Галилео галилей и инквизиция

Галилео галилей и инквизиция

Дело Галилея: гениальный ученый, ставший еретиком

  • В 1633 году состоялся процесс инквизиции над Галилео Галилеем, итальянским ученым, одним из основателей точного естествознания.
  • Галилей был подвергнут суду за то, что активно защищал гелиоцентрическую систему мира.
  • В ноябре 1979 года папа римский Иоанн-Павел II официально признал, что инквизиция в 1633 году совершила ошибку, силой вынудив отречься ученого от теории Коперника.

Галилей родился в 1564 году в итальянском городе Пиза. В 18 лет он последовал совету отца и стал изучать медицину в Пизанском университете. Именно здесь Галилей заинтересовался физикой и математикой. Однако из-за финансовых проблем начинающему ученому пришлось оставить университет, что не помешало ему самостоятельно исследовать механику.

В 1586 году он написал свою первую научную работу «Маленькие гидростатические весы».

В 1589 году Галилей вернулся в Пизанский университет в качестве преподавателя математики. К этому времени относятся знаменитые опыты Галилея, которые он ставил, бросая различные тела с Пизанской башни, чтобы проверить, падают ли они в соответствии с учением Аристотеля — тяжелые быстрее, чем легкие.

Позднее Галилей перешёл в Падуанский университет, где преподавал геометрию, механику и астрономию. Это время когда Галилей начал совершать научные открытия. Он заложил основы современной механики, выдвинул идею об относительности движения, установил законы инерции, свободного падения и движения тел по наклонной плоскости, сложения движений; открыл изохронность колебаний маятника; первым исследовал прочность балок.

Историческая справка:

Основа мировоззрения Галилея — признание объективного существования мира, то есть его существования вне и независимо от человеческого сознания. Мир бесконечен, считал он, материя вечна. Во всех процессах, происходящих в природе, ничто не уничтожается и не порождается — происходит лишь изменение взаимного расположения тел или их частей. Материя состоит из абсолютно неделимых атомов, её движение — единственное, универсальное механическое перемещение. Небесные светила подобны Земле и подчиняются единым законам механики. Всё в природе подчинено строгой механической причинности. Подлинную цель науки Галилей видел в отыскании причин явлений. Он считал, что познание внутренней необходимости явлений есть высшая ступень знания. Исходным пунктом познания природы Галилей считал наблюдение, основой науки — опыт.

С 1606 года Галилей серьезно занялся астрономией и создал телескоп с увеличением в 32 раза. В ночь на 7 января 1610 года он направил телескоп на небо. Когда ученые подробно рассмотрел лунную поверхность, то пришел к мысли о том, что она похожа на Землю, а это противоречило религиозным догмам и учению Аристотеля об особом положении Земли среди небесных тел.

Галилей открыл четыре спутника Юпитера, что также не соответствовало учению Аристотеля. Он выяснил, что Солнце вращается вокруг своей оси. Галилей сделал вывод, что вращение вокруг оси свойственно всем небесным телам и о том, что гелиоцентрическая система мира, предложенная Коперником, является единственно верной.

В марте 1610 года Галилей выпустил в свет научную работу под названием «Звездный вестник», которая принесла ему славу во всей Европе. Более того, тосканский герцог Козимо II Медичи сделал Галилею предложение занять должность придворного математика, которое ученый с удовольствием принял. Покровительство герцога позволило Галилею пропагандировать учение Коперника.

Процесс

В 1613 году стало известно письмо Галилея к аббату Кастелли, в котором он защищал взгляды Коперника. Письмо послужило поводом для прямого доноса на Галилея в инквизицию.

В 1616 году одиннадцать известных богословов рассмотрели учение Коперника и пришли к выводу о его ложности. Галилея вызвали в Рим и потребовали прекратить пропаганду своих взглядов, чему он вынужден был подчиниться.

Ему удалось защититься от обвинений в ереси, однако 5 марта 1616 был опубликован декрет Священной Конгрегации по вопросам веры, в котором учение Коперника объявлялось еретическим, а его сочинение «О вращении небесных сфер» внесли в «Индекс запрещенных книг».

Имя Галилея не упоминалось, но Священная Конгрегация поручила ведущему римскому теологу кардиналу Беллармину «увещевать» Галилея и внушить ему необходимость отказаться от взгляда на теорию Коперника как на реальную модель, а не как на удобную математическую абстракцию. Галилей вынужден был подчиниться, он больше не мог заниматься научной деятельности, поскольку в рамках аристотелевских традиций он эту работу не мыслил.

В 1632 году вышла в свет книга «Диалог о двух главнейших системах мира — птолемеевой и коперниковой». Книга написана в форме диалога между двумя сторонниками Коперника и одним приверженцем Аристотеля и Птолемея.

Несмотря на то, что издание книги было разрешено папой Урбаном VIII, другом Галилея, через несколько месяцев продажу книги запретили, а Галилея вызвали в Рим на суд, куда он прибыл в феврале 1633 года.

Следствие тянулось с 21 апреля по 21 июня 1633 года. 22 июня почти на том же самом месте, где Джордано Бруно выслушал смертный приговор Галилею, стоя на коленях, пришлось произнести предложенный ему текст отречения.

В последние годы жизни ему пришлось работать в тяжелейших условиях. На своей вилле Арчертри во Флоренциии он находился под домашним арестом и постоянным надзором инквизиции. Ему не разрешалось посещать город, то есть Рим. В 1634 году умерла любимая дочь Галилея, ухаживавшая за ним.

Галилей пишет «Беседы и математические доказательства…», где излагает основы динамики. В мае 1636 года учёный ведёт переговоры об издании своего труда в Голландии, а затем тайно переправляет туда рукопись. Вскоре он теряет зрение. «Беседы…» выходят в свет в Нелей-де в июле 1638 года, а в Арчертри книга попадает почти через год — в июне 1639 года.

Галилео Галилей умер 8 января 1642 года, его похоронили в Арчертри, без почестей и надгробия. В 1737 году была исполнена последняя воля Галилея — его прах был перенесён в монашеский придел собора Санта Кроче во Флоренции, где 17 марта он был торжественно погребён рядом с Микеланджело.

Реабилитация

В 1981 году папа Иоанн Павел II учредил специальную комиссию из богословов, историков и ученых, задачей которой было установить, не были ли допущены ошибки в следствии над Галилеем. Спустя несколько лет комиссия во главе с президентом папского Совета по культуре кардиналом Полем Пупаром предоставила результаты своей работы.

31 октября 1992 года сам понтифик официально признал, что в суде над астрономом инквизицией были допущены ошибки, реабилитировал Галилея, публично принес извинения ученому и вернул ему «право быть законным сыном церкви». Выяснилось, что в течении девяти лет, до самой кончины, Галилей направлял послания римскому папе, опровергая приписываемое ему безбожие.

Неожиданная версия

Найденное не так давно в ватиканских архивах письмо доказывает, что папа римский Урбан VIII настаивал на скором разрешении дела Галилео Галилея и волновался за состояние здоровья ученого. Письмо обнаружил в архивах «Святой инквизиции» (сегодня Конгрегация вероучения) профессор Фрайбургского университета (Германия) Франческо Беретта.

Документ, датированный 22 апреля 1633 года, представляет собой послание комиссара инквизиции Винченцо Макулано да Фиренцуолы кардиналу Франческо Барберини. Автор письма передает кардиналу Барберини озабоченность папы Урбана VIII здоровьем обвиненного в ереси астронома и просит поскорее завершить следствие по делу Галилея.

По словам секретаря Конгрегации вероучения архиепископ Анджело Амато, вышедшая в 1610 году книга Галилея «Звездный вестник»» была встречена с восторгом не только астрономом Иоганном Кеплером, но и автором григорианского календаря иезуитом Клавиусом. На страницах этой книги Галилей изложил гелиоцентрическую картину устройства мира.

По словам архиепископа Амато, оппоненты Галилея в полемике с ним стали ссылаться на Писание, что вынудило инквизицию вмешаться в спор. Прелат призвал отказаться от окружающей имя Галилея легенды, согласно которой «он был помещен в карцер и подвергался пыткам». «Живя в помещении инквизиции около 20 дней, он получил в свое распоряжение комнату адвоката, одного из самых высоких должностных лиц инквизиции; ему прислуживал его собственный слуга», — подчеркнул архиепископ. Затем Галилей жил на вилле Медичи — резиденции флорентийского посла в Риме. По окончании суда Галилей был помещен под домашний арест и продолжил свою научную работу.

Видеодосье:

Великий ученый Галилео Галилей (документальный фильм)

Галилео Галилей перед судом инквизиции

В то время, когда Д. Бруно томился в венецианской тюрьме, в этом же городе нашелся человек с большим умом и горячим сердцем, продолживший его дело. Это был Галилео Галилей, который не только опирался на философские достижения эпохи Возрождения, но пошел дальше своих предшественников и современников – к созданию нового стиля научного мышления, новой методологии науки и т. д.

Галилео был старшим сыном флорентийского дворянина В. Галилея и его жены Джулии Амманати, тоже происходившей из знатного старинного рода. Мальчика определили для обучения в монастырскую школу. Монахи скоро заметили блестящие способности нового ученика, сделали из него послушника и уже хотели надеть на него монашескую рясу, но отец забрал сына из монастыря. В ноябре 1581 года Г. Галилей, которому было тогда 17 лет, отправился в Пизанский университет изучать медицину. Но прежде чем заняться этой наукой, он должен был прослушать курс перипатетической философии, состоящей из метафизики и математики. В те времена высшим авторитетом в философии считался Аристотель, и все изучение ее сосредотачивалось в основном на комментировании его произведений, но никак не в исследовании того, чего не успел разрешить или чего только коснулся древнегреческий философ.

Галилео Галилей

Рассказывают, что в то время Г. Галилей будто бы не имел никаких познаний в математике, и даже не выказывал особого желания приобрести их, не понимая, зачем нужны в философии круги и треугольники. Только познакомившись с геометрией, он понял значение этой науки: «Математика есть самое надежное оружие для изощрения ума, потому что приучает нас строго мыслить и рассуждать». Таким образом, медициной, как того хотел отец, Г. Галилей не заинтересовался. А вскоре ему вообще пришлось уйти из университета, так как семья не могла дальше платить за его обучение. Но уже в 20 лет Галилей становится профессором математики, а через четыре года он прославился как изобретатель, знаток механики и астрономии и стал известен ученым всего мира своими открытиями.

Началось все с известия, пришедшего из Голландии, об изобретении трубы, способной увеличивать и приближать предметы. Через окуляр «новых очков» можно было без труда рассмотреть предметы, находящиеся на расстоянии в полмили. Г. Галилей решил создать свою «зрительную трубу» и добился 8-кратного увеличения. Из занятной игрушки «зрительная труба» превратилась в ценный инструмент, ведь с помощью ее можно было, например, рассмотреть в море корабль за два часа до того, как он появлялся в поле зрения. Ученый изобрел замысловатую машину для орошения полей и термометр для измерения температуры; устроил микроскоп, в который можно было увидеть мельчайшие предметы. Но главным его изобретением стал телескоп для наблюдения за небесными телами, который он установил на башне венецианского собора Святого Марка.

При помощи своего телескопа Г. Галилей открыл, что Юпитер имеет 4 спутника, которые обращаются вокруг него, как Луна вокруг Земли. Это открытие в очередной раз подорвало веру в то, что Земля является единственным центром движения. На Солнце он открыл темные пятна, которые движутся от одного края светила к другому, потом исчезают и снова появляются уже на другой стороне Солнца. Это открытие доказывало, что Солнце вращается вокруг своей оси, и определяло продолжительность его вращения.

Монахи и монархи, да и простые люди – все были заинтересованы открытиями Г. Галилея. Толпы людей непрерывным потоком двигались к собору Святого Марка, чтобы посмотреть в подзорную трубу. И каково же было удивление венецианцев, когда они, вслед за Г. Галилеем, вдруг увидели на Луне… горы! Ведь философы древних и Средних веков, увлекаясь воображением, наделяли ее великолепными садами и дворцами; другие говорили, что Луна – обломок Солнца, плавающий в атмосфере, или даже соединение зеркал, отражающих солнечный свет… А тут вдруг горы, огромные впадины и пропасти, имеющие в основном круглую форму и похожие, как говорил сам Г. Галилей, на пятна павлиньего хвоста. А еще венецианцы с любопытством рассматривали в туманной дали Адриатического моря плывущие там суда и корабли… Да что простолюдины! Французская королева Мария Медичи, получив телескоп, не могла дождаться, пока его установят. А потом, опустившись на колени, поспешила взглянуть на лунный пейзаж. В Праге император Рудольф II поручил своему придворному математику и астроному И. Кеплеру изучить «Звездный вестник» Г. Галилея и предоставить о нем отзыв.

Весной 1611 года Г. Галилей с триумфом приезжает из Флоренции, где находился в качестве первого математика и философа, в Рим. В путешествии его сопровождали слуги герцога Тосканы, в Риме ему был предоставлен дворец флорентийского правителя, и вез он рекомендательные письма Козимо II Медичи, адресованные наиболее влиятельным прелатам Католической церкви. И письма эти сделали свое дело. Галилея любезно принимает кардинал Р. Беллармини; свое восхищение его открытиями и изобретениями высказывает ученому большой знаток математики и механики кардинал М. Барберини. Г. Галилей удостоился бесед с самим римским папой Павлом V; вместе с астрономами Римской коллегии он ведет наблюдения за небесными светилами. Со всех сторон на ученого изливаются доброжелательные улыбки, дружеские заверения в поддержке, только вот почти во всех беседах, которые ему пришлось вести в Риме, даже не упоминается о теории Н. Коперника. Из осторожности избегает этой темы и сам Г. Галилей.

Книга польского астронома «Об обращении небесных сфер» появилась в 1543 году с предисловием, в котором говорилось, что гелиоцентризм – всего-навсего гипотеза, более удобная для точных математических расчетов, нежели другие. И Церковь ухватилась за это положение; более того, она и сама готова была признать гелиоцентризм как условную математическую гипотезу, как инструмент для расчетов. Это и было проделано папой Григорием XII при реформе календаря, для расчетов которого и была использована система Н. Коперника. Галилей же был убежден в обратном, но пока обе стороны не подошли к общемировоззренческим проблемам, и ученый покинул Рим с надеждой на мирное разрешение конфликта с церковью в будущем.

Но вскоре из-за развернувшейся во всю мощь деятельности Г. Галилея условия мирного существования гелиоцентризма и религиозной картины мира оказались под угрозой. Ученый навел свой телескоп на небо, и оказалось, что Млечный Путь – это не место соединения двух небесных полушарий, а скопление звезд; в созвездии Ориона, где глаз человека насчитывал всего 8 звезд, их оказалось 80; у Венеры он обнаружил фазы, свидетельствующие о ее движении вокруг Солнца. Да и само светило, считавшееся по Аристотелю чистым и непорочным, Г. Галилей «оскорблял», указав на его несовершенство. Небо тоже считалось неизменным, а ученый вдруг увидел в свой телескоп звезду, которая некоторое время была видна, а потом исчезла. Одно за другим приводит ученый доказательства в пользу верности учения Н. Коперника. В ответ богословы заявили, что открытия Г. Галилея противоречат Священному Писанию: число планет не может быть более семи. К тому же всем известно, что именно число семь символизирует совершенство: за семь месяцев формируется человеческий зародыш, седьмой кризис является решающим в ходе болезни, семь отверстий имеет голова человека и животных… Да и Бог сотворил именно семь планет: две благодатные (Юпитер и Венеру), две вредные (Марс и Сатурн), два светила (Солнце и Луну) и одну безобразную планету – Меркурий.

Когда вопрос о движении Земли стал предметом богословских дискуссий, Г. Галилей не мог больше молчать. Так появилось его «Письмо к Кастелли» – монаху-бенедиктинцу. Начиналось оно с утверждения, что, конечно, Священное Писание не может ошибаться, но это не исключает возможности его ошибочного толкования. И ученый предлагает остроумное истолкование библейского сюжета о том, как Иисус Навин остановил солнце, чтобы продлить день. Г. Галилей показал также, что эту легенду при соответствующей интерпретации можно рассматривать как подтверждение идеи о движении Земли. Но взгляды ученого мало интересовали его противников: как он вообще осмелился толковать Священное Писание вопреки постановлениям церковных соборов, явно отдавая предпочтение науке…

После этого на Г. Галилея посыпались доносы в инквизицию, и началась травля ученого. Зачинщиком ее стал представитель схоластики Л. делла Коломба, публично выступивший против ученого. Но главным преследователем Г. Галилея стал доминиканский монах Ф. Каччини, который в марте 1615 года прибыл в Рим и выступил с проповедью «Мужи галилейские, что стоите, смотря на небо».

В 1623 году на папский престол под именем Урбана VIII был избран кардинал М. Барберини, который восторгался Г. Галилеем и «даже воздавал ему хвалу в стихах». Но, став папой, он принес свое дружеское расположение к ученому в жертву интересам текущей политики, ибо прекрасно понимал, что учение Н. Коперника разрушает средневековую картину мира, и при всем своем уважении к Г. Галилею отказался сделать хоть малейшее послабление в пользу запрещенного гелиоцентризма. И тогда ученый приступает к работе над сочинением, которое назвал впоследствии «Диалог о двух главнейших системах мира – Птолемеевой и Коперниковой». Если бы труд его был напечатан, то защищаемая церковью теория Птолемея была бы окончательно разрушена его книгой. Но как провести такое сочинение через цензуру? В известной степени замаскировать собственные взгляды ему позволило изложение точек зрения – противников и сторонников учения Н. Коперника. Пусть церковь запрещает движение Земли! Пусть инквизиторы грозят страшными карами! Он, Галилео Галилей, выполнит свой долг перед человечеством; он добьется признания гелиоцентризма, он представит неопровержимые доказательства его истинности… В январе 1632 года книга была издана и вокруг нее сразу же поднялся невообразимый шум: она была объявлена «более ужасной и для церкви более пагубной, чем писания Лютера и Кальвина». И вскоре папе Урбану VIII доложили: «Галилея мы можем только ненавидеть, как ненавидят змею, которая собирается нас ужалить. Учение Коперника, распространяемое им, заключает в себе смертельную опасность для церкви, и мы должны принять все меры, чтобы не допустить его распространения и не позволить приводить доказательства, подтверждающие его учение».

В 1633 году инквизиция потребовала от Г. Галилея, которому было тогда 70 лет, явиться на допрос в Рим. Даже флорентийский инквизитор, вовсе не склонный к чувствительности, написал в папскую курию, что ученый стар, тяжело болен и поездка в Рим, где тогда свирепствовала чума, ему не под силу. Он просил провести расследование во Флоренции, но папа потребовал присутствия Г. Галилея в Риме, и ни старость, ни болезни не спасли ученого от суда инквизиции.

В Риме ученый жил сначала во дворце тосканского посольства, а потом его перевели во дворец римской инквизиции, но поместили не в тюремную камеру, а на квартире прокурора инквизиции К. Синчеро. Ученому предоставили три комнаты и приставили к нему слугу. В здании суда Г. Галилей провел несколько недель, и вот наступил день, когда собрались его судьи. Тускло горевшие свечи освещали мрачный сводчатый зал. За длинным столом, на котором лежали Евангелие, крест и череп с костями, восседали инквизиторы в черных одеяниях с балахонами, закрывавшими им лица. Были здесь и кардиналы в красных мантиях.

Папа Урбан VIII повелел вести допросы Г. Галилея под угрозой пытки; даже сохранился документ, в котором это повеление верховного понтифика было записано. Некоторые исследователи полагают, что в день последнего допроса Г. Галилея привели в камеру пыток. И дальше об этом мрачном дне рассказывается так: «Инквизитор сделал знак головой в сторону, где стоял палач. Тот подошел к Галилею, связал ему руки и вывел в соседнюю комнату, где находились орудия пыток. Через полчаса ученого привели обратно и снова поставили перед судьями. Его трудно было узнать. Ноги едва шли, лицо искривилось от перенесенной муки, он был еле жив…

Галилео Галилей знал, что угроза будет приведена в исполнение. Судьбы Д. Бруно и многих других, кто побывал в руках инквизиции, были ему хорошо известны. Вот так и было вырвано у него отречение!»

Знаменитая фраза «А все-таки она вертится!» не была произнесена вслух. Одни исследователи трактуют отречение Г. Галилея как тяжкое грехопадение ученого, другие – как мудрый тактический шаг, как цену, заплаченную за то, чтобы иметь возможность продолжить свои исследования.

Г. Галилея не сожгли, как Д. Бруно. После суда ему разрешили отправиться на жительство в город Сиену – под надзор его друга А. Пикколомини (архиепископа Сиены). Тот принял ученого очень радушно, поселил в своем дворце и предоставил ему все удобства спокойной провинциальной жизни. В декабре 1633 года Г. Галилей перебрался в Арчетри – на собственную виллу «Драгоценность», но до конца дней своих он оставался узником инквизиции. Связи ученого с внешним миром контролировались, на все – переписку, встречи с друзьями, научную работу, публикации – требовалось разрешение. Даже его сына Винченцо обязали шпионить за отцом. Друзьям в Париж ученый писал, что испытывает большой упадок сил… Когда умирала его дочь, монахиня одного из монастырей, он просил разрешения переехать во Флоренцию, но из Рима ответили угрозой: если он и дальше будет просить об этом, его посадят в настоящую тюрьму.

Незадолго до смерти ученого подвергли еще одному унижению. По просьбе голландских ученых он бескорыстно познакомил их со своим методом определения географических координат. Для страны, чье благополучие во многом основывалось на мореплавании, это было очень важно, и вскоре Генеральные штаты Голландии в знак своей признательности наградили Г. Галилея золотой цепью. Соглядатаи немедленно донесли об этом флорентийскому инквизитору, тот отправил донос в Рим, и в судьбу Г. Галилея вновь вмешался римский папа Урбан VIII. Он предписал герцогу Тосканы, чтобы тот запретил ученому принимать этот дар, а также прекратить все дальнейшие сношения с Голландией. И ученому пришлось повиноваться… В уединении он прожил еще 8 лет, не прекращал своей работы и за это время создал для науки столько, сколько другим не удается и за всю жизнь.

За четыре года до смерти Галилей потерял правый глаз, а вскоре ему стала грозить полная потеря зрения. Ученый просит разрешения переехать в родной город, и папе сообщают, что Г. Галилей уже не может распространять свое вредное учение: «Он до такой степени изможден, что походит более на труп, чем на живого человека».

Ватикан не оставил его и после смерти. Г. Галилей хотел, чтобы его похоронили в фамильном склепе церкви Святого Креста во Флоренции. Но после смерти ученого во Флоренцию было отправлено послание, в котором тосканскому герцогу рекомендовалось не хоронить Г. Галилея с почестями: «Нехорошо строить мавзолей для трупа того, кто был наказан трибуналом святой инквизиции и умер, отбывая это наказание». На случай, если флорентийцы все же захотят воздвигнуть ученому памятник, в предписании говорилось: «В эпитафии или надписи, которая будет на памятнике, не должно быть таких выражений, которые бы могли затронуть репутацию этого трибунала. И такое же предупреждение надо будет сделать тому, кто будет читать надгробную речь».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *