еретики
Положительная сторона либерализма Сигизмунда Августа для православия
Митрополит Сильвестр Белькевич (1556-1567 гг.)
Иона III Протасевич (1568-1576 гг.)
Литовская государственная уния (1569).

Римо-католическая реакция. Иезуиты в Польше
Илья Иоакимович Куча (1576-1579 гг.)
Онисифор Девочка (1579-1589 гг.)
Русское православное просвещение
Острожская Библия 1580-81 гг.
Острожская школа
Братства
Виленское Св. Троицкое Братство
Братские школы
Литературная борьба русских
Эпизод борьбы против Григорианского календаря (1583-1586 гг.)
Сигизмунд III (1587-1632 гг.)
Зачатки унии
Уния
Приезд патриарха Иеремии II
Митрополит Михаил Рогоза (1589-1596 гг.)
Открытая борьба за унию и против нее
Политический союз православных с протестантами
Действие в Риме
Брест-Литовская Уния 1596 г. Собор. Начало борьбы с унией
Открытие собора
После Брестского собора
Библиография

Н.В.Сомин (ПСТБИ)

А.В. Карташев о взаимоотношении Церкви и государства

Занимаясь каким-либо сложным вопросом всегда очень полезно по­нять мнение людей, которые мучительно, в течение всей жизни над ним размышляли. Думается, что это в полной мере применимо и к Антону Владимировичу Карташеву, для которого тема взаимоотношения Церкви и государства была стержневой во всей его литературной и практической деятельности. Нет необходимости подробно представлять этого извест­ного церковного историка: последний обер-прокурор Синода, член По­местного Собора 1917-1918 гг., был арестован, затем эмигрировал и долгие годы преподавал историю Церкви в Парижском Богословском инс­титуте.

Прежде всего следует обсудить одно довольно распространенное мнение о Карташеве. Говорят, что он в молодости был обновленцем и антимонархистом, но к концу жизни его взгляды кардинально измени­лись, и он стал говорить о монархии, симфонии и пр. Сейчас у нас из­дано достаточное количество трудов Карташева, так что есть возмож­ность проанализировать изменение его взглядов во времени. И оказы­вается, что Карташев был гораздо более последователен, чем это обычно представляют. Во всяком случае, его мировоззрение всегда ос­новывалось на двух тезисах.

Во-первых, Карташев — сторонник симфонии Самодержавного госу­дарства и Церкви. Он прекрасно осведомлен о важной роли византийс­ких василевсов в Церкви и понимает, что эта роль Церковью была признана канонической. О симфонии, как она определена в VI новелле Юстиниана, Карташев пишет, что «это — самая тонкая и совершенная формула взаимоотношений Церкви и государства» /1:50/. Карташев осо­бо отмечает, что симфония является сердцевиной, как сейчас говорят, «социальной доктрины» Православия.

Оптимизм первого тезиса у Карташева уравновешивается трез­востью второго тезиса, утверждающего, что в реальной истории симфо­ния должным образом не реализовалась. Он пишет: «Воплощена ли была эта красивая мечта в действительности? Удалась ли «симфония» в ис­тории? И да, и нет. В большей степени нет, чем да» /2:75/. Причем, по Карташеву, симфония не удалась ни в Византии, ни в России. И в обоих случаях он констатирует деспотизм государства и существенное умаление канонической свободы Церкви.

Особенно интересныего воззрения о синодальном периоде в России. Карташев отнюдь не считает этот период мрачным, и даже гово­рит, что «синодальный период может быть назван самым блестящим и славным в истории русской церкви» /3/. Он отмечает в нем множество положительных черт, в частности, количественный рост Церкви и дол­гожданное развитие богословской науки в России. Но в то же время для Карташева несомненно, что деятельность Петра принесла большой вред Церкви, что созданный им Синод неканоничен и не был органом соборного управления Церковью, ибо являлся учреждением государс­твенным, все члены которого назначались государством и могли в лю­бой момент быть смещены. Отсюда вывод, что синодальный период явля­ет собой не симфонию, а форму зависимости Церкви от секулярного го­сударства, в результате чего умаляется такое основополагающее свойство Церкви как соборность. Карташев образно характеризует эту ситуацию так: «Православная теократическая брачная симфония, заме­ненная протестантской субординацией, превратила церковь из жены в безавторитетную прислугу» /2:108/.

Как же относиться к этим тезисам?

У нас на Карташева ссылаются в изданиях самого разного направ­ления. Монархисты указывают на его защиту принципа симфонии. Цер­ковные демократы цитируют фрагменты, где Карташев изображает вырож­дение симфонии в истории. Однако у Карташева оба эти принципа соче­таются чрезвычайно органично, и понять его можно только приняв их одновременно. Интересно одно его замечание: «В церкви консерватив­ного типа всегда принимается смешение идеала с тем его воплощением, которое дано раз в истории» /4:191/. Это напоминание тем, кто абсо­лютизирует одну из исторических форм, например, реальную симфонию, как она сложилась в Византии, и начинает возводить ее в ранг идеа­ла, которым меряется любое государственное устройство. Карташев — историк. Он никогда не смешивает идеалы и земную действительность, понимая, что в области общественного устройства приближение к идеа­лу может быть лишь относительное, реализующееся локально и на ко­роткое время. Думается, что принятие обоих тезисов Карташева позво­лит нам более глубоко и многогранно взглянуть на исторические реа­лии.

Пойдем дальше и посмотрим, как Карташев понимает сущность сим­фонии. Вот характерное для него высказывание: симфония «является наилучшей из всех формул, не ясной теоретически, но жизненной прак­тически, открывающей путь к прагматическому и гибкому решению вопроса в каждом отдельном случае при разных изменяющихся обстоятель­ствах» /5:227/. Здесь обращает на себя внимание неожиданное «не яс­ной теоретически». Действительно, симфония — понятие очень сложное и тонкое, понимаемое далеко не однозначно. Между прочим, этим стра­дают воззрения и самого Карташева. Во всяком случае, у него можно найти несколько вариантов понимания симфонии.

С одной стороны, он пишет:

«Шестая Юстинианова новелла так прямо и утверждает, что «свя­щенство и царство» (hierateia kai basileia), т.е. церковь и госу­дарство проистекают из одного источника, одинаково установлены са­мим Богом для блага человечества и служат этому благу, друг другу помогая, как душа и тело, в полной «симфонии» (symphonia)» /1:49-50/.

Это теория двух равноустановленных Богом партнеров, которую действительно, при желании, легко вычитать из VI новеллы. Она ведет к сакрализации царской власти самой по себе, и Карташев этого мне­ния не разделяет.

Но может быть симфонию, следует понимать, по словам Карташева, просто как прагматически удобную формулу, «жизненную практически», но не несущую глубокого содержания? Думается, что это не совсем так. Безусловно, Карташев видит, что тесное соединение Церкви и го­сударства является той формой, в рамках которой Церковь может ис­пользовать всю мощь государственной власти для успешного выполнения своей главной задачи: приведения людей ко Христу. Но в то же время он прекрасно понимает, что в форме симфонии могут быть оформлены и далеко не идеальные взаимоотношения, вплоть до полного подчинения Церкви секулярному государству. Иначе говоря, симфония предстает перед нами как форма, в которую может быть вмещено разное содержа­ние. Для какого же именно содержания предназначена симфония? Сам Карташев отвечает на этот вопрос вполне однозначно: «Система симфо­нии есть один из типов христианской теократии» /2:81/. Причем Карта­шев понимает теократию очень широко — как устроение всех сторон жизни по заповедям Христовым. Сейчас, в наш секулярный век, низвед­шей религию до чисто личного дела, слово «теократия» мы часто про­износим осторожно, с опаской. Карташев этого слова не боится, ибо в нем — цель и оправдание симфонии.

Таким образом, Карташева, как представляется, нужно понимать следующим образом. Государство, в том числе — и самодержавное, само по себе не свято. Скорее его можно уподобить дикому зверю. Но Цер­ковь призвана его приручить. Царство освящается Церковью, причем в той мере, насколько Церковь его воцерковляет. И если такое воцер­ковление происходит, то государь берет на себя определенные функции управления Церковью и становится, по слову Константина Великого, «епископом внешних дел Церкви».

Но падшесть человеческая тотальна и глубока, и государство от­нюдь не спешит преклонить голову перед духовным авторитетом Церкви. А потому результаты симфонии оказываются половинчатыми. С одной стороны Церковь добивается ощутимого успеха: государство становится охранителем Церкви и законодательно и административно способствует ее деятельности. Но, с другой стороны, за этот успех Церковь платит дорогую цену: цену не только потери административной независимости (что не так страшно), но и цену ограничения канонической свободы. Последнее гораздо серьезнее, ибо ставит предел развитию Церкви и подвергает ее страшной опасности искажения своего вероучения. Кар­ташев фактически ставит вопросы: Верно ли поступала Восточная Цер­ковь, идя на такой обмен? Что важнее — каноническая независимость или реальные успехи в проповеди Христа?

И здесь следует признать, что жизнь заставила Карташева изме­нить свой ответ. В молодости он считал, что каноническая свобода является безусловной ценностью, поступаться которой нельзя ни в ко­ем случае. Поэтому, признавая в принципе монархию союзником Церкви, Карташев активно боролся за устранение синодального строя, наложив­шего на Церковь тяжелые бремена. Но к концу жизни Карташев начинает видеть в симфонии и другое, более глубокое: потрясающую смелость Церкви и ее необычайную жертвенность. Восточная Церковь, понимая, разумеется, все сложности воплощения симфонического идеала, тем не менее безоговорочно вверяет царству свою судьбу, отдавая василевсу громадную административную, каноническую и даже вероучительную власть в Церкви в надежде, что этот дерзновенный шаг будет оправдан Богом и историей. Более того, Карташев видит здесь высочайший при­мер жертвенной любви Церкви, когда ради воцерковления людей, Цер­ковь рискует потерять очень важное для нее — свободу. Но такова природа христианской любви: ведь она «всего надеется, все перено­сит» (1 Кор.13,7).

И Церковь никогда не раскаивалась в этом жерт­венном шаге, а наоборот, по слову Карташева, горда «сознанием этой своей великой миссионерской победы» /1:49/.

Карташев признает приоритет симфонии с государством самодер­жавным, но не абсолютизирует, подобно нынешним монархистам, этого положения. Для него симфония с государством ценна как воплощение церковной теократии. А с каким именно государством, и, вообще, в какой именно форме — это уже зависит от судеб истории. Поэтому, ес­ли государство становится полностью секулярным, то возникает необ­ходимость, наоборот, в отделении от государства и осуществлении, как выражается Карташев, «теократии снизу», т.е. союза не с госбю­рократией, а с общественностью, воцерковление живых сил нации.

Не исключено, что размышления над драматической судьбой симфо­нии дали Карташеву повод для формулирования одного небезспорного, но интересного воззрения на всю Церковную историю. Мы привыкли счи­тать, что ереси и вообще ложные учения отторгают человека или общи­ну от тела церковного, вновь соединиться с которым она может через покаяние и отвержение от неправды: «Нет грехов Церкви, а есть грехи против Церкви». Это красивая и глубокая мысль, при ее слишком пря­молинейном понимании, таит, по мнению Карташева опасность предста­вить непогрешимость церкви как нечто автоматическое или даже маги­ческое. Разумеется, Карташев не отрицает непогрешимость Церкви, но видит ее в онтологической глубине, где Церковь соединяется со Хрис­том. Говорить же о непогрешимости Церкви в истории было бы преуве­личением. И на длинном ряде исторических примеров Карташев показы­вает, что с точки зрения церковной истории более адекватной оказы­вается другая модель: Церковь как организм, но организм, подвержен­ный немощам и болезням. Церковь болеет. Болеет ересями, ложными мнениями и разделениями, болеет грехами своих иерархов, болеет, на­конец, властностью царей, которых она ввела в Церковь и поставила над собой. Это и не удивительно — ведь человеческое сознание, как пишет Карташев, «даже и в своей соборности остается по природе ог­раниченным, страстным, подверженным искушениям и падениям» /6:227/. Но эти болезни «не к смерти, но к славе Божией» (Ин.11,4). Господь всегда спасает Свою Церковь и, проведя через скорби и внутренние конфликты, вновь и вновь дает ей силы для своей миссии по воцерков­лению мира.

Мы только начинаем изучать Карташева и думается, что более внимательное прочтение работ этого мудрого христианина и прекрасно­го, думающего историка даст нам еще много поводов для восхищения и удивления, споров и размышлений.

Спаси Господи.

ЛИТЕРАТУРА

1. А.В.Карташев. Православие в его отношении к историческому процессу. В сб. «А.В.Карташев. Церковь, история, Россия», «ПРОБЕЛ»,

М., 1996.

2. А.В.Карташев. Воссоздание Святой Руси. М., «Столица», 1991.

3. А.В.Карташев. Русская Церковь периода империи. В сб. «А.В.Карташев. Церковь, история, Россия», «ПРОБЕЛ», М., 1996.

4. А.В.Карташев. Реформа, реформация и исполнение Церкви. В сб. «А.В.Карташев. Церковь, история, Россия», «ПРОБЕЛ», М., 1996.

5. А.В.Карташев.Церковь и государство.В сб. «А.В.Карташев. Церковь, история, Россия», «ПРОБЕЛ», М., 1996.

6. А.В.Карташев. Соединение Церквей в свете истории. В сб. «А.В.Карташев. Церковь, история, Россия», «Пробел», М., 1996.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *