Грех ли материться

Грех ли материться

Вступление.
Не употребляй нецензурных и вообще никаких грязных, ругательных слов. Проходя через твое сознание, твой язык, они загрязняют тебя, твой ум, твою душу. Употребляя грязные слова, ты сам становишься грязнее. Ф.Г.Углов

Русский язык всегда отличался от других красотой, гибкостью и разнообразием, недаром его называют великим и могучим. Но огромное число русскоговорящих взрослых и детей зачастую вставляют в свою речь матерщину и даже заменяют ею остальные слова. Если раньше матерщина была, главным образом, специфическим языком преступников, пьяниц, проституток и других опустившихся лиц, то теперь всё в корне изменилось. Молодые люди свободно матерятся в присутствии девушек, и тех это нисколько не оскорбляет. Да и в чисто девичьих компаниях употребление непечатных слов стало обычным делом. Малые дети, слыша брань родителей, засоряют свой язык, даже не понимая смысла произносимых слов. Сегодня мат проник в литературу, кино и на телевидение. «Невинная» привычка употреблять мат привела к тому, что многие используют его для связи слов, вставляя мат через каждое нормальное слово. Что же такое мат? Является ли он частью национального языка или это признак особой деградации нашей культуры, признак нашего духовного и нравственного разложения?
Словом Бог сотворил все: «И сказал Бог: да будет свет» /Бытие 1, 3/. Словом Бог создал наш мир — всю Вселенную, весь космос (в переводе с греческого — «красота»), слово — это Дар Божий человеку, через него мы уподобляемся своему Создателю, сотворившему им эту красоту. Слово — орудие и человеческого творчества. Мы просвещаем и просвещаемся словом. А сквернословие сеет тьму. Апостол учит: «Никакое гнилое слово да не исходит из уст наших, а только доброе…» /Еф. 4, 29/. Слова должны приближать к Богу, а не удалять от Него. Нам Господь уста дал не для того, чтобы диавола прославлять. Наша речь должна быть чистой, мы должны хвалу возносить Господу, величать Матерь Божию и Святых Православной Веры.

В древней Иудее к предостережению против скверно-словия относились очень серьезно, настолько, что даже по сей день в современной еврейской семье можно услышать наш «международный» фольклор разве что в порядке исключения: неупотребление грязной ругани стало национальной традицией.

С древних времен, с первых шагов христианства по российской земле, русские люди особым образом молились Пресвятой Богородице, нигде так часто, как у нас, не просили и не просят Ее помощи. И для этого есть основания. Среди верующих живет предание о том, что Россия — это Дом Богородицы, один из Ее уделов на земле.
И Она особо молит Бога о спасении нашего отечества и православных людей. Но молясь за них, Дева Мария отказывается упоминать в своих молитвах тех, чья речь пересыпана матом, потому-то в народе в прежние времена и называли матерщинников еще и богохульниками. Будем помнить о том, что СКВЕРНОСЛОВИЕ — начало пути к еще большему злу. ЭТО — НАЧАЛО БОГООТСТУПНИЧЕСТВА. Следует всегда помнить слова Господа Иисуса Христа: «… За всякое праздное слово, какое скажут люди, дадут они ответ в день суда, ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Матфея 12:36-37). Каждому из нас предстоит на Страшном Суде ответить не только за все дела наши, но и за каждое сказанное нами слово.

Мистические же корни брани уходят в далекую языческую древность. Люди дохристианского мира были прекрасно осведомлены о существовании духов, полагая, что все они злые: ничего не зная об ангелах и небесной иерархии, живущие в окружении невидимого демонического мира, они и не могли считать по-другому. И чтобы защитить себя от бесовщины, вступали с демоническим миром в контакт.

Контакт этот был двояким: демона либо ублажали, превознося его и принося ему жертвы, либо пугали его. Так вот, пугали специально предназначенными для этого скверными словами, демонстрируя нечистому духу свое собственное, якобы еще большее непотребство…

Аналогичные ситуации сегодня можно наблюдать перед началом драки, когда противники, отвратительно гримасничая, выкрикивают в адрес друг друга матерщину, запугивая друг друга, демонстрируя готовность не просто избить — убить… Ни одна трагедия, если она случается в такой вот ситуации, без подобного «вступления» не обходится.

Матерщина имеет отчётливо выраженную культовую функцию в славянском язычестве. Она широко представлена в обрядах языческого происхождения и носит ритуальный характер. Одновременно с этим матерщина имеет ярко выраженный антихристианский характер. В древнерусских рукописях мат рассматривается как черта бесовского поведения.

Поскольку те или иные представители нечистой силы восходят к языческим богам, с наибольшей вероятностью можно видеть в матерщине языческие заклинания. Матерщина выступает у славян в роли проклятия. Связь с язычеством при этом несомненна. Например, одно из матерных слов на букву «е», которое имеет славянское происхождение, переводится как «проклинать». Человек, произносящий его, тем самым проклинает себя и окружающих. Слово, начинающееся на букву «х», в древнерусском языка означало волхва. Сочетание этой буквы и окончания, соответствующего окончанию множества русских глаголов, — волховское действие, которое было связано с умершими предками, и этим возгласом на языческих ритуалах вызывали души умерших.

Остальные матерные слова — это имена языческих богов, то есть, бесов. И человек, который произносит эти слова, автоматически призывает этих бесов на себя, своих детей и свой род. Здесь мы имеем дело с таинством слова. Кого зовёшь, тот и приходит. Называешь человека по имени — он отзывается. Призываешь имя Божье в молитве — Господь ответит, если будет Его воля. Когда произносятся имена чертей, дьявола, демонических сил, откликаются бесы, которые сопровождают чертыхающегося человека и влияют на его настроение, здоровье, финансы, взаимоотношения с другими людьми.

Неслучайно люди, которых бесы связали грехом, слышат «голоса» и свидетельствуют, что в их сознании против их воли звучит поток бранных и богохульных слов. Или возьмём другой пример. У закоренелых матерщинников бранные слова едва ли не полностью вытесняют нормальную речь. Без мата они уже двух слов связать не могут. И не мыслят, что можно как-то говорить по-другому. Рабы мата.

«Сквернословие» совсем не напрасно происходит от слова «скверна»: матерщина — это явное и открытое проявление зла в человеке. В словаре В.Даля сказано: «СКВЕРНА — мерзость, гадость, пакость, все гнусное, противное, отвратительное, непотребное, что мерзит плотски и духовно; нечистота, грязь и гниль, тление, мертвечина, извержения, кал; смрад, вонь; непотребство, разврат, нравственное растление; все богопротивное».
Это определение — результат глубочайшего изучения Владимиром Далем прежде всего народной речи. Те, кто полагает, что на Руси матерились, особенно в деревнях, чуть ли не во все времена, глубоко заблуждаются и не знают собственной истории. Как раз в прежние времена люди куда более ясно отдавали себе отчет в том, что сквернословие — тяжкий грех перед Богом и перед другими людьми, за пристрастие к мату наказывали, причем по-настоящему строго. При царях Михаиле Федоровиче и Алексее Михайловиче, например, за сквернословие полагалось телесное наказание: на рынках и по улицам ходили переодетые чиновники со стрельцами, хватали матерящихся и тут же, на месте преступления, при всем честном народе секли розгами для всеобщего назидания.

Грех сквернословия был осужден и на Карфагенском соборе (правило 71): «Непотребными словами оскорбляют честь матерей семейств и целомудрие других»… Что же говорить, если сквернословит, да еще в адрес собственного ребенка или просто так, из чистого кокетства, желая выглядеть «раскованной» и «современной», сама мать?.. Но, возможно, все это — действительно не более чем предрассудки, не имеющие под собой оснований? Попробуем выяснить, есть ли у брани мистический источник и каков он. Ведь далеко не каждому современному человеку возможно понять, какая на самом деле беда кроется за бранными словами.

Гнилое слово от гнилого сердца.

Русская пословица гласит: «От гнилого сердца и слова гнилые». Когда сердце человеческое развращается, гнилые, скверные слова появляются как признаки духовного разложения. Сквернословие — это признак избытка скверны в сердце. Если душа человека не очищена, а переполнена грехом и горечью, то сквернословие льётся из него неудержимым потоком.

Известный лексикограф Владимир Даль писал: «С языком, с человеческим словом, с речью безнаказанно шутить нельзя; словесная речь человека — это видимая, осязаемая связь, союзное звено между телом и духом».

Причиняя зло окружающим, сквернослов может не знать, что самый большой вред он наносит себе и своему потомству. Человеческие гены «слышат» мысли и слова, воспринимают их и фиксируют в генетическом коде, передавая мутацию следующему поколению. Скверные слова негативно воздействуют на генетический код матерщинника, фиксируются в нём, становясь проклятием, падающим на собственную голову и головы детей, внуков и правнуков. Такое же разрушительное воздействие на человека и его генетику производят блуд, пьянство, курение, наркомания, воровство, ложь, зависть, насилие и жестокость во всех видах, включая аборты, то есть всё то, что Библия именует словом «грех». И этот вывод генетической науки также согласуется с Библией: «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, за вину отцов, наказывающий детей до третьего и четвёртого рода, ненавидящих Меня» (Второзаконие 5:9).
В медицинской практике существует на первый взгляд непонятное явление. Порой при полной парализации речи, когда человек вообще не может выговорить ни одного слова, он тем не менее свободно произносит целые фразы, состоящие из непечатной брани. Явление действительно странное, но отнюдь не редкое. О чем же оно свидетельствует?

И врачи, и священнослужители в этом вопросе единодушны. Получается, что бранные слова проходят путь от мозга к органам речи совершенно по другим нервным цепочкам, чем все остальные.

Мы знаем, что представители дьявольского мира, не говоря о самом Сатане, в значительной степени владеют приемами воздействия на материю, в том числе — на наше тело, устройство которого им хорошо известно. Известно, какие центры человеческого мозга за что отвечают, а какие его участки в случае необходимости могут сдублировать «неработающие», пораженные болезнью. Прекрасная возможность возбудить дублирующие центры, продемонстрировав с помощью этого «благодеяния» свою власть над наполовину омертвевшей плотью… И это здесь, в материальном мире! А что же будет, когда душа, которой овладел бес, окажется за его гранью? Что будет с таким человеком в момент смерти? Власть демона над ним станет полной и окончательной, как выражаются юристы, не подлежащей обжалованию.

Осталось добавить, что по свидетельству церкви, самое распространенное наказание свыше, постигающее сквернослова, — смерть без покаяния, то есть внезапная
смерть. Имеется в виду не то, что она случится раньше времени, а то, что будет такой в конце естественного срока жизни. Для человека верующего это всегда страшно, ведь среди обязательных христианских молитв есть и молитва с просьбой о достойной, сопровождаемой покаянием кончине. Что касается людей неверующих, есть очень простое, но от этого не менее мудрое, чем любая истина, рассуждение.
Допустим, вы в Бога не верите, а ваша подруга верит и, в отличие от вас, боится нарушать заповеди. Если права она — после смерти вас, а не ее ждет ужасная, мучительная вечность. Если правы вы и людей за гранью физического бытия не ждет ничего, верующая подруга никак от этого не пострадает. А вот в здешней жизни выиграет точно, потому что сама эта жизнь уже сотни и тысячи раз успела за всю историю человечества доказать: только люди, сознательно стремящиеся быть добрыми, порядочными, нравственными, действительно в итоге обретают здесь, на земле, судьбу если и не броско счастливую, то уж точно достойную.

Когда человек говорит матерные слова, он не только оскверняет, пачкает свои уста, но и льет грязь в уши окружающих, развращает их содержанием матерщины, наводит на них дурные мысли — сеет зло, даже когда сам этого не осознает, Когда мы слышим, что человек матом ругается, то должны ему сказать, чтобы он не употреблял таких слов, но, если он нас не послушает, лучше отойти от зла, чтобы не повредить своей душе. Как сказано: «отвращаетесь от зла, прилепляйтесь к добру» (Рим. 12,9).

Медицинское доказательство последствий нецензурной брани.

В конце прошлого века сотрудник Института проблем управления РАН, основатель «Института квантовой генетики», биолог Пётр Гаряев взялся за исследования, которые позволили создать аппарат, переводящий человеческие слова в электромагнитные колебания, а затем прослеживал, как эти колебания влияют на молекулы наследственности — ДНК. С помощью этой современной технологии стало возможным проверить, как отражаются на живом организме злые и добрые слова.

Выяснилось, что некоторые слова могут оказаться страшнее мин: они «взрываются» в генетическом аппарате человека, искажая его наследственные программы и вызывая мутации, в конце концов, приводящие к вырождению. Во время отборной брани корёжатся и рвутся хромосомы. Мат обладает качеством блокирования созидательных процессов в организме человека. Воздействие брани равносильно радиационному облучению в 10-40 тысяч (!) рентген — рвутся цепочки ДНК, распадаются хромосомы. То есть бранные слова вызывают мутации, аналогичные воздействию радиации. Грубыми, злыми словами можно не только расшатать здоровье и вызвать болезнь, но и убить человека. И не только слова, но и злые мысли действуют разрушительно.

Слова «мат» и «мать», как бы случайно имеют один корень, но раз с матом связано много отрицательных эмоций, то они передаются и слову «мать». При этом осложняется формирование правильного отношения к матери.

С матерными словами связано ещё одно интересное наблюдение. В тех странах, в национальных языках которых отсутствуют ругательства, указывающие на детородные органы, не обнаружены заболевания Дауна и ДЦП, в то время как в России эти заболевания существуют и процветают. Любопытно и то, что многих заболеваний нет у животных только потому, что они не умеют разговаривать и, тем более, ругаться матом. Если человек при выбросе отрицательной энергии вспоминает половые органы, то это оказывает на них негативное влияние. Поэтому матерщинники рано становятся импотентами или приобретают урологические заболевания. Беда ещё в том, что необязательно браниться самому, достаточно нечаянно услышанной ругани, из-за чего страдают заболеваниями и люди, живущие в окружении ругающихся.

Мат употребляют с целью выразить откровенное зло, в котором есть гнев и осквернение. Они и выполняют своё предназначение, уничтожая ум и здоровье как тех, кто ругается, так и тех, кто эту ругань слышит. Как в видимом мире есть продукты скоропортящиеся, так и в памяти сквернословие портится, гниёт. Отсюда старческие болезни: склероз, общая атрофия, сердечная недостаточность и другие заболевания.

Если злоба разрушительна, то, напротив, простое доброе слово, сказанное с любовью, врачует. Это ещё один результат исследований П.П.Гаряева, доказанный экспериментально. Особенно же благотворно влияет на организм молитва: силою благодати исправляются дефекты наследственного материала, ремонтируются повреждённые мутациями молекулы ДНК, происходит исцеление человека. Не то же ли говорит Библия? «Иной пустослов уязвляет как мечом, а язык мудрых — врачует» (Притчи 12:18). Итак, генетика подтвердила то, что церковь знает, а многие христиане практикуют уже не одно тысячелетие. Но всё-таки одно дело знать заповедь, а другое дело обнаружить, что злая брань — это воистину меч, вонзающийся в организм человека, разрушающий его на клеточном уровне. Но если дело обстоит столь серьёзно, то как же нам всем нужно беречь и щадить друг друга! И как счастливы те семьи, в которых отсутствуют ругань и ссоры, где царят мир, любовь и согласие!

Всех, кто матом ругается, ждет ад.

Если у кого есть страсть к мату, то надо покаяться, и Господь поможет освободиться от него.

Оскверняясь матом, человек отталкивает от себя Святаго Духа Божия. Устами христианин принимает Пречистое Тело и Кровь Христовы. Оскверняя матерщиною уста, освященные прикосновением к ним Тела и Крови Христовых, человек прогневляет. Христа Спасителя.

Будем помнить, что устами своими мы лобызаем святой Крест, святые иконы, мощи, священные книги, Евангелие. Устыдимся произносить срамные, гнилые слова устами, освященными прикосновением их к великим святыням!

Необходимо сознавать, что любую речь нашу слышат не только люди, которых мы привыкли не стесняться, но слышат и Ангелы, и Матерь Божия, и Сам Господь. Неужели не устережемся сквернословия, чтобы срамной речью не оскорбить Ангелов, Богородицу, не доставить радование бесам и не прогневить этим Бога?!

Есть люди, которые думают; «Погрешу пока, а потом покаюсь». Но Господь может не дать возможности покаяния грешнику, который даже не собирался в своей жизни бороться с грехом.

Покаемся же искренне в этом гнусном грехе (кажущемся некоторым незначительным). Отбросим бесовское и примем Божие. Апостол Павел говорит: «…ибо какое общение праведности с беззаконием? Что общего у света с тьмой?» /Кор. 6, 14/ Так, где же окажется душа сквернослова по смерти? Горе сквернословам: «Гортань их — открытый гроб» /Рим. 3, 13/.

«Дорогой Иисус Христос, прости меня за то, что я совершал этот грех в своей жизни — матерился. Я прошу Тебя простить и освободить меня. Верю, что Ты — Сын Божий. Прошу Тебя стать Господином моего сердца, уст и всей моей жизни. Верю, что Ты умер и воскрес для моего оправдания. Измени меня и сделай Своим другом. Аминь»

Мысли святых отцов

Господствуй над языком, чтобы не умножить грехов твоих.
(Пр. Антоний Великий)

Господь хранит твою душу, пока ты хранишь язык.
(Пр. Антоний Великий)

Если будешь помнить сказанное в Писании: «ибо от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12, 37), то поймешь, что лучше молчать, чем говорить.
(Прп. Пимен Великий)

Смерть и жизнь — во власти языка…
Кто хранит уста свои, тот бережет душу свою…
(Прит. .13, 3)

Воздержание языка показывает человека мудрого.
(Прп. Авва Исайя)

Известно, что врачи узнают здоров человек или болен осматривая язык, можно сказать, что наши слова служат верным признаком добрых или худых расположений нашей души.
(Свт. Тихон Задонский)

Некоторые очень разборчивы в пище и не допускают в уста свои известных яств, но не так разборчивы и осторожны относительно слов, исходящих из уст их.

Привычка к словам негодным служит некоторым путем и к делам. Поэтому со всяким охранением надо остерегать душу, чтобы, находя удовольствие в словах, незаметно не принять чего-нибудь плохого, как иные с медом глотают отраву.
(Свт Василий Великий)

Я сказал: буду я наблюдать за путями моими, чтобы не согрешать мне языком моим; буду обуздывать уста мои, доколе нечестивый предо мною.
(Пс.38,2)

«Смерть и жизнь — во власти языка, и любящие его вкусят от плодов его.» Библия, Притчи 18:22.

Сквернословие: Грех языка

Грехи языка — одни из самых труднопреодолимых, и потому так часто появляется соблазн посчитать их незначительными, как-то оправдать, «не заметить». К сквернословию, особенно в последнее время, так привыкли, что многие его действительно не замечают и удивляются, что слова эти все еще являются нецензурными. Слово… Звук, живущий доли секунды и пропадающий в пространстве. Где он? Пойди, поищи эти звуковые волны. Слово… Почти нематериальное явление. Кажется, и говорить-то не о чём. Но слово — то, что уподобляет человека его Создателю. Самого Спасителя мы называем Божественным Словом. Творческим словом Господь создал из небытия наш прекрасный мир, «космос», как называли его греки. Это значит «красота». Но и человеческое слово обладает творческой силой и воздействует на окружающую нас действительность. Слова, которые мы произносим и слышим, формируют наше сознание, нашу личность. А наши сознательные действия оказывают влияние на ту среду, в которой мы живем. Наше слово может содействовать Божьему замыслу о мире и о человеке, а может и противоречить ему.

Церковь всегда призывала своих чад быть внимательными к словам и особенно предостерегала от греха сквернословия. Никакое гнилое слово да не исходит из уст ваших, а только доброе… (Еф. 4, 29), — учит апостол (Павел). А блуд и всякая нечистота… не должны даже именоваться у вес (Еф. 5, 3), — настаивает он. Неслучайно Апостол называет эти слова гнилыми.

Святые отцы говорят, что блудные грехи смердят. Сквернословие же, или так называемый мат, по своей тематике относится к блуду. И смердит. Хотя не все это ощущают — придышались. И что удивительно, запах только что съеденной котлеты сразу же стараются приглушить жевательной резинкой, поту с помощью какого-то снадобья из баллончика вообще перекрыли дорогу наружу, чтобы как-нибудь не «запахнуть» на людях, туалетную бумагу стали делать с фруктовыми отдушками, а духовного зловония от матерщины совершенно не чувствуют. И даже женщины.

Есть такое тропическое растение — скопелия. Его цветы — само совершенство формы и цвета. Но невероятно! От палево-оранжевых светящихся лепестков исходит запах гниющего разлагающегося мяса. Когда из прекрасных женских уст вылетает матерная брань, я всегда вспоминаю оранжерею, нежные восковые лепестки и страшное зловоние над ними. И опять недоумеваю, зачем было укладывать в модную прическу волосы, подбирать фасон и расцветку костюма, подправлять какие-то изъяны на лице, чтобы потом оттолкнуть от себя ураганом грязных слов? Речь наиболее ярко обнаруживает нас, позволяет окружающим увидеть наше истинное лицо. «Заговори, чтобы я увидел тебя», — это изречение принадлежит Сократу, мудрейшему из древних греков. Женщина с грубой лексикой может выглядеть привлекательно, только когда она молчит — как цветок скопелии за стеклом.

Обыденность и распространенность этого греха почти «узаконила» его. И мало кто из матерщинников задумывается, какая беда для общества и для каждого из нас заложена в матерной брани. Мистические корни этого явления уходят в глубокую языческую древность. Люди дохристианской эпохи, чтобы оградить свою жизнь от злобных нападок демонического мира, вступали с ним в контакт. Этот контакт мог быть двояким. Демона либо ублажали, превознося его и принося ему жертвы, либо пугали его. Так вот, пугали демона именно скверной бранью, демонстрацией своего непотребства. Подобное можно наблюдать в начале драки, когда противники, делая свирепые гримасы, кричат друг другу о своей жестокости, о своей гневливой невменяемости, о готовности позволить себе то или иное гнусное поведение. То есть каждый из них пытается придать себе в глазах другого как можно больше скверности. Для страха или от страха. Но и призывали демона теми же словами, демонстрируя свою одержимость, свою готовность к общению с ним.

Таким образом, мат являлся средством «связи» с демоническими силами. Таковым он и остается. Его относят к инфернальной, то есть демонической, адской лексике. Через скверные слова человек сам отдает себя в руки беса, становится одержимым. Некоторые, наверное, знают, что избавиться от привычки матерной брани труднее, чем от курения. Годы и годы люди приходят с этим грехом на исповедь, пока, наконец, не освободятся от него.

В медицинской практике известно следующее явление: парализованный человек, у которого полностью отсутствует речь, не в силах выговорить ни «да», ни «нет», но может, тем не менее, совершенно свободно произносить целые выражения, состоящие из непечатной брани. Явление необычное, но встречающееся. Мне самому дважды доводилось сталкиваться с подобным, и вот каким образом.

Некоторое время назад мы с семьей снимали дом в деревне. Нашим соседом через улицу был парализованный мужчина. Почти недвижимый, он мог лишь слегка шевелить одной рукой. Каждый день родственники выносили его на деревенскую улицу, и, подложив дощечку, укладывали на зеленой лужайке перед воротами или усаживали, прислонив к дереву. Что ж, дома, в четырех стенах, больному, конечно, было скучно… Как-то раз, стоя возле своей калитки, я вдруг услышал громкую брань. Через несколько секунд она повторилась. Потом еще. Это было странно, так как местные жители вслух, громко, да еще рядом с духовным лицом не «выражались». Я оглянулся. Улица была пуста. Только больной сосед лежал на своей дощечке, выражение его лица было, как всегда, неопределенным. «Но ведь не послышалось же мне? От кого могла исходить эта брань?» — подумал я. Тут из калитки вышла жена. Она и объяснила, что паралитик часто произносит эту непристойную фразу. Причем только ее. Зато четко и внятно, как здоровый. Произносит с различными интонациями. Этой фразой он выражает просьбу, гнев, недовольство, жалобу. Ею же здоровается с проходящими и сообщает им о самочувствии. Когда ему что-нибудь нужно, он повторяет ее, не переставая, кричит, пока не услышат в доме. Позже мне не раз пришлось в этом убедиться.

Второй раз с похожим случаем я столкнулся также в сельской местности. Мне необходимо было узнать один адрес, и, чтобы навести справки, я постучал в дверь первого попавшегося дома. Изнутри послышался какой-то звук, и я, знакомый с деревенскими обычаями, без лишних церемоний переступил порог застекленной терраски. Немедленно раздалась громкая брань. Я оглянулся и, увидев человека, сидевшего в глубоком старом кресле в углу терраски, сделал шаг в его сторону, желая объяснить, что я не вор. Но тот опять выкрикнул непристойное выражение, причем несколько раз подряд. При этом интонации его голоса вовсе не соответствовали словам. Было впечатление, что мужчина кого-то зовет. Долго раздумывать на эту тему мне не пришлось, так как на терраску вышла хозяйка. Она поздоровалась и сразу же принялась извиняться за мужнину брань: «Вы нас простите. Так уж вышло, что у него после инсульта вся речь отнялась, а эти слова остались. И теперь он только и может, что ругаться… Уж как мы измучились! И перед соседями стыдно…»

Странность такого явления говорит о многом. Получается, что так называемый мат «проходит» по совершенно иным нервным цепочкам, чем остальная речь. Не бес ли, используя греховный навык человека, оказывает ему такое «благодеяние», демонстрируя тем самым свою власть над частично омертвевшим телом? Что же будет после смерти? Власть демона станет полной и окончательной.

Одну девушку, после воцерковления, очень интересовала судьба ее умершей бабушки. Дело в том, что бабушка была верующей: ходила в церковь, молилась, постилась, и девушка была убеждена в том, что ее благочестивая бабушка находится в раю. Но ей хотелось удостовериться в существовании рая, поэтому девушка молилась и просила Господа как-то открыть ей, как там ее бабушка? Однажды бабушка приснилась ей и сказала, что находится в аду, потому что при жизни, хотя и ходила в церковь, молилась и постилась, но часто ругалась скверными словами.

Незавидна судьба сквернослова, и Церковь предупреждает, что злоречивые… Царства Божия не наследуют (1 Кор. 6, 10). …От слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься, — говорит Спаситель (Мф. 12, 37).

Святитель Григорий Двоеслов рассказывал историю, случившуюся в Риме.

«В нашем городе один человек, всем известный, имел сына лет пяти, которого очень любил и воспитывал без всякой строгости. Мальчик, которого все ублажали, привык произносить скверные бранные слова, и какая бы мысль ни приходила ему в голову, дн тотчас же начинал по привычке злословить, бранил не только людей, но, случалось, дерзал хулить и, страшно сказать, Самого Бога, произнося хулы на святые предметы. А отец не запрещал ему говорить те хульные скверные слова. Во время моровой язвы, бывшей у нас за три года пред сим, мальчик тот разболелся к смерти, и когда отец держал его у себя на коленях, то, по рассказам лиц, которые там находились сами, пришли нечистые бесы взять окаянную душу мальчика. Мальчик, увидев их, затрепетал, закрыл глаза и стал кричать: «Батюшка, отыми меня от них! Отыми!» и со страшным криком спрятал свое лицо за пазуху своего отца, стараясь как бы укрыть себя. Отец, глядя на малютку, как он трепетал, спросил: «Что ты видишь?» Мальчик отвечал: «Пришли черные люди, хотят меня взять…» — и, сказав сие, стал произносить скверные и богохульные речи, к которым привык, — и тут же умер».

Сквернослов не только свою душу отдает во власть бесов, но влияет и на состояние души окружающих его людей и даже на их здоровье. Всякое слово несет в себе информацию, которая воздействует на наше сознание, формирует и изменяет его. В лучшую ли сторону преобразует его скверная брань? Однажды услышанное слово живет в нас до конца жизни. Анестезиологи рассказывают, что под наркозом, когда ослабевает воля, человек никогда не употреблявший скверных слов, случается, скажет что-либо из когда-то услышанной брани.

Как уже было сказано, брань деструктивна и в отношении нашего здоровья. Произнесенное или услышанное бранное слово оказывает на нас действие, сопоставимое с легким сотрясением мозга. У писателя Фазиля Искандера упоминается случай, когда здоровый и сильный мужчина, услышав матерную брань, бледнеет и падает в обморок. «Не могу привыкнуть»,— смущенно говорит он.

Один мой приятель, молодой человек, по своему воспитанию, относился к матерщине | неприязненно, но не замечал за собой какой-нибудь особенной реакции на нее. Когда же он стал ходить в церковь, молиться, исповедоваться и причащаться, то изменилась и его реакция на скверные слова. Как-то раз, Великим постом, он пошел в баню. Для него, как и для многих русских людей, баня всегда была большим удовольствием. Но в тот раз ему не повезло: рядом с ним двое незнакомцев горячо что-то обсуждали и беспрестанно сквернословили. Не ссорились, а так, походя, пересыпали свою речь матерными словами. Сначала молодой человек почувствовал себя неуютно, потом его стало слегка подташнивать, а потом, как рассказывал, он почти потерял сознание. Перед глазами у него все поплыло, и он чуть не «грохнулся» на каменный пол. Понятно, ведь с церковной жизнью у него изменилось и окружение. Сквернословия рядом с собой он давно не слышал, потому его организм так и откликнулся на грязные слова — тошнотой и головокружением. Неприятное впечатление было настолько сильным, что от удовольствия попариться ему на некоторое время пришлось отказаться.

Разрушая юношескую стыдливость и возбуждая нечистые пожелания, сквернословие мостит дорогу к разврату. Целомудрие и чистота не смогут ужиться со скверными словами. Дети, не довольствуясь отвлеченными звуками, обязательно будут стремиться узнать значение услышанного. Растление малых сих будет лежать на совести сквернослова. Горе тому человеку, через которого соблазн приходит (Мф. 18,7), — предостерегает Спаситель.

Сквернословие заглушает, притупляет чувство стыда не только у детей, но и у взрослых. Стыдливость же, как говорит святитель Иоанн Златоуст, «Бог вложил в природу нашу», чтобы она предохраняла нас от греха. Ту же мысль находим и у святителя Григория Нисского: «Великим и сильным оружием к избежанию греха служит обыкновенно хранящийся в людях стыд, для того, думаю, и вложенный в нас Богом, чтобы такое расположение души производило в нас отвращение от худшего». По мнению святителя Димитрия Ростовского «наибольший стыд происходит от обнажения наготы телесной». Матерная брань, символизируя такое обнажение, заставляет преодолеть этот наивысший градус стыда, разрушая защитную стену стыдливости и подвергая человека в бесстыдство. Ведь «предварение стыда есть бесстыдство» (святитель Григорий Богослов). Там же, где бесстыдство — нет Бога.

Неустойчив, хрупок мир в семье сквернослова. Брань возбуждает и раздражает человека. Но самое большое несчастье в такой семье — это судьбы детей. Дети, слыша грязную речь, сами приучаются сквернословить. Умственное развитие таких детей заторможено. Чем раньше внимание ребенка обратится к половой сфере, тем более в таком низменном и примитивном отображении, тем медленнее будет идти его духовное и умственное развитие. Есть наблюдение, что у таких детей замедляется и рост, и в итоге они не «дотягивают» до заложенного в них природой.

Те родители, которые не стесняются в выражениях, должны помнить, что сквернословие, уничтожая в ребенке чувство стыда, является мостиком к последующим преступлениям. Ведь изгоняя из дома стыд, эти родители изгоняют и лучшего воспитателя. «Ибо стыд часто больше страха обучал избегать дел несообразных» (святитель Григорий Нисский). Пусть они не ищут потом виноватых, в случае несчастья с сыном или дочерью, — они сами запланировали его.

В воспоминаниях преподобномученика архимандрита Кронида (Любимова) описан следующий случай:

«Лет двадцать назад, когда я был еще в обители преподобного Сергия, пришел помолиться преподобному Сергию, угоднику Божию, крестьянин Иаков, прихожанин храма той местности, где я родился, и зашел ко мне. Видя необыкновенную грусть на лице его, я спросил о причине его грусти, и он поведал мне следующее: «У меня есть сын, младенец лет шести, который привык к такому ужасному пороку срамословия и ругани матерным словом, от которой даже я, мужчина, прихожу в смущение и ужас. Пробовал, Выло, наказывать, после наказания бросал в подпол, но все это не помогает, мой сын хуже озлобляется и с таким ожесточением произносит ругань, что даже чернеет в лице, и тогда страшно бывает смотреть на него». Ясно, что к душе малютки приразился дьявол и понуждает его к сквернословию. Я спросил отца, откуда же малютка мог научиться такому ужасному сквернословию? Тогда крестьянин сознался, что причина сего — он сам. «Я, — сказал он, — имею эту привычку сквернословия, когда бываю в нетрезвом виде. Вот о сем-то я больше всего и скорблю, что сам насеял эти погибельные плевелы в душе невинного ребенка». Видя его смущение душевное и слезы, жаль мне было от всей души сего страдальца, но помочь ему в горе я ничем не мог, кроме искреннего сердечного слова утешения. И вместе с тем посоветовал ему всю скорбь души своей излить пред мощами преподобного Сергия и, как живому, поведать тому печаль своего сердца, и просить его дивной помощи себе и страждущему погибельным недугом малютке. Через год после сего свидания с Иаковом я виделся с ним на родине и спросил о малютке. Слезы обильной струей потекли из очей Иакова при вопросе о сыне. Успокоившись, он сказал мне: «Дивен Бог во святых Своих. Молитвами и предстательством преподобного Сергия малютка мой за последнее время совсем перестал сквернословить, да и сам я теперь, благодарение Богу, водки уже не пью»».

Нередко люди, подверженные греху сквернословия, чтобы как-то оправдать себя в глазах окружающих, говорят, что к сквернословию их вынуждает среда, или, что они не получили в детстве правильного воспитания. Приведу такой пример. У нас на приходе работала одна женщина, помогала готовить. Она всегда приводила с собой маленькую внучку. Приготовит обед, накормит всех, потом уберет посуду, помоет полы, а домой не идет. Все ищет, что бы еще сделать? Ей, бывало, говорят: «Да иди ты домой. Не мучай ребенка». А она улыбается виновато, а домой все равно не идет. Сама-то она не жаловалась, а знакомые потом рассказали, что дома у нее — настоящий ад. Все ее близкие: муж, сын и дочь — постоянно пьют. Каждый день в квартире — пьяные компании, крики, скандалы и, конечно, все матом. Внучка ее, можно сказать, зачата, родилась и растет среди постоянной матерщины. Для малышки отказаться от матерных слов, все равно, как от части себя. От руки, или ноги, или от собственной кожи. Всего-то один или два раза в неделю бабушка приводила ее в церковь. Но через какое-то время девочка не только перестала произносить грязные слова, но и других детишек, не сдерживавших свой язык на церковном дворе (речь, конечно, не о мате, а просто о грубых словах), останавливала: «Нельзя так говорить, ты ведь причащаешься». Малышка сделала свой выбор, хотя она живет все в той же тяжелой атмосфере.

Раньше матерную брань называли еще «солдатскими» словами, потому что сквернословие было большей частью распространено в солдатской среде. Между людьми, на двадцать пять лет оторванными от семей, общения с близкими, привычной крестьянской работы, родных мест — людьми, отчаявшимися в своем будущем. Позже язва сквернословия поразила и рабочую среду, сформировавшуюся почти в таких же отчаянных обстоятельствах: без семей, вне привычных отношений — люди жили сегодняшним днем. Все это были люди, с точки зрения основного населения, «несчастненькие», попавшие в тяжелые обстоятельства. Их жалели, но тех, кто перенимал их дурные привычки, осуждали.

Наверное, это в советское время появился тип начальника-«демократа», демонстрирующего свою «близость» к народу через употребление крепких слов. Появилось даже выражение: «сказать крепко, по-русски». Хорошо бы знать, что матерные слова в большинстве своем — отнюдь не русского происхождения. Русский же человек, хотя бы в своих идеалах, всегда отличался целомудрием. Эти целомудрие и стыдливость отразились в национальной одежде и быте, удивлявшем иностранцев строгостью и чистотой нравов. При благочестивых царях Михаиле Федоровиче и Алексие Михайловиче за сквернословие полагалось телесное наказание. По рынкам и площадям ходили переодетые чиновники, хватали матерщинников и тут же, на месте, чтобы другим неповадно было, наказывали их розгами.

Удивительно, что сегодня многие образованные люди считают нормальным невзначай этак «тонко интеллигентно» выругаться, возможно, желая подчеркнуть таким образом «широту» своих взглядов. Так и просится на язык Достоевский: «Широк русский человек, хорошо бы сузить». А между тем на них лежит огромная ответственность. В России к образованным людям всегда относились с уважением. Образованный человек именовался личным почетным гражданином. Университетское образование приравнивалось к офицерскому званию и позволяло обладателю пользоваться правами личного дворянства. Знание почиталось. Глядя на образованного человека, простые люди как бы говорили себе: «Мы по темноте своей можем впасть во многие грехи и ошибки, но он-то знает, где свет, он человек грамотный».

Образование помогает человеку воссоздать в себе образ Божий. Именно понятие воссоздания образа Божия и отражает слово «образование». Поэтому грязная ругань из уст интеллигента особенно недопустима! От всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут (Лк. 12,48).

Кто-то может сказать, что для них сквернословие не сознательная брань, что грязные слова они произносят механически, не вникая » их смысл. Появилась даже некая «мягкая» форма сквернословия, когда матерные слова заменяются другими, но находятся во фразе на привычных местах. Некоторые даже спрашивают, допустима ли такая замена? (Хорошо еще, если спрашивают, а не утверждают.) Мне сразу вспоминается вопрос Любочки из «Пошехонской старины» Салтыкова-Щедрина: «Маменька, под какое декольте шею мыть? Под большое или под малое?» Шею нужно мыть, чтобы она была чистой, а от сквернословия в любой форме следует отказаться совсем и окончательно. Мы не можем отнести слова-«заменители» к обычным словам-паразитам, засоряющим речь. Разве что, — приравняв их к энцефалитным клещам. Ведь сущность сказанного проглядывает и сквозь завесу. Так никого не оставляет в неведении «пищалка», прикрывающая теле- и радио-матерщину.

«Народ» по-славянски — «язык». Язык народа — это то, что создает и объединяет народ. И характеризует его. Немецкий философ и лингвист В. Гумбольдт ставил формирование и развитие национального характера, культуры и быта в прямую зависимость от языка народа. Язык, несомненно, оказывает влияние и на исторический путь народа. Так можем ли мы столь легкомысленно с ним обращаться?

Древние демонические культы Ближнего Востока, от которых мы унаследовали большинство матерных слов, использовали их в ритуальных действиях, сопровождавших человеческие жертвоприношения. И как раньше таким образом призывали демонов, так и сегодня человек, произносящий эти слова, призывает на свою голову беса. Вопрос о допустимости мата — это вопрос веры. Для православного человека достаточно сознания того, что Господь не любит этих скверных слов. Примером тому можно привести одно из посмертных чудес святого праведного Симеона Верхотурского, случай, вошедший в его жития.

«В 1711 году, в апреле месяце, один монастырский старец, по имени Иаков, внимательно слушал Божественную литургию и старался отрешиться мыслию от всего земного. Тихо стоял он в молитвенном умилении. Вдруг, при возгласе: «Со страхом Божиим и верою Приступите», он упал ниц и лежал долгое время без чувств. Когда же он пришел в себя, то рассказал следующее:

При взгляде на образ Пресвятой Богородицы, именуемый «Одигитрия», его вдруг объял страх. Что с ним дальше было — он не помнит, лишь помнит одно, как предстал пред ним праведный Симеон и, прикоснувшись к нему, сказал: «Встань, пойди и объяви всем, чтобы воздерживались от сквернословия и от слов бранных, иначе Господь пошлет на людей и на скот их голод и мор. Пусть все усердно молятся Господу, Его Пречистой Матери и всем святым, пусть весь народ отслужит молебное пение об отвращении гнева Божия».

Кроме того праведный Симеон приказал Иакову рассказать о сем архимандриту и воеводе, дабы люди раскаялись в своих прегрешениях и молились бы об избавлении от праведного гнева Божия, что и было исполнено всеми с величайшим усердием».

Нам только кажется, что сегодня мы сильны и независимы со своим научно-техническим прогрессом. Что способны строить свое благополучие исключительно по своему желанию. Но что мы можем, если Господь за наше нечестие не даст нам Своей благодати, не благословит наши труды? От нашей, как нам кажется, небольшой, слабости страдает вся наша жизнь. И личная, и семейная, и государственная. Поэтому, устраивая эту жизнь, прежде всего послушаемся голоса Церкви, говорящей нам через апостола Павла: Отложите… сквернословие уст ваших (Кол. 3,8).

Впрочем, чем более молитв, священных и духовных текстов произносит и читает человек, тем проще и естественнее ему бывает отказаться от грубых слов. Потому что, как говорит Апостол, не может (не должно) из одних уст исходить благословение и проклятие, как один источник не может изливать соленую и сладкую воду (Иак. 3,12).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *