Храм иоанна артоболевского

Храм иоанна артоболевского

ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО О ВОЗРОЖДЕНИИ ДОМОВОЙ ЦЕРКВИ СВ. АП. ПЕТРА И ПАВЛА

В 1691 году в Петровско-Разумовском был построен и освящен приходской храм Святых Апостолов Петра и Павла. После открытия Высшей сельскохозяйственной школы он был преобразован в домовую церковь, которая действовала вплоть до ее закрытия в 1927 году.
В 1934 году богоборческими властями, попиравшими христианские Святыни академическая домовая церковь была разрушена.

В ходе гонений на Церковь последний настоятель академического храма, профессор богословия, заведующий кафедрой богословия Петровской сельскохозяйственной академии (ныне Российский государственный аграрный университет – МСХА им. К.А. Тимирязева) протоиерей Иоанн Артоболевский был репрессирован. 17 февраля 1938 года он как многие тысячи из числа духовенства и мирян принял мученическую кончину на полигоне НКВД в Бутово под Москвой. В 2000 г. на Архиерейском Соборе Русской Православной Церкви он причислен к лику Святых как Священномученик. Таким образом, в Тимирязевском районе и в РГАУ-МСХА им. К.А. Тимирязева появился свой Святой Покровитель Священномученик Иоанн (Артоболевский) http://drevo-info.ru/articles/3309.html http://azbyka.ru/days/sv-ioann-artobolevskij.

Восемь лет назад жителями Тимирязевского района была создана инициативная группа по возрождению академического храма. Ныне многие сотрудники и учащиеся РГАУ-МСХА, а также окрестные жители являются православными верующими людьми. Историческая память взывает к воссозданию домовой церкви Святых Апостолов Петра и Павла.

Недавно, в ответ на прошение, подписанное ректором РГАУ-МСХА им. Тимирязева В.М. Баутиным, получено благословение Святейшего Патриарха на воссоздание разрушенного домового храма.

В настоящее время в университете совместно с протоиереем Димитрием (Смирновым) начата подготовительная работа по возрождению домового храма: проведены консультации с ассоциацией домовых храмов при Вузах России ( http://www.st-tatiana.ru/cgi-bin/client/display.pl?sid=6 ), с благочинным Всехсвятсткого округа игуменом Феофилактом. На период восстановления домовой церкви университет выделяет помещение под временную церковь, где могут начаться богослужение и формирование храмовой общины. Временную церковь решено освятить в честь бывшего профессора кафедры богословия университета Св.Муч. Иоанна (Артоболевского).

За истекший период проделана следующая работа:

  1. Организована инициативная группа.
  2. Согласована с Патриархией РПЦ последовательность шагов по возрождению Церкви и духовно-просветительской работе в РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева.
  3. Заключен договор о сотрудничестве по возрождению Церкви между Администрацией РГАУ-МСХА имени К.А. Тимирязева и Патриархией. Открыт расчетный счет.
  4. Частично подготовлен проект церкви св.муч. Иоанна (Артоболевского). Начаты строительные работы.
  5. Подготовлен информационный сайт по возрождению Церкви.
  6. Проведено учредительное заседание попечительского совета.

Предстоящая работа:

  1. Проведение совместно с благочинным Всехсвятсткого округа игуменом Феофилактом учредительного собрания. Выборы приходского совета и председателя, ревизионной комиссии и казначея.
  2. Назначение Патриархией священника в Храм.
  3. Окончание работ в Храме Св. Муч. Иоанна (Артоболевского).
  4. Освящение храма. Начало приходской жизни.
  5. Сбор средств и вхождение в московские программы по возрождению храм Св. Ап.Петра и Павла.
    Проектировка храма Св. Ап. Петра и Павла. Начало строительства церкви Петра и Павла.

Священномученик Иоанн родился 9 января 1872 года в селе Проказна Лунинской волости Мокшанского уезда Пензенской губернии. Дед его был крепостным, а после окончания церковно-приходской школы и служения пономарём в местной церкви принял сан священника и служил в родном селе Проказна. Интересно происхождение его фамилии. В то время в России вводились фамилии для всех сословий и при записи в школу у него спросили: «Как, мальчик, твоя фамилия?» Услышав ответ: «Семён, сын Семёнов», производивший приём сказал: «Сегодня у меня уже записались семь Семёновых, не будут тебя звать Семёнов восьмой, надо тебе дать другую фамилию. Будешь ты Булочников, а по-гречески Артоболевский, так как артос — это по-гречески хлеб, а Полея — квартал в Константинополе, где пекут хлеб».

Отец будущего священномученика Иоанна, Алексей Семёнович (1837−1909), также был священником, протоиереем пензенской Митрофановской церкви. Он был старейшим священнослужителем города, в течение многих лет исполнял различные ответственные обязанности в Пензенском епархиальном управлении. В семье протоиерея Алексея и его супруги Елизаветы Ивановны (1836−1901) дети воспитывались в труде и молитве, в духе веры и благочестия. У Ивана были братья ставшие священниками Владимир (1873−1940) и Сергей (1877−1920), а также сестра Елена (в замужестве Уранова). Протоиерей Алексей умер в 1909 году и похоронен в Пензе на Митрофаньевском кладбище, рядом с храмом, где был настоятелем.

Иван Алексеевич окончил духовное училище и Пензенскую Духовную семинарию. В 1891 году, как лучший ученик семинарии, он был послан для продолжения образования в Московскую Духовную академию, которую окончил в 1895 году.

Иван Алексеевич ещё в юности обнаружил талант проповедника, и одна из его проповедей привлекла особенное внимание студента академии Ивана Васильевича Успенского, впоследствии архиепископа Тверского Фаддея, который счёл нужным записать её содержание в своём дневнике: «Каждому из нас также предстоит призвание, но так ли мы настроены, как были настроены апостолы при призвании? Апостол Пётр, который был опытен в своём деле, в лове рыбы, после чудесного лова, будучи призван, сознал полное своё бессилие. Мы при призвании слышим два голоса — голос разума и голос сердца. Первый говорит о нашей силе: мы изучили не одну лишь внешнюю сторону жизни, изучая историю, но и внутреннюю, изучая психологию, историю педагогики, предохраняющую от ошибок воспитания. Голос сердца говорит нам о нашем бессилии: готовы ли мы к самоотвержению, к признанию неважными интересы собственной личности, а важными дела других? Выходит разлад, который поможет разрешить Священное Писание. Подобно апостолу Петру, мы должны оставить мысль подольше остаться в воспитанном в нас неведении, уяснить себе, что книги не вечное наше достояние: необходимо удовлетворить голосу сердца — развивать в себе самоотвержение, любовь и сострадание».

В 1896 году Иван Алексеевич стал помощником секретаря Совета и Правления Московской Духовной академии и преподавателем Священного Писания в Вифанской Духовной семинарии и географии во втором классе Филаретовского училища при Александро-Мариинском доме призрения в Сергиевом Посаде. В 1899 году он был удостоен звания магистра богословия за работу «Первое путешествие апостола Павла с проповедью Евангелия». В том же году постановлением педагогического собрания семинарского Правления он был избран на должность преподавателя еврейского языка в Московской Духовной академии.

6 июля 1905 года митрополит Московский Владимир (Богоявленский) в Успенском соборе Троице-Сергиевой Лавры рукоположил Ивана Алексеевича во священника. Отец Иоанн был назначен настоятелем храма святой равноапостольной Марии Магдалины при Императорском коммерческом училище в Москве и стал в нём законоучителем.

В 1911 году отец Иоанн получил звание профессора богословия и был назначен заведующим кафедрой богословия при Петровской сельскохозяйственной академии, а также настоятелем домового академического храма во имя святых апостолов Петра и Павла.

В 1916—1917 годах он читал лекции по богословию студентам Рижского Политехнического института, эвакуированного в то время в Москву. На епархиальном съезде в 1917 году отец Иоанн был избран членом Поместного Собора от Московской епархии. На Соборе он принимал активное участие в работе отделов богослужения и преподавания богословия в высших учебных заведениях.

После революции, в начале 1918 года, кафедра богословия в Петровской сельскохозяйственной академии была упразднена, но храм ещё не был закрыт, и отец Иоанн продолжал в нём служить. В 1919 году он был возведён в сан протоиерея.

В ночь с 16 на 17 августа 1922 года отец Иоанн был арестован и заключён во Внутреннюю тюрьму ГПУ. 18 августа состоялся допрос. Следователя интересовали сведения о возникавших тогда кружках христианской молодежи, а также обстоятельства, при которых священником было прочитано послание Патриарха Тихона, касающееся изъятия церковных ценностей.

Отец Иоанн сказал: «В православном кружке христианской молодежи — студентов бывал около пяти раз в качестве гостя в конце 1921 года и начале 1922 года. Руководителем его я не был. В одно из воскресений Великого поста, перед изъятием ценностей, мною было без всяких комментариев прочитано послание Патриарха Тихона… Сознательно я никогда во время проповедей не касался политических тем, но возможно, что иногда приходилось указывать на тяжёлое положение страны, голод и прочее».

Следователь заметил ему, что за содеянное он может быть выслан за границу, и отец Иоанн написал заявление, что просит разрешить ему добровольный выезд в город Ригу за свой счет.

21 августа 1922 года Коллегия ГПУ постановила выслать священника «из пределов РСФСР за границу… Освободить на семь дней с обязательством явки в ГПУ по истечении указанного срока». На основании этого постановления отец Иоанн был освобождён. Однако 22 августа следователь революционного трибунала составил другое заключение: «…как видно из заявления обвиняемого Артоболевского, он, Артоболевский, подлежит высылке из пределов РСФСР как являющийся опасным для общественного правопорядка и могущий причинить ущерб диктатуре рабочего класса… по настоящему делу Артоболевскому грозит тяжелое наказание… поэтому пребывание его на свободе является общеопасным — заключить Артоболевского, священника церкви Петра и Павла в Петровском-Разумовском, под стражу в Таганской тюрьме».

На следующий день отец Иоанн снова был арестован. 7 октября было составлено окончательное заключение по делу, в котором написано, что священник «в период изъятия церковных ценностей оглашал в церкви с амвона во время богослужения послание бывшего Патриарха Тихона, призывающее к сопротивлению изъятию церковных ценностей, что с момента Октябрьского переворота и до настоящего времени он не только не примирился с существующей в России рабоче-крестьянской властью, но остался её врагом… Материал о священнике представить в Московский революционный трибунал на предмет приобщения к имеющемуся делу по обвинению Артоболевского в контрреволюционной деятельности».

На процессе, проходившем в Москве в ноябре-декабре 1922 года, отец Иоанн виновным себя не признал. 13 декабря 1922 года революционный трибунал приговорил отца Иоанна к трём годам тюремного заключения. 17 января 1923 года постановлением ВЦИК священник был освобожден.

В 1924 году отец Иоанн был награждён митрой и включён в состав Высшего Церковного Совета при Святейшем Патриархе Тихоне. В Москве он служил в Петропавловском храме при сельскохозяйственной академии до его закрытия в 1925 году, после чего был назначен настоятелем Введенского храма в Черкизове.

28 января 1933 года власти снова арестовали священника и заключили в Бутырскую тюрьму. Вместе с ним было арестовано тринадцать человек. Всех ихобвиняли в том, что, собираясь для бесед на религиозные темы, вели антисоветскую пропаганду. Следователи, однако, не сумели выдвинуть против них никаких сколько-нибудь обоснованных обвинений.

Отец Иоанн на вопрос следователя ответил, что в 1922 году он участвовал в собраниях союза христианской молодежи, которые проходили в помещении Тимирязевской академии. «Беседы велись на церковно-философские темы», — написал следователь и предложил священнику подписать протокол. Отец Иоанн написал: «В христианском кружке молодежи никаких бесед на церковно-философские темы я не вёл, да там их и вообще не было. Всё дело там сводилось к истолкованию слова Божия (отдельных мест и отрывков), совокупному обмену мыслями по поводу прочитанного стиха или отрывка. В предъявленном мне обвинении виновным себя не признаю».

15 марта 1933 года Особое Совещание при Коллегии ОГПУ приговорило протоиерея Иоанна к трём годам ссылки в Северный край, которую он был отправлен отбывать в Вологодскую область.

По окончании ссылки он вернулся в Москву.

22 января 1938 года власти снова арестовали священника и он был заключён в Таганскую тюрьму в Москве. На допросе следователь спросил отца Иоанна: «Что такое „академический день“?» Священник ответил, что долгое время, уже после закрытия советской властью Духовной академии, воспитанники пятидесятого курса, к которым принадлежал и он, в определённый день собирались вместе, чтобы молитвенно помянуть всех живых и почивших. После молебна был обыкновенно обед, на котором в дружеском кругу обсуждались разные вопросы.

— Какие обсуждались вопросы на ваших собраниях? — спросил следователь.

— На наших собраниях мы делились воспоминаниями из академической жизни и обменивались мнениями по вопросам церковной жизни, службы и так далее.

— Для какой цели вы хранили антиминс?

— Антиминс я хранил как память об отце-священнике, а кроме того, возможно, и мне пришлось бы служить на нём литургию, — ответил священник.

На этом допрос был закончен. 14 февраля тройка НКВД приговорила отца Иоанна к расстрелу. Протоиерей Иоанн Артоболевский был расстрелян 17 февраля 1938 года и погребён в безвестной общей могиле на полигоне Бутово под Москвой.

Священномученик Иоанн прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 13−16 августа 2000 г.

Игумен Дамаскин (Орловский). «Жития новомучеников и исповедников Российских ХХ века. Февраль». Тверь. 2005. С. 65−71

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *