Исповедь грешника

Исповедь грешника

( умер 21/ VIII — 1954г.)

Родные мои, дорогие и милые!

Каждый раз, когда я выхожу к аналою на беседу с вами, в голове моей упорно является мысль: — последний раз последняя моя беседа … Ведь вы свои знаете и видите мое положение: ведь в день Преображения Господня будет год после моей операции, год уже, а легче все нет … Теперь я сроднился с мыслью о близком конце … Ложусь спать и думаю встану ли я; утром просыпаюсь с удивлением — еще день мне разрешено жить. Пишу беседу и упорно стоит на сердце — эта беседа будет последняя.

И это все так возможно, что и сказать нечего. Для чего я это вам говорю? А я хотел бы, чтобы вы на каждую беседу смотрели так, что, может быть, и не будет их больше. Смотрели как на духовное завещание своего духовного отца, и слушали бы, и запоминали мое слово. Вот и сегодня, я предложу вам беседу необычную, скажу вам о своих переживаниях, которые (как я бы хотел) чтобы и у вас были …

Благослови вас Господи!

Стоим мы за обедней в храме, слышим слова Господа Христа, взятые из Евангелия: ”Примите, ядите, сие есть Тело Мое, еже за вас ломимое во оставление грехов …” Сколько раз в жизни моей я слышал эти слова, потрясающие слова Господа Иисуса Христа. И каждое новое повторение слов этих все глубже и глубже проникает в душу мою. Какое это потрясающее таинство! Ангелы Божии, Херувимы, Серафимы, в это время предстоят Престолу Божию, со страхом и трепетом смотрят на то, что находится у нас на престоле … Ведь это то самое истинное тело Господа Иисуса Христа, самая истинная Кровь Его, То самое Тело, с которым Господь Иисус Христос жил на земле, ходил в Палестине, то Тело, которое было истерзано римскими солдатами, прибитое ко кресту гвоздями. Та самая Кровь, которая была в Теле Христовом, была пролита на Голгофе … И вот это самое Тело и Кровь Христовы сейчас перед нами на престоле; какая это великая Тайна! И я, пораженный величием этой тайны, стою поникши головою, стою перед Святым Престолом, и страх объемлет душу мою; немеет язык, сердце замерло, и только слезы льются обильно, и не умею сказать ничего, лишь только шепчу беззвучно: ”Господи помилуй! Господи помилуй! Не уничтожь меня сейчас: я ведь стою этого. Уничтожить меня легче, чем мошку, червяка любого … Несчастнее, грешнее, сквернее меня никого не было, нет и не будет.

“Беззакония моя, яко бремя тяжкое, отяготеша на мне! “

И что скажу, Господи! Не знаю, что лучше мне можно сказать, как только: “ Господи помилуй! Так хочу упасть к ногам Твоим Господи, но и этого не могу я сделать по болезни моей … И как горько мне, Господи! Ведь я пришел сюда, чтобы просить у Тебя Господи того, что так надо мне, а мне много надо: меня надо исцелить от болезни моей, меня надо вразумить и сердце раскрыть, чтобы в нем зажглась хоть искра любви к Богу и людям. Ведь этого ничего у меня нет … Ни дел добрых, ни молитвы искренней, ни слезы покаянной ;не летит мое сердце к Господу, не тоскует о ничтожестве своем … А годы прожиты, а волосы белые, аноги не ходят, сердце отказывается служить — одним словом нет у меня ничего доброго, Господи! А ведь как всего этого хочется! Ведь страшно на суд Господень, уже недалекий, придти обнаженным от всего того, что христианину нужно иметь. Где же получить все это? Получит можно у Господа Иисуса Христа. А за что? Чем я заслужил такие подарки? На что надеюсь я? На свои заслуги? На свою работу? Да нет этого ничего у меня … Я хуже всякого нищего … Если даст Господь, так только из жалости, из милости Своей ; ведья погибаю и окончательно погибну, если не сжалится Господь. Вот я зову эту милость Божию, с тоскою прошу: “ Господи помилуй! “ Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй меня, грешного! Сотвори, Господи, так как будто у меня ничего худого никогда не было … Забудь все мерзости мои, все прости мне, Господи! “Сердце чисто созижди во мне Боже и дух правый обнови во утробе моей!” Сделай меня чистым, безгрешным! Сделай, чтобы я на суд Твой пришел, как младенец непорочный, который еще не успел согрешить … Ум мой, голова говорит: не следует так просить. А сердце не унимается и шепчет мне: проси, проси: Он беспредельно милостив. Он Сам сказал: “ Всякий просящий получает — просите и дано будет Вам …. “ И я снова стенаю и молю: “ Помилуй меня Боже, по великой милости Твоей. Твой апостол сказал: “ Кровь Иисуса Христа очищает нас от всякого греха. “ Я и пришел сюда за тем и молю тебя: “ Сподоби меня причаститься святых твоих Тайн так, чтобы и меня совсем очистила Пречистая Кровь Твоя! Верю я этому, Господи, помоги моему неверию, и хлынули слезы ручьем …

Так вот, мои дорогие, родные, любимые, дай, Господи, чтобы у вас застонало сердце, как стонет оно у меня сейчас.

Для того я и говорю, чтобы вы уразумели эти страшные и вместе безгранично дорогие, бесценные минуты во время обедни, когда поют: “ тебе поем” … и т.д. до конца обедни, и не пропустили бы их без пользы для себя. Пусть сердце ваше затрепещет о нечистоте своей. А когда это будет? А будет обязательно, если добиваться того станете — и тогда не придумайте, какую в ту пору молитву читать, а что сердце подскажет, то и говорите, как я и сейчас говорил, и это будет верно — только больше тоски о грехах своих,о нашем неумении стать лучше, о ничтожестве своем, да еще слез, слез больше, не жалейте … И меня в то время помяните живого или мертвого. Слезы великое дело, это и есть сердце сокрушенное и смиренное, которого Господь не отвергает. Помните, преподобный Пимен сказал: “ Плачьте, братия, иного пути нет … “

Мы люди, и то жалеем плачущего человека, и невольно тянемся к нему, чтобы помочь, утешить его: нам его жалко, а у Господа жалости, милости безмерно больше, чем у нас. Видя наши слезы, Господь приласкает нас, а враг-диавол убежит от нас, его жжет слеза покаяния. И еще скажу: когда сердце так размякнет, кайтесь и плачьте о грехах своих … Нет лучшего времени для покаяния, когда сердце охвачено сокрушением, когда оно стонет под бременем грехов своих. Вы приходите на исповедь к священнику и не знаете, не умеете ничего сказать, говорите: “ спроси батюшка! А почему так? Да потому, что вы раньше не просматривали грехов своих, не открывали перед Богом душу свою, не страдали за нечистоту свою. Если бы вы сначала Господу Богу один на один покаялись, тогда было бы что священнику сказать. Все помните тогда: у аналоя, что глубоко выстрадано, того забыть нельзя. Сделайте так, как сейчас говорю, и будет милость Божия с вами. А сейчас попутно еще на один вопрос отвечу, откуда мы узнаем о всепредельной милости Божий? А вот послушайте. По всякому закону преступник подлежит наказанию. Его не спросят, хочет или не хочет он, накажут обязательно, когда суд присудит … Так и в законе Божьем: если виноват ты, то не уйдешь от наказания. А мы сами отлично понимаем и чувствуем, что мы перед Господом Богом виноваты: совесть-то никуда не денешь, она колет и колет виноватого грешника. А в книгах Ветхого Завета ясно указано наказание за преступление закона Божия — смерть, написано: смертию умреши.

А как же мы с вами грешники живем и живем, хотя человек одного дня без греха не проживет. Если попроще это нам пояснить, то надо сказать так: все люди грешники, все нарушают закон Божий, все должны были страдать вечно в темницах адовых. Но вот пришел на землю Сын Божий — Господь Иисус Христос, о Нем указано у Апостола: “Он греха не сотворил и не обретется лесть в устах Его.” Он заступился за людей. Люди согрешили, люди оскорбили Господа Бога, виноваты и должны понести наказание, а Сын Божий взял на себя все человеческое наказание. Он умер на кресте за всех людей.

Я должен был умереть позорную казнью, ведь я виноват — то за мои грехи, а никто другой, а Господь взял на себя мою вину и наказания, и я стал чист, как будто и не грешил никогда. “ И скупил ны есть от клятвы законныя честною Своею Кровию.”

Поймите все величие совершенного на Голгофе … Мы свободны от наказания, мы все куплены Господом Христом. Он умер вместо меня, вместо всех людей. Прошлое все забыто, заглажено. Человек поставлен на верную дорогу : “ Иди и впредь не греши.” Старайся, борись с грехом, который кругом тебя в мире живет. Силы нет — Господь поддержит. Упал в грех — снова кайся искренно, вставай, опять иди. Молись, взывай: Господи! Помилуй нас! Пощади нас! Прости нас! Ради имени Твоего Святого! Святой. Иоанн Златоуст молился: “ Господи! Пошли благодать Твою в помощь мне, да прославлюИмя Твое Святое”. А мы что скажем?

Ради молитв Пречистыя Матери Твоей, ради молитв Твоих Святых, ради молитв Ангелов Хранителей наших услыши нас, Господи, помилуй нас. Ты пришел грешников спасти — вот мы тяжкие грешники пред Тобою — спаси нас Господи … Помилуй нас. А как же молиться вашему Пастырю, когда вижу и знаю позорные стороны жизни нашей. Ведь я ответ держу не только за себя, но и за всех вас, … кто ко мне обращается. Я и это скажу вам, что сейчас просил у Господа. Я принес к престолу Господню свое грешное сердце. Стою, плачу, тоскую … О чем? А все о том же. Господи помилуй нас. И особенно прошу о вас, мои дорогие и родные мои. Как ответить на вашу любовь ко мне? И я зову: помилуй Господи всех, кто любит меня, кто жалеет меня. Буди милостив к тем, кто милостив ко мне, кто молится за меня, кто думает обо мне, кто страдает душею за меня, кто заботится обо мне, кто утешает меня … Кто снисходит к ничтожеству моему …

Господи! Господи! Если я еще смею называть Тебя так. Помилуй всех Господи, и воздай им любовию Твоею за их любовь к Твоему служителю, обласкай, утеши их Твоим утешением. Они видят во мне Твоего служителя, ищут у меня совета, вразумления себе, указать путь к Тебе … А я … ничего не умею, не знаю, и сам на этом пути не стою … Боже, Боже мой! Как тяжко мне мое ничтожество! Прости меня, если еще можно простить меня. Прости ради них, исцели от болезни моей по молитвам их. Продли жизнь мою для них. Открой мне разум и скажу им имя Твое. Скажи мне, Господи, что надо нам для спасения, и я скажу, да прославится среди нас Пречистое имя Твое!

Господи небеси и земли. Помяни меня грешного раба Твоего студнаго и нечистого, во Царствии Твоем. Господи, Ты видишь тоску мою … Омой меня слезами и очисти меня. Ты поставил меня пастырем душ человеческих… Помоги же мне выполнить Твою волю. Я хочу хорошо сделать дело, порученное Тобою, а ни силы, ни умения, ни разума нет … Неужели кто погибнет из-за меня, из-за моего неумения, моего ничтожества?

Страшно и подумать так. А мне тогда где место будет?

Господи сотвори с нами по милости Твоей!

Ведь Ты, Господи, любишь нас больше, нежели мы сами умеем любить себя. Больше не смею ничего говорить.

Все сказанное вылилось от искреннего сердца. Если я и в этом, и сейчас чем- либо оскорбил Тебя, Господи, прости меня.

Аминь.

Раскаявшийся грешник

Ольга Чехович

Возмездие за преступления-
Позорная казнь; в исступлении,
В мучениях и от усталости
Смирились, не ждут больше жалости,
Ни чуда, ни добрых вестей.
Как страшно висеть на кресте!
Когда-то бессмысленно маялись
И от правосудия прятались.
Казалось, разбой не закончится,
Сегодня им жить просто хочется.
Напиться б хмельного вина,
Но медленно сходят с ума…
А рядом избитый с жестокостью
Сосед их со странной покорностью,-
Он вроде бы жертва предательства,-
Без ропота и без ругательства
Крест принял. С издевкой твердят,
Что Царь Иудейский распят.
Но не совершал злодеяния.
Не нужно Ему оправдание.
Он невозмутимо почтителен
И даже прощает мучителей.
Такого никто не видал,
Чтоб кто-то в любви умирал.
Один из висевших озлобился:
-Безгрешный! Ты нам уподобился,
Но наша судьба незавидная.
Тебе пропадать не обидно ли?
Уж если Христос Ты, не зря:
Спаси же и нас, и Себя!
Другой усмирял недовольного:
-С тобой наказанья достойны мы,
На смерть справедливо осуждены,
А Он пострадал незаслуженно,
Ведь нет в Нем и малой вины.
Меня, мой Господь, помяни,-
Пропащего и бесполезного,-
Когда в Царстве света небесного
Воссядешь на троне величия,
Где слава Твоя безграничная.
Там вспомни, Господь, обо мне,
О встрече прощальной и дне.
Хотя обессилел, отчаялся,
Как вовремя грешник покаялся!
Пусть тело его бездыханное,
Обрел он свободу желанную,
Отчизну и вечность с Христом,
А я все мечтаю о том,
Что в стенах великого города,
Не знающем мрака и холода,
Разбойника с чистою совестью
Я встречу; он жизненной повестью
Поделится в ходе бесед,
Откроет спасенья секрет.

© Copyright: Ольга Чехович, 2012
Свидетельство о публикации №112041301810

Список читателей / Версия для печати / Разместить анонс / Заявить о нарушении

Другие произведения автора Ольга Чехович

Рецензии

Написать рецензию

Спасибо, Оленька, за проникновенные стихи на библейский сюжет, открывающий нам Великую Милость Божью и Любовь Христа к нам, покаявшимся грешникам!
Благословений Господних желаю тебе!
С радостью и любовью обнимаю,
Раиса Дор 22.09.2017 22:00 • Заявить о нарушении

+ добавить замечания

Спасибо, Солнышко, за добрые слова и пожелания!
Да благословит тебя Господь!
Обнимаю с любовью и нежностью.
Ольга Чехович 23.09.2017 08:14 Заявить о нарушении

+ добавить замечания

На это произведение написано 27 рецензий, здесь отображается последняя, остальные — в полном списке.

Написать рецензию Написать личное сообщение Другие произведения автора Ольга Чехович

Училище благочестия

Покаяние грешницы


Святая преподобная мученица Евдокия, родом и верою самарянка, жила в Илиополе в царствование Траяна, и была настолько же прекрасна, насколько обесславлена своим поведением. Прельщая своей великой красотой, она многих безжалостно увлекала к погибели, собирая посредством плотской нечистоты, этого легкого способа приобретения, свое постыдное достояние. Лицо ее было настолько красиво, что и художник затруднился бы изобразить эту красоту. Повсюду шла о ней молва, и множество благородных юношей и даже представителей власти из других стран и городов стекались в Илиополь, как будто бы за другой надобностью, на самом же деле только для того, чтобы видеть и насладиться красотой Евдокии, греховными делами собравшей богатство чуть ли не равное царской казне. Однако настало время, когда избавляющая от погибели рука доброго пастыря, идущего заблудшей овцы, поспешила и к ней. Бог, «не хотяй смерти грешника, но еже обратитися и живу быти ему», не оставил погибающую девицу и исхитил её от соблазнов следующим образом.
Один инок, по имени Герман, возвращался через Илиополь из путешествия в свою обитель. Он пришел в город вечером и остановился у одного знакомого христианина, жившего близ городских ворот, причем комната его была смежной со стеной дома той девицы, о которой идет речь. Инок, уснув немного, ночью встал по обыкновению своему для пения псалмов и, по окончании положенного правила, сел и, взяв книжку, которую носил с собой за пазухой, надолго углубился в чтение. В книжке было написано о страшном суде Божьем и о том, что праведные просветятся, подобно солнцу, в царстве небесном, а грешные пойдут в огонь неугасимый, где будут преданы навеки лютым мучениям. В эту самую ночь Евдокия, по Божественному смотрению, была одна. Спальня, в которой она затворилась, примыкала к той стене, за которой инок подвизался в молитве и чтении. Когда начал инок свое псалмопение, Евдокия тотчас же проснулась и, лежа на постели, слушала все до самого конца чтения. Ей слышно было все, что читал инок, ибо одна только стена, и та не толстая, разделяла их, тем более, что инок читал громко. Слушая чтение, грешница пришла в великое умиление и не спала до самого рассвета, с трепетом сердечным размышляя о множестве своих грехов, о страшном суде и нестерпимой муке грешников. Как только настал день, она (под действием Божественной благодати, возбуждавшей ее к покаянию) велела позвать к ней того, кто читал ночью книгу, и, когда он пришел, спросила его:

– Что ты за человек и откуда? Как ты живешь и какая твоя вера? Умоляю тебя, скажи мне всю правду. Услышав, что ты читал ночью, я смущена, и душа моя истомилась, ибо я слышала что-то страшное и удивительное, до сих пор мне неизвестное. И если правда, что грешники предаются огню, то кто же может спастись?
Мудрый пустынножитель на всё отвечал ей смиренно, не оскорбляя самолюбия, заставил признаться в слабостях, описал гибельные плоды неправедно приобретаемых богатств и грешной жизни, ужас ада и блаженство райских обителей, раскрыл перед нею дивную силу покаяния.
Речи Германа глубоко запали в сердце Евдокии. Скорбя о грехах, в умилении поверглась она пред ногами его, говоря:
– Умоляю тебя, человек Божий, заверши то дело, что ты начал для меня, с подобающей честью и представь меня чистой Богу твоему, чтобы не стать мне посмешищем для желающих прельстить меня, а совершивши начатое дело, сподобиться блаженства чрез твое спасительное учение. Не отнимай искусной руки от приготовленной доски, пока не изобразишь во мне Христа вполне.
Герман отвечал ей:
– Пребывай, чадо мое, в страхе Господнем и, затворившись в своей горнице, молись Ему неустанно со слезами, пока Он истребит и очистит все грехи твои и даст тебе несомненную уверенность в Своей милости: благ и милосерд Господь наш Иисус Христос, скоро Он окажет тебе Свою милость и не замедлит утешить тебя Своею благодатью.
Сказав это, блаженный Герман помолился Богу, осенил Евдокию крестным знамением и затворил ее в ее спальне, обещав остаться в Илиополе для нее семь дней.
Когда Евдокия провела семь дней в посте и молитве, блаженный Герман пришел к ней и, отворивши двери, велел ей выйти из спальни. Увидевши, что она стала лицом бледна, телом исхудала, имеет смиренный взор и вообще вид ее далеко разнится от прежнего, он взял ее за руку и велел сесть. Потом, помолившись Богу, сам сел с ней и стал спрашивать ее:
– Скажи мне, чадо мое, о чем размышляла ты в эти семь дней, что ты узнала, что видела, что тебе было открыто?
Она сказала:
– Все расскажу, отче святой. Я усердно молилась все семь дней, как ты научил меня. В прошедшую ночь, когда я так же, лежа крестообразно ниц на земле, молилась и плакала о грехах своих, осиял меня великий свет, превосходящий свет лучей солнечных. Я подумала, что это взошло солнце, встала с земли и вдруг увидела светлого и страшного юношу, одежды которого были белее снега. Он, взяв меня за правую руку, поднял на воздух и, поставив на облако, повел меня к небу. И был там великий и пречудный свет, и видела я бесчисленное множество белоризцев, радующихся и улыбающихся друг другу и несказанно веселящихся. Они, увидевши, что я направляюсь к ним, встречали меня с ликованием и радостно приветствовали, как сестру. Когда же я, окруженная ими и сопровождаемая, хотела войти в эту светлую область, несравненно превосходящую светом лучи солнечные, вдруг на воздухе явился некто, страшный видом, черный как сажа, уголь и смола. Это было страшилище, превосходящее всякую черноту и тьму.
Устремивши на меня ужаснейший и яростнейший взор, скрежеща зубами и бесстыдно нападая, он пытался вырвать меня из рук моего провожатого; при этом он сильно закричал, так что голос его разнесся по всему воздуху:

– Ужели вы, – кричал он, – хотите ввести ее в Царство небесное? За что же я, усердно занимаясь на земле уловлением людей, напрасно трачу труд? Вот эта, например, всю землю осквернила блудодеянием и всех людей развратила мерзостью своего прелюбодейства. Все, что у меня было хитрости и силы, все я потратил на нее одну: я достал для нее любовников из людей благороднейших и богатейших и притом бесчисленное множество, и из растраченных на любовь ее богатств она собрала такое множество золота и серебра, какое едва ли найдется и в царских сокровищницах. Я с гордостью думал, что имею ее в своих руках, как свое победоносное знамя и непобедимое оружие, при посредстве коего я могу торжествовать над людьми, отпадающими от Бога и попадающими в мои сети. И что же теперь, ужели ты до такой ярости на меня дошел, архистратиг Божьих сил, что повергаешь меня под ноги этой блудницы? Разве гнев твой на меня еще не утолился тем, что ты мстишь мне все больше и безжалостнее с каждым днем? Ужели даже и эту мою истинную рабу, купленную мною столь дорогой ценой, ты хочешь у меня отнять? Должно быть, ничего уж не остается на земле истинно и неотъемлемо моего! Я боюсь, что ты и всех, что доселе живут, грешных, исторгнешь из рук моих, представишь Богу, как достойных быть наследниками царства небесного! Тщетны мои заботы! Напрасен мой труд! За что ты так свирепо нападаешь на меня? Оставь ярость и ослабь немного узы, коими я связан, и ты увидишь, как я в мгновение ока истреблю с земли род человеческий и даже наследников у него не оставлю. Я свержен с неба за одно только неповиновение, а ты злейших грешников, дерзнувших посмеяться над Богом и многими годами тяжко Его прогневляющих, вводишь в царствие небесное! Если тебе это так приятно, так собери лучше в один час со всех концов земли всех людей, проводящих не человеческую, а скотскую, звериную жизнь, и приведи их всех к Богу, а я скроюсь в тьму и совсем погружусь в бездну уготованных мне вечных мук.

Когда он гневно и с великою яростью говорил такие и им подобные речи, водящий меня грозно взирал на него, а обращаясь ко мне, ободряюще улыбался. И послышался голос из оного света, говорящий:
– Так угодно Богу, милосердующему о сынах человеческих, дабы грешники, если принесут покаяние, были приняты на лоно Авраамово.
И снова был голос к водящему меня:
– Тебе говорю, Михаил, хранитель Моего Завета, отведи сию жену туда, откуда ты взял ее, – пусть совершит свой подвиг: ибо я Сам буду с нею во все дни ее жизни.
И он тотчас же поставил меня в моей спальне и сказал мне:
– Мир тебе, раба Божья Евдокия! Мужайся и крепись, благодать Божья теперь с тобою и всегда будет во всяком месте.
Ободренная этими словами, я спросила:
– Господин мой, кто ты? Скажи мне, чтобы я знала, как веровать истинному Богу и как мне получить истинную жизнь?
– Я, – ответил он, – начальник ангелов Божьих, и обязан заботиться о кающихся грешниках, принимать их и вводить в блаженную и бесконечную жизнь. И велика радость бывает на небе в ангельском лике всякий раз, как какой-нибудь грешник обращается к чистому свету покаяния, ибо Бог, Отец всех, не хочет, чтобы погибла душа человеческая, которую Он издревле Своими пречистыми руками создал по подобию Своего образа. Потому и ангелы все сорадуются, когда видят человеческую душу, украшенную правдой, поклоняющуюся вечному Отцу, и все приветствуют ее, как сестру свою, ибо, отвергнувши греховную тьму, она обращается к живому Богу, общему Отцу всех сынов света, и безвозвратно к Нему присоединяется.
Сказав это, он осенил меня крестным знамением; я поклонилась ему до земли и, когда я кланялась, он отошел на небеса.
Блаженный Герман сказал ей:
– Уверься отныне, дочь моя, и более не сомневайся, что есть на небе истинный Бог, готовый принимать кающихся во грехах своих и вводить их в Свой вечный свет, где Он царствует, окруженный служителями Своего царства – святыми ангелами. Ты видела сих ангелов в том небесном свете, где ты созерцала царскую и бессмертную славу Господа нашего Иисуса Христа и убедилась, как Он предупредителен в милосердии и прощении грехов, как скоро подает Свою благодать желающим примириться с Ним; ты познала Его Божественную славу и видела Его небесный двор, полный несказанной красоты, где Он пребывает; поняла ты, как мал и ничтожен свет этого мира против небесного сияния. Что же ты еще думаешь, о чем размышляешь, скажи мне!
Блаженная Евдокия, имея непреклонное намерение служить от всего сердца своего Единому Богу, Царю славы, ответила:
– Веровала я и верую, что нет иного Бога, спасающего грешных человеков, кроме Того, небесные врата Коего, блистающие неизреченным светом, я видела.


После этого видения Евдокия как бы разрешилась от уз плоти: приняла святое крещение, всё своё богатство через благочестивого епископа раздала нищим и вскоре удалилась в один из девичьих монастырей, где так преуспела в добродетелях, что через одиннадцать месяцев стала игуменьей. Она сотворила множество чудес, смягчала сердца тиранов, воскрешала мёртвых, поражала молнией мучителей христианства, крестным знамением убивала змей и, наконец, приняла мученический венец смиренной агницы Христовой в царствование Антонина. Благословенна память преподобномученицы Евдокии, примера истинного покаяния!
(См. Житие и страдание святой преподобной мученицы Евдокии)

При использовании материалов сайта ссылка на источник обязательна

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *