Еврейский перевод библии

Еврейский перевод библии

Особенности нашей версии

Изначально, Давид Стерн использует гебраизированный язык, что логично. В нём «Кефа» вместо «Петра» и, конечно же, «Мессия Йешуа» вместо «Иисуса Христа» и т.д.

Однако, такой текcт русскоязычному христианину читать не просто, поэтому в нашем тексте сделан «перевод» т.е. «Кефа» опять становится «Петром», а «Йешуа» «Иисусом», но при наведение на слова, помеченные *, показываются подсказки – еврейские варианты. Кроме того, те, кому хочется читать гебраизированный вариант, могут воспользоваться комментариями к Еврейскому Новому Завету. Там текст в «оригинале».

Еврейский Новый Завет появился в результате написания комментария

Фактически, мой первоначальный замысел в 1977 году состоял в том, чтобы написать комментарий к Новому Завету, который был бы посвящен еврейской тематике. Но после того, как я сделал черновой набросок комментария к нескольким главам Книги Деяний, я понял, что большую часть моей работы составили мои возражения против того, как были переведены те или иные места в той английской Библии, которую я использовал: «Перевод говорит А, но на самом деле греческий оригинал имеет в виду Б». Вместо того, чтобы тратить время читателей впустую, критикуя третьи лица (переводчиков), я решил сам попробовать перевести Новый Завет с греческого языка и обнаружил, что результат этой попытки пришелся мне по вкусу.

Так появился Еврейский Новый Завет, необходимость в котором назрела в процессе составления комментария к нему.

С тех пор я стал основывать свои комментарии на Еврейском Новом Завете и рассматривать места с ошибочным, по моему мнению, переводом в разных версиях Библии, ставшие очевидными при сравнении с тем, что на самом деле говорит Новый Завет (то есть с тем, что он говорит в моем понимании).

Еврейский Новый Завет

Поскольку КЕНЗ основан на ЕНЗ, я думаю, будет уместно сказать о нем несколько слов. Еврейский Новый Завет отражает неотъемлемую еврейскую суть Нового Завета тремя способами, которые я называю косметическим (или внешним), культурно-религиозным и теологическим.

  • Косметические элементы, такие, как использование слов «стойка казни» вместо «крест». «Кефа» вместо «Петр» и, конечно же, «Мессия Йешуа» вместо «Иисус Христос», заметны более всего, и частота их употребления создаст общий эффект.
  • Культурно-религиозные элементы погружают Евангелие в еврейскую обстановку; здесь можно привести два примера: использование слова цицит вместо выражения «край одежды» в Евангелии Матитьягу (Матфея) 9:20 при описании того, к чему прикоснулась женщина, страдавшая кровотечением, и слова Ханука вместо выражения «праздник обновления» в Евангелии Йоханана (Иоанна).
  • Одним из примеров теологических элементов является перевод в Послании к Мессианским евреям (Евреям), показывающий, что Новый Завет был не просто «утвержден», а «дан как Тора», а также перевод в Послании к Римлянам 10:4: «Цель, на которую указывает Тора, это Мессия», но не «Христос – конец закона».

Из введения в издание.
Давид Стерн
Рош-ГаШана 5753 (сентябрь 1992)

Септуагинта и Масоре́тский текст

⇐ Предыдущая1234Следующая ⇒

LXX или греческий текст Семидесяти Толковников– это первый по времени (от III в. до Р. Х.) греческий перевод Свящ. Писания Ветхого Завета, отражающий один из древних вариантов еврейского текста.

В середине III века до н. э. царь Птолемей II Филадельф, правитель эллинистического Египта и собиратель редких манускриптов для знаменитой Александрийской библиотеки, пожелал иметь в своем распоряжении греческий перевод еврейского Священного Писания. Возможно, он нуждался в адекватной версии Закона, по которому жила немалая часть его подданных (а в Александрии в то время была многочисленная еврейская община), а может, просто был заинтригован древним текстом. Как бы то ни было, еврейская община отнеслась к его приказу с энтузиазмом, ведь к тому времени евреи, рассеянные по Восточному Средиземноморью, говорили уже, в основном, на греческом.

«Перевод Семидесяти Толковников», «Семьдесят», «Септуагинта» (латинизированная форма), «LXX» (сокр.) – название по фигурирующему в истории перевода числу переводчиков (70 или 72), специально пришедших для этого из Палестины в Египет.

Когда в середине XX века около Мертвого моря были найдены свитки из собрания Кумранской общины, пролежавшие в пещерах девятнадцать столетий, оказалось, что даже во времена Иисуса Христа и апостолов единого варианта Писания у евреев просто не существовало. Одни рукописи легли в основу Септуагинты (до нас они не дошли), другие – в основу традиционных иудейских изданий Библии.

В ранней Церкви было принято пользоваться именно Септуагинтой. Апостолы, писавшие на греческом языке, обращались не к древнееврейскому тексту, а именно к Септуагинте.

Ссылаясь на Писание, они имели в виду именно ее.

Масоретский текст (МТ) – это унифицированный текст еврейской Библии; в иудаизме – нормативный текст Священного Писания. Работа по стабильности и унификации еврейского текста в VI – IX вв. велась продолжателями традиции древних «книжников», так называемыми «масоретами» (от евр. «масора» – предание); отсюда и произошло название «масоретский текст». В период VIII – X вв. масореты снабдили древнееврейский текст огласовками. До этого текст Ветхого Завета на древнееврейском передавал согласные буквы.

О Ветхом Завете

Ветхий Завет рассказывает, как Господь открыл Себя в чудесных делах спасения и в неподкупных судах. Бог некогда призвал Авраама из всех народов и обещал ему и его потомкам благословение. Он вывел отцов из Египта и заключил с ними догово́р (завет) на Синае. Израиль — народ-собственность Бога, избранный Им из всех народов.

И, тем не менее, Библия открывается не этой историей избрания. В начале описана история начала (Быт 1 и дал), которая рассказывает о судьбе всех народов, об их путях и заблуждениях, даже о сотворении всего мира. В этой семье народов имеет начало и Израиль. Отцы Израиля некогда вышли из этнического мира языческих народов, и в конце путь Авраама и его потомков должен быть благословением народов (ср. Быт. 12,3). Таким образом, Израиль избран не ради самого себя. Даже в своих самых особых судьбах он связан с судьбой мира языческих народов.

Книги Ветхого Завета повествуют о том, что предшествовало этому договору (сотворение мира, грехопадение первых людей, призвание Авраама и история его потомков); о том, как этот договор был заключен и о том, как он воплощался в истории израильского народа. Все события из жизни этого народа понимаются, прежде всего, как та или иная ступень отношений Бога и Его народа, и только во вторую очередь они имеют политическое, социальное или экономическое значение.

Грех человека исказил как этот прекрасный мир, так и его самого, в результате чего любовь людей к Богу и между собой стала редким явлением в этом мире. Бог, будучи любящим Отцом человека, не пожелал, чтобы он погиб окончательно и вмешался в историю этого мира, дабы человек смог спастись и снова обрести общение с Ним, гармонию с самим собой и миром, движимую Духом Святым. Он призвал определенный народ для того, чтобы он стал носителем Его воли, живущим по принципам, отличающимся от многих принципов жизни окружающих его обществ, чтобы сталсвятым: «Будьте предо Мною святы, ибо Я свят Господь , и Я отделил вас от народов, чтобы вы были Мои» (Лев 20,26; также 20,24; Исх 19,5-6). Еврейское слово קֹדֶשׁ «qōdeš», обозначающее «святость», происходит от קָדַשׁ «qādaš» «отделить», «выделить». В самих текстах Ветхого Завета Бог Израиля именуется Святым: Пс 21,4; 70,22; Ис 40,25; 43,15; 57,15; Ос 11,9. Он несопоставим ни с кем в этом мире, Он совершенно иной: «Кому же вы уподобите Меня и с кем сравните? говорит Святой» (Ис 40,25). (Также Ос 11,9; Ис 43,10b; 44,6). Народ Израиля должен был быть выделенным от других народов для осуществления спасительных целей и замыслов Господа в мире. Научившись жизни, согласно замыслу Божьему, он стал бы светом и для остальных людей, чтобы все человечество узнало, что кроме Господа нет другого Бога и Спасителя. Откровение, данное Богом Израилю, должно было стать всеобщим достоянием всех людей, чтобы все народы обратились и вернулись к Единому Истинному Богу (Ис 2,1-4; 42,6; 43,10; 44,6-8; 49,6b; 51,4; Втор 4,5-8; Мф 5,16) и мир обрел потерянную гармонию и целостность.

Пятикнижие

Ветхий Завет открывается Пятикнижием, которое представляет собой комплекс, состоящий из пяти книг, объединенных единством сюжета и идейного замысла и представляющих собой краеугольный камень Библии. Его можно назвать сердцевиной Ветхого Завета, фундаментом, на котором покоится все здание Ветхого Завета. Последующие тексты Библии невозможно понять без Пятикнижия.

В еврейской Библии этот корпус книг именуется словом תּוֹרָה «tôrā», которое обычно передается как «закон» (греч. νόμος, лат. lex), но исходный его смысл – «учение», «наставление», «указание».

Пятикнижие (Тора) по своему содержанию представляет собой целое и завершенное произведение, включающее в себя следующие основные богословские темы:

Творение мира и человека Быт 1-11

Предки израильтян Быт 12-50

Исход Исх 1-15

Странствия в пустыне Исх 16-18

Синайское Откровение Исх 19,1 – Числ 10,10

Странствия в пустыне Числ 10,11 – 36,13

Истолкование Синайского Откровения Втор 1 – 34.

Богословским центром Пятикнижия является книга Левит, которая в основном состоит из законодательных текстов, цель которых дать возможность Израилю стать святым народом Божиим (Лев 19,2; 20,26 и др.). В ней описан проект устройства жизни иного народа, с которым поселился Бог (Исх 25,8), Израилю указывается, как ему следует осуществлять Божественный план, определенный в словах Господа: «Моя вся земля, а вы (т. е. израильтяне) будете у Меня царством священников и народом святым» (Исх 19,5-6).

Понятие о Завете

Изначально общение между Богом и человеком являлось теснейшим и непреложным. Так происходило до вселенского события отпадения человека от Бога Творца, когда это общение было почти разорвано. Но человек по своему существу всегда нуждался в общении с Богом и в Его поддержке, он всегда нуждался в жизни вместе с Ним, поскольку принципиально не может существовать вне Бога. Он так устроен онтологически. И после грехопадения человечество различными путями всегда искало Бога, общения и связи с Ним.

Сами же люди между собой связывались на древнем Ближнем Востоке посредством договоров и контрактов, дающих им определенные права и возлагающих на них обязанности, которые были чаще всего взаимными. Мирные соглашения (Быт 14.13,21 слл; 26,28; 31,44 слл; 3 Цар 15,19), братские (Ам 1,9), дружеские (1 Цар 23,18) и брак (Мал 2,14) являлись соглашениями между равными группами или лицами в целях взаимопомощи. Существовали также и неравные договора, когда сильная сторона обещала свое покровительство слабой стороне, обязующейся со своей стороны служить ей и исполнять определенные обязательства. На древнем Востоке широко применялись эти вассальные договора: Нав 9,11-15; 1 Цар 11,1.

Отношения между богами/богом и человеком были представлены также в форме договоро́в и заветов (Исх 23,32). Это имелось на всем древнем Ближнем Востоке. Например, один из текстов царя шумерского города Лага́ша Уруинимгина (XXIV в. до. н. э.) содержит следующее: «Чтобы сироте и вдове сильный человек ничего не причинил, он (Уруинимгина) заключил с Нин-Нгирсу этот завет», а в финикийской надписи VII в. до н. э. сказано:

(бог) Ашшур установил с нами завет (договор)

долговременный.

Все сыны бога установили с нами,

Все руководители совета священных с нами,

Завет неба и земли, навсегда,

Завет Баала, владыки земли…

Истинный Бог, Творец и Господин этого мира, некогда явившийся сначала Аврааму, а затем его потомкам, и впоследствии Моисею и всему Израилю, учитывая человеческую культуру того времени, в Своем Откровении решил заключить с народом Израиля договор: «если вы будете слушаться гласа Моего и соблюдать завет (בְּרִית) Мой, то будете Моим уделом из всех народов, ибо Моя вся земля, а вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исх 19,5-6).

Термин בְּרִית «bərît», употребляемый при этом, является юридическим и означает как «договор», «союз», так и «завет». Взаимоотношения между Господом и Израилем предстают по форме государственных и политических договоров, как союз между сюзереном и вассалом. При таком союзе Бог берет под Свое покровительство израильский народ, защищает его и спасает при выполнении народом Его законов и принципов (Исх 23,21-33; 32,7-10; Втор 7-8; 11,26-28; 26,16-19; 28). Таким образом, все законы и установления, нормы права, имеющиеся в текстах Пятикнижия, предстают как условия данного договора, как права и обязанности, вытекающие из него.

В LXX בְּרִית «bərît» зачастую переводится словом διαθήκη. Слово διαθήκη – «наставление, данное кому-либо», «завещание» (в смысле «последнего наставления или воли», а также «документа, содержащего распоряжение кого-либо о его имуществе, которое вступает в силу после его смерти»). Употребляется в переносном смысле с акцентом на обязательный характер. Это постановление, когда только один Бог устанавливает Свои условия.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *