Иоанн златоуст толкование евангелия

Иоанн златоуст толкование евангелия

И однако, скажешь ты, случилось противное, так как они часто обличаются в разногласии. Но это-то самое и является вернейшим знаком истины. В самом деле, если бы они были до точности согласны во всем – и касательно времени, и касательно места, и самых слов, то из врагов никто бы не поверил, что они написали Евангелия не сошедшись между собой и не по обычному соглашению, и что такое согласие было следствием их искренности. Теперь же представляющееся в мелочах разногласие освобождает их от всякого подозрения и блистательно говорит в пользу писавших. Если они, относительно места и времени, кое-что написали различно, то это нисколько не вредит истине их повествований, что мы и попытаемся, с Божиею помощью, доказать впоследствии. Теперь же просим вас заметить, что в главном, заключающем основание нашей жизни и составляющем сущность проповеди, они нигде один с другим ничуть не разногласят. В чем же именно? В том, что Бог стал человеком, творил чудеса, был распят, погребен, воскрес, вознесся на Небо и придет судить; что Он дал спасительные заповеди, ввел закон, не противный ветхозаветному; что Он – Сын, Единородный, Истинный, Единосущный Отцу, и тому подобное. Во всем этом мы находим у евангелистов полное согласие. Если же относительно чудес не все всё сказали, а один описал одни, другой – другие, то тебя это не должно смущать. Если бы один евангелист сказал все, то были бы излишни остальные; если бы каждый написал различное и новое сравнительно с другими, то не очевидно было бы доказательство их согласия. Вот почему они сказали о многом и сообща, и каждый из них выбрал нечто особое, чтобы не оказаться, с одной стороны, излишним и писавшим без цели, а с другой – чтобы представить нам верное доказательство истины своих слов.

3. Так Лука указывает и причину, по которой он приступает к писанию Евангелия. Чтобы ты имел, говорит, о них же научился ecu словесех, утверждение (Лк. 1, 4), то есть чтобы ты удостоверился в том, чему часто был поучаем, и пребывал в твердой уверенности. Иоанн сам умолчал о причине (написания им Евангелия), но, как говорит дошедшее до нас от отцов предание, и он приступил к писанию не без причины. Так как первые три евангелиста по преимуществу старались изложить историю земной жизни Христа, и учению о Божестве Его угрожала опасность остаться нераскрытым, то Иоанн, побуждаемый Христом, приступил, наконец, к написанию Евангелия. Это видно как из самой истории, так и из начала Евангелия. Он начинает не с земного, подобно прочим евангелистам, а с небесного, которое он по преимуществу имел в виду, и для того составил всю книгу. Впрочем, не только в начале, а и во всем Евангелии он возвышеннее прочих. Равным образом и Матфей, как говорят, по просьбе уверовавших иудеев, пришедших к нему, написал им то, что говорил устно, и составил Евангелие на еврейском языке.

То же самое сделал, по просьбе учеников, и Марк в Египте. Вот почему Матфей, как писавший для евреев, не старался показать ничего более, как происхождение Христа от Авраама и Давида; между тем как Лука, писавший для всех вообще, возводит родословие выше, доходя до Адама. Затем, первый начинает с рождения Иисуса Христа, поскольку для иудея не могло быть ничего приятнее, как сказать ему, что Христос есть потомок Авраама и Давида, а второй не так начинает, а упоминает предварительно о многих других событиях и затем уже приступает к родословию. Что касается согласия евангелистов, то мы можем доказать его и свидетельством всей вселенной, принявшей их писания, и свидетельством самих даже врагов истины. После евангелистов родилось много ересей, учивших противно их писаниям; одни из них приняли все сказанное в последних, а другие принимают только часть, отделив ее от прочего. Если бы в писаниях евангелистов было несогласие, то ни ереси, утверждающие противное им, не приняли бы всего, а только ту часть, которая казалась бы им согласной, ни принявшие только часть не были бы изобличаемы этой частью, так как и самые малые части в писаниях евангелистов ясно обнаруживают свое сродство с целым.

Подобно тому, как если ты возьмешь, например, часть ребра и в этой части найдешь все, из чего состоит целое животное – и нервы, и жилы, и кости, и артерии, и кровь – словом, все существенные части телесного состава, так точно и в Писании можно видеть то же самое: и здесь всякая часть написанного ясно показывает сродство с целым. Если бы евангелисты разногласили, то не оказывалось бы и такого сродства, и самое учение их давно бы рушилось, так как всякое Царство, раздельшееся на ся, не устоит (см. Мф. 12, 25; Мк. 3, 24). Теперь же, если и есть у них какие разногласия, этим только ясно обнаруживается сила Духа (Святого), убеждающая людей, чтобы они, держась необходимого и главного, нисколько не смущались ничтожными несогласиями.

Краткое житие святителя Иоанна Златоустого, архиепископа Константинопольского.

празднование 27 января/9 февраля, 30 января/12 февраля, 14/27 сентября, 13/26 ноября

Великий учитель Церкви Христовой святитель Иоанн Златоуст родился в Антиохии около 347 года в семье военачальника Секунда. Мать святого Иоанна, Анфуса, оставшаяся в двадцать лет вдовой, отдала все силы на воспитание сына в христианском благочестии.

Юноша учился у лучших философов и риторов и получил хорошее светское образование. Изучая эллинскую мудрость, будущий Святитель избегал роскоши и соблазнов светской жизни. Он тщательно и глубоко изучал Священное Писание и устремлялся к молитвенному созерцанию. Святитель Мелетий, епископ Антиохийский (память 12 февраля), наставил его в вере и в 367 году крестил.

Через три года святой Иоанн был поставлен во чтеца.

После того, как святитель Мелетий был отправлен в ссылку, Иоанн учился у опытных наставников подвижнической жизни — пресвитеров Флавиана и Диодора Тарсийского.

По смерти матери он, раздав имение, принял монашество, которое называл «истинной философией», и вместе с другом Василием удалился в пустыню, избегая назначения на епископскую кафедру. Однако святой Иоанн, сам уклонившись по смирению от архиерейства, тайно содействовал посвящению Василия. В то время святой Иоанн написал «Шесть слов о священстве». Четыре года провел святой в трудах пустыннического жительства. Однажды во время молитвы Иоанну явились святые апостолы Иоанн Богослов и Петр. Апостол Иоанн Богослов передал подвижнику свиток и сказал: «Возьми этот свиток. Я — Иоанн, возлежавший на Тайной Вечери на персях Господа и от Него почерпнувший Божественные откровения. Господь дарует и тебе знание глубины Премудрости, чтобы ты напитал людей учением Христовым и своими устами заградил уста еретиков». Апостол Петр передал ключи святому Иоанну со словами: «Господь и тебе передает ключи Церквей, дабы, кого ты свяжешь, тот был связан, а кого разрешишь — разрешен». Святые Апостолы предсказали будущему великому учителю Церкви, что он после великих трудов и скорбей наследует Царство Божие.

В том же монастыре святой Иоанн написал три книги «Против вооружающихся на ищущих монашества» и сочинение «Сравнение инока с царем», проникнутые высоким представлением о достоинстве иноческого звания. Два года святой соблюдал полное безмолвие, находясь в уединенной пещере. Для восстановления здоровья Иоанн возвратился в Антиохию.

В 381 году святитель Антиохийский Мелетий рукоположил его во диакона. Последующие годы были посвящены работе над творениями: «О Провидении» («К Стагирию подвижнику»), «Книга о девстве», «К молодой вдове» (два слова), «Книга о святом Вавиле и против Юлиана и язычников».

«Не может укрыться город, стоящий на верху горы. И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем..,» (Мф. 5, 14—15),— сказал Господь. Будущий светильник не укрылся от опытного взгляда Антиохийского епископа Флавиана, и в 386 году он рукоположил святого Иоанна во пресвитера, с возложением обязанности проповедовать Слово Божие. Святой Иоанн оказался способным проповедником. Его ревность к возвещению Слова Божия вознаграждалась любовью паствы к слушанию и чтению его поучений. Удивительное красноречие Богодухновенного проповедника, воспламенявшего души, привлекало к нему людей всех сословий и возрастов, не только православных христиан, но и еретиков, и даже язычников. Из уст святого Иоанна изливалась такая благодать, что все слушавшие не могли насытиться сладостью его слов. Многие записывали его проповеди и давали другим для чтения. Все жаждали услышать его слово, и потому на его проповеди стекалось множество народа.

Некоторые называли его устами Божиими и Христовыми, другие — Сладкоглаголивым или Медоточивым, а одна простая женщина назвала его Златоустом. С того времени все начали называть его так за редкий дар Богодухновенного слова.

Двенадцать лет святой, обычно дважды в неделю, а иногда — каждодневно, проповедовал в храме.

В пастырской ревности о наилучшем усвоении христианами Священного Писания святой Иоанн обращался к толкованию Слова Божия. Среди его экзегетических творений — толкования на многие книги Священного Писания (Бытия, Псалтирь, Евангелия от Матфея и от Иоанна, Послания апостола Павла) и множество бесед на отдельные тексты Библии, а также поучения на праздники, в похвалу святых и апологетические слова (против аномеев, иудействующих и язычников).

Росла слава святого проповедника, и в 397 году по преставлении Константинопольского архиепископа Нектария, преемника святителя Григория Богослова, он был поставлен архиепископом Константинопольским. Вступив в управление Церковью, святой архипастырь исправил неустройства и с большим терпением водворил порядок.

Он стал ревностно пасти вверенное словесное стадо Христово, обращая особое внимание на духовное совершенствование священства. И здесь лучшим примером был он сам.

Расходы, которые предназначались для архиепископа, святой обратил на содержание нескольких больниц и гостиниц для паломников, сам довольствовался скудной пищей.

Ревность Святителя к утверждению христианской веры распространилась не только на жителей Византии, но и на другие страны, куда святитель Иоанн направлял ревностных миссионеров и писал послания.

Много трудов положил Святитель на устроение благолепия Богослужения: составил чин Литургии, и доныне сохранившей его имя, учредил крестные ходы, ввел антифонное пение за всенощным бдением. Его заботами построено много храмов, странноприимных домов и больниц.

Распущенность столичных нравов, особенно императорского двора, нашла в лице святителя нелицеприятного обличителя. Враги святителя Иоанна, поощряемые раздражительной и мстительной царицей Евдоксией, устроили неправедный собор и добились низложения святого архиепископа с кафедры и изгнания его сначала в Армению, а потом в Абхазию.

В последнем слове к константинопольцам, скорбевшим о том, что они остаются без назидания, отправлявшийся в ссылку святитель Иоанн сказал: «Не мной началась проповедь, не мной и кончится».

Истощенный болезнями, Святитель в сопровождении конвоя три месяца в дождь и зной совершал свой последний переход. В Команах силы оставили его. У склепа святого Василиска (память 22 мая), утешенный явлением святого мученика, сказавшего: «Не унывай, брат Иоанн! Завтра мы будем вместе», причастившись Святых Таин, вселенский Святитель 14 сентября 407 года отошел ко Господу.

Духовное величие Святителя, поражавшее всех его современников, просияло и в последних словах: «Слава Богу за всё!»

Угодник Божий, в течение всей своей жизни мужественно несший свой крест, умерший для мира и сораспявшийся Христу, скончался в день памяти Честного Креста Господня.

Святитель Иоанн Златоуст – один из величайших отцов Вселенской Церкви. Он оставил нам огромное литературное наследие и литургическое. В своем изъяснении Священного Писания святитель показывал, как Библия может стать подлинной наставницей человека. Объясняя священные книги, он часто делал отступления на современные ему общественные и моральные темы, постоянно подчеркивая связь сказанного в Ветхом и Новом Заветах с духовной жизнью и поступками христианина. Именно это сделало его библейские толкования столь поучительными как для его современников, так и для всех последующих поколений.

В первой книге собраны 44 беседы-толкования святителя Иоанна Златоуста на Евангелие от Матфея.

Святитель Иоанн Златоуст
Толкование на Евангелие от Матфея. В двух книгах. Книга I

Имя архиепископа Константинопольского, занимавшего первенствующую кафедру Восточной Вселенской Церкви – Иоанна Златоуста (344/345-407), давно стало нарицательным. Его творения, беседы, поучения, письма читают с таким же неподдельным интересом, как и во время земной жизни святителя, а в выборе богословской тематики, деле проповедничества, методах истолкования Писания ему подражают на протяжении многих столетий. Богатство, сила, легкость языка в выражениях мыслей и чувств снискали известному оратору и талантливому мастеру слова признание, закрепленное в почетном прибавлении к имени – Златоуст.

Наследие вселенского учителя, которое вошло в Священное Предание Православной Церкви, передающее богооткровенную истину, весьма обширно, но толкования на Новый Завет (представленные вниманию читателя) принадлежат к лучшим среди его творений, как отмечали уже в древности. Златоуст всегда благовествовал Евангелие как закон жизни, для него Благая весть о Христе, Распятом и Воскресшем не предмет любознательности, воспринимаемый памятью, а Слово Божие, живое, действенное, которое по апостолу Павлу проникает до разделения души и духа, составов и мозгов, и судит помышления и намерения сердечные (Евр. 4, 12). Беседы на Евангелия от Матфея и от Иоанна, вместе с другими толкованиями, составляют плод его двенадцатилетней проповеднической деятельности в Антиохии, когда дважды в неделю, а иногда и каждый день он обращался к народу, потрясая сердца слушателей. Большинство сочинений Златоуста – отредактированные записи стенографов, поэтому от его слов веет непередаваемой свежестью живой беседы пастыря со своей паствой.

Будучи представителем Антиохийской богословской школы он относился к Писанию как к истории, а не как к притче, уравновешивая буквально-логический уровень смысла текста с нравственным и богословски-символическим. Подход Златоуста к Новому Завету предвосхищал критику Священного Писания в наше время как, например, в вопросе о четырех Евангелиях (в Беседе I Толкований на святого Матфея Евангелиста).

Ограничиваясь краткими справками о писателе священной книги, об обстоятельствах ее написания, святитель далее следил за общим ходом евангельских событий, за движением мысли Апостола, проникая в глубины Слова Божия. Святитель Иоанн всегда указывал на Священное Писание как основной и обязательный источник вероучения и нравственного назидания и всех призывал к прилежному слушанию и чтению Библии, говоря: «Это – пища души, это – ее ограждение; наоборот, не слушать Писания – для души голод и пагуба».

От редакции

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *