Илья Муромец и

Илья Муромец и

Дорогие друзья!

Мы рады приветствовать вас на официальном сайте Муниципального бюджетного учреждения дополнительного образования г.

Иркутска «Детско-юношеского центра «Илья Муромец».


Как во славном граде «Илье Муромце»

Далеко-далеко, на Сибирской земле, подле великого озера Байкал, стоит славный град «Илья Муромец»! И история его непростая. Град основан был в 2000 году как учреждение патриотической направленности для широкого распространения опыта Театра народной драмы и насущной потребности молодого поколения в приобщении к русской культуре. Статус «Детско-юношеского центра» присвоили Клубу в 2008 году. И процветает с тех пор «Илья Муромец» в округе Юбилейный, 14 и Юбилейный, 96 да значительной популярностью пользуется среди населения, потому что является он социокультурным центром округа нашего.
А живут в нём увлечённые русским народным творчеством ребятушки, и не перестают удивлять они жителей округи талантами своими, проявляя их в направленностях разных: и художественно — эстетической, и технической, физкультурно — спортивной и туристско — краеведческой. А управляют ими педагоги — искусники.
Каждый день радуют ребятушки гостей честных песнями задорными, танцами веселыми, творчеством прикладным и театральным. А юные «Кулибины» — робототехники продолжают дело великих российских изобретателей. Да и спортсмены не дремлют — стерегут они заставы богатырские и новые вершины покоряют.
Сегодня «Детско-юношеский центр » Илья Муромец» развивается, ставит более глобальные цели и решает актуальные задачи. Мы создаём проекты, с помощью которых возрождаем элементы русской культуры. Один из них — «Делу время — потехе час». Реализуя данный проект, мы даже в век компьютерных технологий, дефицита движения и общения погружаемся в народную культуру праздничного действа и народной игры, пытаясь приобщить детей к истории и традициям народной культуры через проведение календарных сибирских праздников:» Капустки», «Покровские вечёрки», «Кузьминки», «Николки», «Масленица», «Пасха», «Жаворонки» и др. И нам это удаётся. Огромный интерес проявляют к таким праздникам не только дети, но и их родители.
Видя неравнодушие родителей, мы создали совместный с ними проект по изготовлению русского костюма. Благодаря реализации этого проекта, праздники стали соответствовать и внешней культуре всех участников. Учреждение ведёт активную работу по социальному партнёрству, что тоже способствует развитию, возрождению и сохранению народной культуры. Вот они, наши социальные партнёры: Информационно — досуговый центр Библиотека № 20, Иркутский городской Театр народной драмы, Дом народных ремёсел, Иркутский региональный колледж педагогического образования.
Одним из шагов, поднимающим имидж учреждения, стало создание музея Сибирского уклада. Какова была радость нас, педагогов, когда все дети включились в работу по сбору экспонатов для музея. Ребята несли всё что могли: коромысла, чугунки, гармошки, утюги, тканые дорожки и даже лапти. Сегодня музей открыт и является нашей гордостью.
Мы работаем творчески, радуемся успехам и верим, что все наши идеи и помыслы донесут частичку народной культуры до каждого, кто общается с нами. Приезжайте к нам в стольный град «Илья Муромец» и встретим мы вас словом добрым, делом справным, речами разумными.

МБУ ДО г. Иркутска ДЮЦ «Илья Муромец» является некоммерческой организацией.

Обучение осуществляется бесплатно, платные образовательные услуги учреждение не оказывает.

Обучение и воспитание в учреждении ведется на русском языке.

Прием обучающихся в объединения учреждения производится преимущественно в возрасте от 5 до 18 лет по заявлениям родителей, законных представителей или самих обучающихся. Запись в детские объединения начинается с 25 августа.

Фильм о ДЮЦ «Илья Муромец»

Режим и график работы: Учреждение организует работу с учащимися в течении календарного года. Учебный год начинается 10 сентября и заканчивается 25 мая.
Контактная информация: 664049 г. Иркутск, м-н Юбилейный, д.14
Тел. 46-95-63
E-mail: Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Федеральные государственные стандарты для образовательных учреждений дополнительного образования детей не определены.

Илья Муромец

Илья Муромец и Соловей-разбойник. И. Я. Билибин. 1902 г.

Илья Муромец — один из самых известных персонажей русского эпоса, киевского былинного цикла и многочисленных сказок. Сказания, в которых упоминается князь киевский, в основном кочевали по северу Руси. Центральная же и южная области предпочитали истории о самостоятельной борьбе богатыря против разбойников и иных супостатов.

О батюшке и матушке Ильи Муромца, Иване Тимофеевиче и Ефросинье Яковлевне, известно немногое. Если быть точнее, только то, что они были обычными крестьянами. Тем не менее именно у простых родителей появился на свет один из самых дюжих богатырей, чья сила уступала, пожалуй, лишь могуществу Святогора.

Впрочем, не только русский эпос славит Илью Муромца. В германских поэмах XIII в. также можно найти упоминание о могучем русском витязе Илье. Его малой родиной считают либо село Карачарово, что под Муромом, либо град Моровийск, что некогда был на Черниговщине. И ворчит Илья сердито:

Ну, Владимир, что ж? Посмотрю я, без Ильи-то Как ты проживешь? Двор мне, княже, твой не диво! Не пиров держусь! Я мужик неприхотливый, Был бы хлеба кус!

А. К. Толстой

ПРООБРАЗЫ

Большинство былинных героев не имеют прообразов, лишь некоторых увязывают с какими-либо историческими личностями. Илье Муромцу достались сразу два прототипа. Впрочем, историки до сих пор не могут однозначно решить, какая из версий заслуживает большего доверия и является ли правдивой хоть одна из них.

Илья-Чоботок. Это муромский силач, живший в XII в. На склоне лет принял монашество в Киево-Печерской лавре, где и закончил свои дни предположительно в 1188 г. В 1643 г. его причислили к лику святых. Мощи праведника до сих пор покоятся в Ближних пещерах лавры, а надгробная плита установлена близ могилы П. А. Столыпина.

Впрочем, часть святых останков (средний палец) хранится отдельно в одном из муромских храмов. Сегодня данная версия является наиболее известной и распространенной.

Икона Святого Ильи Муромского

Илейко Муромец. Он самозванец Смутного времени, объявивший себя Петром Великим. В подтверждение данной теории историки приводят выражение «старыя казак». Этими словами в некоторых былинах описывается Илья Муромец (еще при Борисе Годунове Илейко состоял в казачьем отряде).

Согласно былинному преданию, Илья Муромец «просидел на печи 30 лет и 3 года», поскольку «не владел» ни руками, ни ногами. Лишь когда пришли к нему калики перехожие, попросив шие принести им воды, будущий герой все же поднялся и направился к водоносу. Когда ему велят пить, после первого глотка он полностью исцеляется. После второго — чувствует в себе силу непомерную, а потому требуется и третий глоток — чтобы поугасла немного мощь богатырская. Затем калики посылают Илью на службу к князю Владимиру. Но сперва велят молодцу посетить камень неподвижный, под которым Муромец находит доспехи, оружие и своего коня.

Не упустим из виду и былину об Илье Муромце и Святогоре. Согласно ее сюжету, Илья славился богатырской силой и до встречи с могучим витязем. Однако когда Святогора придавило крышкой гроба, великан со своим дыханием передал Муромцу часть собственной мощи, а также подарил меч кладенец. С тех пор не было на Руси никого сильнее Ильи Муромца и никто в честном бою не мог одолеть его.

ЗНАМЕНИТЫЕ ПОДВИГИ

Существует более 50 сказаний об Илье Муромце. О его подвигах можно написать отдельную книгу. Давайте познакомимся с былинами, повествующими о героической жизни славного богатыря.

Илья и Соловей-разбойник. Пожаловались Илье мужички черниговские, что близ речки Смородины завелся Соловей разбойник, Одихмантьев сын, который свистит по-соловьиному да кричит по-звериному с такою силою, что и цветы осыпаются, и деревья к земле приклоняются, а уж кто из людей рядом окажется, тот и вовсе замертво падает.

Доехал Илья до Соловья-разбойника. Как услышал богатырский конь крик да посвист, начал спотыкаться. А Илья давай на него ругаться да плеткой охаживать. Урезонил коня, схватился за лук, выбил Соловью стрелой правый глаз, спустил с дуба да, приторочив к своему седлу, повез к князю Владимиру в стольный Киев-град. Не поверил правитель рассказам богатырским, потребовал перед ним силу Соловьиную показать, и как ни отнекивался Илья, а пришлось злодею волю дать. Тут князь такого страху натерпелся, а городу столь великая разруха приключилась, что схватил опять молодец разбойника, отвез в чисто поле и срубил Соловью буйну голову, чтобы людей больше не губил да зла не чинил.Ссора с князем Владимиром. Долго не был Илья в стольном Киеве-граде. Вот и решил добрый молодец посетить его, самому узнать, «что там такое деется».

Подошел к княжескому терему, а у Владимира пир горой стоит. Не признал правитель богатыря, посадил его не с бояр ами, а с боярскими сынками. Когда же возмутился Илья, позвал Владимир троих своих богатырей и приказал Муромца взашей вытолкать. Да куда им с силой его могучей совладать! Стоит Илья — не шатнется. Вызвал князь еще троих богатырей, а затем и еще троих. Тут вмешался Добрыня Никитич и открыл Владимиру, что за гость у него в тереме. Раскидал Илья удалых молодцев, те и подняться не могут. Поверил князь в то, что перед ним богатырь великий, предложил ему место подле себя, «хоть по правую руку, аль по левую».

Да не внял Муромец, сказав: «Кто гостя при приезде учествовать не сумел, тому и на отъезде не учествовать».

Памятник Илье Муромцу, Муром

Илья и голь кабацкая. Характерной особенностью данного сюжета является то, что он неоднократно повторяется в разнообразных былинах. Илья, разобидевшись на князя Владимира, в стольном граде Киеве на церквах посшибал кресты и золоченые маковки да созвал голь кабацкую, чтобы она все это добро растащила-разворовала и пропила. Спохватился Владимир и отправил за Муромцем Добрыню Никитича, чтобы тот от имени князя и супруги его перед воином повинился и позвал его на пир княжеский. Тем и успокоился гнев богатырский. Сказания об Илье Муромце удивительно разнообразны. У каждого из основных сюжетов существовало до полусотни вариантов, записанных различными сказителями.

СОВРЕМЕННОСТЬ

Великий богатырь остался в памяти русского народа не только былинным героем. В Муроме и Владивостоке установлены памятники Илье Муромцу. На Медвежьем полуострове находится одноименный водопад — один из самых высоких в России. Имя великого богатыря носит киностудия детских и юношеских фильмов. В честь былинного героя были названы императорский российский фрегат, самолет-бомбардировщик, бронеавтомобиль, бронепоезд, танк, теплоход, ледокол и даже бронетрактор!

Образ Ильи Муромца неоднократно использовался в различных произведениях: от картин до компьютерных игр. Подвиги богатыря вдохновили на создание опер таких композиторов, как А. П. Бородин и Л. Д. Малашкин, М. М. Иванов и Б. М. Феоктистов, В. С. Серов и К. А. Кавос. В 1951 г. в кукольном театре С. В. Образцова впервые был поставлен спектакль «Илья Муромец, крестьянский сын».

Муромец Илья (полное былинное имя — Илья Муромец сын Иванович) — один из главных героев русского былинного эпоса, богатырь, воплощающий народный идеал героя-воина, народного заступника. Фигурирует в киевском цикле былин: «Илья Муромец и Соловей-разбойник», «Илья Муромец и Идолище Поганое», «Ссора Ильи Муромца с князем Владимиром», «Бой Ильи Муромца с Жидовином».

Считается, что родина Ильи Муромца — село Карачарово под Муромом. По другой версии это посёлок Муровск в современной Черниговской области. В этом случае прозвище Ильи должно было выглядеть как «Муровский» или как «Муровец», что тоже встречается в источниках. На данный момент оба эти города считают себя родиной Ильи Муромца. По версии, озвученной в телепроекте «Искатели», Илья Муромец происходил из племени мурома.

По ряду версий, у героя был реальный прототип, — историческое лицо, жившее около 1188 г., хотя русские летописи не упоминают его имени. Распространено также отождествление былинного героя и Илии Печерского — святого преподобного православной церкви, мощи которого покоятся в Ближних Пещерах Киево-Печерской лавры.

Известен также Илейко Муромец (Илейка Муромец) — самозванец времён Смутного времени, казнённый в 1607; по мнению одних исследователей, его биография не повлияла на складывание фольклорного образа. По мнению других исследователей, в частности русского историка Иловайского, выражение «старыя казак» объясняется тем, что в конце царствования Бориса Годунова Илейка Муромец находился в казачьем отряде, в составе войска воеводы князя Ивана Хворостинина.

Согласно былинам, богатырь Илья Муромец до 33 лет «не владел» руками и ногами, а затем получил чудесное исцеление от старцев (или калик перехожих). Они, придя в дом к Илье, когда никого кроме него не было, просят его встать и принести им пить.

Илья на это ответил: «Не имею я да ведь ни рук, ни ног, сижу тридцать лет на седалище». Они повторно просят Илью встать и принести им воды. После этого Илья встаёт, идёт к водоносу и приносит воду. Старцы же велят Илье выпить воду. Илья после второго питья ощущает в себе непомерную силу, и ему дают выпить третий раз, чтобы уменьшить силу. После старцы говорят Илье, что он должен идти на службу к князю Владимиру.

При этом они упоминают, что по дороге в Киев есть неподъёмный камень с надписью, который Илья тоже должен посетить. После Илья прощается со своими родителями, братьями и родными и отправляется «к стольному городу ко Киеву» и приходит сперва «к тому камени неподвижному». На камне был написан призыв к Илье сдвинуть камень с места неподвижного. Там он найдёт коня богатырского, оружие и доспехи. Илья отодвинул камень и нашёл там всё, что было написано. Коню он сказал: «Ай же ты конь богатырской! Служи-ко ты верою-правдою мне». После этого Илья скачет к князю Владимиру.

В былине «Святогор и Илья Муромец» рассказывается, как Илья Муромец учился у Святогора; и умирая, тот дунул в него духом богатырским, отчего силы в Илье прибавилось, и отдал свой меч-кладенец.

Богатырь Илья является героем не только наших былин, но и германских эпических поэм XIII века. В них он представлен могучим витязем княжеского рода Ильёй русским.

Прототипом былинного персонажа некоторыми исследователями считается исторический силач по прозванию «Чоботок», родом из Мурома/Муровска, принявший монашество в Киево-Печерской лавре под именем Ильи, причисленный к лику святых как «преподобный Илия Муромец» (канонизирован в 1643 году).

По этой теории Илья Муромец жил в XII веке и скончался в Киево-Печерской лавры около 1188 года. Память по церковному календарю — 19 декабря (1) января.

Народные великорусские песни и сказки величают Илью Муромца как главного богатыря Владимирова времени; и на этом основалось мнение, что он жил в десятом веке. Но такое основание ненадежно для вывода исторического; ибо в изустной поэзии северного русского народа все древнее, до татарское время сливается и смешивается в один богатырский век славного князя киевского Владимира, и в современники ему даются лица позднейших веков. Таковы например новгородцы: Ставр, современный Мстиславу великому, или Садко, богатый гость, живший при Мономаховых внуках (смотри новгородские летописи, под 1118 и 1167 годами). Потому и мнение о принадлежности Ильи Муромца Х веку мы не можем признать за основательное, и предпочитаем ему другое мнение, издавна существующее в Киеве. Здесь, в Антониевой или Ближней пещере почивают издревле мощи святого богатыря, — и декабря 19 празднуется память преподобного отца нашего Ильи Муромца, в двенадцатом веке жившего. Признание за ним этого столетия утвердилось в Киеве особенно со времени митрополита Евгения; а впервые оно было обнародовано еще в 1638 году, в книге «Тератургима», напечатанной в Печерской лавре.
Сочинитель ее, здешний монах Афанасий Кальнофойский, написал, что преп. Илия Муромец жил за 450 лет; выходит около 1188 года. Это давнее киевское показание обращается уже, по справедливости, в господствующее историческое мнение. Не далее, как в прошлом, 1870 году, А.Н. Майков, в предисловии к своему переводу слова о полку Игореве, сказал так: «большая часть этих богатырей жили гораздо позже Владимира; например об Илье Муромце есть положительное сведение, что он жил в ХII столетии, около 1188 года». Против этого мнения восстал господин Квашнин-Самарин в статье своей: «Русские былины в историко-географическом отношении».
Там он говорит вот что: «Показание Кальнофойского не есть сколько нибудь сильный аргумент. Он мог поставить цифру наугад; да притом в ХІІІ столетии малороссы знали крайне плохо древнюю историю Руси. Мы не беремся даже сказать, знал ли Кальнофойский наверное, за сколько лет от него жил св. Владимир».
Зачем такое немилостивое и несправедливое осуждение от нынешнего великоросса?!… Оно изобличает собою незнание ни книги Кальнофойского, ни других исторических книг, написанных тогдашними киевлянами—Захарией Koпыстенским, Сильвестром Коссовым, Феодосием Софоновичем. Где же и кто лучше их знал тогда древнюю историю Руси?
Афанасий Кальнофойский был один из тех ученых сподвижников достопамятного Петра Могилы, которые вместе с ним (1635 год) открыли гробницу св. Владимира, в развалинах Десятинной церкви, как это видно из его Тератургимы. Что он знал все написанное дотоле в Киеве о св. Владимире, то видно также из его книги. Конечно не наугад написал он и свое показание о принадлежности Ильи Муромца второй половине двенадцатого века. В киевских пещерах, над мощами почивающих там подвижников, были стародавние доски с краткими о них известиями. Теми надписями руководились все, писавшие в том веке о св. отцах Печерских. Вот древний источник, из которого Кальнофойский мог заимствовать показание свое об Ильи Муромце. В историческом отношении оно важнее всякого баснословия поэтического, тем более, что не встречается ему противоречия в других преданиях киевских о святом богатыре.
А господин Квашнин-Самарин опровергает Кальнофойского двумя будто бы киевскими преданиями. Необходимо объяснить это двоякое недоразумение нынешнего московитянина. Он говорит: «предание Печерского монастыря, восходящее тоже к ХIІІ веку, если? (или) не далее, говорит напротив того, что Илья Муромец окончил дни в одной из киевских пещер раньше основания Печерского монастыря и раньше св. Антония, значит никак не в XII столетии, а много раньше, и легко может быть, во время Владимира».
А я скажу на это, что такого предания не было и не могло быть, в Печерском монастыре, судя по всем писаниям о нем, начиная с Несторовых сказаний о его начале. Новейшее недоразумение произошло вот из чего. Спустя несколько лет после издания книги Кальнофойского, один лаврский «изобразитель» потрудился вырезать на дереве изображения разных отцов печерских, для распространения их между богомольцами; в том числе он представил и св. Илью, с таким надписанием: «пpeп. Илья Муромский, ижe вселися в пещеру преп. Антония в Киеве, идежи до ныне нетленей пребывает». Изображение сделано произвольно и несходно с мощами святого богатыря, у которого левая рука с язвою от копья, а на правой руке три первые перста сложены крестом по православному: видно, что они так и оцепенели в молитвенную минуту его кончины. Но по чрезвычайной редкости того рисунка, он издан был господином Стасовым в известиях русского археологического общества; а потом скопирован был и господином Закревским при его описании Киева.

Профессор Миллер, в своей книге об Илье Муромце, приводя вишепомянутую надпись лаврского древореза, в которой слова преподобный, ныне поставлены под титлами, ошибся в ее чтении, и вместо слов: «вселися в пещеру преподобного Антония» прочел: «вселися в пещеру прежде Антония»! Так прочел он, конечно, под влиянием предвзятой мысли о принадлежности Ильи Муромца десятому веку. Эту случайную и недавнюю ошибку профессора Миллера господин Квашнин-Самарин поспешил обратить уже в давнее «предание Печерского монастыря» и опровергает ею показание Кальнофойского! На самом же деле и та надпись нисколько ему не противоречит; ибо пещера преп. Антония была ископана им не раньше, как в княжение Изяслава Ярославича, а вселиться в нее нельзя было никому, раньше самого основателя и первоначальника Печерского монастыря. Но в той пещере почивают мощи русских подвижников, бывших и в ХІІ веке, и в ХІІІ, и кончавших дни свои не только в Киеве, но и вдали от него.
Другое возражение: «Западный путешественник Ляссота, бывший в Киеве в XVI столетии, говорит, что он видел около развалин десятинной церкви разрушенную гробницу некоего героя Ильи Муровлянина, о котором ходит много сказок». Здесь опять неверная передача киевского предания, записанного Эрихом Ляссотою, 1594 года, в его дневнике, весьма любопытном для истории тогдашнего казачества приднепровского. У него нет и помину о развалинах Десятинной церкви: их поставил господин Квашнин-Самарин от себя под влиянием той предвзятой мысли, что богатырь Илья окончил дни еще при св. Владимире.
Ляссота описывает старокиевскую церковь св. Софии и говорит, что при ней (вне ее), в особой каплице, находилась прежде гробница Ильи Моровлина знаменитого героя или богатыря, о котором рассказывают много сказок. Она теперь разрушена: но гробница сподвижника его уцелела в той же каплице. Вне церкви показывают также место, где похоронены благотворители и строители церкви, но на их могилах нет памятников.
Это киевское предание о гробнице Ильи при церкви Софийской, записанное иноземцем Ляссотою почти за полвека до книги Кальнофойского, не только не противоречит его показанию, но подтверждает собою, что богатырь наш скончался не при св. Владимире, а уже по кончине его сына Ярослава; следовательно, никак не ранее второй половины ХІ века; но погребенными при той церкви Илья и его сподвижник могли быть и в исходе ХІІ века.
Итак, нет противоречия известию Кальнофойского ни в этом местном старокиевском предании о гробнице богатыря Ильи, бывшей при церкви Софийской; ни в той надписи лаврского древореза о вселении преп. Ильи в пещеру Антониеву, означенном, как мне кажется, уже по народному понятию и представлению о святом служителе Русской земли. А потому киевское давнее мнение о принадлежности Ильи Муромца второй половине двенадцатого века остается в полной силе своей, и должно быть признаваемо за положительное сведение историческое.
При этом сведении не значительным оказывается и то предположение господина Квашнина-Самарина, что Илья Муромец, может быть, есть одно лицо с тем Рохдаем Удалым, о котором говорится в позднейшей летописи Никоновской, что он «наезжаше на триста человек»; что он умер и погребен в 1000-м году (то есть, за 15 лет до кончины св. Владимира).
Много сказок о богатыре Илье, по словам Ляссота. Вот одна из тех староукраинских сказок, записанная им в Киеве, за 276 лет, стало быть, много раньше, чем великорусские стихи о богатырях стали входить в русскую письменность. «Здесь (в киевских пещерах) находятся также мощи великана и богатыря, прозываемого Чоботьком». (Что это народно-украинское прозвание принадлежало Ильи Муромцу, то извество из книги Кальнофойского). «О нем ведется следующий рассказ. Однажды напали на него нежданно многочисленные враги, в ту самую пору, как он обулся только еще в один чобот (сапог). Второпях, не успев найти другого оружия, он стал обороняться от них другим, еще не надетым на себя чоботом, и побил им всех напавших на него врагов. От того и получил он свое прозвание».
На родине Ильи Муромца, в селе Карачарове (которое в нынешнем столетии принадлежало еще графу Разумовскому, а потом, досталось графу Уварову), есть крестьяне Ильюшины, присвояемые в потомство славного богатыря. С такою же вероятностью может быть приписан ему в родню и дворянский род Чоботьков, еще на моей памяти процветавший в Киеве.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *