Христианство и смертная казнь

Христианство и смертная казнь

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство образования и науки Украины

Национальный аэрокосмический университет

им. Н.Е. Жуковского «ХАИ»

ЭССЕ

по дисциплине «ФИЛОСОФИЯ»

на тему: «Мое отношение к смертной казни»

Выполнил студент 422.грп.

Мордаков С. Н.

Проверил преподаватель

Широкая С.И.

Харьков-2011

Одной из проблем которое волнует общество и вызывает множество дискуссий, споров и дебатов была и остается проблема смертной казни. В настоящее время ее актуальность связана также и с тем, что сейчас многие государства идут на смягчение законодательства, при этом отменяя и смертную казнь. В связи с этим возникает вопрос о правомерности и допустимости применения смертной казни, а также о ее необходимости и целесообразности. Тема мною выбрана не случайно. В настоящее время ведется множество дискуссий на эту тему, и я решил высказать свою точку зрения, кроме того меня лично интересует этот социально-юридический феномен. Почему на протяжении веков этот вид наказания оказался так живуч? Чем обусловлено его столь широкое применение? Насколько эффективна смертная казнь? Как влияет мнение общества на отмену или сохранение смертной казни? Почему в современном мире, также как и в прошлом, смертная казнь все же продолжает применяться? Неужели мы так недалеко ушли от своих жестоких предков? Постараюсь затронуть эти и многие другие вопросы в своей работе, проанализировать правовые, исторические, нравственные и социальные аспекты этого вида наказания.

Убийца — это человек плюс убийство. Истинная справедливость совершается тогда, когда судья наказывает убийство и освобождает невиновного. Противники смертной казни приводят в защиту своей позиции самые различные аргументы. Например, например то, что общество ответственно за своих членов, которые совершили преступление, и не имеет права выносить смертный приговор, так как в преступлении виновен не только убийца. В какой-то степени да, общество виновно — падение нравов, общая социальная обстановка, но почему тогда общество не освобождает преступников от какой бы то ни было ответственности — дескать, во всем общество виновато. Почему в одной и той же социальной среде, у одних и тех же родителей вырастают совершенно разные дети? Я не согласен с теорией врожденной преступности. Каждый человек сам выбирает свой путь в жизни, и этот выбор свободен. Общество лишь предоставляет разные условия жизни — нормальные и преступные, и эти условия, круг общения и цели в жизни каждый выбирает сам. Может быть правильно высказывание, что «Отказ от смертной казни — та цена, которую общество должно заплатить за свою вину, в том, что его член преступил суровый запрет». Отрицает смертную казнь также школа социальной защиты, опираясь на то, что большую часть казненных составляют бедные, «цветные» и другие социально-незащищенные группы населения, а также на то, что классическая школа уголовного права, с такими ее целями наказания, как искупление, устрашение и возмездие, не должна применятся в современном уголовном праве.

Смертная казнь по моему мнению свидетельство определенных издержек общества, которое само виновато в том, что появляются убийцы, насильники, изменники Родины и другие опасные преступники. Все силы общества должны быть направлены на предупреждение преступлений, на создание здоровой, нормальной обстановки во всех сферах нашей действительности. Естественно, идеального общества нет, но в любом обществе всегда будут такие патологические убийцы, насильники, маньяки, на которых не влияет ни уровень жизни, ни общая обстановка общества.

Я считаю, что смертная казнь оправданна, если преступник крайне развращен и опасен для окружающих, если он способен вновь и вновь насиловать и убивать. В подобных случаях тюремное заключение не гарантирует обществу безопасность его граждан. Опасения возникают из-за того, что, во-первых, рано или поздно срок заключения окончится и преступник вновь окажется на свободе, где может уподобиться зверю, выпущенному из клетки. Во-вторых, для любого осужденного всегда существует возможность побега. В-третьих, даже в тюрьме преступник сможет посягнуть на человеческое достоинство и жизнь сокамерников, персонала, охраны или посетителей. Если учитывать все эти вероятные опасности, получается, что казнь — это единственный способ уберечь многих людей от грозящего им насилия.

С этой точки зрения смертная казнь оправданна. С ее помощью государство защищает важнейшие ценности, выработанные цивилизацией, и в первую очередь естественное право на жизнь ни в чем не повинных граждан.

Но с другой стороны смертная казнь — это всегда убийство человеческого существа, и потому она изначально аморальна и преступна. Право на жизнь — это первооснова всех других прав человека, которое никто не может отнять ни при каких условиях. Безусловно, многие преступления заставляют содрогнуться от хладнокровности и жестокости, с которыми они были совершены. В связи с этим встает вопрос, какого наказания заслуживают такие «люди»? Нет, я не оправдываю преступников и не призываю к попустительству. Мне тоже страшно быть беззащитным перед разнузданными подонками. Сегодня мы допускаем (хотя бы теоретически) судебную ошибку в отношении пусть даже только преступников. А завтра?.. По отношению к смертной казни есть масса «за» и «против». И, как минимум, стоит их знать и учесть их объективность. И еще одна деталь. В последние годы все больше нераскрытых преступлений, заказных убийств, будоражащих общественное мнение и сотрясающих устои общества. Но уж слишком мало случаев, когда бы совершившие их попали на скамью подсудимых. Зато попавшихся правонарушителей карают нередко слишком строго: мол, чтоб другим не повадно было. Но такой способ «психологического» воздействия явно тупиковый. Вряд ли это выглядит убедительной борьбой с преступностью. Скорее, он свидетельствует о беспомощности власти, а то и ее нежелании изменить сами условия, провоцирующие преступный и безнаказанный произвол. А заложниками ситуации становятся обычные граждане и сама правоохранительная система государства. правомерность смертный казнь

Проанализировав место смертной казни в жизни общества, я пришел к определенным выводам. До исследования этой темы я серьезно не задумывался над проблемой смертной казни и считал, как и большинство людей, что смертная казнь должна быть сохранена и применяться в широких масштабах. Я полагал, что это эффективная мера борьбы с преступностью, и, что преступник должен понести возмездие за совершенное им деяние. Но, по мере углубления в эту проблему и ее тщательного изучения, мое отношение к смертной казни стало постепенно меняться. И если сейчас я не ярый противник смертной казни, то хотя бы и не ярый сторонник. Может быть противники смертной казни и правы в своих доводах, но я не могу полностью согласится со всеми их аргументами. Наказание вообще и смертная казнь, в частности, не всесильно и не самое лучшее средство в борьбе с преступностью. Поскольку преступность имеет многосторонний и глубокий характер, который обусловлен рядом причин, то и меры по борьбе с ней должны быть также комплексными. Поэтому я считаю, что поскольку еще совершаются хладнокровные, ужасные и циничные преступления, смертная казнь должна быть сохранена, в ограниченных пределах, за узкий круг преступлений, и, разумеется применительно только к психически здоровым людям. Однако, если само общество станет гуманным, а не только его власти, отменяющие смертную казнь, то в нем не будут совершаться такие преступления, которые потребовали бы применения смертной казни.

Размещено на Allbest.ru

Журнал «Клад истины» http://webcenter.ru/~gaspdm

Смертная казнь и христианство

Дмитрий ТАЛАНЦЕВ

Недавно, когда министр юстиции внес предложение об окончательной отмене в России смертной казни, этот животрепещущий вопрос снова захотелось обсудить.

По нему уже было высказано множество различных мнений, но, в основном, все они основывались либо на эмоциях, либо на каких-то странных философско-социологических воззрениях, не заслуживающих ни доверия, ни уважения.

Существует, однако, источник, в котором можно найти совершенно четкий и однозначный ответ по этой проблеме. Это — Библия. Даже многие атеисты считают ее книгой мудрой, не говоря уж о верующих, для которых эта книга является истиной в последней инстанции. Так почему бы не поинтересоваться, что по этому вопросу написано в Библии?

Согласно Библии, смертная казнь — это самая первая и необходимая о б я з а н н о с т ь государства. Даже более того — сам институт государства изначально и был создан именно для осуществления смертной казни. До Великого Потопа, как известно, этого института не существовало: когда Каин убил Авеля, то, как мы помним, Бог запретил людям мстить Каину за убийство, — то есть, ни государства, ни смертной казни до Потопа не существовало. Бог как бы разрешил человечеству провести социальный эксперимент — жить в условиях реальной анархии, без государственных институтов. И человечество прекрасно продемонстрировало, как оно может в условиях анархии жить.

Из дальнейшего библейского описания допотопного человечества видно, что зло, насилие и разврат усилились до такой степени, что Богу пришлось затопить весь мир водой.

И сразу же после окончания Потопа нашему праотцу Ною был заповедан другой принцип: «Кто прольет кровь человеческую, того кровь прольется рукою человека: ибо человек создан по образу Божию» (Бытие 9:6). То есть, после Потопа был провозглашен совершенно иной принцип — принцип о т м щ е н и я за убийство.

Люди постоянно причиняли, причиняют и будут причинять друг другу зло, и опыт существования допотопного человечества наглядно показал, что если этому злу не противодействовать, то оно возрастает в ужасающей степени, и в конечном итоге приводит просто к окончательному взаимному уничтожению людей.

Но как ему противодействовать? Когда люди «разбираются» за причиненное друг другу зло сами, то мы по опыту знаем, что ничего хорошего из этого не выходит: институт кровной мести, как известно, также является признаком варварства и дикости. И чисто «теоретически» это понятно: чаще всегда побеждает тот, кто нападает первым, — то есть, именно тот, кто является зачинщиком зла, тот и выигрывает. Бесперспективность собственного «разбирательства» отражена в другом библейском стихе: «не противься злому: но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (От Матф. 5:39). Или: «все, взявшие меч, мечом погибнут» (От Матф. 26:52). Если человек сам платит злом за зло, то по-сути, он сам становится преступником.

Поэтому более-менее эффективно противодействовать злу можно только с помощью института государства — когда некоторая часть людей в обществе выполняет функции наказания за причиненное зло, она является как бы «третьей силой», судящей людей. Как и сказано в Библии: «Усмотри из всего народа людей способных, боящихся Бога, людей правдивых, ненавидящих корысть и поставь их над ним… Пусть они судят народ во всякое время…» (Исход 18:21).

С возникновением государства у людей, склонных причинять зло своим ближним, возникает естественная боязнь наказания со стороны этого института, и именно эта б о я з н ь является главным фактором, сдерживающим распространение зла в нашем мире! По-сути, весь современный послепотопный мир держится на этой вот б о я з н и преступников наказания от государства!

Но, чтобы у преступника действительно была реально эта боязнь, государство должно реально выполнять свою главную обязанность перед Богом — адекватно наказывать преступников за сделанное ими зло. Будет ли убийца бояться убивать человека, если он будет знать, что самое большое наказание, которое его ждет, — это 5 — 10 лет тюрьмы, из которых он отсидит год, а потом будет выпущен по амнистии? Да и что такое тюрьма для преступника? — Просто небольшое ограничение свободы передвижения, где его еще бесплатно кормят и поят. Боязни, что его там «опустят», у него нет, так как он сам относится к «опускателям».

Сторонники отмены смертной казни активно распространяют следующую идею: что статистика будто бы свидетельствует о том, что применение смертной казни не уменьшает количества убийств. Это мнение абсолютно не обосновано! Деятели, которые это утверждают, как правило, голословны; они просто говорят: «статистика свидетельствует…» Ну, так покажите нам эту «статистику»!

На самом же деле, вся эта «статистика» и весь исторический опыт всех стран однозначно свидетельствуют о прямо противоположном — об уменьшении преступлений против личности при усилении суровости наказаний за эти преступления. Да чего далеко ходить: кажется, всем известно, что именно в последние годы у нас в России количество убийств, в том числе заказных, неимоверно выросло. Ну, так это как раз и совпало с пропагандой идей «помилования» преступников и отмены смертной казни, или «неприведения в действие» последней. Какая еще «статистика» здесь нужна?

Атеизм, не признающий существования библейского Бога, не желает признавать и наличие зла в человеческом обществе, — он не хочет с ним бороться, а предпочитает уверовать в собственный миф о том, будто общество все куда-то развивается да «зреет», и скоро, мол, «дозреет» до уровня, когда необходимость в применении смертной казни отпадет. Это — типично эволюционно- атеистический миф. Христианская истина состоит в том, что никуда человечество, особенно в морально-нравственной области, не развивается и не движется; все люди на Земле являлись, являются и будут (вплоть до Второго Пришествия Христа) являться грешниками, способными на любое преступление — это наше генетическое наследство, полученное нами от согрешивших первых людей — Адама и Евы.

А как же, спросит читатель, исторический опыт «цивилизованных» стран, где смертная казнь отменена? Ну, во-первых, самой цивилизованной страной пока еще по-прежнему, и совершенно справедливо, считаются США. А там, как известно, смертную казнь пока еще никто не отменял. И это понятно: именно США к настоящему времени пока еще являются последним оплотом истинного, библейского христианства. Если же в какой цивилизованной стране смертная казнь и отменена, то, очевидно, просто потому, что заслуживающие ее преступления там не совершаются; что, в свою очередь, является просто следствием достаточно длительного исторического периода, когда смертная казнь неукоснительно применялась к злодеям. В России же такого периода не было: у нас людей часто казнили, но как раз вовсе не за те преступления, за которые они смертную казнь действительно заслуживали — казнили за «экономические» преступления, за «измену Родине», за принадлежность к «реакционному классу» и т.п. За преступления же против личности в России как раз наказания всегда традиционно были относительно мягкими — и плоды этого мы сейчас пожинаем.

Кроме того, с точки зрения христианства, смертный приговор стимулирует у человека покаяние в своих преступлениях, и, следовательно, повышает шансы на участие в вечной жизни после будущего всеобщего воскрешения мертвых. Ибо, если человек не покаялся перед лищом смерти, то можно точно сказать, что он уже не покается никогда. Иначе говоря, смертная казнь преступника — это не только благо для общества, избавляющегося от злодеев, но это также и огромное благо для самого преступника, ибо что значат какие-то лишние несколько лет или десятков лет в этом мире по сравнению с будущей вечной жизнью? (При условии, конечно, его покаяния). Поэтому, несомненно, смертная казнь имеет и огромное воспитательное значение. Кстати, здесь сразу напрашивается яркий пример: смертный приговор Ф.М. Достоевскому, замененный несколькими годами каторги, сделал из мерзкого революционера-террориста великого писателя и религиозного философа.

Еще существует довольно распространенное мнение у атеистов, что, когда государство карает преступника смертной казнью, оно тоже вроде бы как «совершает преступление». По этому поводу есть одно очень меткое выражение величайшего американского богослова Генри Морриса: «аргумент, что смертная казнь только прибавляет одно убийство к первому, обнаруживает, к несчастью, неумение различать акты насилия развращенных людей и святое правосудие праведного Бога». (Генри Моррис «Ответ в Библии»).

Для сомневающихся приведем еще несколько цитат из Священного Писания:

«Кто убьет скотину, должен заплатить за нее; а кто убьет человека, того должно предать смерти.» (Левит 24:21).

«… А если кто с намерением умертвит ближнего своего коварно, то и от жертвенника Моего бери его на смерть.» (Исход 22:14).

«Если кто ударит кого железным орудием так, что тот умрет, то он убийща: убийцу должно предать смерти;

И если кто ударит кого из руки камнем, от которого можно умереть, так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти;

Или если деревянным орудием, от которого можно умереть, ударит из руки так, что тот умрет, то он убийца: убийцу должно предать смерти;

Мститель за кровь сам может умертвить убийцу: лишь только встретит его, сам может умертвить его;

Если кто толкнет кого из ненависти, или с умыслом бросит на него что-нибудь так, что тот умрет,

Или по вражде ударит его рукою так, что тот умрет, то ударившего должно предать смерти: он убийца; мститель за кровь может умертвить убийцу, лишь только встретит его.» (Числа 35:16-21).

«Если кто убьет человека, то убийцу должно убить по словам свидетелей; но одного свидетеля недостаточно, чтобы осудить на смерть.» (Числа 35:30).

В Республике Беларусь после вынесения Верховным судом Дмитрию Коновалову и Владиславу Ковалеву смертного приговора в связи со взрывом в Минском метро 11 апреля 2011 года вновь обострился вопрос о применении смертной казни. 13 декабря 2011 года в канун тезоименитства Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси Филарета (14 декабря 2011), пресс-служба Минской епархии огласила разъяснения по христианскому отношению к смертной казни.

***

В настоящее время в адрес Минского Епархиального управления приходят письма с вопросами, касающимися проблемы смертной казни и христианского отношения к ней. В связи с этим по благословению Высокопреосвященнейшего Филарета, Митрополита Минского и Слуцкого, Патриаршего Экзарха всея Беларуси пресс-служба дает соответствующее разъяснение.В церковном вероучении мы не находим исчерпывающих сведений, которые бы сделали христианское отношение к данной проблеме однозначным. Вместе с тем под влиянием именно Евангельского учения происходят изменения в общественном сознании: целесообразность смертной казни ставится под сомнение и инициируется дискуссия по ее отмене.

На Архиерейском Соборе в 2000 году были приняты Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, в которых, в частности, заявляется о предпочтительности отказа от смертной казни. Такой подход исключает совершение непоправимой ошибки правосудия и предоставляет больше возможностей для пастырского душепопечения о преступниках.

Церковь не должна категорично требовать отмены смертной казни — тем более в обществе, которое в своем большинстве так решительно на ней настаивает. Но Церковь стремится оказывать пастырское влияние на формирование у своих чад чувства социальной справедливости и судебного возмездия без идеи смертоубийства. Кроме того, на Церкви лежит право печалования по поводу того или иного конкретного случая осуждения к смертной казни. В предыдущий период она неоднократно пользовалась этим правом, направляя в соответствующие государственные органы, по просьбе осужденных, особые прошения о применении к этим лицам вместо смертной казни иного наказания.

Не вмешиваясь в компетенцию судебной и исполнительной власти, Церковь свидетельствует о непреходящей Евангельской Правде, раскрывающей себя в новозаветном учении о вере, надежде и любви. Отказ от совершения смертной казни должен являться результатом осознания обществом необходимости духовно-нравственного совершенствования. Без этого никакие наказания за преступления не смогут снизить уровень преступности и увеличить безопасность граждан.

К вопросу о смертной казни

Основы социальной концепции Русской Православной Церкви:

«Особая мера наказания — смертная казнь — признавалась в Ветхом Завете. Указаний на необходимость ее отмены нет ни в Священном Писании Нового Завета, ни в Предании и историческом наследии Православной Церкви. Вместе с тем, Церковь часто принимала на себя долг печалования перед светской властью об осужденных на казнь, прося для них милости и смягчения наказания. Более того, христианское нравственное влияние воспитало в сознании людей отрицательное отношение к смертной казни. Так, в России с середины XVIII века до революции 1905 года она применялась крайне редко. Для православного сознания жизнь человека не кончается с телесной смертью — именно поэтому Церковь не оставляет душепопечения о приговоренных к высшей мере наказания.

Отмена смертной казни дает больше возможностей для пастырской работы с оступившимся и для его собственного покаяния. К тому же очевидно, что наказание смертью не может иметь должного воспитательного значения, делает непоправимой судебную ошибку, вызывает неоднозначные чувства в народе. Сегодня многие государства отменили смертную казнь по закону или не осуществляют ее на практике.

Помня, что милосердие к падшему человеку всегда предпочтительнее мести, Церковь приветствует такие шаги государственных властей. Вместе с тем она признает, что вопрос об отмене или неприменении смертной казни должен решаться обществом свободно, с учетом состояния в нем преступности, правоохранительной и судебной систем, а наипаче соображений охраны жизни благонамеренных членов общества». (источник: Патриархия.Ru)

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:

«Я против смертной казни в современной России. Давайте начнем эффективно изменять судебную систему. Суд должен быть неподкупным, авторитетным, следственные органы должны работать безукоризненно, чтобы присутствие смертной казни в уголовном праве ни в коем случае не стало способом расправ с неугодными», — сказал Патриарх 11 октября 2011 года в Кишиневе в интервью молдавским, румынским телеканалам и телеканалу «Россия-24» (источник: ИТАР-ТАСС)

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II:

«Наша Церковь всегда выступала за сохранение жизни во всех видах, будь это во чреве матери или же за преступление», — сказал Патриарх 2 октября 2007 года, выступая в Страсбурге перед депутатами ПАСЕ (источник: Благовест-инфо)

Митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Беларуси.
ТЕЗИСЫ О СМЕРТНОЙ КАЗНИ

(Из архива Митрополита Филарета (Вахромеева). — Минск: Белорусский Экзархат, 1996. — Выпуск 2. — С.77-78.)

Господь наш Иисус Христос в Cвоей Нагорной проповеди говорит: «Вы слышали, что сказано древним: не убивай; кто же убьет, подлежит суду . А Я говорю вам, что всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду» (Мф. 5: 21-22). Таким образом, как считают авторитетные толкователи Священного Писания, по мысли Христа, запрещается не только убийство человека человеком, но даже и гнев одного человека на другого. А уж убийство — и подавно.

Здесь уместно заметить, что по закону, данному Богом через Моисея, за преднамеренное убийство человеку полагалась смертная казнь. «Убийцу должно предать смерти», — говорится в Книге Чисел (Числ. 35: 16-18).

Но вот пришел Мессия, Спаситель, Господь наш Иисус Христос, — и Апостол говорит: «… кто во Христе, тот новая, тварь; древнее прошло, теперь всё новое» (2 Кор. 5: 17).

Таким образом, на основании заповеди Христа, данной нам в Нагорной проповеди, мы должны отрицать всякого рода и всевозможные убийства. Из этой Господней заповеди следует, что, согласно учению Христа, ни убийств на войне, ни казней преступников (как это было в Ветхом Завете) не должно быть. Это — новый закон. И надо осознавать, что всё остальное, как бы и чем бы мы ни мотивировали и ни объясняли возникающие обстоятельства, — все остальное есть отступление от закона, то есть грех.

Всё дело в том, что «ветхозаветный» человек как не исполняющий заповедей Иисуса Христа существует и сегодня. Ветхозаветная заповедь «не убий» сочеталась с существованием ветхозаветных же казней, лишающих человека жизни. Когда все люди сделаются новозаветными, — говорит библейский комментарий, — тогда не будет никакой надобности ни в войнах, ни в смертных казнях преступников. Наличие же смертной казни в обществе обусловлено тем, что среди его граждан еще не возобладало стремление к высоте Евангельского совершенства. Посему все сторонники смертной казни, равно как и преступники, — всё еще исповедуют Ветхий Завет, а то и язычество.

Мы, христиане, не можем оправдывать смертную казнь, ибо это грех убийства, а я уже напоминал, как Господь Иисус Христос в Новом Завете выразил Свое отношение к убийству вообще.

Жизнь любого человека принадлежит его Творцу, Богу. Не мы, грешные люди даровали бытие человеку, — не нам и лишать человека существования. Ведь за жизнь каждого из нас Господь Иисус Христос отдал Свою жизнь, претерпев страдания, унижения, издевательства и смерть на Кресте. В Римской империи распятие было самой унизительной и позорной казнью. Государство, казня своих граждан, каждый раз заново распинает Христа. С другой стороны, принять закон, отменяющий смертную казнь, может только достаточно сильное государство. Ибо в этом случае оно должно обеспечить такое положение дел, при котором, к примеру, преступник-убийца будет надежно изолирован в определенных условиях для его исправления. Иными словами, запрещая смертную казнь, государство должно гарантировать, что преступник не повторит преступления.

Убиение человека немыслимо в христианстве. Церковь не мстит убийством за убийство, ибо это грех пред Богом. Святой апостол Павел пишет Римлянам (12: 19): «Не мстите за себя, возлюбленные, но дайте место гневу Божию. Ибо написано: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь» (см: Втор. 32: 35).

Церковь имеет свой суд. И при этом Она не преследует цели воздать убийством за убийство, — нет и нет! Суд церковный основан на правилах, выработанных церковными соборами и святыми отцами. Ни одно из этих правил не упоминает смертную казнь. Причем важно понять, что Церковь судит только своих чад и не вершит суд над теми, кто Ей не принадлежит. В соответствии со своими правилами, Церковь налагает на преступника наказание духовное — епитимию. За тяжкие преступления перед Богом и людьми Церковь лишает преступника самого драгоценного для церковного человека — Причастия, то есть вкушения Тела и Крови Господних, которые были принесены Богом в жертву за жизнь мира. За грех убийства Церковь может на всю оставшуюся жизнь лишить свое чадо таинства Причастия и только в виду приближающейся смерти приобщить покаявшегося преступника Христовых Таин.

Таким образом, исходя из предписания канонических правил, можно заключить, что Ветхий Завет, допускавший и даже предписывавший смерть за смерть, в Новом Завете утрачивает силу закона».

По материалам официального портала Белорусской Православной Церкви

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *