Флавий иудейские древности

Флавий иудейские древности

ИОСИФ ФЛАВИЙ
ИУДЕЙСКИЕ ДРЕВНОСТИ

=ГЛАВНАЯ =ИЗРАНЕТ =ШОА =ИТОРИЯ =ИЕРУСАЛИМ =НОВОСТИ =ТРАДИЦИИ =МУЗЕЙ =

  • Предисловие автора
  • Предисловие издателей
  • Книга первая
  • Здесь Иосиф Флавий излагает содержание библейской книги Бытие. В самом начале он несколько осовременил библейскую географию. В частности, у него появляется Индия с рекой Гангом. Имеются авторские вставки в рассказе об Адаме и Еве. Данные Ветхого Завета о потопе дополнены свидетельствами Бероса, Иеронима, Мнасея и Николая Дамасского. Говоря о многолетии древнейших людей, Иосиф привлекает сведения Манефона, Бероса, Мохоса, Гекатея, Иеронима, Гесиода и других. В шестой главе осуществлена первая в древности попытка научного анализа генеалогической таблицы народов, приведенной в книге Бытие (10-11) и Первой книге Паралипоменон (1:4-23). Эта часть труда Иосифа Флавия послужила источником для Иеронима и Исидора.

  • Книга вторая
  • Во второй книге Иосиф Флавий редко отходит от сюжетной линии Торы, хотя в интересных для него местах делает пространные художественные экскурсы. Расселение сыновей Исава в Каменистой Аравии не совпадает с данными Евсевия и других авторов. Подробный рассказ об Иосифе Прекрасном, в сравнении с библейским, имеет некоторые сюжетные перестановки. Иосиф не скрывает своих симпатий к личности старшего из братьев Иосифа Прекрасного — Рувила.
    Жизнеописание Моисея, предложенное Иосифом Флавием, заметно отличается от традиционного. Здесь есть и отсутствующие в Торе предсказания о судьбе Моисея, которые были сделаны еще до его рождения, и подробные сведения о его родителях. Рассказы об эфиопском походе Моисея, о зависти к нему египтян, о вынужденном его появлении в Троглодите, о приключении с дочерьми Рагуила и дружбе с ним — все это напоминает популярные сказочные сюжеты.

  • Книга третья
  • В этой книге Иосиф в целом следует тексту Ветхого Завета, хотя и с некоторыми отступлениями. К примеру, в Библии нет описания богатой добычи после победы над амалекитянами и ее дележа между особо отличившимися в битве. Неправдоподобно звучит утверждение о том, что никто из израильтян не погиб в этом сражении.
    Книга содержит много материала о метрологии древних народов. Но эти сведения в отдельных случаях изменялись переводчиками.

  • Книга четвёртая
  • Основное содержание этой книги — описание странствий иудеев по пустыне и изложение законодательства Моисея. Здесь Иосиф Флавий довольно точно воспроизводит ветхозаветный текст. Правда, присутствуют и небольшие вставки, например описания природы и животного мира плодородной долины около Иерихона и окрестностей города Авилы у Иордана. Приведены некоторые сведения о древних календарях.

  • Квига пятая
  • В этой книге в легендарной форме отражены реальные события, имевшие место с конца XIII в.

    до н. э., когда на территорию Палестины и соседних стран начали проникать со стороны восточного берега р. Иордан израильские племена. По всей вероятности, было несколько последовательных волн. Первоначально израильтяне селились на полупустынных окраинных землях, прилегающих к стране Ханаан. Легкость завоевания израильтянами хананейских городов-государств с их древними культурными традициями объясняется значительным разорением страны опустошительными походами египетских фараонов в предшествовавшие столетия. Следы египетского влияния в Палестине подтверждаются археологическим материалом. Первое упоминание союза племен Израиля в письменных источниках, относящихся к истории Восточного Средиземноморья, засвидетельствовано в надписи египетского фараона Мернептаха последней четверти XIII в. до н. э.

  • Книга шестая
  • События в этой книге начинаются с конца XII в. до н. э., после вторжения в страны Переднего Востока с севера, с побережья и островов Средиземного моря, так называемых морских народов. Они сокрушили Хеттское царство и способствовали ослаблению сильных государств Месопотамии и Египта. Об этом нашествии нет сведений в Библии, хотя часто упоминаемые в ней филистимляне, вероятнее всего, являются осевшей в южной Палестине малоазийской ветвью морских народов. Они стали опасными врагами израильтян.

  • Книга седьмая
  • В начале этой книги описаны события, последовавшие после смерти царя Саула. Ожесточилась борьба за власть между последователями Саула и Давидом с его сторонниками. Иосиф Флавий, следуя за ветхозаветным текстом, сохраняет тенденцию апологии действий и поступков Давида и его приближенных. Он искусно передает библейские сюжеты, которые драматизируют и героизируют личность Давида как основоположника новой царской династии.
    В книге содержатся важные данные о внешней и внутренней политике Израильского царства в правление царя Давида (около 1004-965 гг. до н. э.). Давид завоевал Иерусалим, успешно вел борьбу с племенами Заиорданья, подчинил некоторые арамейские государства Сирии, в том числе Дамасское царство. Удачным был его союз с царем финикийского г. Тира Хирамом I, который способствовал успешной борьбе с филистимлянами на суше и море.

  • Книга восьмая
  • Значительная часть этой книги посвящена описанию истории Израильского царства во время его наивысшего расцвета в правление сына Давида Соломона (965-926 гг. до н. э.), который, продолжая политику своего отца, упрочил союзнические отношения с царем Тира Хирамом I. На Красном море Соломон построил гавань Эционгебер и вместе с финикийцами отсюда начинал плавания в далекий и богатый золотом Офир. Он усовершенствовал государственное управление, разделив территорию государства на 12 провинций, установил единую систему налогообложения и государственных повинностей, организовал постоянную армию с сильными отрядами колесничих.

  • Книга девятая
  • В этой книге продолжается повествование об истории Иудейского и Израильского царств. Если в Иудее по-прежнему правила династия Давидидов, то в северном государстве Израиль происходили беспрестанные смены династий. Самой заметной из них была основанная в 875 г. до н. э. военачальником Омри. Она правила около 50 лет, при ней Израиль пережил пору расцвета, и в ассирийских анналах IX в. до н. э. государство Израиль именуется «дом Омри».

  • Книга десятая
  • Эта книга рассказывает о последних десятилетиях ассирийской экспансии в Палестине и соседних странах, возвышении Ново-Вавилонского царства и его ожесточенной борьбе с Египтом за господство в регионе. Иудейское царство вынуждено было подчиняться сильным захватчикам. Непрерывные войны разорили Палестину.

  • Книга одиннадцатая
  • В начале книги рассказывается о создании самоуправляющейся иудейской гражданско-храмовой общины в Иерусалиме. Персидский царь Кир II, завоевав в 538 г. до н. э. Вавилон, разрешил восстановление Иерусалима. Ахемениды придерживались принципа терпимости к чужим религиям, в частности, иерусалимская храмовая община освобождалась от царских налогов и повинностей. На строительство города и храма даже отводились средства из доходов сирийско-палестинской сатрапии.

  • Книга двенадцатая
  • Хронологически эта книга охватывает период от смерти Александра Македонского (323 г. до н. э.) до гибели Иуды Маккавея в 160 г. до н. э. Историю Иудеи Иосиф Флавий излагает на широком фоне истории эллинистических государств, возникших в результате распада огромной державы Александра Македонского. В первых главах повествуется о положении Иудеи под владычеством Птолемеев, о борьбе за нее между Птолемеями и Селевкидами. Иосиф подробно излагает легенду о создании Септуагинты (греческого перевода Библии с древнееврейского языка) при Птолемее II Филадельфе. Книга освещает процессы эллинизация, происходившие в Иудее, отношение к этому различных групп населениям Немало места отведено описанию походов Антиоха IV в Палестину, селевкидского гнета в Иудее.
    Заканчивается книга повествованием о начальном этапе Маккавейской войны — национально-освободительного восстания в Иудее против селевкидского господства.

  • Книга тринадцатая
  • В этой книге рассказывается о событиях 160-67 гг. до н. э. В центре повествования находится Маккавейская война (167-142 гг.), завершившаяся обретением Иудеей независимости, и история Иудеи при правлении династии Хасмонеев (от Ионатана до Александры-Саломеи). Значительная часть книги по содержанию тоже перекликается с Первой книгой Маккавейской, однако Иосиф Флавий гораздо больше внимания уделяет событиям в Египте и в государстве Селевкидов, клонившихся к упадку.

  • Квига четырнадцатая
  • Книга посвящена событиям в Иудее от начала правления Аристобула II (67 г. до н. э.) до утверждения на царском престоле Ирода I и казни последнего правителя из хасмонейской династии Антигона (37 г. до н. э.). Историю Иудеи Иосиф Флавий излагает в тесной связи с историей Рима. Главная сюжетная линия — это покорение Иудеи Римом. Здесь фигурируют Помпей, Красс, Юлий Цезарь, Марк Антоний, Октавиан. Особым достоинством этой книги является обильное цитирование Иосифом множества официальных документов, касающихся Иудеи и евреев диаспоры, чего нет в других источниках.

  • Книга пятнадцатая
  • Содержание книги охватывает первые восемнадцать лет правления Ирода I. Политическая история Иудеи этого времени снова излагается Иосифом Флавием в тесной связи с политическими событиями в Риме, приведшими к утверждению империи. Довольно подробно рассказана история борьбы за власть между Октавианом и Антонием. Но главное внимание автора сосредоточено на усилиях Ирода сохранить свою власть в сложной политической ситуации, когда он, будучи союзником Антония, сумел добиться расположения Октавиана.
    Иосиф описывает беспощадные расправы Ирода с теми, кто посягал либо мог посягать на его власть. Много внимания уделяется личной жизни жестокого правителя; центральное место здесь занимает неистовая любовь Ирода к Мариамме, завершившаяся ужасной трагедией. Но даже и эта сюжетная линия своеобразно накладывается на эпизод из римской истории — пылкую и тоже трагическую любовь Марка Антония и Клеопатры.
    Последняя глава книги содержит описание Иерусалимского храма, построенного Иродом I.

  • Книга шестнадцатая
  • Эту книгу Иосиф Флавий посвятил описанию дальнейшего правления Ирода в Иудее. В центре внимания автора — придворные интриги и взаимоотношения Ирода с римской императорской властью. Иосиф хорошо передает атмосферу подозрительности, наветов и борьбы за влияние при дворе иудейского царя. Кульминацией книги является чудовищная расправа Ирода с собственными сыновьями — Александром и Аристобулом.

  • Книга семнадцатая
  • Книга содержит описание событий, происходивших в Иудее в последние годы правления Ирода I и в период правления его наследника Архелая. Иосиф Флавий по-прежнему много внимания уделяет придворным интригам (заговор Антипатра против отца, раскрытый Иродом, что повлекло за собой казнь уже третьего сына жестокого властителя и расправы над многими другими людьми; борьба между родственниками Ирода I за его наследство и раздел Августом между ними владений Ирода).

    Архелай, назначенный Августом правителем Иудеи, Идумеи и Самарии, установил не менее жестокий режим, чем его отец. Иосиф приводит многие факты массовых выступлений иудейского насежния против Рима и местной верхушки, служившей его опорой. Это — и два восстания в Иерусалиме, подавленные Архелаем и римскими войсками, и восстания Иуды Галилеянина, царского раба Симона, пастуха Афронта, участники которых грабили и сжигали царские дворцы, захватывали имущество местной знати. Впрочем, Иосиф с его проримскими симпатиями называет этих повстанцев разбойниками. Обстановка в Иудее была столь накаленной, что Октавиан Август предпочел сместить Архелая и включить в 6 г. н. э. территорию Иудеи в состав римской провинции Сирии.

  • Книга восемнадцатая
  • Иосиф Флавий рассказывает здесь о событиях в Иудее после отстранения от власти Архелая (6 г. н. э.) до 40-х годов I в. Книга особенно ценна своими сведениями по истории первоначального христианства. В ней содержится знаменитый рассказ Иосифа Флавия о деятельности и распятии Иисуса, повествуется об Иоанне Крестителе, как нигде, полно рассказывается о деяниях жестокого и алчного прокуратора Иудеи Понтия Пилата. Иосиф сообщает также о переписи в Иудее, проведенной сирийским наместником Квиринием.

    В этой книге Иосиф Флавий тоже дает краткие характеристики «философских школ» у иудеев, добавляя на сей раз к фарисеям, саддукеям и ессеям зелотов.

  • Книга девятнадцатая
  • Материалы этой книги являются ценным источником прежде всего по истории Римской империи периода правления Гая Калигулы и начала правления Клавдия. Сведения Иосифа Флавия во многом дополняют жизнеописание Калигулы, составленное Светонием. Уникален материал Иосифа о событиях, связанных с убийством Калигулы и провозглашением императором Клавдия.

  • Книга двадцатая
  • Завершающая книга «Иудейских древностей» охватывает период с 44 по 66 г.

    Основная ее сюжетная линия — описание нарастания недовольства в Иудее, которое в итоге вылилось в Иудейскую войну. По мнению Иосифа Флавия, главной причиной смут и войны явилось безудержное самоуправство римских прокураторов, особенно Гессия Флора, а также действия «разбойников», под которыми он подразумевает различные движения, в разных формах (мессианские учения, восстания, индивидуальный террор, грабежи имущества знати) выступавшие против римского владычества и засилья местной аристократии.

    В книге также приведен интересный материал по истории Рима, Парфии и особенно Адиабены, правитель которой, Изат, принял иудаизм.

  • Персидская денежная система на территории Малой Азии (VI-IV в. до н. э.)
  • Денежная система Древнего Рима
  • Древнеримские единицы веса
  • Первосвященники ветхозаветного периода
  • Цари Израиля и Иудеи (1020-587 гг. до н. э.)
  • Сирийско-македонский календарь (с приблизительным соответствием месяцам современного календаря)
  • Размещение в сети: http://www.rodon.org/if/id/
    Дата написания: не выяснена; автора: 37-после 100; файла: 06.03.2008

    Эта книга не переиздавалась на русском языке почти сто лет. Написана же она была около двух тысячелетий назад и пользовалась популярностью у читателей всех предшествующих исторических эпох. Ее читали в разных странах, на разных языках, читали люди, принадлежавшие к разным культурам и вероисповеданиям. Книга многократно переписывалась и переводилась, а с изобретением книгопечатания часто издавалась. Написанная автором-иудеем, она стала популярной среди христиан. И то, что «Иудейские древности» дошли до нас,– это заслуга прежде всего христианской традиции.

    Именно в этой книге находится хронологически первое нехристианское упоминание об Иисусе Христе. Именно в ней, как и в «Иудейской войне», христиане находили подробные характеристики многих персонажей, которые в Новом Завете обрисованы весьма фрагментарно. Это – Ирод I (Великий), Ирод-Антипа, Ирод-Филипп, Иродиада, римские прокураторы Иудеи Понтий Пилат, Феликс, Порций Фест, наместник Сирии Квириний и другие. В средние века произведения Иосифа Флавия были, пожалуй, единственным источником, из которого можно было получить дополнительные сведения о деяниях этих людей. А ведь именно с ними пересекались судьбы главных героев христианского Нового Завета. «Иудейские древности», равно как и «Иудейская война», давали христианской мысли богатый и уникальный материал о той ситуации в Палестине, да и в других регионах Римской империи, где жили и действовали Иисус и апостолы. Иудея – родина христианства, и это, несомненно, вызывало у христиан повышенный интерес к ее истории, особенно новозаветного времени.

    Но, разумеется, целью автора было отнюдь не описание первохристианских реалий. В «Иудейских древностях» излагается история еврейского народа с древнейших времен до начала Иудейской войны в 66 году н.э., причем освещается она на широком фоне всемирной истории – в той степени, конечно, в какой она была известна автору.

    «Иудейские древности» – это вторая и самая крупная работа Иосифа Флавия. Судьба этого человека необычна. Настоящее его имя Иосиф бен Маттафия (Йосеф бен Маттитьяху). Он еврей, родился в Иерусалиме в первый год правления римского императора Гая Калигулы (то есть между мартом 37 и мартом 38 года и. э.). Происходил из знатной еврейской семьи. В детстве и юности получил традиционное образование, в основном религиозное. В молодости увлекся изучением различных направлений в иудаизме. Три года жил в пустыне с ессеями, но затем вернулся в Иерусалим – возможно, потому, что не выдержал трехлетнего испытательного срока, установленного ессеями для своих приверженцев. Сохранив симпатии к ессеям, Иосиф все же стал сторонником фарисеев и был им до конца своей жизни. В двадцатитрехлетнем возрасте он отправился в Рим, где пробыл несколько лет. Грандиозность и пышность великого города поразили его.

    Когда Иосиф возвратился на родину, там уже шла освободительная война против римского гнета. В этой войне 66-73 годов н. э., которую благодаря Иосифу Флавию стали называть Иудейской, переплелось еврейское национально-освободительное движение против римлян, превративших с 6 года н. э. Иудею в свою провинцию, с социальной и религиозной борьбой внутри самого иудейского общества. Иосиф бен Маттафия был назначен командующим войсками повстанцев в Галилее, через которую римляне направили свой главный удар. Иосиф действовал медленно, нерешительно, а когда римляне разбили восставших в Галилее, он сдался в плен. Там он предсказал римскому полководцу Веспасиану, что тот вскоре станет императором. Так и произошло – в усобицах, последовавших за смертью Нерона, победил тот, под чьим командованием находились самые крупные военные силы. Веспасиан освободил Иосифа из плена, и он в знак благодарности по обычаю римских вольноотпущенников взял себе родовое имя Веспасиана – Флавий. Так Иосиф бен Маттафия стал Иосифом Флавием. Он ступил на путь измены – служил вначале при Веспасиане, а затем адъютантом при его сыне Тите, который окончательно подавил восстание в Иудее.

    После кровавого завершения Иудейской войны Иосиф до конца своих дней жил в Риме, в императорском дворце на Эсквилине, и был, по существу, самым влиятельным человеком среди римских евреев, пользуясь покровительством императоров Веспасиана, Тита и даже Домициана. В Риме он занялся литературной работой и начал писать исторические сочинения. Первым из них была «Иудейская война», прочитанная и одобренная Веспасианом и Титом.

    Над вторым своим произведением – «Иудейскими древностями» – Иосиф Флавий трудился много лет и закончил его в середине 90-х годов, незадолго до своей смерти (умер он, вероятно, в 100 году или двумя-тремя годами позднее). Главной целью Иосифа было не простое описание исторических событий. Он хотел ознакомить с богатой и древней историей своего народа широкие круги читателей из разных стран, подчиненных могущественному Риму. В известной степени его произведение – это иудейская апология. Иосиф стремился показать, что евреи, так же как и многие другие народы, имеют древние и глубокие религиозные, государственные и культурные традиции. Его концепция истории – провиденциалистская: в соответствии со своими религиозными убеждениями он считал только евреев богоизбранным народом и историю их рассматривал как выполнение божественных установлений, отступления от которых приводили к тяжелым бедам и несчастьям.

    В соответствии с главной целью Иосифа его труд был написан на греческом языке. Он состоит из двадцати книг. Свое повествование Иосиф Флавий начинает с момента сотворения мира. Текст первых десяти книг параллелен библейскому тексту. Иосиф подробно не пересказывает содержание Библии и строго не следует ему. Его повествование более краткое и, если можно так сказать, более историзованное – он скрупулезно прослеживает в Библии линию именно человеческой истории. В одиннадцатой книге он доходит до времен Александра Македонского. С двенадцатой книги содержание «Иудейских древностей» перекликается с содержанием «Иудейской войны», но события раскрываются более подробно, более широко, порой в иной версии. Как и в первой своей книге, Иосиф Флавий излагает историю евреев на фоне всемирной истории.

    При работе над «Иудейскими древностями» автор использовал большое количество источников, многие из которых до нас не дошли. Он приводит множество текстов государственных указов, цитирует договоры между государствами. Опирается Иосиф и на труды своих предшественников – историков Страбона, Полибия, Тита Ливия, Азиния Поллиона, Николая Дамасского и других. Для первых же книг «Иудейских древностей» главным источником, конечно, была Библия.

    Трудно переоценить значение трудов Иосифа Флавия для научной библеистики. Как в «Иудейской войне», так и в «Иудейских древностях» он предпринял попытку представить в наивыгодном свете историю и культуру древнееврейского народа. Понимая всю ответственность поставленной перед собой задачи, Иосиф выработал своеобразный подход к материалу библейских книг. В основном следуя тексту Септуагинты, он опускает или подает иначе все то, что представляет его народ в невыгодном ракурсе. Так он игнорирует в своем пересказе Ветхого Завета эпизод с продажей Исава Иакову своего первородства, сведения о кровосмесительстве Иуды и Фамари, Лота и его дочерей, об убийстве Моисеем египтянина и о других нелицеприятных событиях.

    Своеобразно его отношение к чудесам, о которых рассказывает Библия. В большинстве случаев он стремится при первой возможности дать им рациональное объяснение. В остальных же местах ограничивается простым пересказом библейского текста. К некоторым ветхозаветным чудесам Иосиф относится явно скептически. Это видно из приведенных им аналогий. К примеру, проход израильтян по дну Красного (Чермного) моря он сравнивает с описанием перехода Александра Македонского через Памфилийское море; при этом он оговаривается: пусть каждый думает о таких сведениях как ему угодно.

    Иосиф старается показать, что уже древнейшие представители его народа обладали культурой и образованностью весьма высокого уровня. В этом, по его словам, они не уступали представителям современной ему античной цивилизации. Иосиф щедро наделяет библейских персонажей достоинствами, присущими древнегреческим героям и легендарным царям. Так уже Каин, по Иосифу Флавию, ввел систему мер и весов, учредил межи на полях, а Сиф и его дети освоили астрономию.

    Иосиф сообщает, что первый человек Адам предсказал конец мира от потопа или вселенского огня. Притянутыми выглядят его вставки о преследовании Авраама месопотамскими земляками за единобожие и о том, что именно Авраам научил египтян математике и астрономии.

    Заметно приукрасил Иосиф Флавий и достоинства древнееврейской литературы. В его передаче Пятикнижия последняя песнь Моисея написана гекзаметром, а псалмы Давида – пентаметром. Царю Соломону приписываются три тысячи книг и парабол. По мнению Иосифа, древнееврейской литературе присущи ритм и музыкальность, свойственные древнегреческой изящной словесности.

    Во всем этом проявилось стремление Иосифа Флавия создать как можно лучшее мнение о древних евреях у иноземных читателей, прежде всего у его высочайших покровителей из императорской династии Флавиев и их придворного окружения. Вероятно, в этой части своего труда Иосиф использовал и иудейские народные предания.

    Вместе с тем следует отметить, что библейские законы Иосиф пересказывает кратко, с большими пропусками. Возможно, это объясняется тем, что он имел намерение посвятить этой теме отдельное сочинение.

    Критика трудов Иосифа Флавия обильна и разнообразна. Раньше всех, начиная с XVII века, недоверие к нему выразили богословы разных вероисповеданий. Их возмущало его открытое и необъясненное пренебрежение к тексту Священного писания. Таких примеров, действительно, можно привести много. Иосифа часто обвиняли в самовосхвалении и неумеренном честолюбии. Даже авторские экскурсы высокого литературного достоинства признавались великим кощунством. У соплеменников же недовольство вызывала эллинизация Ветхого Завета.

    В то же время светская критика его произведений была не всегда объективной и аргументированной. Последнее во многих случаях относится к подозрениям о слабом знании Иосифом как родного языка, так и древнегреческого. Однако, как показали последующие исследования, замеченные у него огрехи в равной мере присутствуют и в трудах других авторитетов древности, в основном как описки переписчиков.

    Несомненно, Иосиф Флавий владел древнееврейским, арамейским, греческим, латинским, а возможно, даже набатейским и арабским языками. В своей книге «Против Аппиона» он говорит: «Свое сочинение о древностях я составил… на основании наших священных книг, так как сам принадлежу к священническому роду и основательно изучил философию, заключающуюся в тех книгах».

    В «Иудейских древностях» содержится много ценного, порой уникального, исторического материала. Это относится, например, к истории эллинистических государств, Парфии, Армении, Набатейского царства. Римской державы, к истории покорения Римом государств Передней Азии. Не случайно в средневековье и в новое время эта книга Иосифа Флавия считалась одним из важнейших источников по древнеримской истории, наряду с сочинениями Тита Ливия, Тацита, Светония, а один из наиболее эрудированных христианских авторов IV-V веков Иероним назвал Иосифа Флавия «Титом Ливием греков».

    Однако для христиан, пожалуй, наиболее важным в труде Иосифа Флавия было первое нехристианское свидетельство об Иисусе Христе, помещенное в 18-й книге «Иудейских древностей». Вот оно: «Около этого времени жил Иисус, человек мудрый, если Его вообще можно назвать человеком. Он совершил изумительные деяния и стал наставником тех людей, которые охотно воспринимали истину. Он привлек к себе многих иудеев и эллинов. То был Христос. По настоянию наших влиятельных лиц Пилат приговорил Его к кресту. Но те, кто раньше любили Его, не прекращали этого и теперь. На третий день Он вновь явился им живой, как возвестили о Нем и о многих других Его чудесах боговдохновенные пророки. Поныне еще существуют так называемые христиане, именующие себя таким образом по Его имени».

    Это место позднее вызвало бурные споры относительно своей подлинности. Многие исследователи (как атеисты, так и теологи) считали, что не мог фарисей Иосиф принимать Иисуса за Христа (Мессию) и верить в Его воскресение. При этом приводили утверждение видного христианского автора III века Оригена о том, что Иосиф, мол, не считал Иисуса Христом. Весь вышеприведенный отрывок объявлялся позднейшей вставкой, сделанной христианским переписчиком. И мало кто обратил внимание, что тот же Иероним, цитируя Иосифа в латинском переводе, вместо слов «то был Христос» давал «Его считали Христом». Но в начале нашего века была обнаружена иная версия этого места, процитированная по-арабски христианским епископом Х века Агапием в его «Всемирной истории», и все стало на свои места: оказывается, Иосиф просто передавал слова учеников Иисуса о своем наставнике, которого именно они считали мессией.

    Повествуя о различных пророческих и мессианских движениях в Иудее, Иосиф Флавий в той же 18-й книге рассказывает и об Иоанне Крестителе, праведном человеке, который призывал иудеев быть добродетельными и совершать омовения, чтобы избавиться от грехов. Версия его смерти у Иосифа иная, чем в Новом Завете,– Иоанн был казнен Иродом-Антипой в крепости Махерон из-за опасения массовых волнений среди населения Иудеи.

    Произведения Иосифа Флавия были популярны уже в период поздней античности. Тогда же появился и перевод «Иудейских древностей» на латынь. Он приписывается либо Иерониму, либо его современнику Руфину Аквилейскому. В средневековой Европе «Иудейские древности» многократно переписывались, в основном в латинском переводе.

    В IX-Х веках в Италии появился так называемый «Иосиппон», написанный на древнееврейском языке. В нем описывались события всемирной и еврейской истории от времен строительства Вавилонской башни до взятия римлянами Иерусалима в 70 году н. э. По существу эта хроника представляла собой сокращенный перевод «Иудейских древностей» и «Иудейской войны», но автором был назван Иосиф бен Горион. Почему же не Иосиф Флавий? Видимо, в то время иудеи настороженно относились к нему из-за его предательства в период Иудейской войны. «Иосиппон» приобрел не меньшую популярность, чем «Иудейские древности». С появлением книгопечатания он был издан даже раньше этого крупнейшего сочинения Иосифа Флавия – в 1476 году.

    Первое печатное издание «Иудейских древностей» на греческом языке появилось в 1544 году. Затем последовали другие издания – 1611 и 1634 годов (Кельн), 1687 года (Оксфорд), 1691 года (Лейпциг), 1700 года (Оксфорд), 1726 года (Лейден) и так далее. Уже в XV-XVI веках «Иудейские древности» были переведены на французский, итальянский, немецкий и испанский языки. Книга издавалась как на современных языках, так и на латыни.

    Первый русский перевод «Иудейских древностей» появился в 1781 году. Он был выполнен М. Мануйловым. Однако этот перевод обладал серьезными недостатками. Достаточно сказать, что сделан он был с французского перевода, а тот, в свою очередь, переводился с латинской версии.

    Следующий перевод на русский язык был осуществлен в 1900 году. Г. Генкель перевел «Иудейские древности» уже с древнегреческого языка. Именно этот перевод мы и предлагаем читателю. Конечно, его нельзя назвать совершенным; особенно это относится к стилистике, которая к тому же во многом устарела. Кроме того, здесь встречаются неточности, неоправданная модернизация древних реалий. Однако этот перевод гораздо ближе к оригиналу. Издатели лишь в некоторых случаях внесли стилистические правки, уточнения и исправления. Примечания переводчика частично сохранены.

    Большинство же комментариев – новые, они должны помочь читателю лучше ориентироваться в огромном многообразии исторических событий и действующих лиц, о которых повествует Иосиф Флавий. При подготовке комментариев мы исходили из того, что многие любители исторической литературы уже знакомы с другим произведением Иосифа Флавия – «Иудейской войной», которая в 1991 году вышла в издательстве «Беларусь».

    Г. Довгяло, В. Федосик

    книга восемнадцатая

    Глава первая

    1. Сенатор Квириний, который раньше занимал все государственные должности и проложил себе дорогу к консульству, человек, пользовавшийся во всех делах огромным влиянием, явился в Сирию, куда его посылал император для того, чтобы творить суд и оценить все имущество населения. Вместе с ним был послан и Копоний, происходивший из всаднического сословия. Ему была предоставлена верховная власть над всею Иудеею. Затем в Иудею, которая тем временем вошла в состав Сирии, прибыл и Квириний, желая совершить общую перепись и конфисковать имущество Архелая.

    Хотя иудеи при первых слухах о переписи с самого начала были возмущены этим, но в конце концов оставили всякую мысль о сопротивлении, благодаря увещаниям первосвященника Иоазара, сына Боэта. Уступая увещаниям Иоазара, они, наконец, беспрепятственно допустили расценку своего имущества. Однако некий галилеянин Иуда, происходивший из города Гамалы, вместе с фарисеем Саддуком стал побуждать народ к оказанию сопротивления, говоря, что допущение переписи поведет лишь к рабству. Они побуждали народ отстаивать свою свободу. Их не может постигнуть неудача, говорили они, потому что налицо самые благоприятные условия; даже если народ ошибется в своих расчетах, он создаст себе вечный почет и славу своим великодушным порывом; Предвечный лишь в том случае окажет иудеям поддержку, если они приведут в исполнение свои намерения, особенно же, если они, добиваясь великого, не отступят перед осуществлением своих планов.

    Народ с восторгом внимал этим речам, и таким образом предприятие получило еще более рискованный характер. Не было большего бедствия для нашего простонародья, как то, какое готовили ему вышеназванные люди. Благодаря постоянным войнам иудеи более уже не были в состоянии оказывать кому бы то ни было сопротивления; друзей, которые могли бы поддержать их в трудную минуту, тем более не было; зато происходили постоянные разбойничьи набеги и умерщвления наиболее именитых граждан под предлогом преследования общего блага, на самом же деле для того, чтобы палачи могли пользоваться имуществом умерщвленных.

    Отсюда возникли всевозможные возмущения, происходил ряд политических убийств, отчасти вследствие кровопролитной междоусобной борьбы, так как люди, озверев, кидались друг на друга и в своем увлечении не желали оставлять в живых никого из своих противников, отчасти же вследствие избиения врагов. Наконец наступил голод, доводящий людей до крайнего бесстыдства; города брались насильно и разрушались, пока наконец эта смута не довела до того, что сам храм Предвечного стал жертвою пламени, брошенного врагами. Такое горе и такие осложнения приносят с собою нарушение и отвержение родных установлений для всех участников этого дела.

    Между тем Иуда и Саддук ввели у нас четвертую философскую школу. Имея большое число горячих приверженцев, они не только в настоящий момент преисполнили государство смутою, но и необычными философскими учениями положили на будущее время начало всевозможных бедствий.

    Я думаю на этом несколько подробнее остановиться, особенно уже потому, что гибель нашему государству принесла ревностно приверженная этому учению молодежь.

    2. У иудеев с давних пор существовали три философских школы, основывавшиеся на толковании древних законов: школы ессев, саддукеев и фарисеев. Нам уже приходилось говорить о них во второй книге «Иудейской войны», но вместе с тем я и здесь готов в немногих словах упомянуть о них.

    3. Фарисеи ведут строгий образ жизни и отказываются от всяких удовольствий. Всему тому, что разум признает за благо, они следуют, считая разум лучшим охранителем во всех желаньях. Они выдаются своим почтительным отношением к людям престарелым и отнюдь не осмеливаются противоречить их предначертаниям. По их мнению, все совершающееся происходит под влиянием судьбы. Впрочем, они нисколько не отнимают у человека свободы его воли, но признают, что по предначертанию Божию происходит смешение Его желания с желанием человека, идти ли ему по пути добродетеля или злобы. Фарисеи верят в бессмертие души и что за гробом людей ожидает суд и награда за добродетель или возмездие за преступность при жизни; грешники подвергаются вечному заключению, а добродетельные люди имеют возможность вновь воскреснуть. Благодаря этому они имеют чрезвычайное влияние на народ, и все священнодействия, связанные с молитвами или принесением жертв, происходят только с их разрешения. Таким образом, отдельные общины засвидетельствовали их добродетель, так как все были убеждены, что фарисеи на деле и на словах стремятся лишь к наиболее высокому.

    4. По учению саддукеев, души людей умирают вместе с телом; они не признают никаких других постановлений, кроме постановлений закона. Они считают даже похвальным выступать против учителей своей собственной философской школы. Это учение распространено среди немногих лиц, притом принадлежащих к особенно знатным родам. Впрочем, влияние их настолько ничтожно, что о нем и говорить не стоит. Когда они занимают правительственные должности, что случается, впрочем, редко и лишь по принуждению, то саддукеи примыкают к фарисеям, ибо иначе они не были бы терпимы простонародьем.

    5. Учение ессеев требует все предоставлять на волю Божию; они признают бессмертие душ и считают стремление к справедливости высшею целью. В храм они доставляют пожертвования, но сами они не занимаются жертвоприношениями, признавая другие способы очищения более целесообразными. Поэтому им запрещен доступ в общий храм и они совершают свое богослужение отдельно. Впрочем, это наилучшие люди, которые всецело отдаются земледельческому труду. Достойно удивления то чувство справедливости у них, которое они, помимо всех прочих народов, ставят не ниже добродетели и которого не знают ни греки, ни другие народы. Это столь в них развитое чувство укоренилось у них не со вчерашнего дня, а издревле, и в силу его они не препятствуют никому жить со всеми общею, равною жизнью: имущество у них общее, и богач пользуется у них не большим, чем ничего не имеющий бедняк. Такой образ жизни ведут эти люди, и число их превышает четыре тысячи человек. Они не имеют ни жен, ни рабов, полагая, что женщины ведут лишь к несправедливостям, а вторые подают повод к недоразумениям. Живя сами по себе, они услуживают друг другу. Для заведования доходами и плодами земли они с помощью голосования избирают наиболее достойных лиц из священнического сословия; последние и должны заботиться о доставлении хлеба и прочих съестных припасов. Они живут все одинаково и наиболее подходят к тем дакийским племенам, которые носят название полистов.

    6. Родоначальником четвертой философской школы стал галилеянин Иуда. Приверженцы этой секты во всем прочем вполне примыкают к учению фарисеев. Зато у них замечается ничем не сдерживаемая любовь к свободе. Единственным руководителем и владыкою своим они считают Господа Бога. Идти на смерть они считают за ничто, равно как презирают смерть друзей и родственников, лишь бы не признавать над собою главенства человека. Так как в этом лично может убедиться воочию всякий желающий, то я не считаю нужным особенно распространяться о них. Мне ведь нечего бояться, что моим словам о них не будет придано веры; напротив, мои слова далеко не исчерпывают всего их великодушия и готовности их подвергаться страданиям. Народ стал страдать от безумного увлечения ими при Гессии Флоре, который был наместником и довел иудеев злоупотреблением своей власти до восстания против римлян.

    Таковы были философские школы иудеев.

    Публий Сульпиций Квириний принадлежал к старинному римскому патрицианскому роду, представители которого неоднократно занимали высшие государственные должности. Трудно установить по лаконичному сообщению Иосифа о том, что Квириний «занимал все государственные должности», какие же это были должности. И хотя действовал определенный порядок продвижения по лестнице магистратур (квестор, трибун, эдил, претор, консул), при Октавиане Августе появилось немало должностей, на которые не избирали, а назначал император. Ко времени своего прибытия в Сирию в качестве наместника в 6 г. н. э. Квиринию было уже не менее 61 года: для консулов был установлен возрастной ценз в 43 года, а Квириния избрали на эту должность в 12 г. до н. э.

    Прокураторами обычно были представители сословия всадников.

    О переписи, проводимой Квиринием в Иудее, повествуется в Евангелии от Луки (2:2) и в Деяниях святых апостолов (5:37). Впрочем, существует мнение, что речь там идет о двух переписях, и это в определенной мере сказалось на установлении времени наместничества Квириния в Сирии (утверждается, что он был наместником этой провинции дважды — в 3—2 гг. до н. э. и в 6-? гг. н. э.).

    О выступлении Иуды Галилеянина против переписи повествуется и в христианской литературе (Деян. 5:37).

    Термин «фарисеи» происходит от древнееврейского «перушим» — «отделившиеся, обособившиеся». Название саддукеев скорее всего происходит от имени Садока, древнего иерусалимского первосвященника. Термин «ессеи», вероятно, происходит от арамейского «assaja» — «врачи, лекари».

    Впрочем, и в «Иудейских древностях» (XIII, 5, 9) автор останавливается на этих сектах. (Перев.)

    В «Иудейской войне» (II, 8, 14) Иосиф говорит о том, что фарисеи верят в бессмертие души. По их мнению, души злых людей обречены на вечные мучения, души же добрых людей после их телесной смерти переселяются в другие тела.

    Наиболее подробно учение ессеев Иосиф излагает во Второй книге «Иудейской войны», восьмая глава которой почти полностью посвящена описанию этой секты.

    Очевидно, Иосиф Флавий выбрал в качестве примера для сравнения с образом жизни ессеев одно из дакийских племен, жившее еще в условиях первобытных отношений, так как во время написания им «Иудейских древностей» в Дакии вспыхнуло мощное антиримское восстание под предводительством Децебала. Императору Домициану пришлось тогда заключить мир с даками, невыгодный для Рима. Лишь в начале II в. Дания была завоевана императором Траяном.

    Гессий Флор был прокуратором Иудеи в 64—66 гг. Иосиф здесь и в «Иудейской войне» стремится свести причины Иудейской войны к злоупотреблениям римских наместников.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *