Как бороться с помыслами

Как бороться с помыслами

О навязчивых состояниях

из книги «Размышления православного врача», 2007, 208с.

Феномен навязчивости определяют как появление в сознании мысли, представления или каких-либо явлений, не связанных в данный момент с содержанием сознания и воспринимаемых больными как эмоционально неприятные. Навязчивые мысли «господствуя» в сознании, порождают эмоциональную напряженность, способствуют дезадаптации человека в окружающей его среде. Навязчивыми, то есть существующими помимо воли и желания человека, могут быть как определенные мысли, воспоминания, представления, сомнения, так и действия.

Навязчивые страхи именуются фобиями, навязчивые мысли — обсессиями, а навязчивые действия — компульсиями.

Фобический синдром (по гречески phobos — страх) явление очень распространенное. Различают множество фобических состояний. К примеру, нозофобия (боязнь болезни); агорафобия (боязнь открытых пространств); клаустрофобия (боязнь закрытых пространств); эрейтрофобия (боязнь покраснения); мизофобия (боязнь загрязнения) и др. Все это примеры патологических, то есть не связанных с реальной угрозой, страхов.

Бывают страхи от малодушия, трусости. Трусость можно, к сожалению, и привить. Если, скажем, ребенку каждые пять минут говорить примерно следующее: «не трогай», «не залезай», «не подходи» и т. п.

Психологи выделяют так называемые родительские страхи, которые «перекочевывают» от родителей к детям. Это, например, боязнь высоты, мышей, собак, тараканов и многое другое. Перечень этот можно продолжать и продолжать. Так вот эти устойчивые страхи впоследствии нередко можно обнаружить и у детей.

Различают страх ситуативный, который возникает в момент угрозы, опасности, и личностный, возникновение которого связывают с особенностями характера. Приведу пример мизофобии, то есть навязчивого страха заражения, загрязнения. Насколько это тяжкое страдание наглядно видно из этих строк.

«Здравствуйте доктор!

…У меня мания чистоты и настолько сильная, что не могу это уже никак контролировать. На улицах стараюсь избегать какого-либо контакта с людьми и грязных мест, кажется, что везде нагажено и я получаю все это «на себя». Естественно, что придя домой, начинается процесс долгого и длительного «намывания» всего — всю одежду в стирку (даже если загрязнения были минимальными ). Всё, чего коснулся грязной одежей протираю водкой, а сам отправляюсь в душ часа на 3-4. Причем время «намывания» постоянно увеличивается. То есть, когда мою руки, кажется, что чего-то коснулся снова — и начинается процесс мытья сначала. Поледнее время у меня появилась реальная нервная тряска по выходе из ванной (чем-то напоминает болезнь Паркинсона) и грубая внутренняя истерика (печальный рекорд — 30 часов в ванной на ногах 22—23.09.06). Весь мой мир ограничился постелью и компьютером. Все остальное я уже потерял: институт, друзей, да и работу скоро потеряю. С работы прихожу в 22:30, душ — до 3: 00, на работу — в 9 утра. Это ВСЯ моя жизнь сейчас».

Очень часто навязчивости являются следствием демонического воздействия. Святитель Игнатий (Брянчанинов) говорит: «Духи злобы с такой хитростью ведут брань против человека, что приносимые ими помыслы и мечтания душе представляются как бы рождающимися в ней самой, а не от чуждого ей злого духа, действующего и вместе старающегося укрыться».

Преосвященный Варнава (Беляев) пишет: «Ошибка нынешних людей заключается в том, что они думают, что страдают только «от мыслей», а на самом деле еще и от бесов… Так, когда пытаются победить мысль мыслью, то видят, что противные мысли — не просто мысли, но мысли «навязчивые», то есть с которыми сладу нет и перед которыми человек бессилен, которые не связаны никакой логикой и для него чужды, посторонни и ненавистны… Но если человек не признает Церкви, благодати, святых Таинств и драгоценности добродетелей, то есть ли ему чем защищаться? Конечно, нет. И тогда, раз сердце пусто от добродетели смирения и с нею от всех прочих, приходят демоны и делают с умом и телом человека, что хотят (Мф. 12, 43-45)».

Эти слова владыки Варнавы в точности подтверждаются клинически. Неврозы навязчивых состояний лечатся значительно труднее всех остальных невротических форм. Зачастую они совершенно не поддаются никакой терапии, изнуряя своих обладателей тяжелейшими страданиями. В случае упорных навязчивостей человек стойко лишается трудоспособности и попросту инвалидизируется. Опыт показывает, что подлинное исцеление может наступить только по благодати Божией.

Я именую невроз навязчивых состояний наиболее демонически уязвимой формой невротических расстройств. Иначе как можно, к примеру, расценить непреодолимое желание мыть руки до нескольких десятков раз перед едой или пересчитывать пуговицы на пальто у встречающихся прохожих и т. п.? При этом больные ужасно страдают, мучаются от своих состояний, тяготятся ими, но ничего с собой поделать не могут. Кстати, сам медицинский термин «обсессия», обозначающий навязчивые явления, переводится как одержимость. Епископ Варнава (Беляев) еще пишет по этому поводу: «Мудрецы мира сего, не признающие существования бесов, не могут объяснить происхождение и действие навязчивых идей. Но христианин, сталкивающийся с темными силами непосредственно и постоянно ведущий с ними борьбу, иногда даже видимую, может им дать ясное доказательство бытия бесов. Внезапно появившиеся помыслы, как буря, обрушиваются на спасающегося и не дают ему ни минуты покоя. Но положим, что мы имеем дело с опытным подвижником. Он вооружается сильной и крепкой Иисусовой молитвой. И начинается и идет борьба, которой не предвидится конца.

Человек ясно сознает, где его собственные мысли, а где всеваемые в него чужие. Но весь эффект впереди. Вражеские помыслы часто уверяют, что если человек не уступит и не соизволит им, то они не отстанут. Он не уступает и продолжает молить Бога о помощи. И вот в тот момент, когда человеку кажется, что действительно, может быть, борьба эта бесконечна, и когда он уже перестает верить, что есть же такое состояние, когда люди живут спокойно и без таких мысленных мучений, в это самое время помыслы сразу пропадают, вдруг, внезапно… Это значит — пришла благодать, и бесы отступили. В душу человека проливаются свет, мир, тишина, ясность, чистота (ср. Мк. 4, 37-40)».

Развитие навязчивости можно сравнить с развитием греховной страсти. Этапы примерно те же. Прилог сравним с появлением в сознании навязчивого помысла. И далее очень существенный момент. Или человек его отсекает или начинает с ним сочетаться (рассматривать его). Далее идет этап сосложения. Когда возникший помысл представляется достойным более глубокого рассмотрения и собеседования с ним. Следующий этап — пленение. Это когда не человек руководит развившейся в сознании мыслью, а мысль руководит им. И, наконец, собственно навязчивая мысль. Уже достаточно оформленная и закрепившаяся в сознании. Самое плохое, что человек начинает этой мысли верить, а она — от лукавого. А бедный страдалец пытается рационально победить эту «умственную жвачку». И помногу раз прокручивает в сознании этот «навязчивый» сюжет. И как будто решение близко, еще чуть-чуть… Однако мысль вновь и вновь пленяет сознание. Человек не может понять, что решения навязчивости не существует. Эта не трудноразрешимая проблема, а козни бесовские, которым нельзя верить и с которыми нельзя собеседовать.

Как реагировать на появление навязчивых мыслей? Во-первых с навязчивыми мыслями не нужно «собеседовать».

Они оттого и называются навязчивыми, потому что не поддаются никакому логическому осмыслению. Вернее, осмыслить-то возможно, но потом эти же мысли опять всплывают в сознании и это повторяется вновь и вновь. Природа таких состояний демоническая. Посему следует не сослагаться с подобного рода мыслями и молиться Богу о помощи. Таким образом только по благодати Божией и при собственном усердии навязчивости (читай — демоны) уходят.

За годы работы сложилось правило борьбы с навязчивыми состояниями. Необходимо следующее:

  • Не верить содержанию навязчивости
  • Не сослагаться с навязчивыми помыслами
  • Призывать Благодать Божию (молитва, Таинства Церкви)

Кратко поясню эти положения. Предположим, что человек поверил навязчивому помыслу, происхождение которого почти всегда от лукавого. И что дальше? А дальше, как правило, внутренний конфликт. К примеру, человек принял хульные помыслы или какую-то скверну от врага и расценил эти мысли как свои. И вот уныние… человек деморализован и пребывает как бы в параличе. «Какое же я ничтожество, — говорит он себе — мне нет места в Церкви, я недостоин причащаться». А враг потешается. Мысли ходят по кругу и выхода человек не видит. Поэтому верить таким помыслам нельзя.

Нельзя с ними и сослагаться. Некоторые пытаются доказать что-то бесу и выстраивают в своем сознании разные аргументы и как будто им кажется, что они справились со своей задачей. Но как только в мысленном споре поставлена последняя точка, все повторяется заново, будто бы никаких аргументов человек и не выдвигал. Победить врага таким образом не удастся.

И, конечно, без Бога и Его помощи и благодати не справиться.

Существуют и навязчивые мысли у психически больных людей. Например при шизофрении. В этом случае навязчивости, в большей степени, следствие болезни. И их нужно лечить медикаментозно. Хотя, конечно, нужно и лечиться и молиться. Если сам больной не в состоянии молиться, то молитвенный труд должны взять на себя его близкие.

В свое время я столкнулся с любопытным клиническим случаем. Мне пришлось консультировать семью, в которой мать и сын страдали навязчивыми страхами за свое здоровье и попеременно индуцировали друг друга.

В ходе беседы выяснилось, что мать моего пациента продолжительное время лечилась ранее у психиатров по поводу навязчивых страхов, сам же он рос очень впечатлительным, эмоциональным мальчиком. В 18-летнем возрасте у него впервые возник навязчивый страх появления злокачественной опухоли. Больной постоянно стремился осматривать свое тело, изучать медицинскую литературу по вопросам онкологии, был подавлен, угнетен. При этом юноша уточнил, что страх возник внезапно, после того, как мама рассказала ему о своем бывшем недуге.

На этом фоне у матери вновь возникли страхи за свое здоровье. Она решила, что у нее рак крови, так как чувствовала себя вялой, апатичной. После консультации у онколога оба были признаны здоровыми и вскоре выздоровели от мнимой болезни, но потом еще дважды заболевали фобиями. Один раз это было связано с инфарктом бабушки — и они решили, что страдают сердечными недугами. А в другой раз боялись умереть в автокатастрофе. Причем, вначале страх возникал у кого-нибудь одного, а потом появлялся и у другого.

Подобные случаи, когда после появления навязчивых страхов у одного из членов семьи заболевали и другие домочадцы, известны. Так, психиатр С. Н. Давиденков описал больного, страдавшего тиком и боязнью покраснеть или вспотеть. Сестра его матери страдала навязчивостью по поводу излишней потливости, одна из ее дочерей — боязнью покраснеть, а сестра самого больного — боязнью разрыва сердца. Вот такое бывает.

Семья, которую мне пришлось консультировать, была неверующей. А когда в душе нет веры, нет страха Божия, в ней могут «расцветать» другие — болезненные, нелепые, навязчивые страхи. Душа по природе своей христианка, и, может быть, существуя в бездуховной среде, она по-своему скорбит и «трясется» по любому поводу.

Мне вспоминается пациент, который испытывал выраженный страх смерти после перенесенного инфаркта миокарда. Усилия врачей увенчались успехом. С Божией помощью наш больной поправился, сердце окрепло, но его не отпускал этот мучительный страх. Особенно он усиливался в общественном транспорте, в любом замкнутом пространстве. Мой пациент был верующим человеком, и поэтому мне легко было откровенно беседовать с ним. Я, припоминаю, спросил его, может ли с ним что-либо случиться без соизволения или попущения Божия. На что он с уверенностью ответил: «Нет». «А в таком случае», — продолжал я, — «неужели Вы полагаете, что Ваша смерть может стать нелепой случайностью?» И на этот вопрос мой пациент произнес утвердительное «нет». «Ну так и снимите с себя эту ношу и перестаньте бояться!» — примерно так я ему посоветовал.

В конечном итоге наши размышления свелись к тому, что он «позволяет себе умереть», если так будет Богу угодно. Через какое-то время вот что он мне поведал. Когда страх возник вновь, он внутренне сказал себе: «Моя жизнь в руках Божиих. Господи! Буди воля Твоя!» И страх исчез, растворился, как сахар в стакане горячего чая, и больше не появлялся.

Невротические страхи тем и характерны, что не обусловлены никакой реальной угрозой или угроза эта надумана и маловероятна. Православный врач В. К. Невярович справедливо утверждает: «Навязчивые мысли часто начинаются с вопроса: «А вдруг?» Далее они автоматизируются, укореняются в сознании и, неоднократно повторяясь, создают существенные затруднения в жизни. Чем больше борется человек, желая от них избавиться, тем более они овладевают им.

Кроме того, в подобных состояниях имеет место слабость психической защиты (цензуры) из-за природных особенностей человека или в результате греховного разрушения его души. Хорошо известен, скажем, факт повышенной внушаемости у алкоголиков. Существенно ослабляют душевную крепость блудные грехи. Сказывается также и отсутствие постоянной внутренней работы по самоконтролю, духовному трезвению и осознанному управлению своими мыслями».

Нередко мне приходится встречаться с разного рода страхами, происхождение которых я связываю с религиозным невежеством, непониманием сути святого Православия. К примеру, в состоянии страха и растерянности приходят на прием люди и говорят примерно следующее: «Я сильно согрешал тем, что передавал на службе свечи левой рукой» или «Я потерял крестильный крестик! Теперь все пропало!» или «Я нашел на земле крестик и поднял его. Наверное я взвалил на себя чей-то жизненный крест!» Горько вздыхаешь, выслушивая такие «жалобы».

Другое распространенное явление — различные суеверия (типа «черной кошки» или «пустых ведер» и т. п.) и произрастающие на этой почве страхи. Собственно говоря, подобные суеверия — это не что иное, как грех, в котором следует покаяться на исповеди.

О трех обязательных условиях внутренней (невидимой) брани против пленения помыслов вне молитвы: трезвении — отвержении (самопротивлении) — молитве

А теперь перейдем к вопросу о христианской брани с навязчивыми помыслами (или с другими формами страстных помыслов).

Вначале нельзя не заметить, что сейчас речь пойдет не о брани с помыслами при молитве, т. е. молитвенном трезвении (когда любой замеченный сторонний помысел, появившийся при молитве, надо тотчас останавливать усиленным переводом внимания на слова молитвы, и делать так каждый раз при рассеянии на сторонние мысли).

Амвросий Оптинский (Собрание писем, п.377): «Только во время молитвы должно стараться отвергать всякие помыслы и, не обращая на них внимания, продолжать молитву».

Феофан Затворник (Письма, п.488, 489, 937): «И мысли сторонние будут лезть; как заметите, отгоняйте. Опять полезут, опять гоните. И все так. Не допускайте, чтоб язык молитву читал, а мысли не знать, где шатались, всегда прогоните их и молитесь… (489) При молитве мысли лезут: отгонять надо, опять полезут, опять отгонять, и все так. Только не поблажать, а как заметите, гоните. Это и есть подвиг (молитвенного — от сост.) трезвения. (937) …Когда ум будет увлекаться в посторонние мысли, без смущения опять вводить его в слова молитвы».

Нравственное богословие Е. Попова (Грехи против 1-й заповеди, грех: Рассеянная молитва): «Скажут: «что же делать, если посторонние мысли приходят на молитве»? — Не нужно лелеять их и развивать; нужно поскорей возвращаться к предмету — содержанию молитвы, т. е. принуждать себя к сосредоточенной молитве».

Далее мы будем говорить только о трезвении и брани с помыслами вне молитвы.

Итак, святые отцы говорят, что страстные помыслы (еще они обозначаются, как дурной, лукавый, хитрость от диавола, гневный, злобный, блудный и др.) и которые часто бывают зацикленными и навязчивыми, являются подобием сети в душе.

Симеон Новый Богослов (Слова, сл.50): «А под сетями разумей лукавые и срамные помыслы, которые опутывают души услаждающихся ими, и влекут их к сосложению (согласию, одобрению — от сост.) с ними, и когда доведут до сего, вяжут их туго, так что нет сил изгнать эти срамные помыслы из ума, но они неотвязно толпятся в нем… и погружают в тину греха».

Ефрем Сирин (Блаженства, в 20 гл.): «Лукавый ежедневно и тайно ставит сети душе нашей, чтобы, соблазнив ее, подвергнуть вечному мучению… Лукавый помысел, если найдет себе доступ в душу, услаждает ее лукавыми мыслями, чтобы потом умертвить; делается лукавый помысел как бы сетью для души».

И именно от этой «сети» христианин должен учиться избавляться при каждом появлении у него докучливых помыслов. Т. е. как только он замечает, что помысел стал навязчив нужно особо обращать внимание на его последующие появления и вести с ними брань, что бы ты в этом время не делал.

Иоанн Лествичник (Лествица, сл. 27): «Наблюдай с особенным вниманием, чтобы видеть коварство одного из духов злобы, который, — стоишь ли или ходишь, сидишь ли или находишься в движении, за трапезою ли ты или на молитве, спишь ли ты, — непрестанно воюет против тебя».

И делать это следует определенным способом, который указан святыми отцами (о чем мы и будем говорить в этом разделе).

В начале главы на примерах мы рассмотрели, что представляет собой мучение от навязчивых помыслов, и что это обозначается у святых отцов как брань бесовская (нападение, натиск помыслов). И понятно, что когда человек испытывает на себе эти мучения, то естественно, он хочет от них избавиться. Или когда у человека появляются какие-то мысли, в которых предлагается сделать что-то плохое, не соответствующее заповедям или нравственности и морали, то опять-таки он хочет от них избавиться, чтобы не совершить того, что предлагается. И вот именно желание избавления и попытки прекратить/остановить какими-то способами напор таких помыслов, желаний и эмоций с ними связанных, и является некой «бранью с помыслами и со страстями».

Итак, существует три основных условия правильной христианской брани, которые следуют один за другим.

(Одни святые отцы называют три условия, а некоторые — четыре, но в этом нет противоречия) Если подвизающийся хорошо поймет, запомнит установленные святыми подвижниками правила и научится им, то это, без сомнения, поможет и облегчит его брань со страстными помыслами.

Феофан Затворник (Путь ко спасению, отд. 3,3): «…во время самой брани тебе должно действовать по известным правилам, чтобы не уподобиться в обороне беспорядочно нападающим врагам. Часто один порядок действования, без особенного напряжения, может увенчать тебя успехом».

Феофан Затворник (Что есть духовная жизнь, п.59): «Страстей много, но, сколько бы их ни было, все они подходят показанным образом и все прогоняются и преодолеваются, как сказано. Каждая страсть, конечно, имеет свои особенности, с которыми и возбуждается; бывает также премножество случайностей в образе их появления. Но это не изменяет общих приемов брани с ними. Делайте, как сказано, и успешно всякую прогонять будете страсть, с какою бы силою ни восстала она в Вас».

Феофан Затворник (Слова во святую Четыредесятницу…, В неделю вторую Великого Поста): «Надобно еще действовать (оружиями брани), и действовать не как попало, а целесообразно. Не берусь вам изобразить всё, как ведется духовная брань. Это предмет очень обширный. Укажу только самые главные приемы, которых, однако ж, достаточно, чтоб обеспечить за вами успех борения».

Христианское подвижническое правило брани таково: 1. Трезвение над своими мыслями, 2. Отвержение их (не принятие) и 3. Молитва ко Христу против них. Или по другому сказать — 1. внимание к мыслям и эмоциям, 2. обращение к себе, в котором говоришь себе или укорение, или вразумление, и 3. обращение к Богу (чтобы Он простил проявившиеся страсти и избавил от этих состояний). (У разных святых отцов они могут иметь различные обозначения, и поэтому мы будем отмечать их цифрой в скобках)

Феофан Затворник (Письма, п. 685): «(1) Внимание, — (2) самопротивление, (3) к Господу Спасителю обращение. Вот вам все оружие! — Ни один враг не устоит!».

Ефрем Сирин (Блаженства, в 20 гл.): «(Лукавый помысел, ставший как бы сетью для души) ничем не изгоняется из нее, разве только (3) молитвой, слезами, (2) воздержанием (воздержание — добровольный волевой отказ от чего-либо — от сост. со словаря) и (1) бдением (неусыпной заботой, слежением — от сост. со словаря)».

Филофей Синайский (Добротолюбие, т.3, гл. 25, 26): «(1) Трезвение, непрестанно назирая за всем внутри, замечает, как враги покушаются войти туда, и, (2) заграждая им по силе своей вход, (3) призывает в то же время на помощь Господа Иисуса Христа, чтобы Он прогнал этих лукавых воителей. При этом (1) внимание заграждает вход посредством (2) противоречия; а (3) призываемый Иисус прогоняет демонов с мечтаниями их. (гл.26) С крайним напряжением внимания блюди свой ум. (1) Как только заметишь (вражий) помысел, тотчас (2) воспротиворечь ему, но вместе с тем (3) спеши призвать Христа Господа на отмщение».

Никодим Святогорец (Невидимая брань, кн.1, гл.53): «(1) Когда внимание, как страж неусыпный, дает знать о подступах вражеских и стрелы их восчувствуются (осознаются — от сост.), то есть или помысл страстный, или движение страсти появятся внутри, — ревнующий о спасении дух, сознав в этом злобное дело вражеское, (2) своих сил напряжением нещадно отражает то от сердца, не давая туда проникнуть, и в то же время, в одном почти с сим акте внутреннем (3) возносится молитвою к Господу, призывая Его на помощь. Помощь приходит, враги рассеиваются, и брань стихает».

Исихий Иерусалимский (Добротолюбие, т.2, К Феодулу…, 20, 22, 39, 105): «Надлежит тебе (1) острым и напряженным взором ума смотреть внутрь, чтоб узнавать входящих; узнав же, тотчас (2) противоречием сокрушать главу змия, (3) с воздыханием возопив в то же время ко Христу. И получишь тогда опыт невидимого Божеского заступления. (39) «Диавол, яко лев рыкая, ходит с своими полчищами, иский кого поглотити» (1Петр. 5, 8). Да не пресекаются же у нас никогда — (1) сердечное внимание, трезвение, (2) прекословие (помыслам) и (3) молитва ко Христу Иисусу, Богу нашему. Ибо лучшей помощи, кроме Иисусовой (молитвы), не найти тебе во всю жизнь твою: потому что только Он Один Господь, яко Бог, знает демонские ковы, обходы и лукавства. (105) Брань эту мысленную будем вести в таком порядке: первое дело — внимание; потом, когда заметим, что подошел вражий помысел, бросим на него с гневом слова клятвы из сердца; третье за тем дело — помолиться на него, обращая сердце к призыванию Иисуса Христа, да развеется этот демонский призрак тотчас, чтобы иначе ум не пошел в след этого мечтания, как дитя, прельщаемое каким-либо искусным фокусником».

Далее скажем отдельно о каждом из этих условий (внимание, противление, молитва), которые быстро сменяются в мыслях.

Обращаем особое внимание, что когда речь идет о пленении навязчивыми мысленными разговорами, то брань следует понимать как борьба с диалогами на одну тему (ситуацию).

А так как тем внутренних диалогов и монологов за один день может быть несколько, то и брань с каждой должна проходить с соблюдением этих условий.

К тому же если навязчивые внутренние диалоги являются «буревыми» (возмущенными, негативно эмоциональными), то советы о брани с ними также уже давались в третьей главе, разделе 3.4.2.

И сейчас хотелось бы сделать несколько замечаний. Конечно, то, что сейчас будет описано, не будет сразу получаться, т. к. мы не привыкли так делать. А привыкли постоянно находиться в своих помыслах и не бороться с ними. Также привыкли к своим мыслям и реакциям, не считая, что они не правые и страстные.

Также нельзя привести советы на все виды помыслов и ситуаций, так как их великое множество, а также у каждого человека есть своя мера и свои обстоятельства.

Феофан Затворник (Путь ко спасению, отд. 3,3): «Вообще, о правилах брани надобно заметить, что они в существе своем суть не что иное, как приложение всеоружия к частным случаям, и что потому их все изобразить нельзя. Дело внутренней брани непостижимо и сокровенно; случаи к ней чрезвычайно разнообразны, лица воюющие слишком различны: что для одного соблазн, то для другого ничего не значит; что одного поражает, к тому другой совершенно равнодушен. Потому одного для всех установить решительно невозможно. Лучший изобретатель правил брани — каждое лицо само для себя. Опыт всему научит, надобно только иметь ревностное желание побеждать себя. Первые подвижники не учились из книг и, однако же, представляют собою образцы победителей. Притом не должно слишком полагаться на эти правила — они представляют только внешнее очертание. То, что составляя существо дела, каждый узнает только из опыта, когда станет сражаться самым делом. И в этом деле руководителями ему остаются только собственное благоразумие и предание себя Богу. Внутренний ход христианской жизни в каждом лице приводит на мысль древние подземные ходы, чрезвычайно замысловатые и сокровенные. Вступая в них, испытуемый получает несколько наставлений в общих чертах — там сделать то, там другое, здесь по такой-то примете, а здесь по такой-то, и потом оставляется один среди мрака, иногда с слабым светом лампады. Все дело у него зависит от присутствия духа, благоразумия и осмотрительности и от невидимого руководства. Подобная же сокровенность и во внутренней христианской жизни. Здесь всякий идет один, хотя бы был окружен множеством правил».

И составитель надеется, что эти знания и памятования о правилах брани, данные святыми подвижниками, приведенные сейчас, просветят нас, грешных и немощных, и Господь нам поможет в брани.

Евфимий Зигабен (Толковая Псалтырь, Пс. 118, Ст.92, примеч.): «Во время брани со мною злых помыслов и враждебных сил, я погиб бы, если бы Твой закон не был для меня подкреплением».

«Каждый должен вести борьбу с помыслами, чтобы в его сердце воссиял Христос», — говорит преподобный авва Исаия. Но именно эта борьба оказывается для человека самой трудной духовной бранью. О том, что такое помыслы и мысли, откуда они приходят и как с ними бороться, рассказывает игумен Ватопедского монастыря святой горы Афон АРХИМАНДРИТ ЕФРЕМ.

Геронда Ефрем, расскажите, пожалуйста, что такое греховные помыслы и какова их духовная природа?

Греховные помыслы — это мысли, которые противостоят божественной воле и вращаются в области человеческого мышления, независимо от того, хочет человек того или нет. Ум человека постоянно находится в движении. Он может и сам производить помыслы, но также они могут приходить извне. Как говорит преподобный авва Моисей, есть три начала наших помыслов: от Бога, от диавола и от нас. Но различать помыслы могут только люди высокой духовной жизни.
Некоторые из святых отцов Церкви сравнивали помыслы с паутиной, то есть считали их чем-то незначительным, бес-сильным, не имеющим силы до тех пор, пока они остаются помыслами и не осуществляются на деле. Но такого отношения к помыслам (не осуществлять их на деле) достигают духовно развитые люди, которые после многолетнего опыта борьбы с помыслами стали искусными в этой брани. Для всех остальных, согласно отцам Церкви, эта духовная брань очень трудна.

Как возникают греховные помыслы?

Источники греховных помыслов — или страстное сердце человека, или демоны. Сам Христос открыл нам, что из сердца исходят злые помыслы, убийства, прелюбодеяния, любодеяния, кражи, лжесвидетельства, хуления (Мф. 1 5, 19). Душевные страсти человека рождают греховные помыслы и питаются ими. Бесы — это конкретные существа, злые духи, которые ненавидят людей и всячески препятствуют их спасению. Главное их занятие — сеять плохие, лукавые, срамные, греховные, богохульные помыслы в уме человека.
Существуют, конечно же, и божественные помыслы, источниками которых являются или Сам Бог, или Ангелы, или святые, подвигающие грешника к покаянию, утешающие разнообразно скорбящих, просвещающие добродетельных людей, чтобы они проницали глубины Божии (см. 1 Кор. 2, 10).
Показатель духовного преуспеяния человека — «качество» его помыслов. Мы должны возделывать в себе чистые, святые, божественные помыслы; должны сделать свой ум «заводом по производству добрых помыслов», как выражался блаженный старец Паисий Святогорец.

Отец Ефрем, как вовремя распознать «свои» и «не свои» помыслы, и чем естественные человеческие помыслы отличаются от греховных мыслей?

Только с помощью духовного трезвения мы можем хранить ум чистым, замечать и фиксировать возникающие помыслы. Трезвение — это воздержание и внимание, которые мы должны «навязывать» своему уму. А само трезвение достигается в основ¬ном призыванием честнейшего, святейшего и сладчайшего имени Господа нашего Иисуса Христа. Молитва Иисусова — «Господи Иисусе Христе, помилуй мя» — является самым сильным оружием против диавола и греховных страстей; она сдерживает наш ум, контролирует помыслы.
Мысли же — это помыслы, которые совершаются нашим произволением, по нашему желанию. «Обработав, возделав» помысл в области своего мышления, мы можем превратить его в мысль. Но существуют и такие помыслы, которые не являются нашими, как об этом говорилось выше. Эти помыслы могут происходить от Ангелов или от злых духов. От нас зависит, примем мы их, сделав свои-ми, или изгоним прочь. Но при этом мы не несем ответственность за то, что нам приходят разные помыслы. Помыслы — как летящие в воздухе самолеты. Не от нас зависит, будут они постоянно летать над нами или нет. Но от нас зависит — не позволять помыслам «приземляться» в нашем уме, то есть не принимать их, не соглашаться с ними.

В чем разница между вожделением и помыслами?

Вожделение, желание, расположение иметь какую-то вещь, взыскать что-нибудь, совершить какой-то поступок — все это движения сердца. А помысел вращается в области мышления. Сперва приходит желание, которое затем выражается внутренне посредством помысла; затем — внешне посредством слова и, наконец, воплощается посредством конкретного действия. Но все начинается с вожделения, оно является корнем. Отсекая греховные вожделения, мы существенно освобождаемся от влияния греховных помыслов. Поэтому и Господь говорит, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем (Мф. 5, 28), — этим Он советует в корне отсекать греховную страсть.
Святитель Григорий Палама говорит, что мышление верующего человека, который старается молиться, легко очищается от помыслов, но не так обстоит дело с его сердцем: оно, как сила, рождающая помыслы, не может очиститься, если заодно не очистятся все остальные силы души — желательная и раздражительная.

Геронда, нас посещает великое множество помыслов — во всех ли надо исповедоваться?

Помыслы, которые приходят нам на ум ежедневно, не сосчитать — их тысячи. Большинство из них лишены сути, они суетные, скверные, грешные. Тангалашка (так называл диавола старец Паисий Святогорец — пер.) хорошо знает свою работу и сеет подобные помыслы. Мы же несем ответственность только тогда, когда соглашаемся с этими помыслами, принимаем их, когда превращаем их в дело.
Человек будет судиться за свое отношение к помыслам в зависимости от того, какое у него духовное состояние. Для тех, кто достиг совершенного духовного знания и наблюдения за помыслами, соглашение с каким-нибудь греховным помыслом считается грехом. В то время как для того, кто только что начал духовную жизнь, оно грехом может не считаться.

Правильно подвизающийся человек исповедует только те помыслы, которые настойчивы, которые давят, с которыми он сам, молитвой и иными духовными средствами, не может справиться. Невозможно исповедоваться во всех помыслах. Иногда люди приходят на исповедь с целой тетрадью, в которой записывают свои помыслы: не один и два, а тысячи, которые проходят через их ум каждый день. Это неправильно. Так человек и духовника-исповедника утомляет, и для него самого от этого мало толка. Такой подробный перечень — не контроль помыслов, плод трезвения и духовного преуспевания, а болезненное психическое состояние.

Отец Ефрем, нередко бывает, что уже после исповеди, перед самым Причастием, возникают греховные помыслы. Можно ли в таком случае подходить к Святой Чаше?

Обязательно надо подходить. Что мы читаем в молитве свято¬го Иоанна Дамаскина перед Святым Причастием? «Пред дверьми храма Твоего предстою и лютых помышлений не отступаю». Брань с помыслами, как мы уже сказали, святые отцы называли очень тяжелой. В данной ситуации нужно сразу пренебречь помыслом, отсечь его, не обратить на него никакого внимания, потому что в этот момент его нам приносит диавол, чтобы лишить нас благословения Святого Причастия. Конечно, это не касается случаев, когда человек вспомнил какой-нибудь смертный грех, в котором еще не исповедовался, но, думаю, такое маловероятно — подобные грехи обличают нашу совесть гораздо раньше.

Впрочем, каждый человек должен знать: как только он решит подвизаться духовно, решит вести более стабильную духовную жизнь, как раз тогда враг и начнет бороть его помыслами. Попробуйте установить для себя ежедневный распорядок молитвы. Увидите, что, как только приблизится час молитвы, или как только начнете молиться, начнется и брань, прилетит целая стая помыслов! Все проблемы всплывут со дна и будут требовать незамедлительно¬го решения. Страстные, греховные и просто бессмысленные помыслы будут стараться завладеть вашим умом. Для этого и нужен подвиг, то есть усиленные старания, настойчивость, постоянство в молитве. Будьте постоянны в молитве (Кол. 4, 2) — говорит апостол Павел. Мир помыслов, то есть мирное, невозмутимое состояние ума, приходит со временем, посредством духовного труда, духовных подвигов. Только те, которые достигают душевного бесстрастия, имеют плодом своих подвигов мир помыслов.

Есть ли особо пагубные для души помыслы, ведущие к духовной смерти?

Да, это помыслы отчаяния, безнадежности. Такие помыслы, говорят святые отцы, как бы обезглавливают подвижника благочестия. В таком состоянии он ни бороться не может, ни пред-принятьчто-либо, ни подвизаться. Верующий человек никогда не должен забывать любовь и милость нашего Бога и Отца; в какую бы глубину греховности человек ни впал, он не должен терять надежду на покаяние, исправление. Христос не для того пришел в мир, чтобы судить мир, а чтобы его спасти. Христос принял покаяние распятого на кресте разбойника, злодея, стоявшего на пороге смерти, и спас его, ввел его в рай.

Геронда, нужно ли супругам раскрывать помыслы относительно друг друга?

Думаю, не нужно. Лучше раскрывать свои помыслы перед общим духовником. Тут важно не перепутать две разные вещи: я не говорю, чтобы супруги не разговаривали, не договари¬вались, не объяснялись — наоборот: все это необходимо для единства и любви. Но нельзя говорить друг другу греховные помыслы, которые к ним приходят от диавола.

Знайте, что как только супружеская пара соединилась венчанием, диавол ставит целью их развести. Поэтому рано или поздно между супругами, большинство из которых, к сожалению, не ведает этой реальности, начинается брань. И, хотя в начале все шло гладко, «как по маслу», и любовь соединяла двоих людей, со временем начинаются разногласия, ссоры: «я тебя разлюбил», «мы не подходим друг другу», «у нас разные характеры»… Что же случилось после десяти-пятнадцати лет счастливой супружеской жизни? Вот так взяли и вдруг разлюбили друг друга? Не по любви разве они венчались? Все это — духовная брань, невидимая духовная война. Как только в отношениях супружеской пары начнутся подобные проблемы, лучше всего возложить их на общего духовника, который просвещением Святого Духа найдет верные решения и своей молитвой отгонит диавольские напасти, которые воз¬никли в семейной жизни супругов с целью разъединить их.

Отец Ефрем, как следует бороться с помыслами?

Трезвением, молитвой «Господи Иисусе Христе, помилуй мя». Святой Иоанн Синаит в своей «Лествице» пишет: «Иисуса именем бичуй супостатов», а супостаты-враги — это наши страсти, наши греховные помыслы, демоны. Не существует более эффективного способа борьбы с греховными помыслами, чем Иисусова молитва, когда она творится с самоукорением и сердечной болью.
Если видим, что какой-нибудь помысел настойчив и, несмотря на все наши старания, на молитву, не оставляет нас в покое, тогда надо его исповедовать.

Такая исповедь — практическое, на деле выраженное смиренномудрие, а смиренным Бог дает благодать (см. Иак. 4, 6). Стыд, который мы будем испытывать перед духовником, исповедуясь в этом греховном помысле, станет для нас оправданием перед Богом, Бог нас избавит от влияния этой страсти, этого греховного помысла.

Также очень полезно возделывать добрые помыслы и пренебрегать греховными, дурными помыслами. Но для этого делания нужно много прилежности и старания. Пренебрежение греховными помыслами, которые приходят к нам от диавола, обратит его самого в бегство, заставит его «лопнуть от злости», потому что диавол надменный, самолюбивый, хочет, чтобы на него обращали внимание, занимались им, не терпит к себе пренебрежения. Если можете, возделывайте именно этот способ борьбы с помыслами, который, как говорил святой Порфирий Кавсокаливит, является самым бескровным способом. Будем искать мир, радость, любовь Христову и не будем обращать внимание на наши плохие стороны, на страсти, греховные помыслы. А обратим все наше естество ко Христу и взыщем Его благость, Его милость, Его свет. Так, мало-помалу, сам этого не замечая, человек освящается, и из ветхого человека, с его греховными вожделениями и помыслами, преображается в нового, созданного по Богу (Еф. 4, 24).

Беседовал Сергей Тимченко

Журнал Славянка № 2(50)2014 г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *