Идите и научите

Идите и научите

ТЕМА 33
ВЕЛИКОЕ ПОРУЧЕНИЕ

ЧАСТЬ 1

Многие верующие не имеют ясного представления о том, что такое Евангелие. Они знают, что с греческого это слово переводится как «Благая весть» и что так названы первые четыре книги Нового Завета, представляющие собой жизнеописание Иисуса Христа. К сожалению, частое употребление этого слова в религиозном контексте привело к утрате его первоначального смысла.
С одной стороны, рассматривая Рим. 1:16, 17, можно сделать вывод, что Евангелие – это «сила Божья ко спасению» и дано, чтобы мы «имели жизнь». Человечеству Евангелие несет надежду на оправдание, примирение с Богом и победу над смертью. С другой стороны, «Напоминаю вам, братия, Евангелие, которое я благовествовал вам, которое вы и приняли, в котором и утвердились, которым и спасаетесь, если преподанное удерживаете так, как я благовествовал вам, если только не тщетно уверовали. Ибо я первоначально преподал вам, что и принял, , что Христос умер за грехи наши, по Писанию, и что Он погребен был, и что воскрес в третий день, по Писанию» (1 Кор. 15:1–4) открывает, что Евангелие не только говорит о вечной жизни, но и указывает, как ее обрести. А именно только через личную веру в Иисуса Христа, в Его искупительную смерть и воскресение из мертвых, получая прощение грехов и облекаясь в Божью праведность.
Итак, Евангелие – это не еще один свод заповедей и правил, призванный помочь нам достичь вечной жизни; не философия, не религия и не способ бегства от реальности. Это – весть о живом Боге и о том, что человек может получить прощение грехов и жизнь вечную через Иисуса Христа. Поскольку Евангелие – это весть, то оно в себе самом заключает необходимость его распространения.

I. Великое поручение
«И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам» (Мф. 28:18–20).
Эти стихи ясно передают цель, поставленную Иисусом перед Своей Церковью. Каждое слово в этом отрывке чрезвычайно важно. Буквальный перевод этих стихов с оригинала звучит так: «И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне вся власть на небе и на земле. Итак идя, приобретайте / воспитывайте учеников во всех народах, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам».
В связи с масштабностью задачи, которую Христос поставил перед Своими последователями, мы называем это повеление Великим поручением. Центральное и самое главное слово в Великом поручении – «приобретайте / воспитывайте учеников». Эти слова в наибольшей степени передают волю Иисуса по отношению к Своим последователям. Ядро Великого поручения – приобретение учеников. Два других глагола – «крестить» и «учить» употреблены, чтобы более глубоко раскрыть смысл основного действия – приобретения учеников во «всех народах». Из данных стихов можно сделать вывод, что основная задача Церкви – приобретать учеников, а не просто обращенных.
Великое поручение – это не временный план, составленный для одних лишь апостолов. Постоянно используемое слово «все» – вся власть; все народы; все, что Я повелел вам; во все дни – указывает на его масштаб. Это поручение основано на нескольких важных принципах.
Во-первых, оно основано на власти Христа. Перед тем как дать поручение Своим ученикам, Иисус объявил о Своей верховной власти над всей вселенной. В то же время Он является главой Церкви. Люди, признающие Его главенство, составляют Церковь, Его тело. Поэтому задача приобретения учеников поставлена перед всеми верующими, другими словами, перед всеми, кто признает над собой верховную власть Иисуса Христа. Великое поручение показывает народу Божьему цель, побуждает его двигаться вперед, придает смысл служению верующих.
Во-вторых, чтобы исполнить это поручение, нужно идти. Подразумевается, что исполняющие Великое поручение находятся в движении. Иисус находил и воспитывал Своих учеников не в тепличной обстановке учебного заведения, а совершая активное служение в реальном мире. Соответственно, служение Церкви в целом и служение каждого христианина в частности также должно быть активным. Надо идти по жизни благовествуя, свидетельствуя о Христе, нести весть о спасении погибающему миру, а не ожидать, пока мир придет к нам. Исполнение Великого поручения должно быть образом жизни.
И наконец, срок действия поручения – «до скончания века». Словами «до скончания века» Иисус показывает, что эти указания остаются в силе вплоть до Его возвращения и относятся ко всей Церкви, а не только к двенадцати ученикам. Мы должны исполнять их «до скончания века», т.е. до Его возвращения за Своей Церковью. К этому времени «проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам» (Мф. 24:14).
Исполнение Великого поручения – задача, стоящая перед Церковью. Поэтому Церковь должна всеми силами стремиться к росту через благовествование, чтобы все больше людей становилось учениками Иисуса. Все программы и служения церкви должны оцениваться в соответствии с достижением этой цели, ведут ли они к исполнению Великого поручения.

II. Основание евангелизма
Евангелизм – это донесение и провозглашение погибающим людям Благой вести (Евангелия). Оно основано:
1. На руководстве Святого Духа. Только Он может изменять сердца грешников и указывать на тех, кто уже готов услышать Благую весть. Только Бог может дать нам мудрость в словах и делах, чтобы приобретать учеников. Поэтому благовестие должно происходить в постоянной молитве. Молясь, просите Господа:
– подготовить сердца тех, к кому Он хочет обратиться через нас;
– вести нас к тем, кто уже подготовлен Святым Духом;
– помочь нести людям Евангельскую весть наиболее доступным для них способом;
– защитить посеянное Слово и укоренить его в сердцах людей.
2. На донесении главного. Благовествуя, совершенно не обязательно раскрывать перед неверующими все глубины богословия, церковной истории и традиций – необходимо лишь передать саму суть Евангелия. Важно, чтобы люди поняли главное – они могут получить про-щение грехов, общение с Богом и вечную жизнь через личную веру в смерть и воскресение из мертвых Иисуса Христа.
3. На праведности благовестника. Когда мы согрешаем, наше общение с Богом нарушается, и мы перестаем быть угодными Ему. Наша жизнь должна соответство¬вать тому, во что мы верим и что проповедуем. Люди видят нас, видят нашу жизнь, дела и поступки, которые зачастую бывают убедительнее наших слов. Искренность, сострадание и любовь к людям в сочетании с праведностью перед Богом делают нас «солью и светом» для мира.

III. Процесс евангелизма
1. Евангелизм жизнью – в данном случае евангелизм не представляет собой заранее запланированную программу, он возникает просто, в повседневных ситуациях. Неприну-жденность, дружелюбие, чувство духовной близости, сочувствие, умение быть полезным, отсутствие давления на личность, связь с жизнью, естественное поведение и искренние беседы – таковы основные черты данного метода.
Поэтому христианам следует научиться общаться с неверующими, понимать их нужды и служить им. Примером может служить самарянин в Лк. 10:30–37: он увидел израненного человека (мы не сможем завоевать грешников, если не имеем с ними контакта); он сжалился над ним; оказал конкретную помощь; лично отвез его в гостиницу. Таким образом, еван-гелизм через добрые дела позволяет установить контакт с людьми, которым провозгла¬шается Евангелие, и наглядно показывает любовь Христа.
Однако молчаливое христианское присутствие в мире, характеризуемое добрыми делами и благотворительностью, не может заменить словесное и целенаправленное пред-ставление Евангелия людям.
2. Провозглашение. Многие верующие остаются христианами так называемого «тайного служения». Они думают, что достаточно простого присутствия в мире для исполнения Великого поручения. Иисус же подразумевал, что мы будем передавать Благую весть словесно, т.е. в проповедях, учении, свидетельствах. Суть провозглашения заключается в содействии осознанному интересу и положительному отношению к вере.
Но если считать «провозглашение» конечной целью евангелизма, то существует опасность того, что мы ограничимся лишь сеянием Евангелия и забудем о жатве душ.
3. Переубеждение. Провозглашением Благой вести не заканчивается процесс евангелизма. Необходимо еще убедить людей стать верующими в Господа Иисуса Христа. Апостол Павел не пренебрегал убеждением как одним из приемов своей проповеднической деятельности. Он пишет во 2 Кор. 5:11: «Итак, зная страх Господень, мы вразумляем людей». Он объявляет себя посланником Христовым и провозглашает: «От имени Христова просим: примиритесь с Богом» (ст. 20). Царь Агриппа признал преследуемую Павлом цель, когда он сказал: «Ты не много не убеждаешь меня сделаться Христианином» (Деян. 26:28). Павел использовал провозглашение как средство, ведущее к переубеждению.

IV. Мотивы для евангелизма
1. Это поручение Христа (см. Мф. 28:19, 20).
2. Душа человека бесценна. Вокруг нас множество людей, потерянных во грехе, лишенных надежды, предназначением которых станет вечность без Бога. Неотложность решения вопроса жатвы должна побуждать нас к действию. Когда мы по-настоящему поймем судьбу погибающих, тогда мы также осознаем срочную необходимость благовествования, т.к. «нивы побелели». Мы можем быть единственными людьми, которые предупредят тех, кто продает свою душу за грех. Через наше свидетельство мы имеем возможность помочь людям осознать, что их жизнь после смерти определяется жизнью до смерти. «Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее. Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою? Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда придет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мк. 8:35–38).
3. Если мы действительно верим в существование ада, то не сможем быть равнодушными, видя, как человек идет в ад, где будет мучение и огонь. Осознавая это, мы будем делать все возможное, чтобы предостеречь людей от вечной погибели.
4. Иисус Христос умер за каждого человека, живущего на земле. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16). Если мы отказываемся свидетельствовать об искупительной жертве Иисуса Христа – значит считаем, что за кого-то Иисус страдал напрасно.
5. Мир наполняется пустотой и грехом, но мы имеем нечто от Бога, что поможет оставить грех и дать счастье. Поэтому, если мы перестаем обличать мир во грехе и нести ему надежду об избавлении от суда Божьего, это значит, что мы считаем мир безгрешным и счастливым.
6. Желание привести всю свою семью на небеса. Для некоторых вечность принесет вечное расставание, и уже будет поздно что-либо изменить, но пока мы еще живем на земле, то время нужно использовать, чтобы в небесах быть вместе. Разве не печально осознавать, что какой-то наш родственник остался «за бортом» из-за нашего нежелания или беспечности?
7. Приближение прихода Христа. Сегодня множество людей пытаются определить близость второго пришествия Христа. Один из признаков, например, возвращение евреев в Израиль. Однако Иисус Христос в вышеупомянутом стихе дает наиболее ясный признак Своего второго пришествия на землю: конец придет лишь тогда, когда Евангелие будет проповедано всем народам. «И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придет конец» (Мф. 24:14).

Великое поручение: «Идите, научите…»

О первом евангельском чтении на утрене — священник Феодор Людоговский.

1-е воскресное евангелие на утрене — Мф 28:16–20 (зач. 116):

В те дни одиннадцать учеников пошли в Галилею, на гору, куда повелел им Иисус, и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. И, приблизившись, Иисус сказал им:

дана Мне всякая власть на небе и на земле. Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века.

Аминь.

Евангельские чтения на воскресной утрене расположены в том же порядке, в каком они идут в Четвероевангелии: сначала — из Евангелия от Матфея, затем — от Марка, Луки и Иоанна. Казалось бы, это очевидно — но литургийные чтения имеют иной порядок: от Пасхи до Пятидесятницы — Иоанн, затем Матфей, Марк, Лука и снова Марк (другие зачала).

Как было сказано во вводной публикации, 28-я глава Евангелия от Матфея целиком читается на литургии Великой субботы. Напомним, Великая суббота — один из дней, когда в древней Церкви совершалось крещение оглашаемых. Многое в службе этого дня — и в ее композиции, и в содержании — связано с таинством крещения. Одно из наиболее ярких и очевидных напоминаний об этой связи — замена на литургии обычного Трисвятого перед чтением Писания на «Елицы во Христа крестистеся, во Христа облекостеся. Аллилуия».

Почему мы говорим о службе Великой субботы, в то время как наша тема — воскресные евангелия? Во-первых, потому, что эта служба во многом именно воскресная: на утрене, совершаемой обычно вечером в Великую пятницу, мы слышим воскресные тропари «Ангельский собор…» и пророчество Иезекииля о всеобщем воскресении; вечерня Великой субботы — это вечерня накануне Пасхи (другой вечерни в этот день уже не будет — дальше только полунощница и пасхальная утреня). Во-вторых, Великая суббота, как мы только что отметили, тесно связана с крещением; но в наше время крещение совершается в самые разные дни года — и при этом всякий раз мы слышим одни и те же слова из Евангелия, а именно-то самое первое воскресное евангельское чтение на утрене, о котором и ведем сегодня речь.

Итак, каково содержание этих пяти стихов, завершающих первое из четырех Евангелий? Евангелист Матфей описывает одно-единственное явление Христа апостолам; таким образом, согласно его замыслу, согласно композиции его Евангелия (а композиция у Матфея продумана достаточно тщательно), перед нами встреча — и одновременно прощание. Тем важнее и значимее каждое слово Учителя.

Ст. 16. Одиннадцать учеников идут в Галилею, т. е. на родину большинства из них. Как мы знаем, галилеянином называли и самого Христа как жителя Назарета (о Его рождении в Вифлееме мало кому было известно). Зачем они идут туда? В надежде увидеть воскресшего Учителя, поскольку перед своими страданиями Иисус сказал апостолам: по воскресении Моем предварю вас в Галилее (см. Мф 26:32). Об этом же мироносицам (а они — апостолам) напомнил ангел, отваливший камень от входа в гробницу: Он воскрес из мертвых и предваряет вас в Галилее; там Его увидите (Мф 28:7).

Ст. 17: и, увидев Его, поклонились Ему, а иные усомнились. Усомнились, конечно, не ближайшие ученики, но некоторые из тех, кто вместе с ними увидел воскресшего Иисуса. Их сомнение вполне понятно: ведь даже один из Двенадцати, Фома, не спешил поначалу верить свидетельству своих собратьев о явлении им воскресшего Христа (Ин 20:24–25).

Ст. 18: И приблизившись Иисус сказал им: дана Мне всякая власть на небе и на земле. Казалось бы, что же тут нового и неожиданного? Мы, живущие две тысячи лет спустя после описываемых событий, слишком хорошо знаем, что Иисус — это Бог. Вполне естественно думать, что Ему как Богу и Сыну Божию действительно принадлежит господство над всем миром. Это верно, но смысловой акцент здесь, конечно, иной. Пришествие Христа на землю — этой мыслью пронизано всё Евангелие — было не в славе и не во внешнем могуществе. Царь Иудейский, к разочарованию иудейской революционной партии, не составил конкуренции Ироду, не сбросил иго римлян, не воссел на престол Давида. Вместо этого Он предпочёл умереть. Но теперь, после Креста, «Бог… прославил Сына Своего Иисуса» (Деян 3:13) — время уничижения прошло, настало время славы, время радости.

А дальше идут крайне важные слова, которые нам — мирянам, священникам, архиереям — хорошо бы вспоминать почаще. В протестантской литературе для этой фразы есть даже специальный термин: великое поручение. Вот оно, это поручение, данное Спасителям апостолам и всем нам:

Стт. 19-20а: Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам.

Новостью — возможно, несколько неприятной и смутительной — для апостолов здесь было то, что крестить нужно не одних лишь уверовавших представителей избранного народа (вспомним, что сам Иисус проповедовал лишь среди своих соплеменников, да и учеников посылал только по городам Иудеи — см. Мф 10:5–6, 15:24), но и чужаков, язычников — «гойим». Пройдет время — и проповедь среди язычников станет чем-то очевидным (начнется это, как мы знаем, с апостола Петра — см. Деян 10). А еще позже всё перевернётся: христиане — вчерашние язычники, идолопоклонники — будут с превозношением и презрением смотреть на народ, избранный и созданный самим Богом — да, народ, отступивший от своего Создателя, но не отвергнутый Им до конца и по-прежнему призванный ко спасению (об этом подробно говорит апостол Павел в 11-й главе своего послания римлянам). Но это уже совсем другая история…

В повелении Христа есть, думаю, новости и для нас. Обратим внимание на то, в каком контексте дано повеление крестить: научите… крестя… уча. Само по себе крещение — дело совершенно недостаточное; да и не с него надо начинать. Апостол Павел, как мы помним, едва ли не с обидой говорил: Христос послал меня не крестить, а благовествовать (1 Кор 1:17; по-церковнославянски, пожалуй, даже выразительнее: Не посла… мене Христос крестити, но благовeстити).

К сожалению, ни церковнославянский, ни русский переводы не способны в точности передать значение слов греческого оригинала Евангелия от Матфея. Первое из двух слов — «научите» — буквально означает «делать учеником». Ученичество предполагает определенную устойчивость отношений, их длительности и постоянство. Сначала человек должен стать учеником апостолов и их преемников, а затем в течение довольно продолжительного времени его будут учить. И только потом совершится крещение. Ибо, как прекрасно говорит блж. Иероним Стридонский, «тело не способно принять таинство крещения, покуда душа не приняла истину веры». Излишне говорить, что на протяжении большей части истории Церкви дело обстояло совершенно иначе. Результат — налицо.

Ст. 20б.: и се, Я с вами во все дни до скончания века. Эти слова Спасителя, конечно, не могут оставить христианина равнодушным: Христос с нами, с каждым человеком! Каждую минуту и секунду нашей жизни — Он рядом! Но если вчитаться внимательнее, мы увидим здесь отсылку к самому началу евангельской истории, рассказанной нам евангелистом Матфеем. Описав события, последовавшие за зачатием Марией Сына Божия, евангелист резюмирует: А все сие произошло, да сбудется реченное Господом через пророка, который говорит: се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог. Во время земной жизни Иисуса из Назарета не называли Еммануилом. Но теперь Иисус обещает быть с нами всегда. И если мы вместе с апостолами верим, что Иисус есть Христос, Сын Божий и Бог, то значит — поистине с нами Бог, как говорил еще Исаия (Ис 8:10).

Конечное Аминь («истинно», «так») имеется далеко не во всех рукописях Нового Завета. Возможно, это слово было добавлено позже — как ответ Церкви своему Учителю, как ответ христиан на Благую весть, возвещенную евангелистом Матфеем.

* * *

Предлагаемый цикл публикаций о воскресных евангелиях на утрене было бы логично начать летом, после праздника Пятидесятницы, когда открывается первый цикл евангельский чтений — так называемый первый евангельский столп. Но летом не получилось, получилось лишь сейчас — осенью, почти уже зимой. Однако прошу заметить вот что: сегодня мы говорили о первом воскресном евангельском чтении, которое — единственное — взято из Евангелия от Матфея. Если вы заглянете в календарь, то увидите, что 16/29 ноября — память апостола и евангелиста Матфея. Вот так неожиданно получилось. Я не подгадывал специально — честно.

* * *

В качестве приложения приведем те богослужебные тексты, которые зависят от евангельского чтения на утрене. Это ексапостиларий, его богородичен и евангельская стихира. Эти песнопения раскрывают и дополняют содержание прочитанного эпизода из Евангелия.

Мы приводим обычный церковнославянский текст (не будем забывать, что это отнюдь не оригинал, а перевод с греческого языка), а также перевод на русский язык иером. Амвросия (Тимрота).

Ексапостиларий:
Со ученики взыдем на гору Галилейскую,
верою Христа видети
глаголюща власть прияти вышних и нижних, научимся:
како учит крещати во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, языки вся,
и пребывати с таинники, якоже обещася, до скончания века.

Перевод:
С учениками соберемся на горе Галилейской,
чтобы верою увидеть Христа,
о получении Им власти над горним и дольним возвещающего;
узнаем, как Он учит крестить все народы
во имя Отца, и Сына, и Святого Духа,
и как обещал с посвященными в Его тайны пребыть
до скончания века.

Богородичен:
Со ученики радовалася еси, Богородице Дево,
яко Христа видела еси воскресшаго от гроба тридневна, якоже рече:
имже и явися, научая и являя лучшая,
и крещати во Отце, и Сыне, и Дусе повелевая,
еже веровати нам Того востанию, и славити Тя, Отроковице.

Перевод:
С учениками Ты радовалась, Богородица Дева,
ибо увидела Христа, воскресшего из гроба
на третий день, как Он сказал.
Им и явился Он, уча и открывая высшие тайны,
и крестить во имя Отца, и Сына, и Святого Духа повелевая,
чтобы мы веровали воскресению Его
и славили Тебя, Отроковица.

Утренняя стихира:
На гору учеником идущим за земное вознесение,
предста Господь, и поклонившеся Ему,
и данныя власти везде научившеся,
в поднебесную посылахуся
проповедати еже из мертвых воскресение,
и еже на небеса возшествие:
имже и во веки спребывати неложный обещася Христос Бог,
и Спас душ наших.

Перевод:
Ученикам, на гору восходившим,
пред Своим вознесением от земли предстал Господь.
И они, поклонившись Ему
и узнав о данной Ему повсюду власти,
были посланы в поднебесную провозгласить
о воскресении Его из мертвых и восхождении на небеса.
С ними и пребывать во веки обещал
чуждый лжи Христос Бог
и Спаситель душ наших.

ВВЕДЕНИЕ К ЕВАНГЕЛИЮ ОТ МАТФЕЯ
СИНОПТИЧЕСКИЕ ЕВАНГЕЛИЯ

Евангелия от Матфея, Марка и Луки обычно называют синоптическими Евангелиями. Синоптическое происходит от двух греческих слов, которые означают видеть вместе. Следовательно, вышеупомянутые Евангелия получили это название потому, что в них описаны одни и те же события из жизни Иисуса. В каждом из них, правда, есть какие-то дополнения, или кое-что опущено, но, в общем, они основаны на одном и том же материале, и расположен этот материал тоже одинаково. Поэтому их можно записать параллельно столбцами и сравнить между собой.

После этого становится совершенно очевидным, что они очень близки друг другу. Если, например, сравнить рассказ о насыщении пяти тысяч (Мат. 14,12-21; Map. 6,30-44; Лук. 5.17-26), то это один и тот же рассказ, изложенный почти одними и теми же словами.

Или взять, например, еще рассказ об исцелении расслабленного (Мат. 9,1-8; Map. 2,1-12; Лук. 5,17-26). Эти три рассказа настолько похожи друг на друга, что даже вводные слова, «сказал расслабленному», стоят во всех трех рассказах в этой же форме в одном и том же месте. Соответствия между всеми тремя Евангелиями настолько близки, что приходится либо сделать вывод, что все трое брали материал из одного источника, либо двое основывались на третьем.

ПЕРВОЕ ЕВАНГЕЛИЕ

Изучая вопрос более тщательно, можно себе представить, что первым было написано Евангелие от Марка, а два других — Евангелие от Матфея и Евангелие от Луки — основаны на нем.

Евангелие от Марка можно разделить на 105 отрывков, из которых в Евангелии от Матфея встречаются 93, а в Евангелии от Луки — 81. Лишь четыре из 105 отрывков Евангелия от Марка не встречаются ни в Евангелии от Матфея, ни в Евангелии от Луки. В Евангелии от Марка 661 стих, в Евангелии от Матфея 1068 стихов, и в Евангелии от Луки — 1149. В Евангелии от Матфея приведено не менее 606 стихов из Марка, а в Евангелии от Луки — 320. Из 55 стихов Евангелия от Марка, которые не воспроизведены у Матфея, 31 все же воспроизведены у Луки; таким образом, лишь 24 стиха из Марка не воспроизведены ни у Матфея, ни у Луки.

Но не только смысл стихов передан: у Матфея использованы 51%, а у Луки — 53% слов Евангелия от Марка. И Матфей и Лука следуют, как правило, расположению материала и событий принятому в Евангелии от Марка. Иногда у Матфея или у Луки есть отличия от Евангелия от Марка, но никогда не бывает так, чтобы они оба отличались от него. Один из них всегда соблюдает порядок, которому следует Марк.

ДОРАБОТКА ЕВАНГЕЛИЯ ОТ МАРКА

Ввиду того, что Евангелия от Матфея и от Луки по объему намного больше Евангелия от Марка, можно подумать, что Евангелие от Марка — это краткое переложение Евангелий от Матфея и от Луки. Но один факт указывает на то, что Евангелие от Марка — самое раннее из них всех: если можно так сказать, авторы Евангелий от Матфея и от Луки совершенствуют Евангелие от Марка. Возьмем несколько примеров.

Вот три описания одного и того же события:

Map. 1,34: «И Он исцелил многих, страдавших различными болезнями; изгнал многих бесов».

Мат. 8,16: «Он изгнал духов словом и исцелил всех больных».

Лук. 4,40: «Он, возлагая на каждого из них руки, исцелял

Или возьмем другой пример:

Map. 3,10: «Ибо многих Он исцелил».

Мат. 12:15: «Он исцелил их всех».

Лук. 6,19: «… от Него исходила сила и исцеляла всех».

И автор Евангелия от Матфея и автор Евангелия от Луки изменяют многие у Марка во все, всех, с тем, чтобы не возникало никаких подозрений, будто существовали какие-то ограничения силы и власти Иисуса Христа.

Приблизительно такое же изменение отмечается и при описании посещения Иисусом Назарета. Сравним это описание в Евангелиях от Матфея и от Марка:

Map. 6,5.6: «И не мог совершить там никакого чуда… и дивился неверию их».

Мат. 13,58: «И не совершил там многих чудес по неверию их».

У автора Евангелия от Матфея не хватает духу сказать, что Иисус не мог совершить чудес, и он изменяет фразу. Иногда авторы Евангелий от Матфея и от Луки опускают маленькие намеки из Евангелия от Марка, которые могут как-то умалить величие Иисуса. В Евангелиях от Матфея и от Луки опущены три замечания, имеющиеся в Евангелии от Марка:

Map. 3,5: «И воззрев на них с гневом, скорбя об ожесточении сердец их…»

Map. 3,21: «И услышавши, ближние Его пошли взять Его, ибо говорили, что Он вышел из себя».

Map. 10,14: «Иисус вознегодовал…»

Авторы Евангелий от Матфея и от Луки не решаются видеть в Иисусе обычных человеческих чувств гнева и печали, и содрогаются при мысли, что кто-то мог посчитать Иисуса безумным.

Все это ясно показывает, что Евангелие от Марка написано раньше других. В нем дан простой, живой и прямой рассказ, а на авторов Евангелий от Матфея и от Луки уже начинали оказывать воздействие догматические и теологические соображения, и потому они более тщательно выбирали слова.

УЧЕНИЕ ИИСУСА

Мы уже видели, что в Евангелии от Матфея 1068 стихов, а в Евангелии от Луки — 1149 стихов, и что 582 из них — повторение стихов из Евангелия от Марка. Это значит, что в Евангелиях от Матфея и от Луки намного больше материала, чем в Евангелии от Марка. Исследование этого материала показывает, что более 200 стихов из него почти идентичны у авторов Евангелий от Матфея и от Луки; так, например, такие отрывки, как Лук. 6,41.42 и Мат. 7,3.5; Лук. 10,21.22 и Мат. 11,25-27; Лук. 3,7-9 и Мат. 3, 7-10 почти совершенно одинаковы. Но вот где мы видим различие: материал, который авторы Евангелий от Матфея и от Луки взяли из Евангелия от Марка, касается почти исключительно событий из жизни Иисуса, а эти дополнительные 200 стихов, общие для Евангелий от Матфея и от Луки, касаются не того, что Иисус делал, а то, что Он говорил. Совершенно очевидно, что в этой своей части авторы Евангелий от Матфея и от Луки черпали сведения из одного и того же источника — из книги высказываний Иисуса.

Эта книга больше не существует, но богословы назвали ее КБ, что значит Quelle, по-немецки — источник. В те дни эта книга должна была иметь чрезвычайно большое значение, потому что это была первая хрестоматия по учению Иисуса.

МЕСТО ЕВАНГЕЛИЯ ОТ МАТФЕЯ В ЕВАНГЕЛЬСКОЙ ТРАДИЦИИ

Здесь мы подходим к проблеме Матфея апостола. Богословы согласны с тем, что первое Евангелие не есть плоды рук Матфея. Человеку, бывшему свидетелем жизни Христа, не нужно было бы обращаться к Евангелию от Марка, как к источнику сведений о жизни Иисуса, как это делает автор Евангелия от Матфея. Но один из первых церковных историков по имени Папий, епископ иерапольский, оставил нам следующее чрезвычайно важное известие: «Матфей собрал высказывания Иисуса на еврейском языке».

Таким образом, мы можем считать, что именно Матфей написал книгу, из которой как из источника должны черпать все люди, желающие узнать, чему учил Иисус. Именно потому, что так многое из этой книги-источника было включено в первое Евангелие, ему было дано имя Матфея. Мы должны быть вечно благодарны Матфею, когда вспоминаем, что ему мы обязаны Нагорной Проповедью и почти всем, что мы знаем об учении Иисуса. Другими словами, автору Евангелия от Марка мы обязаны нашим знанием о событиях жизни Иисуса, а Матфею — знанием сути учения Иисуса.

МАТФЕЙ-МЫТАРЬ

О самом Матфее мы знаем очень мало. В Мат. 9,9 мы читаем о его призвании. Мы знаем, что он был мытарем, — сборщиком налогов, — и потому все должны были страшно ненавидеть его, потому что иудеи ненавидели соплеменников, служивших победителям. Матфей должен был быть в их глазах предателем.

Но у Матфея был один дар. Большинство учеников Иисуса были рыбаками и не обладали талантом излагать слова на бумаге, а Матфей должен был быть специалистом в этом деле. Когда Иисус призвал Матфея, сидевшего у сбора пошлин, он встал, и, оставив все, кроме своего пера, последовал за Ним. Матфей благородно употребил свой литературный талант и стал первым человеком, описавшим учение Иисуса.

ЕВАНГЕЛИЕ ИУДЕЕВ

Посмотрим теперь на главные особенности Евангелия от Матфея, чтобы при его чтении обратить на это внимание.

Во-первых, и прежде всего, Евангелие от Матфея — это Евангелие, написанное для иудеев. Оно было написано иудеем, чтобы обратить иудеев.

Одна из главных целей Евангелия от Матфея заключалась в том, чтобы показать, что в Иисусе исполнились все ветхозаветные пророчества и, потому, Он должен быть Мессией. Одна фраза, вновь повторяющаяся тема, проходит через всю книгу: «Так сбылось, что Бог говорил через пророка». Эта фраза повторяется в Евангелии от Матфея не менее 16 раз. Рождение Иисуса и Его имя — исполнение пророчества (1, 21-23); а также бегство в Египет (2,14.15); избиение младенцев (2,16-18); поселение Иосифа в Назарете и воспитание там Иисуса (2,23); сам факт того, что Иисус говорил притчами (13,34.35); триумфальный въезд в Иерусалим (21,3-5); предательство за тридцать сребреников (27,9); и бросание жребия за одежды Иисуса, когда Он висел на Кресте (27,35). Автор Евангелия от Матфея поставил своей главной целью показать, что в Иисусе воплотились ветхозаветные пророчества, что каждая деталь жизни Иисуса была предвещена пророками, и, тем самым, убедить иудеев и заставить их признать Иисуса Мессию.

Интерес автора Евангелия от Матфея обращен прежде всего к иудеям. Его сердцу ближе и дороже всего их обращение. Хананеянке, обратившейся к Нему за помощью, Иисус сперва ответил: «Я послан только погибшим овцам дома Израилева» (15,24). Посылая двенадцать апостолов возвещать благую весть, Иисус сказал им: «На путь к язычникам не ходите и в город Самарянский не входите, а идите наипаче к погибшим овцам дома Израилева» (10, 5.6). Но не надо думать, будто это Евангелие всеми возможными способами исключает язычников. Многие придут с востока и запада и возлягут с Авраамом в Царствии Небесном (8,11). «И проповедано будет Евангелие Царствия по всей вселенной» (24,14). И именно в Евангелии от Матфея дан Церкви приказ выступить в поход: «Итак, идите, научите все народы» (28,19). Это, конечно, очевидно, что автора Евангелия от Матфея в первую очередь интересуют иудеи, но он предвидит день, когда соберутся все народы.

Иудейское происхождение и иудейская направленность Евангелия от Матфея видны также в его отношении к закону. Иисус пришел не для того, чтобы разрушить закон, а чтобы исполнить его. Не пройдет и мельчайшая часть закона. Не надо учить людей нарушать закон. Праведность христианина должна превосходить праведность книжников и фарисеев (5, 17-20). Евангелие от Матфея написал человек знавший и любивший закон, и видевший, что в христианском учении ему есть место. Кроме того, надо отметить очевидный парадокс в отношении автора Евангелия от Матфея к книжникам и фарисеям. Он признает за ними особые полномочия: «На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте» (23,2.3). Но ни в одном другом Евангелии они не осуждаются так строго и последовательно, как у Матфея.

Уже в самом начале видим мы беспощадное разоблачение саддукеев и фарисеев Иоанном Крестителем, назвавшим их по рождением ехиднины (3, 7-12). Они жалуются, что Иисус ест и пьет с мытарями и грешниками (9,11); они заявляли, что Иисус изгоняет бесов не Божьею силою, а силою князя бесовского (12,24). Они замышляют погубить Его (12,14); Иисус предостерегает учеников беречься не закваски хлебной, а учения фарисейского и саддукейского (16,12); они подобны растениям, которые будут искоренены (15,13); они не могут различать знамений времени (16,3); они — убийцы пророков (21,41). Во всем Новом Завете нет другой такой главы, как Мат. 23, в которой осуждается не то, чему учат книжники и фарисеи, а их поведение и образ жизни. Автор осуждает их за то, что они совсем не соответствуют учению, которое проповедуют, и совсем не достигают установленного ими и для них идеала.

Автора Евангелия от Матфея также очень интересует Церковь. Из всех синоптических Евангелий слово Церковь встречается только в Евангелии от Матфея. Только в Евангелии от Матфея включен отрывок о Церкви после исповедания Петра в Кесарии Филипповой (Мат. 16,13-23; ср. Map. 8,27-33; Лук. 9,18-22). Лишь у Матфея говорится о том, что споры должны решаться Церковью (18,17). Ко времени написания Евангелия от Матфея Церковь стала большой организацией и действительно важнейшим фактором в жизни христиан.

В Евангелии от Матфея особенно отразился интерес к апокалиптическому; другими словами, к тому, что Иисус говорил о Своем Втором Пришествии, о конце мира и Судном дне. В Мат. 24 дано намного более полное изложение апокалиптических рассуждений Иисуса, чем в любом другом Евангелии. Только в Евангелии от Матфея есть притча о талантах (25,14-30); о мудрых и неразумных девах (25, 1-13); об овцах и козлах (25,31-46). Матфей проявлял особый интерес к последнему времени и к Судному дню.

Но это не самая важная особенность Евангелия от Матфея. Это в высшей степени содержательное Евангелие.

Мы уже видели, что это апостол Матфей собрал первое собрание и составил хрестоматию Иисусова учения. Матфей был великим систематизатором. Он собирал в одном месте все, что он знал об учении Иисуса по тому или другому вопросу, и потому мы находим в Евангелии от Матфея пять больших комплексов, в которых собрано и систематизировано учение Христова. Все эти пять комплексов связаны с Царством Божиим. Вот они:

а) Нагорная проповедь или Закон Царствия (5-7)

б) Долг руководителей Царствия (10)

в) Притчи о Царствии (13)

г) Величие и прощение В Царствии (18)

д) Пришествие Царя (24,25)

Но Матфей не только собирал и систематизировал. Надо помнить, что он писал в эпоху, когда еще не было книгопечатания, когда книг было мало и они были редки, потому что их нужно было переписывать от руки. В такое время лишь сравнительно немногие люди имели книги, и потому, если они хотели знать и использовать рассказ об Иисусе, должны были запомнить его.

Поэтому Матфей всегда так располагает материал, чтобы читателю было легко запомнить его. Он располагает материал по тройкам и семеркам: три вести Иосифа, три отречения Петра, три вопроса Понтия Пилата, семь притч о Царствии в главе 13, семикратное «горе вам» фарисеям и книжникам в главе 23.

Хороший пример тому — родословная Иисуса, которой открывается Евангелие. Цель родословной — доказать, что Иисус сын Давида. В древнееврейском нет цифр, их символизируют буквы; кроме того, в древнееврейском нет знаков (букв) для гласных звуков. Давид на древнееврейском будет соответственно ДВД; если это принять как цифры, а не как буквы, их сумма составит 14, и родословная Иисуса состоит из трех групп имен, в каждой из которых по четырнадцати имен. Матфей делает все возможное, чтобы расположить учение Иисуса таким образом, чтобы люди могли усвоить и запомнить его.

Каждый учитель должен быть благодарен Матфею, потому что написанное им — это прежде всего Евангелие для обучения людей.

У Евангелия от Матфея есть еще одна особенность: доминирующей в нем является мысль Иисуса-Царя. Автор пишет это Евангелие чтобы показать царственность и царское происхождение Иисуса.

Родословная должна с самого начала доказать, что Иисус — сын царя Давида (1,1-17). Этот титул Сын Давидов употреблен в Евангелии от Матфея чаще, чем в любом другом Евангелии (15,22; 21,9.15). Волхвы пришли посмотреть на Царя Иудейского (2,2); триумфальный въезд Иисуса в Иерусалим — это сознательно драматизированное заявление Иисусом Своих прав как Царя (21,1-11). Перед Понтием Пилатом Иисус сознательно принимает царский титул (27,11). Даже на Кресте над Его головой стоит, хоть и издевательски, царский титул (27,37). В Нагорной Проповеди Иисус цитирует закона, а потом опровергает его царственными словами: «А Я говорю вам …» (5,22. 28.34.39.44). Иисус заявляет: «Дана мне всякая власть» (28,18).

В Евангелии от Матфея мы видим Иисуса-Человека, рожденного быть Царем. Иисус проходит по его страницам, как бы одетым в царские пурпур и золото.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *