Экзегеза

Экзегеза

Значения слова экзегеза. Что такое экзегеза?

Экзегеза

Экзегеза (греч. exegese — толкование), объяснение не совсем понятного текста. Возникло в исследованиях поэтич. материала (например, поэм Гомера). Затем было перенесено также и на прозу. Методически разработано Геродотом, софистами, Платоном…

dictionary_of_ancient.academic.ru

Экзегеза. Объяснение не совсем понятного текста. Возникло в исследованиях поэтич. материала (напр., поэм. Гомера). Затем было перенесено также и на прозу. Методич. разработано Геродотом, софистами, Платоном, Аристотелем.

drevniy_mir.academic.ru

Экзегеза библейская

ЭКЗЕГЕЗА БИБЛЕЙСКАЯ. Термин «экзегеза» происходит от греческого слова exegesis (буквально «выведение»), со временем получившего специальное значение – «разъяснение», или «толкование».

Энциклопедия Кругосвет

ЭКЗЕГЕ́ЗА БИБЛЕЙСКАЯ (от греч. ἐξήγησις — толкование, объяснение), толкование текста Свящ. Писания. В лит-ре термин Э. нередко употребляется как синоним термина *экзегетика, хотя в строгом смысле слова они не являются тождественными.

Библиологический словарь.

— 2002

Иеговистская экзегеза

ИЕГОВИ́СТСКАЯ ЭКЗЕГЕ́ЗА, толкование Библии в духе секты «свидетелей Иеговы» (иеговистов). Рус. вариант иеговизма возник в сер. 19 в. в результате эсхатологич. проповеди отставного военного Н.

Библиологический словарь. — 2002

Социнианская экзегеза

СОЦИНИА́НСКАЯ ЭКЗЕГЕ́ЗА, толкование Библии в рамках антитринитарной доктрины социнианства. Название С. э. происходит от имени итал. гуманиста Фауста Социни, или Социна (1539—1604).

Библиологический словарь. — 2002

Средневековая экзегеза

СРЕДНЕВЕКО́ВАЯ ЭКЗЕГЕ́ЗА, общее название для обозначения библ. науки в византийском культурном регионе, на Западе в период между 5 и 14 вв., в древней Руси и ср.-век. *иудаизме.

Библиологический словарь. — 2002

Гомилетическая экзегеза

ГОМИЛЕТИ́ЧЕСКАЯ ЭКЗЕГЕ́ЗА (греч. ὁμιλία — беседа, проповедь), толкование Библии в форме церк. проповеди (преимущ. синагогальной и храмовой). Начало Г. э. восходит к ветхозав. временам. Проповедь на тему Писания как часть богослужебного…

Библиологический словарь. — 2002

Святоотеческая экзегеза

СВЯТООТЕ́ЧЕСКАЯ ЭКЗЕГЕ́ЗА, или ПАТРИСТИЧЕСКАЯ, толкование Библии св. отцами и учителями Церкви. В правосл. традиции отцами и учителями принято называть священномучеников, святителей и подвижников…

Библиологический словарь. — 2002

Раввинистическая экзегеза

РАВВИНИСТИ́ЧЕСКАЯ ЭКЗЕГЕ́ЗА, условный термин, употребляемый в христ. лит-ре для обозначения иудейской экзегезы междузаветного периода и экзегезы *иудаизма.

Библиологический словарь. — 2002

Иудейская и иудаистская экзегеза

ИУДЕ́ЙСКАЯ И ИУДАИ́СТСКАЯ ЭКЗЕГЕ́ЗА, толкование Библии в *иудействе и *иудаизме. Иудейская экзегеза. Свидетельство о древней иудейской экзегезе можно обнаружить, в частн., в Кн.

Библиологический словарь. — 2002

Русский язык

Экзеге́з/а.

Морфемно-орфографический словарь. — 2002

Экзегетика

Экзегеза — богословское толкование библейских текстов. греч.Exegesis — толкование

glossary.ru

Экзегеза Научное толкование текста. Термин обычно употребляется в отношении Библии. Термин «библейская экзегеза», в сущности означает «процесс толкования Библии». Особая техника, применяемая при экзегезе Писания, обычно называется «герменевтикой».

Глоссарий богословских и исторических терминов

Экзеге́тика, экзеге́за (др.-греч. ἐξηγητικά, от ἐξήγησις, «истолкование, изложение») — раздел богословия, в котором истолковываются библейские тексты; учение об истолковании текстов, преимущественно древних…

Термины экзегетика и герменевтика восходят к греческим словам с близким значением (хотя и далеких корней) и поэтому переводятся почти одинаково: экзегеза (от греч. exegetikos – разъясняющий) – это разъяснение, толкование; герменевтика (от греч. hermeneutikos – разъясняющий, истолковывающий) – искусство, техника толкования классических текстов.

Иногда эти термины понимаются одинаково (например, в «Советском энциклопедическом словаре»). Иногда между ними видят различие, причем есть две основных трактовки этих различий.

1. Экзегетика толкует текст с максимальным учетом конкретных исторических условий его создания, в то время как герменевтика озабочена интерпретацией исторического источника с позиций сегодняшнего дня.

2. Герметика стремится понять текст «из него самого» – путем исчерпывающего анализа его лексики, грамматики и экспрессивно-стилистических качеств, в то время как экзегетика – активно привлекает «внешние» данные (исторические известия, показания независимых источников т. д.). Иногда под герменевтикой понимают фундаментальные принципы толкования, а под экзегетикой – изъяснение конкретного текста. Однако, разумеется, никакой одной пары терминов, впрочем, как и двух и трех, не хватит, чтобы обозначить все те аспекты и уровни понимания текста, которые различают в этом процессе современная психология и философия. Поэтому многозначное и нечеткое употребление этих терминов пока неизбежно и, в общем, терпимо.

В христианской традиции комментирование Св. Писания начинается уже в «Новом Завете», в частности в тех случаях, когда речь повествователя или персонажа содержит «глухую» ссылку на «Ветхий Завет», а затем евангелист дает ее развернутое толкование, при этом на полях текста со временем стали сокращенно указывать то место в Библии, к которому отсылает данный стих.

Вот Иисус в Иерусалиме изгоняет из храма торговцев и менял. «И сказал продающим голубей: возьмите это отсюда, и дом Отца Моего не делайте домом торговли». В словах Иисуса есть аллюзия к 68-му псалму: «Ибо ревность по доме Твоем снедает меня, и злословия злословящих Тебя падают на меня». Но читатель может не заметить намека, поэтому евангелист раскрывает его и одновременно говорит о реакции на происходящее учеников: «При сем ученики Его вспомнили, что написано: „ревность по доме Твоем снедает Меня“.

При этом на полях стали помещать отсылки к нужному стиху 68-го псалма, а также указывать параллельные места в других библейских книгах.

Далее, толкования тех или иных стихов Писания были обычны в проповедях – и в безыскусных гомилиях ранних христиан, и в поздних ученых проповедях, которые нередко строились именно как развернутое толкование библейской сентенции. Позже стали создавать последовательные (стих за стихом) толкования на отдельные книги Св. Писания. Первые такие толкования составляли византийские отцы церкви в IV–VI вв. Толкования требовались для проповеди и катехизации, для подготовки священников, а также и для более общих и широких задач развития богословия и всестороннего осмысления Писания. Постепенно в восточном христианстве были созданы (на греческом языке) и переведены на церковнославянский толкования на все основные книги Нового Завета, а также на некоторые книги Ветхого Завета – в первую очередь на те из них, которые читались при богослужении.

В результате сложился особый тип (или жанр) канонических текстов – Толковое Евангелие, Толковая Псалтирь, Толковый Апостол. Книги этого типа включали библейский текст и толкования на него. У православных славян еще в допечатной книжности для «Псалтири» и «Песни Песней» имелось по несколько толковых версий (на церковнославянском языке), однако на некоторые книги не было толкований (в том числе для «Пятикнижия Моисеева» имелось толкование только на первые главы «Бытия», где говорилось о сотворении мира.

В новое время в христианстве выработаны толкования на все книги Ветхого и Нового Завета. В русской традиции такие сочинения могут иметь варьирующиеся жанровые обозначения: «Откровение Господа о семи Азийских церквах (Опыт изъяснения первых трех глав Апокалипсиса)» А.

Жданова, «Апокалипсис и обличаемое им лжепророчество» Н. Никольского, «Сборник статей по истолковательному и назидательному чтению Апокалипсиса» М. Барсова и т. п.

О стиле и характере современного толкования Писания можно судить по следующему отрывку из комментария к «Апокалипсису» (комментарий относится к словам о Книге в деснице у Сидящего на престоле, написанной внутри и от вне, запечатанной семью печатями (Откр 5,1):»Книги в древности состояли из кусков пергамента, свернутых в трубку или навитых на круглую палку. Внутрь такого свитка продевался шнурок, который связывался снаружи и прикрепляем был печатью. Иногда книга состояла из пергамента, который складывался в виде веера и был стянут сверху, припечатанным печатями на каждом сгибе или складе книги. В таком случае раскрытие одной печати давало возможность раскрыть и прочесть только одну часть книги. Писание производилось обыкновенно на одной, внутренней, стороне пергамента, но в редких случаях писали с обеих сторон. По изъяснению св. Андрея Кесарийского и др., под книгой, виденной св. Иоанном, следует разуметь «премудрую Божию память», в которой вписаны все, а также и глубину Божественных судеб. В книге были, следовательно, вписаны все таинственные определения премудрого промысла Божия о спасении людей. Семь печатей означают совершенное и всеми незнаемое утверждение книги, или же домостроительство испытующего глубины Божественного Духа, разрешить которое никто из созданных существ не может. Под книгой разумеются и пророчества, о которых Сам Христос сказал, что частью они исполнились в Евангелии (Лк 24, 44), но что остальные исполнятся в последние дни. Один из сильных Ангелов громким голосом взывал, чтобы кто-нибудь раскрыл эту книгу, сняв семь печатей ее, но никого не нашлось достойного «ни на небе, ни на земле, ни под землей», кто бы дерзнул сделать это. Это означает, что никому из сотворенных существ недоступно ведение тайн Божьих. Эту недоступность усиливает еще выражение «ниже зрети ю», то есть «даже посмотреть на нее». Тайновидец много скорбел об этом…» и т. д. (Архиепископ Аверкий. «Апокалипсис, или Откровение Святого Иоанна Богослова: История написания, правила для толкования и разбор текста.»М.: Оригинал, 1991. С. 31).

В 1904–1912 гг. в России в качестве приложения к журналу «Странник» была опубликована 12-томная «Толковая Библия или комментарий на все книги Священного Писания Ветхого и Нового Завета» на русском языке. В 1987 г. издан репринт этого издания в 3-х томах Институтом переводов Библии в Стокгольме.

Толкования на книги Св. Писания представляют собой универсальный, многоадресный жанр богословской литературы. Они опираются на огромную подготовительную богословско-филологическую работу и во многом завершают ее.

Стилистически толкования тяготеют к той простоте, определенности и «надличности» изложения, которые присущи руководствам по догматическому богословию. Толкования демократичны и поэтому используются в устной проповеди и при катехизации. Вместе с тем толкования изучаются богословами, философами, историками духовной культуры. В целом толкования – это ответственный, репрезентативный и по-своему итоговый жанр библейской филологии.

Совокупный объем штудий по истолкованию библейских текстов огромен, их направления разнообразны, а результаты во многом определили сам профиль гуманитарного знания в христианском мире. Исследования по библейской экзегезе привели к сопутствующим выдающимся методологическим открытиям (например, такого ранга, как учение Филона Александрийского четырех уровнях интерпретации текста); к появлению целых отраслей гуманитарного знания, неизвестных античности (например, лексикография и в особенности толковая лексикография; теория перевода; текстология). В кругу историко-филологических исследований, связанных определенными регионами и эпохами (такими, как европейская классическая филология, исследующая европейскую античность; как германская филология; славянская; древнеиндийская; романская; финно-угорская и т. д.), библеистика (библейская филология) является старейшей и самой разработанной дисциплиной. В силу выдающейся религиозной и культурной ценности тех памятников, которые она изучает, библейская филология превосходит все прочие филологии по количеству и качеству исследовательского труда, «вложенного» в исследование каждого источника. Успехи мировой библеистики позволили осуществить критические (научные) издания христианского Св. Писания, представляющие собой высшие достижения издательской культуры современного человечества.

ЭКЗЕГЕЗА ЭТО

ЭКЗЕГЕЗА (греч. exegesis – толкование) – в Древней Греции толкование обычаев, законов, прорицаний оракулов; в александрийскую эпоху (II в. до н. э. – II–III вв. н. э.) – толкование литературных текстов; с первого века нашей эры – объяснение, интерпретация текстов религиозных. Филон Александрийский был создателем метода аллегорического толкования Ветхого Завета. Он был послан в Рим защищать перед императором Калигулой иудеев. Доказывая согласие Ветхого Завета с греческой философией, Филон утверждал, что в Писании кроме буквального присутствуют глубокие мистический и аллегорический смыслы, не противоречащие греческой мудрости. Задача философии – познать и истолковать эти смыслы. Э. становится методом связывания различных духовных традиций путем их истолкования.

В первые века нашей эры Ветхий Завет был насущной книгой христиан, а чтение и толкование его – повседневным занятием. В связи с неразработанностью христианской догматики I–III вв. христианства не знают иного богословия, нежели истолкования Священного Писания, то есть богословия экзегетического. «Исследуйте Писания, а они говорят обо мне», – утверждает сам Иисус Христос, имея в виду Ветхий Завет. Сам Христос является его исполнителем, «увенчанием». К концу III в., когда составлялись и оформлялись сами источники христианского богословия, возникают первые попытки дать систематическое изложение того, что церковь имела в своем опыте. Работы Климента и Оригена – философов александрийской школы – закладывают основы систематического богословия и одновременно исследовательского подхода к Священному Писанию.
Климент Александрийский сохраняет вполне положительное отношение к иудаизму, языческому миру и вместе с тем доказывает, что они есть подготовительные этапы к достижению высшей истины, возвещенной Новым Заветом: для евреев «педагогом», путеводителем ко Христу был Закон, для эллинов – философия. Он пытается показать «прообразовательный» смысл древних текстов для верного понимания Нового Завета, при этом «говорит таинственно, раскрывая скрытым образом, показывает, сохраняя молчание». Его Э. – это символическая интерпретация текстов Ветхого Завета, сочинений Платона и Аристотеля. Задолго до появления официальной доктрины христианской антропологии он выделяет три уровня человеческого бытия: природный, ветхозаветный, евангельский. В его Э. язычники руководствуются законом Божиим, написанном в их сердцах; иудеи – законом Божиим, данным Моисею; христиане – законом Христовым. Указанные три уровня, считает Климент, отличаются не наличием или отсутствием Благодати, но существуют как исторические возможности для всех людей. Христианство не имеет монополии на человеческую природу, ее способность развиваться; как нехристианин, развивая в себе природные дары, может достичь высочайшей ступени духовности (Платон, Аристотель), так и принадлежность к подзаконному народу ее делает человека достойнее других. Противоположная точка зрения для Климента является фарисейством.
Для Оригена единственным источником Э. является Священное Писание. Он изучил еврейский и греческий тексты Библии, сличил различные их переводы и оставил много различных толкований Писания.

Его труды во многом определили дальнейшую историю Э. Основное утверждение Оригена: всё содержание Священного Писания – как Нового, так и Ветхого Заветов – есть сам Христос. Данный подход привел последующих толкователей к типологическому методу изучения Писания, то есть к нахождению прообразов, имеющих форму, «инородную» своему действительному содержанию. Ориген находит прообразовательный смысл всего Ветхого Завета по отношению к Новому: Ветхозаветная Пасха есть прообраз Новозаветной; жертвоприношение Авраама сопоставлялось с жертвой Христа; освобождение иудеев из египетского плена есть прообраз спасения Христом рода человеческого; три мужа, явившиеся Аврааму, связывались с христианской Троицей и т. д.
С IV в., когда начинается складываться система христианской культуры, интерес к экзегетической, толковательной литературе усиливается. Истолкование библейских текстов выявляет глубокие разночтения и противоречия, в столкновении которых вырабатывается христианское мировоззрение. Вопросы Богочеловечества Христа, Богопознания, греха вели к постановке вопросов о сущности свободы человека, о познании мира, что требовало богословско-философского синтеза, реализовавшегося позже, в трудах Августина Блаженного, средневековой схоластике, в современной религиозной философии.
Для русской религиозно-философской мысли также характерна экзегетическая устремленность. Она проявляется уже в «Слове о Законе и Благодати». Позже, в спорах с еретиками, опровергавшими идею Страшного Суда, Иосиф Волоцкий в своем труде «Просветитель» дал образец Э., достойный философии XX в.

Комментируя Священное Писание и труды Ефрема Сирина, он доказывает, что «миротворный круг» (логика и динамика истории) «обращается» до бесконечности; конец мира, Страшный Суд, второе пришествие – это те нравственные оценки, который каждый носит в себе; вечное представлено нашему сознанию в образах будущего. В русской религиозной философии XIX–XX вв. (Соловьев, Бердяев, Карсавин, Зеньковский, Лосев и др.) христианская Э. является универсальной формой движения мысли. Связывая религиозное и мирское в решении историософских, антропологических, этико-эстетических проблем, элементы Э. органично входят в решение проблем творчества, сущности и существования человека, логики истории, быта и бытия, духовного и душевного, времени и вечности, индивидуального единства и всеединства.
filosofii.ru
filosofii.ru
Философский термин: от Р до Т: краткий словарь философских терминов: определение, философ, понятие философии, читать онлайн.
СОДЕРЖАНИЕ: от У до Я:
УТОПИЯ
ФАРАБИ
ФАТАЛИЗМ
ФЕДОРОВ
ФЕЙЕРАБЕНД
ФЕЙЕРБАХ
ФЕМИНИЗМ
ФИЗИКАЛИЗМ
ФИЛОН АЛЕКСАНДРИЙСКИЙ
ФИЛОСОФИЯ
ФИЛОСОФИЯ ИСТОРИИ
ФИХТЕ
ФОМА АКВИНСКИЙ
ФРАНК
ФРАНКФУРТСКАЯ ШКОЛА
ФРЕЙД
ФРОММ
ХАБЕРМАС
ХАЙДЕГГЕР
ХАОС
ХРИСТИАНСТВО
ЦЕННОСТЬ
ЧААДАЕВ
ЧАНЬ
ЧЕЛОВЕК
ЧЕРНЫШЕВСКИЙ
ЧУВСТВЕННОЕ И РАЦИОНАЛЬНОЕ
ШВЕЙЦЕР
ШЕЛЕР
ШЕЛЛИНГ
ШЕСТОВ
ШОПЕНГАУЭР
ШПЕНГЛЕР
ШПЕТ
ЭВДЕМОНИЗМ
ЭВОЛЮЦИОННАЯ ЭПИСТЕМОЛОГИЯ
ЭДИПОВ КОМПЛЕКС
ЭЗОТЕРИЧЕСКИЙ
ЭКЗЕГЕЗА
ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМ
ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УНИВЕРСАЛИЗМ
ЭКОСОФИЯ
ЭКУМЕНИЗМ
ЭКХАРТ
ЭЛЕЙСКАЯ ШКОЛА
ЭМАНАЦИЯ
ЭМПЕДОКЛ
ЭМПИРИЗМ
ЭМПИРИОКРИТИЦИЗМ
ЭМПИРИЧЕСКОЕ И ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ
ЭНТЕЛЕХИЯ
ЭПИКУРЕИЗМ
ЭПИСТЕМА
ЭРАЗМ РОТТЕРДАМСКИЙ
ЭРН
ЭССЕ
ЭСТЕТИЧЕСКОЕ
ЭСХАТОЛОГИЯ
ЭТИКА
ЮМ
ЮНГ
ЮРОДИВЫЙ
ЮСТИНИАН I
ЯСПЕРС

Библейская экзегетика и герменевтика:
современные исследования

Общие вопросы экзегетики и герменевтики

Р. В. Светлов. Средневековая герменевтика и экзегетика: предпосылки и вектора развития

Д. В. Шмонин. Религия, экзегетика и Писание

Ковшов М. В.»Новые взгляды на Павла»: критический анализ современных западных подходов к исследованию посланий апостола язычников // Христианское чтение. 2011. 6. С. 134-159. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Пономарев А. В.Крещальные формулы «во имя» в Новом Завете: обзор истории исследований // Вестник ПСТГУ. Серия I. Богословие, философия. 2005. 14. С. 88-99. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Святоотеческая экзегетика

О. И. Кулиев.Ориген. «Приближалась Пасха иудейская». Предисловие и перевод толкования Оригена на Евангелие от Иоанна (2:13)

Пирогов О. К.Экзегетические методы свт. Иоанна Златоуста в его Толковании на Послание св. ап. Павла к Римлянам // Христианское чтение. 2009. 9-10. С. 68-99. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

свящ. Константин Коман.Герменевтические предпосылки в труде «Ответы Фаласию» св. Максима Исповедника: вклад в православную герменевтику // XV Ежегодная богословская конференция ПСТГУ 2005 г. Материалы. М., 2005. С. 23-29. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Д. С. Курдыбайло. О понятии символа в библейской экзегезе прп. Максима Исповедника (на материале «Вопросоответов к Фалассию»)

Современная экзегетика

Сухова Н. Ю.Священное Писание и Предание в экклесиологии святителя Филарета (Дроздова) // XIX Ежегодная богословская конференция ПСТГУ 2009 г. / Материалы. М., 2009. С. 105-110. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Небольсин А. С.Методы интерпретации, эсхатология и структура Откровения Иоанна Богослова // Вестник ПСТГУ. Серия I. Богословие, философия. 2010. 3 (31). С. 55-74. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

свящ. Александр Прокопчук.Двадцать первая глава Евангелия от Иоанна // Вестник ПСТГУ. Серия I. Богословие, философия. 2006. 15. С. 5-12. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

свящ. Александр Прокопчук.Типология послания к Евреям // XVI Ежегодная богословская конференция ПСТГУ 2006 г. / Материалы. М., 2006. С. 7-14. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Кашкин А. С.Великая песнь Моисея: экзегетический анализ Втор 32:1–43 // Христианское чтение. 2011. 3. С. 67-122. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Прахов А. В.Песнь Моисея (XXXII гл. Второз.) по текстам масоретскому – еврейскому и греческому: экзегетическая заметка // Христианское чтение. – 1913. – № 7-8. – С. 1004-1018.

диак. Сергий Чарыков.Апокалиптические мотивы в пророческих книгах Ветхого Завета // Христианское чтение. 2009. 7-8. С. 54-92. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

свящ. Сергий Чарыков. Речь иудейского царя Авии (2 Пар 13:4–12) в контексте богословия Хрониста // Христианское чтение. 2011. 1. С. 98-114. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

прот. А. П. Рождественский. Откровение Даниилу о седьминах в связи с предыдущими откровениями Божьими избранному народу: Опыт толкования 24-27 стихов 9-й гл. кн. пр. Даниила: прим. В. В. Болотов // Христианское чтение. – 1896. – № 7-8. – С. 134-145.

Троицкий И. Г.Толкование на книгу пророка Исаии // Христианское чтение. – 1892.

– № 3-4. – С. 137-144.

Рождественский В. Г., прот. Иванов А.Руководство по истолковательному чтению Нового Завета. Соборные послания. Послания святого апостола Павла и Апокалипсис. Киев, 1873 // Христианское чтение. – 1873. – № 12. – С. 703-725.

Елеонский Ф. Г.Труды по изучению книг Ветхого Завета. Труды по исагогике. Труды по введению в учительные книги Ветхого Завета. // Христианское чтение. – 1902. – № 1. – С. 39-64.

Елеонский Ф. Г.Труды по изучению книг Ветхого Завета. Труды по исагогике. Труды по введению в учительные книги Ветхого Завета. // Христианское чтение. – 1902. – № 4. – С. 504-524.

Митякин А. П.Волхвы с востока: (историко-экзегетический очерк) // Христианское чтение. – 1893. – № 1-2. – С. 13-37.

свящ. Михаил Берницев.Значение термина γνῶσις в Первом послании святого апостола Павла к Коринфянам // Христианское чтение. 2010. 3. С. 158-175. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Глубоковский Н. Н.Искупление и Искупитель по Евр 2 // Христианское чтение. 1917.

7-12. С. 247-342. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

свящ. Александр Прокопчук.О назначении свидетельств в Евангелии от Иоанна // XV Ежегодная богословская конференция ПСТГУ 2005 г. / Материалы. М., 2005. С. 36-42. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Ковшов М. В.Сотериологическое измерение богообщения в богословии апостола Павла на примере послания к Римлянам // Христианское чтение. 2011. – № 1. – С. 115-138. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Небольсин А. С.Евангелие от Иоанна как источник христианской этики // XV Ежегодная богословская конференция ПСТГУ 2005 г. / Материалы. М., 2005. С. 63-66. (сайт кафедры библеистикиСПбДАиС)

Глубоковский Н. Н.Был ли допущен Иуда предатель к соучастию в самом таинстве Евхаристии – при установлении его Господом Спасителем на тайной вечери? // Христианское чтение. – 1897. – № 5. – С. 812-813.

Глубоковский Н. Н.Развод по прелюбодеянию и его последствия по учению Христа Спасителя: (экзегетико-полемический этюд: Опыт объяснения евангельского изречения о вине прелюбодейной в Мф. V. 32 и XIX, 9) // Христианское чтение. – 1895. – № 1-2. – С. 3-56.

Что такое экзегеза?

Термин «экзегеза» происходит от греческого слова exegesis (буквально «выведение»), со временем получившего специальное значение – «разъяснение», или «толкование». Такое словоупотребление засвидетельствовано уже для греческого языка классической эпохи. Экзегеза – одновременно и наука и искусство, и ее объектом могут выступать как священные, так и светские тексты. Наряду с толкованиями платоновских, гомеровских или шекспировских текстов существует также библейская экзегеза; во всех случаях задача экзегета заключается в том, чтобы как можно более точно и полно выявить смысл, вложенный в текст его автором. Еврейская традиция истолкования Священного Писания восходит по крайней мере к эпохе Ездры. Тора (Закон Моисеев) требовала определенной интерпретации, что привело к возникновению особого сословия «книжников» – учителей и толкователей Закона. Однако столь важная задача не могла осуществляться исключительно за счет умения или одаренности отдельных толкователей, поэтому со временем были выработаны формальные принципы и правила толкования и возникли школы экзегезы. В эпоху Иисуса Христа наиболее влиятельными толкователями Торы были фарисеи, и их интерпретация Закона, получившая окончательное выражение в Мишне, получила в иудаизме нормативный статус. Филон Александрийский, испытавший значительное влияние греческой философской и культурной традиции, разработал изощренный метод аллегорической библейской экзегезы, призванной продемонстрировать, что все писания Ветхого Завета имеют не только буквальный, но и более глубокий, «духовный» смысл, не противоречащий идеям греческой философии.
Филон оказал влияние на двух великих христианских учителей – Климента Александрийского и Оригена, основателей александрийской экзегетической школы. В основе оригеновского метода аллегорической экзегезы лежало традиционное христианское учение о том, что Ветхий Завет раскрывается в Новом Завете. Другая христианская экзегетическая школа, антиохийская, выступила с критикой александрийской аллегорезы, усматривавшей в каждом стихе ветхозаветных Писаний символические указания на Христа. Однако, несмотря на оправданность подобной критики, обе школы исходили из традиционного представления о том, что Ветхий Завет пророчески подготовил пришествие Христа и что поэтому ветхозаветные тексты должны получить новое осмысление.
Новейшие исследования позволили в полной мере оценить значение средневековой экзегезы Священного Писания, особенно экзегезы сен-викторской школы. Гуго Сен-Викторский считал, что «буквальный» смысл всегда должен лежать в основе «духовного» смысла. Другой представитель той же школы, Андрей Сен-Викторский, сосредоточился почти исключительно на уяснении «буквального» смысла Библии. Фома Аквинский, проведя строгое разграничение между «буквальным» и «духовным» смыслом Писания, настаивал на самостоятельной ценности и важности прежде всего «буквального» смысла.

В эпоху Реформации и Контрреформации появляется значительное число экзегетических сочинений – как протестантских, так и католических.
Однако только в начале 19 в. возникает библейская экзегетика как научная дисциплина. Ее расцвет был обусловлен бурным развитием библейской археологии, филологии, исторической науки, текстологической критики и литературного анализа, результаты и достижения которых учитывала библейская экзегеза. Вместе с тем современные экзегеты столкнулись с резкой критикой со стороны определенных кругов, считавших недопустимой такую интерпретацию библейских текстов, которая фактически пренебрегала собственно теологическим содержанием божественного Откровения. И в протестантской, и в католической, и в еврейской среде высказывалось мнение о настоятельной потребности в такой экзегезе Св. Писания, которая была бы теологической и в то же время строго научной. В настоящее время большинство исследователей согласны в том, что задачи библейской экзегезы не исчерпываются историческим и критическим анализом, поскольку библейские тексты обладают теологическим содержанием и проникнуты религиозным духом, что предполагает восприятие их с религиозной точки зрения.
Современные подходы к методам и целям библейской экзегезы обнаруживают значительное сходство. Все признают важную роль текстологии, позволяющей реконструировать достоверный текст, а также необходимость учитывать чисто литературные формы той или иной библейской книги (или отдельного фрагмента). Все современные экзегеты могут согласиться с папой Пием XII, который в энциклике Divino afflante Spiritu (1943) указал, что «толкователю Библии необходимо мысленно перенестись в далекую эпоху истории Востока и с помощью исторической науки, археологии, этнографии и других наук точно определить, какими литературными формами хотели воспользоваться древние авторы и какими они воспользовались в действительности». Иными словами, современный библейский экзегет обязан использовать в своей работе весь научный инструментарий, чтобы по возможности уяснить тот смысл, который вкладывали в свои тексты сами библейские авторы. Кроме того, христианские экзегеты согласны в том, что Ветхий и Новый Заветы необходимо рассматривать в их взаимосвязи.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *