Христианская этика

Христианская этика

Средневековое этическое мышление отрицало положения античной моральной философии прежде всœего потому, что ос–новой для толкования нравственности в ней выступает не ра–зум, а религиозная вера.

Мыслители Средневековья в своих трактатах отводят разуму второстепенную роль, как в пости–жении самого существа морали, так и в выборе индивидуаль–ной моральной позиции. Идея Бога как морального образца в средневековой этике задает строгие границы для интерпре–тации всœей нравственной проблематики.

Античные философы, решая вопрос о высшем благе, исхо–дили из того, что благо существует непосредственно для чело–века и ради него, и потому речь шла о высшем благе человека. Христиане этим представлениям противополагали иной тезис: так как высшее благо — ϶ᴛᴏ Бог как реальность, то высшее благо существует ради славы самого Бога.

В соответствии с христианской этикой жизнь человека и ее ценности обретают смысл лишь в соотнесении с божествен–ными заповедями. Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, Бог выступает как объек–тивный, безусловный, единственно правильный источник мо–рали. Для христианской этики характерно противоречивое сочетание пессимистических и оптимистических мыслей. Пессимизм, главным образом, связан со ʼʼздешнимʼʼ миром, а оптимизм – с надеждами на ʼʼбожье царствоʼʼ. Человек должен отказаться от своеволия, полностью подчиниться воле Бога.

Ключевой проблемой христианской этической концепции становится идея любви к Богу. Любовь при этом принято понимать как своеобразный универсальный принцип нравственности, морали. Она определяет нравственное отношение к ближне–му, делает возможным придание морали общечеловеческого статуса, освящает всœе существующее.

В христианской этике из идеи любви к Богу появляется но–вая добродетель – милосœердие (неизвестная античной этике), которая предполагает прощение обид, готовность к сострада–нию и помощи нуждающимся. Именно с этим периодом связа–но возникновение ʼʼзолотого правилаʼʼ нравственности, запи–санное в Библии: ʼʼИтак, во всœем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними…ʼʼ.

В отличие от стоицизма, который был ориентирован на сильную личность, способную обрести всœе в себе самой, хри–стианство обращается к ʼʼнищим духомʼʼ, к нуждающимся, ко всœем, кому необходимы утешение и помощь. Отчаявшимся христианская мораль обещает искупление страданий и вечное блаженство в ином мире.

Принципы первоначального христианства значительно от–личаются от более поздних его форм, подчинивших своей дог–матике философскую и этическую мысль. В процессе превраще–ния в официальную идеологию и ʼʼзавоеванияʼʼ европейского мира христианская мораль претерпевает эволюцию. Христи–анское мышление началось прежде всœего с вырабатывания этических оснований.

В первые века христианства возникает совершенно осо–бенный строй мысли, который был ориентирован на древ–ность, святость и правильность. Представления о том, что мир открыт, возвещен и конечен (идея эсхатологии), рождали по–нимание крайне важно сти учиться ожиданию этого конца, соз–нательно осваивать правила такого ожидания.

В дальнейшем проповедовании от всœеобщей любви христи–анская этика переходит к преследованию инакомыслящих, от провозглашения равенства людей и отвержения богатства к оправданию социального неравенства.

Так как для эпохи Средневековья характерна неразделœен-ность собственно морального сознания от других форм обще–ственного сознания и нравственности, христианская теология объединила в единый нерасчлененный комплекс филосо–фскую, религиозную, этическую проблематику. В результате проблема морали как самостоятельной области знания, по су–ти дела, не поднимается, а традиционные этические вопросы обретают религиозную направленность. Кроме ʼʼлюбвиʼʼ и ʼʼвысшего благаʼʼ в христианской этике разрабатывались та–кие понятия, как ʼʼпоступокʼʼ и ʼʼинтенцияʼʼ поступка, ʼʼдобро–детельʼʼ и ʼʼгрехʼʼ, ʼʼпорокʼʼ и ʼʼвинаʼʼ.

Необходимо отметить, что христианская этика, изначально содействуя богопознанию, включалась в состав созерцатель–ной философии, под которой понималось религиозно-фило–софское созерцание Бога, ʼʼсхваченноеʼʼ в акте интуиции. При такой постановке вопроса о высшем благе зло понималось как недостаток блага, применительно же к греховности человека высшим злом являлась его вина.

Τᴀᴋᴎᴍ ᴏϬᴩᴀᴈᴏᴍ, вся патристика в Средние века основыва–лась на таком представлении об этике. Вместе с тем, понимание Бога как высшего блага, к которому причастны всœе люди, и следование, к которому ведет презрение к смерти, служило этическим доказательством бытия Бога.

Христианская этика — нравственное учение христианства, определяющее моральные ориентиры человеческого поведения, основанные на христианском представлении о природе и предназначении человека, его отношение с Богом. Христианская этика получает свое выражение в христианском этосе — определенном стиле жизни, имеющем исторически многообразные формы и присущем как отдельным индивидам, так и большим общественным группам, исповедующим христианство. Источником христианской этики являются тексты Священного Писания, их интерпретация и этическая рефлексия Отцов и виднейших учителей Церкви, а также примеры нравственной жизни, явленные в жизни Церкви. Христианская этика тесно связана с историей Церкви: будучи теорией христианского действия, она проявляет себя не столько в истории моральных идей, сколько в конкретной жизни Церкви (на нее влияют, в том числе харизматические движения вроде монашества или пуританизма, жизнь отдельных харизматических лидеров и святых, т.п.).

Этическое учение христианства исторично: при сохранении неизменными базовых постулатов христианской этики, каждая эпоха и различные христианские конфессии предлагают свое понимание конкретных путей их воплощения в жизнь; специфика этого понимания определяется больше комплексом социо-культурных факторов (напр., изменение социальной действительности, умонастроений и систем ценностей; усвоение философского наследия античности; развитие богословия). Таким образом, происходит ж изменение нравственного учения христианства, но лишь дальнейшее выявление, обнаружение его смысла.

От других этических систем христианскую этику отличает то, что:

1) она — не столько система теоретических принципов, сколько жизне-учение (определенный способ жизни, подобающий «новому творению»);

2) все нравственные требования имеют своим основанием спасительные действия Бога, а потому могут быть поняты лишь в контексте истории спасения (дело спасения, осуществленное Христом, не только предшествует нравственным обязанностям, но и делает возможным само их выполнение);

3) все проявления нравственной жизни неотделимы от религии в ее культовом и благочестивом аспектах (это средства, с помощью которых нравственная жизнь выражает себя);

4) христианская этика, как и способ бытия христианина обладают парадоксальностью в той мере, в какой парадоксальна вера в Бога, который стал Человеком.

Бог есть совершенство, а потому совершенен и гармоничен сотворенный Им мир. Следование божественным законам есть жизнь, так как Сам Бог — жизнь нескончаемая и полная. Через грехопадение прародителей зло и грех вошли в мир. Вместе с тем, и падший человек сохранил свободу избрать с помощью Божией правый путь. При этом соблюдение богоданных заповедей утверждает жизнь, отступление же от них с неизбежностью приводит к ущербу и смерти, поскольку такое отступление есть не что иное, как отступление от Бога, а, следовательно, от бытия и жизни, которые могут быть только в Нем: «Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло.» Я, который заповедую тебе сегодня — любить Господа, Бога твоего, ходить по путям его, и исполнять заповеди Его и постановления Его и законы Его: и будешь ты жить… Если же отвратится сердце твое, и не будешь слушать, и заблудишь… погибнете, и не пробудете долго на земле» (Втор. 30. 15-18). В земном порядке вещей грех и воздаяние часто не следуют непосредственно друг за другом, но бывают разделены многими годами и даже поколениями: «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов, наказывающий детей до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои» (Втор. 5. 9-10). Такая разведенность преступления и наказания, с одной стороны, сохраняет за человеком свободу, а с другой — заставляет людей разумных и благочести­вых с особым вниманием исследовать божественные установления, дабы научиться отличать правильное от неправильного, законное от беззаконного.

Многочисленные собрания поучений и законоустановлений — древнейшие памятники письменного слова. Безусловно, они восходят к еще более раннему, дописьменному бытию человечества, поскольку «дело закона» написано Богом в сердцах человеческих (Рим. 2. 15). Право существует в человеческом обществе искони. Первые законоустановления даются человеку еще в раю (Быт. 2. 16-17). После грехопадения, которое есть нарушение человеком божественного закона, право становится границей, выход за которую грозит разрушением, как личности человека, так и человеческого общежития.

Церковь Христова, сохраняя собственное автономное право, основанное на святых канонах и не выходящее за границы собственно церковной жизни, может существовать в рамках самых разных правовых систем, к которым она относится с подобающим уважением.

Церковь неизменно призывает пасомых быть законопослушными гражданами земного отечества. В то же время она всегда подчеркивает незыблемую границу законопослушания для своих верных чад.

Во всем, что касается исключительно земного порядка вещей, православный христианин обязан повиноваться законам, независимо от того, насколько они совершенны или неудачны. Когда же исполнение требования закона угрожает вечному спасению, предполагает акт вероотступничества или совершение иного несомненного греха в отношении Бога и ближнего, христианин призывается к подвигу исповедничества ради правды Божией и спасения своей души для вечной жизни. Он должен, открыто выступать законным образом против безусловного нарушения обществом или государством установлений и заповедей Божиих, а если такое законное выступление невозможно или неэффективно, занимать позицию гражданского неповиновения.

Основные положения христианской этики

⇐ ПредыдущаяСтр 11 из 17Следующая ⇒

Античные философы, решая вопрос о высшем благе, исходили из того, что благо существует непосредственно для чело–века и ради него, и потому речь шла о высшем благе человека. Христиане этим представлениям противополагали иной тезис: так как высшее благо – это Бог как реальность, то высшее благо существует ради славы самого Бога. В соответствии с христианской этикой жизнь человека и ее ценности обретают смысл лишь в соотнесении с божественными заповедями. Таким образом, Бог выступает как объективный, безусловный, единственно правильный источник морали. Для христианской этики характерно противоречивое сочетание пессимистических и оптимистических мыслей. Пессимизм, главным образом, связан со «здешним» миром, а оптимизм – с надеждами на «божье царство». Человек должен отказаться от своеволия, полностью подчиниться воле Бога. Ключевой проблемой христианской этической концепции становится идея любви к Богу. Любовь при этом понимается как своеобразный универсальный принцип нравственности, морали. Она определяет нравственное отношение к ближнему, делает возможным придание морали общечеловеческого статуса, освящает все существующее. В христианской этике из идеи любви к Богу появляется новая добродетель – милосердие (неизвестная античной этике), которая предполагает прощение обид, готовность к состраданию и помощи нуждающимся. Именно с этим периодом связано возникновение «золотого правила» нравственности. Зло понималось как недостаток блага, применительно же к греховности человека высшим злом являлась его вина. Таким образом, вся патристика в Средние века основывалась на таком представлении об этике. Кроме того, понимание Бога как высшего блага, к которому причастны все люди, и следование, к которому ведет презрение к смерти, служило этическим доказательством бытия Бога.

22. 10 заповедей и их нравственное содержание

Получение от Бога Десяти Заповедей является самым знаменательным ветхозаветным событием. С Десятью Заповедями связано само образование еврейского народа.

1. Я — Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов, кроме Меня (Бог указывает человеку на Самого Себя, как на Источник всех благ и как на Руководителя всех поступков человека. Таким образом, в первой заповеди дается направление умственной и волевой деятельности человека и этим закладывается фундамент его жизни).

2. Не делай себе кумира и ни какого изображения того, что на небе вверху, что на земле внизу и что в водах ниже земли; не поклоняйся и не служи им (Бог запрещает человеку создавать себе кумиров — вещественных или воображаемых — служить им, преклоняться перед ними и воздавать какие-либо почести.

Писалась эта заповедь во времена, когда идолопоклонство было болезнью человечества. В то время отдельные люди и целые народы обоготворяли разные стихии природы, небесные светила, изображения людей, животных, в чем темное суеверие видело что-то необъяснимое, сверхъестественное).

3. Не произноси имени Господа Бога твоего напрасно (запрещается неблагоговейное употребление имени Божия, например: в пустых разговорах и шутках).

4. Помни день покоя, чтобы проводить его свято; шесть дней трудись и совершай в них все твои дела, а день седьмой — день покоя — да будет посвящен Господу Богу твоему (Бог велит трудиться в течение шести дней и заниматься нужными делами, к каким кто призван, а седьмой день посвящать на служение Ему и на святые дела. К угодным Ему делам относятся: забота о спасении своей души, молитва в храме Божием и дома, изучение Слова Божия, просвещение ума и сердца полезными религиозными знаниями, благочестивые религиозные беседы, помощь бедным, посещение больных и заключенных в темнице, утешение скорбящих и другие дела милосердия).

5. Почитай отца твоего и матерь твою, чтобы тебе было хорошо и чтобы ты долго жил на земле (Бог повелевает нам почитать своих родителей, за что обещает благополучную и долгую жизнь. Почитать родителей значит: уважать их авторитет, любить их, ни при каких обстоятельствах не сметь оскорблять их словами или поступками, повиноваться им, помогать им в трудах, заботиться о них, когда они находятся в нужде, а особенно во время их болезни и старости, также молиться за них Богу, как при жизни их, так и по смерти. Неуважение родителей есть великий грех.)

6. Не убивай (Жизнь есть величайший дар Божий, и только Бог назначает пределы земной жизни человека. Самоубийство есть тяжкий грех. В самоубийстве, кроме убийства, заключаются еще грехи отчаяния, маловерия, ропота против Бога и дерзкое восстание против промысла Божия).

7. Не прелюбодействуй (Муж и жена должны хранить взаимную верность, неженатым же быть целомудренными — чистыми в делах, словах, мыслях и желаниях. Чтобы не грешить против седьмой заповеди, надо избегать всего, что возбуждает нечистые чувства, как то: сквернословие, «пикантные» анекдоты, бесстыдные песни и пляски, смотрение соблазнительных фильмов и фотографий, чтение безнравственных журналов).

8. Не кради (Виды кражи разнообразны: воровство, грабительство, святотатство (присвоение священных предметов или небрежное обращение с ними), взяточничество, тунеядство (когда получают плату за работу, которую не исполняют) и всякое присвоение чужой собственности путем обмана).

9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего (всякая ложь, как например: ложные показания на суде, доносы, наговоры, сплетни, злословие и клевету).

10. Не желай жены ближнего твоего и не желай дома ближнего твоего, ни поля его, ни раба его, ни рабыни его … ни всего того, что принадлежит ближнему твоему (Этой заповедью Бог учит нас воздерживаться от зависти и от нечистых желаний. В то время, как предыдущие заповеди говорили преимущественно о поведении человека, эта последняя заповедь обращает наше внимание на то, что происходит внутри нас: на наши мысли, чувства и желания. Она призывает нас стремиться к душевной чистоте).

Первая заповедь призывает нас поставить Бога в фокусе наших мыслей и стремлений; вторая — запрещает преклоняться перед чем-либо или служить чему-либо, вместо Бога и учит не порабощаться страстями; третья — учит благоговеть перед Богом и Его именем; четвертая — посвящать Ему седьмой день недели и вообще часть своей жизни; пятая — учит почитать родителей и вообще старших. Следующие четыре заповеди внушают уважение к ближнему и запрещают причинять ему какое-либо зло: лишать его жизни или вредить его здоровью, посягать на его семейную жизнь, его имущество и ронять его честь. Наконец, последняя заповедь запрещает завидовать и призывает к сердечной чистоте. Таким образом, Десять Заповедей дают людям то основное нравственное руководство, которое необходимо для созидания, как частной, так и семейной и общественной жизни.

План

1. Учение Христа и христианская этика.

1.1 Учение Христа.

1.2 Христианская этика.

Понятие любви и ее виды.

3. Тест: Приведите этические аргументы «за» и «против» смертной казни.

1. Учение Христа и христианская этика .

1.1Учение Христа

«Любите врагов ваших»

Иисус Христос является основателем мировой религии, носящей его имя. Он же — создатель жизнеучения, которое кратко можно определить как этику любви. Иисус Христос соединил религию и мораль в единое целое: его религия имеет моральное содержание, его мораль имеет религиозные истоки.

«благовествовать я должен Царствие Божие, ибо на то Я послан» ( Лк. 4:43), — говорит Иисус о своей миссии. Царствие Божие — в этих двух словах ключ к его жизнеучению. В них заключена его благая, радостная весть, его Евангелие. Как известно, слово «евангелие» по -гречески и означает «благая весть».

Небесное бессмертие, в перспективе которого учительствует Иисус, — царство вечного добра. Вечная жизнь праведности противостоит там вечным мукам беззакония. Иисус говорит о конце времени, когда добро и зло, свет и тьма, жизнь и смерть отделяются друг от друга непреодолимой пропастью. И он говорит об этом не как о вероятности, надежде, возможной награде, он говорит об этом как о хорошо известной истине. Говорит не как стремящийся туда. А как пришедший оттуда.

Не сама по себе идея небесного царства составляет смысл учения Христа. Она была и до него, но он более конкретен: он говорит, что небесное царство близко. И миссию свою христос видит в том, чтобы сообщить об этом людям.

«Царство мое не от мира сего»

В ответ на вопрос Пилата: «Ты царь Иудейский?» Иисус ответил: «Царство мое не от мира сего». Постигнуть это царство в терминах жизненной философии Пилата невозможно. Напротив, нужно решительно отказаться от этой философии.

Первое, что требуется от человека, — это осознать несущественность, второстепенность всех земных целей и стремлений.

Надо правильно обозначить масштаб ценностей и понять одну истину: «Что высоко у людей, то мерзость перед Богом» (Лк. 16:15). Свой выбор Иисус сделал в пустыне, где он постился сорок дней и сорок ночей. Под конец поста к нему приступил дьявол с тремя соблазнами. Иисус отвечает ветхозаветным изречением: «Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи».

Иисус считает, что мир не содержит в себе своей ценности. В перспективе небесного царства он ничтожен, каким бы значительным и соблазнительным ни казался. Словом, земная жизнь в себе несовершенная, и ничто в ней, будь то богатство, удача, слава, не стоит того, чтобы быть сокровенной целью человеческих стремлений. Сердце не может принадлежать миру.

«Как я возлюбил вас»

Любовь есть первое в человеческой жизни, то вечное. Бессмертное, божественное начало, которое придает бренной мирской жизни отсутствующий в ней смысл. Через любовь человек становится человеком и придает человеческий смысл всему, что он делает.

Бог Иисуса — милосердный бог. Этим он отличается от сурового и справедливого бога Яхве. Ветхозаветному богу тоже присуще милосердие, но милосердие особое, производное от справедливости. Оно выражается в том, что бог награждает и поощряет более охотно, чем наказывает. Его милосердие существует внутри справедливости, как разновидность, особый случай последней.

Прежде чем переходить к рассмотрению основных моментов христианской этики, определим само понятие. Итак, многие исследователи сходятся на том, что этика — это наука, изучающая и дающая обоснования нравственным поступкам людей. Этика также и свод норм поведения .

1.2Христианская этика.

Тема ненасилия в христианской этике.

В свете проблемы преодоления насилия и утверждения мира христианская этика разделяет принципиальные ценности гуманистического ненасилия. Более того, творческое, освобождающее ненасилие находится в центре христианской этики, несмотря на то, что в истории христианской церкви эти ценности не раз оставались попранными. В Библии прослеживается педагогика прогрессивного понимания путей и средств преодоления насилия и его корней, понимания, которое достигает кульминационного момента в учении и жизни Иисуса Христа. Рассмотрим существенные моменты этого учения.

Уже в текстах ветхого Завета насилие рассматривается не как слепая мифическая сила, а как негативная, жизнеразрушающая сила, за которую люди несут ответственность, от которой следует отказаться и человеку, и обществу.

В отношении агрессии извне народ Израиля должен был придерживаться закона талиона, который запрещал реванш. Он основывался на ограничении возмездия: «око за око, зуб за зуб», и не более. Этот закон знаменует важный шаг в развитии культуры, связанный с возвышением характера человеческих отношений между народами.

Во внутренней жизни народ Израиля должен был безусловно следовать заповеди «Не убий!» Это было прогрессом по сравнению с тем, что практиковалось соседними народами. Эта заповедь была одним из основных столпов, а которых покоилось общество, стремившееся приблизить божественный «Шалом».

Остановимся подробнее на этом понятии. Шалом — это образ справедливого и умиротворенного общества и человечества. Шалом означает примирение между всеми людьми, примирение между Богом и человечеством, гармонию между человеческой расой и всем тварным миром. Чтобы приблизиться к этой универсальной гармонии, к этому примирению, человек должен обратить себя к божественному закону, т.е. быть справедливым и признать новое измерение человеческих отношений: «Возлюби ближнего своего как самого себя».

Что это значило для народа Израиля? Поклонение только одному и Единственному Богу Справедливости, Правды и Любви (Яхве), отказ от поклонения богам силы, богатства, воинственности. Обеспечение основных человеческих прав слабых, обездоленных, иноземцев, неимущих, рабов — наравне со всеми членами общины.

Это ненасильственное сопротивление предполагает освобождение как угнетенного, так и угнетателя, прощение и возможность примирения под знаком справедливости.

В этой ненасильственной освободительной борьбе раскрывается еще одно измерение любви, которое обнаружил Иисус в конце своей жизни своим учением и своей деятельностью: это-самоотверженная любовь.

Жизнь Моисея

Моисей сформулировал две взаимосвязанные истины, раскрывающие своеобразие человеческого бытия как бытия нравственного . Во-первых, над человеком есть бог, воле которого он должен безусловно повиноваться. Во- вторых, человеческий индивид не существует сам по себе, а является частицей более широкой исторической общности — народа. И связь с богом, и принадлежность к народу образую поле справедливости. На котором только и могут взрасти семена человеческого согласия и благополучия.

Основные нравственные принципы Моисея составляют цельный кодекс из десяти заповедей. Основная жизненная миссия Моисея, в рамках которой разворачивается его религиозная и нравственно-законодательная деятельность, — вывести евреев из Египта.

Законодательство Моисея.

Взаимоотношения Моисея и израильтян не укладываются в схему взаимоотношений просвещенного, мудрого вождя и своевольной массы. Моисей не просто лучше других выражает волю и интересы народа, он в известном смысле создает сам народ. Моисей привносит идею единого бога, общих нравственных принципов, задавая тем самым духовное пространство, в рамках которого различные племена объединяются в единый народ, поднимаются до осознания своего особого места в мире.

В этническом смысле евреи — дети Израиля. Но их духовным отцом, отцом нации является Моисей. Он заложил религиозные, нравственные и законодательные основы их исторического существования. Бог, народ, справедливость — так кратко можно обозначить суть учения Моисея.

За пределами еврейско-иудаистской культуры имя Моисея прежде всего сопрягается с десятью заповедями. Они являются общей основой, своего рода введением к детализированному своду законов, охватывающему все общественно значимые аспекты поведения человека и включаемому сотни разнообразных норм от правил гигиены до форм благочестия.

Моисей учил не как философ, а как законодатель. Он делал ставку не на свободу духа, а на принудительную силу закона. Поэтому он интересовался по преимуществу поступками, а не состоянием души и распространял ответственность за деяния на потомков, что с государственно-политической точки зрения было боагоразумно и эффективно.

Спрведливость и милосердие .

Смысловым центром этики Моисея является идея справедливости. Отсюда — ее суровость и беспощадность. Идея милосердия в ней выражена крайне слабо. Говоря точнее, милосердие в ветхозаветной этике не обрело самоценного значения, существует в связи со справедливостью, выступает как особая его форма.

Милосердное начало в ветхозаветной этике обнаруживается в особом отношении к вдовам и сиротам. Бог предостерегает от соблазна воспользоваться их слабостью. Здесь милосердие разрешается в гневе (поскольку я милостив, я убью вас) и прямо совпадает со справедливостью по формуле: око за око (ваши жены станут такими же вдовами, а сыновья такими же сиротами, которых вы угнетаете).

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Мы рассмотрели основные понятия христианской этики. Подведем итог. Христианская этика разделяет концепцию ненасилия ( это можно проследить в текстах Ветхого Завета), проповедует идеалы справедливости ( ветхозаветный бог Яхве — воплощение справедливости) и милосердия ( в Ветхом Завете милосердие находится в тесной связи со справедливостью, действует принцип «око за око». Бог Иисуса — прежде всего милосердный бог). Созданная Иисусом Христом религия, его жизнеучение кратко можно определить как этику любви. Любовь есть первое в человеческой жизни, то вечное, бессмертное, божественное начало, которое придает бренной мирской жизни отсутствующий смысл.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *