Иоанн златоуст о священстве

Иоанн златоуст о священстве

МНОГО было у меня друзей, искренних и верных, знавших и строго соблюдавших законы дружбы; но из многих один превосходил всех других любовию ко мне и столько успел в этом опередить их, сколько они — людей равнодушных ко мне. Он всегда был неразлучным спутником моим: мы учились однем и тем же наукам и имели одних и тех же учителей; с одинаковою охотою и ревностию занимались красноречием и одинаковыя имели желания, проистекавшия от одних и тех же занятий.

И не только в то время, когда мы ходили к учителям, но и по выходе из училища, когда надлежало совещаться, какой нам лучше избрать путь жизни, и тогда мы оказались согласными в своих мыслях.

2. Кроме этих и другия причины сохранили единодушие наше неразрывным и твердым; ибо мы не могли превозноситься один пред другим знаменитостию отечества; не было и того, чтобы я изобиловал богатством, а он жил в крайней бедности, но мера нашего имущества столь же была равна, как и наши чувствования. И происхождение было у нас равночестное, и все содействовало нашему согласию.

3. Но когда надлежало ему, блаженному приступить к монашеской жизни и к истинному любомудрию, тогда у нас нарушилось равновесие; его чаша, как более легкая, возвысилась, а я, еще связанный мирскими стремлениями, унизил свою чашу и склонил вниз, отяготив ее юношескими мечтами. Хотя при этом дружба наша и оставалась столь же крепкою, как и прежде, но общежитие расторглось; потому что не возможно было жить вместе занимающимся не одним и тем же. Когда же и я несколько освободился от житейской бури, то он принял меня к себе с распростертыми руками; но и тогда мы не могли соблюсти прежняго равенства; опередив меня и временем и оказав великую ревность, он опять стоял выше меня и достигал великой высоты.

4. Впрочем, как человек добрый и дорого ценивший нашу дружбу, он, отказавшись от всех других, разделял со мною все время, чего и прежде желал, но встречал препятствие к тому в моей беспечности. Кто был привязан к судилищу и гонялся за сценическими увеселениями, тот не мог часто проводить время с человеком, который был привязан к книгам и никогда не выходил на площадь. Но когда, после прежних препятствий, он привлек меня к одинаковой с ним жизни, тогда и выразил желание, которое давно хранил в себе, и уже не оставлял меня ни на малейшую часть дня, не переставая убеждать, чтобы каждый из нас оставил свой дом и мы оба имели одно общее жилище, в чем и убедил меня, и это даже уже было близко к исполнению.

5. Но непрестанныя увещания матери воспрепятствовали мне доставить ему это удовольствие, или лучше, принять от него этот дар. Когда мое намерение сделалось ей известным, тогда она, взяв меня за руку и введя во внутреннее свое жилище, посадила у одра, на котором родила меня, и стала проливать источники слез и высказывать слова, горестнейшия самых слез. Рыдая, она говорила мне так: «сын мой, я сподобилась не долго наслаждаться сожительством с добродетельным отцем твоим; так угодно было Богу

Образ пастыря по свт.

Иоанну Златоусту

Илья Долматов

Содержание.
I. Введение.
II. Служить, управлять, учить.
III. Заключение.
«Если никто не может войти в царствие небесное, аще не родится водою и Духом (Ин.3: 5), и не ядущий плоти Господа и не пиющий крови Его лишается вечной жизни (6:53), а все это совершается ни кем иным, как только этими священными руками, т. е. руками священника, то как без посредства их можно будет кому-нибудь избежать геенского огня, или получить уготованные венцы».
«Обязанности священства более важны, чем всякого другого положения».
Святитель Иоанн Златоуст.
I. Введение.
Святителя Иоанна Златоуста, наряду с Василием Великим и Григорием Богословом, Церковь заслуженно называет вселенским учителем. Как и великие капподокийцы, святитель Иоанн внес огромный вклад не только в догматику, но и в литургику, в аскетику, в Нравственное богословие. Каждое его творение – драгоценный камень в сокровищнице Православия. Но, пожалуй, ни одна церковная наука так не обязана ему своим становлением, как Пастырское богословие. Ведь в «Шести словах о Священстве» святитель, которого недаром прозвали Златоустом, четко и ясно рисует, каким должен быть священник. «Слова о Священстве» не утратили своей актуальности и по сей день, более чем через шестнадцать веков после своего написания.
II. Служить, управлять, учить.
Святитель Иоанн Златоуст говорит, что, поскольку каждый священник является приемником апостола Петра, который получил от Спасителя Его овец, обретенных Им Своей Кровью, священство «столько выше (всякой) власти, сколько дух превосходнее плоти» . Поэтому святитель так долго отказывался от рукоположения в сан епископа, от чего терпел укорения от своего друга Василия. Обосновывая свою позицию, он описывает образ пастыря, которому должен соответствовать каждый священник.
Сначала Святой сравнивает священнослужителя с пастухом, который пасет вверенное ему стадо и охраняет его от хищников и разбойников. Но священник, по словам святителя «борется не с волками, страшится не разбойников и заботится не о том, чтобы отвратить заразу от стада» . На вопрос: «с кем у него война и с кем борьба?» он отвечает: «Послушай блаженного Павла, который говорит: несть наша брань к крови и плоти, но к началом и ко властем и к миродержителем тмы века сего, к духовом злобы поднебесным (Еф.6:12)» . Продолжая это сравнение, святитель Иоанн Златоуст говорит, что при лечении больных овец пастух может «с полною властию заставить их принять врачевство, если они добровольно не хотят этого; когда нужно прижечь и отсечь, то легко могут и связать их и не выпускать долгое время, если это полезно, и дать пищу одну вместо другой, и удержать от питья, и все прочее…» . Давая этим понять, что священник имеет полное право лечить духовные болезни прихожан посредством наложения на них каких-либо послушаний или лишения возможности причащаться Святых Тайн. Но, по словам святого Отца, всякое лекарство надо давать очень обдуманно, не торопясь, чтобы не ошибиться, какой именно болезнью страдает человек. Более того, по его словам, «властен не тот, кто предлагает врачевство, а кто страдает болезнию» , так как «должно исправлять грешника не насилием, а убеждением» . «Бог награждает тех, которые воздерживаются от пороков по доброй воле, а не по принуждению» — замечает Святой.
Однако в обязанности входит не только пасение и врачевство «овец словесных», но и «в присоединении к церкви отделившихся от нее членов» . Если «овцы уклонятся от прямого пути и, удалившись от хорошей пажити, будут блуждать по неплодным и утесистым местам, то ему следует только закричать сильнее (активнее проповедовать, — прим. автора), чтобы опять собрать отделившихся и присоединить к стаду; а если человек совратится с пути правой веры, то пастырю предстоит много трудов, усилий, терпения» . Для этого священнику «нужна душа мужественная, чтобы не ослабеть, чтобы не отчаяться в спасении заблуждающихся, чтобы непрестанно и мыслить и говорить: еда како даст им Бог покаяние в разум истины, и возникнут от диаволския сети (2Тим.2:25-26)» .
Рассуждая о величии богослужении, святитель Иоанн Златоуст говорит, что так как «священнослужение совершается на земле, но по чиноположению небесному» , совершающий его должен быть «столь чистым, как бы он стоял на самых небесах посреди тамошних Сил» . Далее он восклицает: «Кто размыслит, как важно то, что человек, еще облеченный плотию и кровию, может присутствовать близ блаженного и бессмертного Естества, тот ясно увидит, какой чести удостоила священников благодать Духа» .
Огромную ответственность священства показывает еще и тот факт, что священники «поставлены распоряжаться небесным, и получили власть, которой не дал Бог ни ангелам, ни архангелам; ибо не им сказано: елико аще свяжете на земли, будут связана на небеси; и елика аще разрешите на земли, будут разрешена на небесех (Мф.18:18)» . Власть священников превосходнее всякой власти, «сколько небо превосходнее земли» . Святитель говорит, что Сын вверил священникам все, полученное от Отца. Ведь только через них мы получаем возможность войти в жизнь вечную: «Если никто не может войти в царствие небесное, аще не родится водою и Духом (Ин.3:5), и не ядущий плоти Господа и не пиющий крови Его лишается вечной жизни (6:53), а все это совершается ни кем иным, как только этими священными руками, т. е. руками священника, то как без посредства их можно будет кому-нибудь избежать геенского огня, или получить уготованные венцы» . Поэтому мы «должны не только страшиться их более властителей и царей, но и почитать более отцев своих» .
Священник должен соответствовать столь высокому служению: по словам святителя, только тот человек, который может сказать вслед за апостолом Павлом, что он желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев своих, родных ему по плоти (Рим.9:3), достоин священства. Иоанн Златоуст не хочет становиться священником еще потому, что знает «свою душу немощную и слабую» . Он боится, что не справится с чудовищами, которые будут терзать его душу. «Чудовищами» он называет страсти: «гнев, уныние, зависть, вражда, клеветы, осуждения, обман, лицемерие, козни, негодование на людей невинных, удовольствие при неблагополучии служащих, печаль при их благосостоянии, желание похвал, пристрастие к почестям (оно более всего вредит душе человеческой), учение с угождением, неблагодарное ласкательство, низкое человекоугодие, презрение бедных, услужливость богатым, предпочтения неразумные и вредные, милости опасные как для приносящих, так и для принимающих их, страх рабский, приличный только презреннейшим невольникам, недостаток дерзновения, степенный вид смиренномудрия, но без истинного смирения, уклончивые обличения и наказания» . С этими пороками может бороться только сильный человек, потому что они «пред незначительными людьми — чрезмерные, а пред сильными – безмолвные» .
Святитель Иоанн говорит, что именно те, кто принимают священство, «не узнав наперед собственных душ и не посмотрев на трудность этого дела» , становятся причиной неприятностей в церквах. «Отчего, скажи мне, по твоему мнению, происходят такие смятения в церквах? – спрашивает он у Василия и сразу же отвечает: — я думаю, ни от чего иного, как от того, что избрания и назначения предстоятелей совершаются без разбора и как случится» .
Священник всегда находится на виду у своей паствы, поэтому его душа «должна со всех сторон блистать красотою, дабы она могла и радовать и просвещать души взирающих на него» . Ведь «грехи людей незначительных, совершаемые как бы во мраке, губят одних только согрешающих; а грехи человека значительного и многим известного наносят всем общий вред, делая падших более нерадивыми о добрых подвигах, а внимательных к себе располагая к гордости» . Таким образом, по словам святителя, для священства «должны быть избираемы такие души, какими по благодати Божией оказались некогда тела святых отроков в пещи вавилонской (Дан.3:22-46)» . Потому что «всепожирающий пламень зависти окружает священников, поднимаясь со всех сторон, устремляясь на них, и проникая в жизнь их упорнее, чем тогда огонь в тела отроков» .
Далее святитель Иоанн сравнивает священника со врачом и говорит, что в отличие от врача, у которого в арсенале есть «разные лекарства и разнообразные орудия, и роды пищи» , священнику «предоставлен один вид и способ врачевания — учение словом» . Слово – единственный и самый действенный инструмент священника и, «если оно нисколько не подействует, то все прочее напрасно» . Святой отмечает, что «наилучшему устроению жизни может содействовать жизнь другого, располагая к соревнованию; но когда душа страждет болезнию, состоящею в неправых догматах, тогда весьма полезно слово, не только для ограждения своих, но и для борьбы с посторонними» .
Чтобы охранять свою паству, священнику нужно быть «и стрельцом и пращником, предводителем полка и начальником отряда, воином и военачальником, пешим и всадником, сражающимся на море и под стенами». Он должен знать все ухищрения дьявола, дабы построить неприступные стены, защищающие верующих от его козней. «Что пользы, если он хорошо борется с язычниками, а его опустошают иудеи? Или он преодолевает тех и других, а его расхищают манихеи? Или после победы над этими — распространяющие учение о судьбе станут убивать овец, находящихся внутри его? … Если пастырь не умеет хорошо отражать все эти ереси, то волк может и посредством одной пожрать множество овец» — говорит святитель.
Осознавая в то же время, что нельзя требовать от каждого священника «изящества речи Исократа, силы Демосфена, важности Фукидида и высоты Платона» , Святой говорит: «Пусть кто-нибудь будет скуден в словах и состав речи его прост и неискусен, только пусть он не будет невеждою в познании и верном разумении догматов» . Потому как, если священник будет побежден в споре, то его паства «будет винить в этом поражении не его слабость, а нетвердость самого учения; по неопытности одного много людей подвергнется крайней гибели» .
По словам святителя Иоанна Златоуста, священник должен обладать душой «мужественною, много превосходящею нашу немощь, чтобы он мог отвлекать народ от этого непристойного и бесполезного удовольствия и приучать его к слушанию более полезного так, чтобы народ ему следовал и повиновался, а не он руководился прихотями народа» . И он «должен относиться к пасомым так, как бы отец относился к своим малолетним детям; как от этих мы не отвращаемся, когда они оскорбляют, или ударяют, или плачут, и даже, когда они смеются и ласкаются к нам, не очень заботимся об этом, так и священники не должны ни надмеваться похвалами народа, ни огорчаться порицаниями, если они будут неосновательны» .
Священник ответственен за свою паству перед Господом, ответственен собственной душой. «Если соблазняющему только одного и притом малейшего уне есть, да обесится жернов оселский на выи его, и потонет в пучине морстей, и если все уязвляющие совесть братьев, согрешают против Самого Христа (Мф.17:6; 1Кор.8:12); то что некогда потерпят и какому подвергнутся наказанию те, которые погубили не одного, двух или трех, но такое множество?» — замечает Святой.
Святитель Иоанн Златоуст на протяжении всех «Шести слов о Священстве» не устает повторять, подчеркивая всю высоту священнического призвания: «Душа священника должна сиять подобно свету, озаряющему вселенную» , так как «священники – соль земли (Мф.5:13)» .
III. Заключение.
Следует отметить, что вследствие ограничений размера реферата, удалось осветить далеко не все аспекты пастырского служения, описанные святителем Иоанном Златоустом. Но хочется надеется, что автору удалось коснуться именно тех штрихов к портрету священника, которые наиболее актуальны в наше время. Ведь, если у нас не будет таких священников, как описывал Святой, земная Церковь утратить свою силу, как соль, переставшая быть соленой, и она будет попираема врагами.
Список литературы

Свт. Иоанн Златоуст. Полное собрание творений в двенадцати томах, том первый. Изд-во СПбДА, 1895.

Необычайное чудо, неизреченная сила, страшная тайна — таинство священства! оно духовно, свято, досточестно, неукоризненно; и его-то Христос, снисшедши, даровал недостойным. Припадаю, со слезами и воздыханиями прошу, всмотримся в сие сокровище священства в хранящих оное достойно и свято. Ибо оно — светлый и несравненный щит, непоколебимый столп, несокрушимая стена.

Оно — твердое основание, с земли восходящее до небесного свода. И что говорю, братия? Оно касается превыспренних сводов, невозбранно восходит в самые небеса небес, светло и свободно пролагает стези вместе с бесплотными среди Ангелов. И что говорю: среди горних Сил? Оно бывает собеседником самого Владыки, Творца и Светодавца Ангелов; и когда только хочет, немедленно приемлет дерзновение. Не перестану, братия, прославлять вам достоинство сего сана, которое сынам Адамовым даровала Троица. Им спасен мир и просвещена тварь; чрез него горы и холмы, дебри и пропасти наполнились чистым и досточестным житием блаженного рода людей, разумею, монахов, как сказал велегласнейший Исаия, что от верха гор дадут человеки песнь в славословие (Ис.42:11,12). Им отъято с земли беззаконие, им водворяется на земле целомудрие; чрез него приведен в бездействие падший диавол; развратные стали освещенными сосудами, блудники чистыми и нескверными; неразумные соделались вождями правды, беззаконники добрыми и благочестивыми. Чрез него упразднена держава смерти, ад утратил свою силу, клятва Адамова разрешена, небесный чертог уготован. Им человеческая природа возводится на степень бесплотных. Что еще скажу, или за что восхвалю? И слово и понятие превышает дар сана священства. И как думаю, сие дает разуметь приведенный в изумление Павел, когда говорит: о глубина богатства и премудрости и разума Божия, яко не испытани судове Его, и не изследовани путие Его (Рим.11:33)! Оно парит в высоту, в скорейшее время вознося прошения наши с земли на небо к Богу, ходатайствует пред Владыкою за рабов.

Будем проницательно внимательны, братия, к сему таинственному и страшному сказанию; потому что без достоуважаемого священства не дается смертным отпущения грехов. Что недавно доказывали мы вам о таинстве священства? — Лоза виноградная, зерно пшеничное и священство согласно устремлены к Единому. Но лоза и пшеница — это рабыни; а священство свободно. Посему, когда все они сведены в совокупность, тогда каждое в благоухание Царю предпочтительно всем сокровищам приносить силу плодов своих. Лоза приносит кровь, а также и пшеница приносит хлеб. Священство же с полным дерзновением воспаряет с земли на небо до созерцания самого Невидимого, и припадши, молится Владыке о рабах, вознося слезы и воздыхания сослужителей, и с горячностью предлагая их в дар своему Владыке, вместе с молением и покаянием, и испрашивая у благосердого Царя прощения, помилования и милости, чтобы снисшел Дух Утешитель, и освятил Дары, предлагаемые на земле, а как скоро принесены, соделавшиеся страшными тайнами, исполненными бессмертия; потому что предстоящий иерей совершает молитву о всех.

Тогда души приступают и в страшных Тайнах приемлют очищение от скверн. Видите, боголюбцы, что лоза и пшеница не имеют действия на земле, если не снизойдет небесное повеление и не освятит Даров. Видел ты, человек, ясное чудотворение. Видишь, как священный сан удобно очищает душевные скверны. Да благословляется Спаситель, принесший на земле сей пресветлый, очистительный дар, просветивший благодатию иереев, чтоб сияли они, как светила, в мире! Народ, прежде нас бывший, чрез рог с елеем достигал освящения, а мы, потребные рабы Благословенного, не получили ни рога, ни чувственного елея, но сама высокая и страшная Мышца, снисшедши с неба, чрез возложение рук даровала нам Духа Своего, как огнь, снисшедшего на Апостолов. О, неизреченная сила, благоволившая вселяться в нас чрез возложение рук святых иереев! О, какой высокий сан имеет странное и чудное священство! Блажен, кто чисто и неукоризненно жительствует в сем достоинстве. Петр, который наречен Кифою и некогда на берегу озера уловлен мрежею, и о котором великий Пастырь засвидетельствовал: на сем камени созижду Церковь Мою (Мф.16:18), чрез священство, как достойный, приял и ключи небес. Подобно и Павел, прежде гонитель, сподобившись сего дара, как на крылиях обтек всю вселенную, проповедуя, возвещая воскресение мертвых.

Итак обратимся к праведному Авелю, который был иереем в начале твари, и у него поучимся. Когда в начале священнодействовал он жертву свою пред Богом, тогда не поял ли жертву его снисшедший с неба огнь? Когда приносил он Богу начатки, тогда, как говорит Писание, призре с неба Святый Бог на жертву Авелеву (Быт.4:4), а на жертву Каинову не благоволил призреть. Также и Ной, спасшийся в ковчеге, когда преста вода и седе ковчег на верху горы Арарат (Быт.8:1.4), и Ной также стал причастником сего дара и принес Богу жертву в чистую воню благоухания; посему Избавитель и положил с ним завет, не наводить более потопа на землю (21), и дал ему святое благословение расти и множиться (9:10). Видишь чудодействие священства. Видел ты первого иерея в первой твари, Авеля, как с неба на землю свел огнь своим неукоризненным всеплодием. Видишь и Ноя, честного иерея во второй твари, как Бог положил с ним завет. Но и Авраам сподобился быть причастным того же дара и принести Богу возлюбленного Исаака и священнодействовать, уготовляя во всесожжение собственную свою утробу. Там Бог показывает ему великое чудо — рождение Христово, мгновенное возращение в саде Савек и силу благословения, каким Сам благословил: о семени твоем благословятся вся колена земная (Быт.22:18). Сего же дара сподобился и божественный Моисей, восшедши к Богу на гору Синай и прияв закон, почему и лице его прославилось, так что казалось светлее солнца. Подобным образом сподобился сего дара и Аарон, став ходатаем пред Богом за грехи людские. Ибо Моисей и Аарон во иереях Его (Пс.98:6). Подобно и Финеес, в сем всечестном сане, остановил смерть в народе своем; а также и Илия, облекшись в сей сан, послушан от Бога огнем (3Цар.18:36), и мечем заклал студных иереев.

Итак познаем, братия, что велико и весьма, до необъятности, неизмеримо достоинство священства. Слава Единородному! Слава Единому Благому, Который сообщает его ученикам Своим, чрез новый святый завет Свой, чтоб и они показали пример в возложении рук своих на достойных! Посему все почтим, все ублажим имеющих сан честного священства, в точности зная, что если кто любит друга царева, то несравненно более возлюбит его царь. Посему возлюбим иереев Божиих, ибо они други благого Бога и ходатайствуют за нас и мир. Почти иерея, исполняя заповедь Христову, в которой сказано: приемляй пророка с радостью во имя пророче, мзду пророчу приимет (Мф.10:41). Если и не знаешь о каком иерее, достоин ли он сана, или не достоин; то не презирай его ради заповеди Христовой. Как не терпят вреда светлое золото, если покрыто оно грязью, а также и самый чистый бисер, если прикоснется к каким-нибудь нечистым и скверным вещам; так подобно сему и священство не делается оскверненным от человека, хотя бы приявший его был и недостоин. Если же кто окажется достойным сего сана, и будет ходить в нем преподобно и неукоризненно; то он приуготовляет себе жизнь и нетленный венец. А если кто отважится вступить в него недостойно; то уготовляет себе кромешнюю тьму и суд без милости.

Иной пример представляю тебе, человек, чтобы ты по высокомерию своему не отваживался недостойно вступить в сан священства; потому что чистый Бог не благоволит к приявшим рукоположение по высокомерию. Знай, что потерпели те несчастные, воспротивившиеся некогда Моисею и Аарону и возымевшие безрассудство, бесстыдно и самовольно принести фимиам Богу. Не поял ли всех огнь с неба за то, что отважились присвоить себе сан, который был выше их? А также и Мариаме, пророчице Божией, за то, что малым словом укорила Моисея за священство, такое поругание определил Всевышний, что вся она покрытая проказой семь дней удалена была из стана. И ныне, братия, ведите чистое житие, подражая Моисею, Аарону и Елеазару. Смотри, как благочестивые иереи в сем сане отмстили безбожным ополчениям врагов. Моисей, как иерей, воздел руки к Богу и поразил Амалика неисцельною язвою. Священством препоясанный Авраам обратил в бегство царей. Восприяв на себя священство, Мелхиседек избранного Авраама благословил высшим благословением.

Сподобился ты, брат, сана священства? Приложи старание благоугождать Воеводе чистотою, и праведностью, и божественною мудростью, и светлым девством. Будь пламенным ревнителем, как целомудренный Иосиф, чистым, как Иисус, странноприимным, как Авраам, нищелюбивым, как Иов, любвеобильным, как Давид, кротким, как Моисей; заблудшегося возврати на путь, хромого подкрепи, падшего восставь, немощных защити, и делай все тому подобное.

А я, возлюбленные братия, прихожу в ужас, видя, на что отваживаться имеют обычай некоторые безумцы, которые решаются бесстыдно и опрометчиво искать священства, и принимают оное, не быв призваны Христовою благодатью, не зная того, что огнь и смерть собирают себе они бедные. Не о том только говорю тебе, человек, чтобы не принимать на себя священства опрометчиво, но чтобы и не касаться которого либо из сосудов всечестного служения. Если читал ты, что потерпел Оза, когда прикоснулся он к кивоту Божию; то помни всегда,, возлюбленный брат, и страшное изречение Всевышнего Бога, сказанное устами Пророка Исаии: на ком упокоюсь? токмо на кротком и молчаливом, и трепещущем словес Моих (Ис.66:2). Помни всегда слова сии и будь внимателен, чтоб приобрести сокровище — кроткий помысл, чтобы таким образом мог ты взойти мысленно в горний град Иерусалим и приносить умные жертвы неприступному Царю Богу. Там соплетаются неувядаемые нетленные венцы, и там сам Христос увенчает тебя пред Ангелами венцем бессмертия, и ты с горними ликами будешь во веки веков воспевать победную песнь Святой Троице. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *